Здание банка деловая Россия

&nbspБанковское совещание

Молчание ягнят

Банкиры России попробовали выйти с законодательной инициативой
На прошлой неделе в аппарате ВС шла активная шлифовка последних нюансов в поправках к Закону «О Банке России», а также к Закону «О банках и банковской деятельности».
Последние «досылы» в банковское законодательство вырабатывались планово-бюджетной комиссией с учетом предложений, высказанных руководителями ведущих коммерческих банков на совещании в парламенте. Таким образом уже второй раз за последнее время (вспомним съезд Ассоциации российских банков) представители деловых кругов получили шанс оказать реальное воздействие на решения законодателей.
Хотя расстановка сил вокруг каждой из поправок уже понятна, Верховный Совет по требованию спикера отложил принятие законов во втором чтении, даже не приступив к их рассмотрению.
Поддержку банкиров политики приняли, а критику — выслушали
Пожалуй, наиболее содержательным изменением в банковской системе, которое с высокой степенью вероятности станет в ближайшее время свершившимся фактом (оно не встретило противоборства со стороны банкиров) будет превращение существующей двухуровневй системы в трехуровневую с выделением группы уполномоченных банков. Помимо ЦБ России и коммерческих банков, в обновленном законодательстве фигурируют кредитно-финансовые учреждения. Они обязываются получить лицензию на ведение банковских операций и имеют право заниматься иной деятельностью. Кредитно-финансовые учреждения не ограничиваются по размеру уставного капитала, но для них ЦБ разрабатывает особые нормативы и определяет методику работы. Введение в текст закона такого рода дополнений означает, что организации наподобие Оlbi Diplomat или Оrtcard тут же становятся вне закона, поскольку не имеют права на привлечение депозитов и выпуск кредитных карточек. До конца года им надлежит получить от ЦБ лицензию, дающую право на проведение подобных операций, явно имеющих статус банковских.
Острые разногласия вызвало обсуждение в парламенте вопроса о банковском надзоре. Председатель «Технобанка» Гарегин Тусунян обратил внимание собравшихся на предоставленную ЦБ теоретическую возможность совершенно произвольно устанавливать размер минимального уставного капитала для коммерческих банков. Это позволяет ЦБ (пусть даже чисто гипотетически) ограничить количество действующих коммерческих банков до десятка спецбанков одним лишь отсечением по уставному капиталу. В закон внесены нормы об уведомлении относительно изменения минимума уставного капитала для коммерческих банков за шесть месяцев, а об иных изменениях, в том числе и по нормативам ликвидности — за один месяц. Протест со стороны коммерческих банкиров вызвало сохранение за ЦБ права отзывать лицензию в бесспорном порядке. По мнению банкиров, вопрос о ликвидации предприятия должен решаться цивилизованно — по меткому выражению одного из выступавших, «хотя бы в судебном порядке.»
Однако такие предложения не нашли отражения в законе. Со своей стороны ЦБ в лице зампреда Арнольда Войлукова заявил недавно, что не считает порядок отзыва лицензии, предусмотренный правилами надзора слишком жестким. Сначала банк, привлекший внимание надзора, подвергается тщательной проверке. Если обнаружатся нарушения, ЦБ может привлекать независимые аудиторские фирмы, применять административные меры, заменять руководство, и лишь затем ставить вопрос об отзыве лицензии.

Закон о Банке России дополнен поправкой о том, что банки имеют «равные права на доступ к кредитам» ЦБ. Вместе с тем такого рода поправку следует скорее считать утешительной и формальной. Ибо одновременно законодатели предусматривают возможность для органов власти (федеральных и региональных) заключать соглашения с коммерческими банками для осуществления инвестиционных или отраслевых программ, предусматривающих льготное кредитование из федерального и муниципальных бюджетов. Вопрос о сроке, на который будут избираться уполномоченные банки, не ставится, поскольку, считают они, если коммерческий банк власти не устраивает, его полномочия свободно могут быть переданы другому претенденту.
Председатель планово-бюджетной комиссии Александр Починок выступил перед банкирами с предложением предусмотреть для ряда банковских групп особые нормативы, отличные от общих. Это предложение вызвало резкую критику со стороны банкиров, усмотревших новые дискриминационные подходы и дополнительные возможности для возникновения коррупции. Зато неожиданную поддержку встретило старое положение закона «О банках и банковской деятельности», предусматривающее что срок регистрации банков должен составлять шесть месяцев (поправка о сокращении его до трех месяцев была отклонена).
Более того, президент коммерческого банка «Деловая Россия» Владимир Охлопков заявил, что порядок регистрации коммерческих банков должен быть ужесточен. Г-н Охлопков привел пример неоднократных публикаций в прессе, носящих явно противозаконный характер. Так, некто неведомый миру, предлагает перевести или обналичить крупные суммы денег, а то и попросту купить банк с генеральной (валютной) лицензией. Владимир Охлопков усмотрел в подобных фактах тревожную тенденцию, способную привести к тому, что банк с якобы хорошей репутацией вдруг оказывается в других руках и немедленно начинает осуществлять масштабные финансовые операции. Затем его руководство в одночасье перебирается на постоянное место жительство за рубеж, а банк объявляет себя банкротом. В связи с этим Охлопков предложил ЦБ принуждать банки, руководство которых сменяется более чем на две трети, вновь проходить перерегистрацию. Иначе, полагает председатель «Деловой России», недобросовестность нескольких банков способна подорвать доверие к банковской системе в целом.
Безрезультатными оказались усилия банкиров, направленные на принятие Верховных Советом закона о расчетах. В частности, президент Кредобанка Юрий Агапов выступил за немедленное придание юридического статуса расчетно-кассовым центрам ЦБ с последующим их акционированием. Или по крайней мере — за договорные отношения с РКЦ. Требования коммерческих банков по лицензированию Центробанком клиринговых центров председатель ЦБ Виктор Геращенко прокомментировал Ъ следующим образом. Он сказал, что ЦБ намерен создавать клиринговые центры, но на базе уже существующих РКЦ, потому что правовые нормы пока не предусматривают степень ответственности клиринговых палат, созданных коммерческими банками. Контроль же за ситуацией с расчетами в стране лежит пока на национальном банке. Впоследствии, добавил г-н Геращенко, владельцами реформированной из РКЦ расчетной системы окажутся «все коммерческие банки страны».

С определенной долей неловкости сообщил Александр Починок приглашенным в парламент банкирам об инициативе правительства (пока комиссией не рассмотренной) по изменению порядка налогообложения банков. В частности, законодателям предлагается распространить на банки порядок налогообложения государственных предприятий. Тогда за выплаты сотрудникам, превышающие четыре минимальных оклада (примерно 28 тыс. рублей), банки подпадают под жесткие штрафные санкции. Выражая общее мнение банкиров, г-н Охлопков заверил депутатов, что хлопоты в данном направлении, вообще-то говоря, суть напрасные. Для банкира не составляет труда создать дочернее предприятие и выплачивать сотрудникам зарплату через него, либо попросить акционеров доплачивать персоналу. «Не стоит обманывать самих себя, — сказал президент «Деловой России», — банк — не то учреждение, где всякий день могут меняться люди, и потому настоящий банкир специалистами дорожит».
Великобанкирский шовинизм: а что не наше, назовем «ненашим»
Особое место на встрече законодателей и российских банкиров занял вопрос, касающийся кардинальной поправки о статусе иностранных банков на территории России. Планово-бюджетная комиссия ВС выступила с предложением в законодательном порядке перевести сроком на два года все иностранные банки на территории РФ в офшорный режим. Под эту поправку подпадают не только иностранные банки, уже получившие лицензию на открытие дочерних банков в России, но и действующие совместные банки с контрольным пакетом акций у иностранного инвестора. (Пока ведутся споры — будет ли это 51% акций или 35%).
Таким образом, в один прекрасный день совместные Московский международный банк (ММБ) или банк «Деловая Россия», не говоря уже о многострадальном «Лионском кредите», могут оказаться «чужими среди своих» — банками, обреченными на принудительные работы только с клиентами — нерезидентами РФ. Весьма слабым для них утешением может служить то обстоятельство, что даже после этой поправки банкам позволяется работать с рублевыми средствами, но опять-таки на счетах нерезидентов.
Таким образом получается, что закон получает обратную силу по отношению к совместным банкам, ни в чем предосудительном не замеченным. По стечению обстоятельств, неделей раньше вышло постановление о создании российского экспортно-импортного банка. Это делает вероятным еще одно предположение по поводу дальнейшей судьбы ММБ. Вновь созданному банку смогут быть переданы все операции ММБ по обслуживанию централизованного экспорта и импорта, которые перешли к Московскому международному после реорганизации ВЭБ.
Сам ММБ, равно как и первый иностранный банк с дочерней лицензией «Лионский кредит», возможный поворот в своей судьбе прокомментировать отказался, полагая разумным в кроткой тишине дожидаться своей участи. Впрочем, подобная ситуация давно получила экспертную оценку господина Швейка: «Эти старые кошки непременно хотят дождаться, чтобы им голову прищемило дверью».
Резко выступил против присутствия иностранных банков в России вице-президент банка «Столичный» Петр Дрикер. Он квалифицировал выдачу ЦБ генеральных лицензий иностранным банкам как «полное нежелание допустить российские коммерческие банки к работе с рублевыми денежными средствами». Г-н Дрикер предложил инвесторам компромисс, напоминающий схему обмена заложниками: вы открываете дочерний банк в нашей стране, а мы — в вашей (правда, кто скрывался по местоимением «мы», установить не удалось). Представитель «Столичного» сетовал на тщетные старания с 1991 года добиться от ЦБ разрешения на открытие филиала банка в Голландии. В результате после того, как «Столичный» произвел значительные затраты, ЦБ без объяснения причин отозвал свое разрешение.
Центробанк известил власти в Амстердаме об изменении порядка регистрации филиалов российских коммерческих банков за рубежом. Теперь подобные решения находятся в компетенции Совета директоров Банка России, и не могут приниматься главой того или иного департамента. За банком «Столичный» оставляется право возобновить свое ходатайство, однако повторного запроса в ЦБ от впавшего в огорчение банка пока не поступало.
Тем не менее ЦБ постарался снять поводы для упреков, намекнув на то, что не стоит проблемы «Столичного» интерпретировать на столь обобщенном уровне. Представитель Центробанка проинформировал о том, что на прошлой неделе разрешение на открытие офшоров на Кипре получили Инкомбанк и Пермкомбанк (АвтоВАЗбанк, высказавший аналогичные намерения, документов не подал). Выданные разрешения можно расценить как первую попытку заставить работать на благо государства уведенные из-под российского налогообложения деньги российских предприятий.
Из общего хода обсуждения в парламенте проблемы иностранных банков стало очевидно: поводом для него стали не столько опасения планово-бюджетной комиссии относительно усиления оттока капитала, сколько реально возникшая конкуренция между российскими и зарубежными банками, в том числе возможная утечка кадров. Уже сегодня, свидетельствуют российские банкиры, на работу в дочерние банки стали переходить наиболее квалифицированные специалисты.
Виктор Геращенко оказался в затруднении. Ему явно не давалась простая логика оппонентов: у меня украли козу — причинили зло, я украл козу — совершил добро. «Всем известно, — заявил Ъ г-н Геращенко, — что значительная часть кадров, которая делает дело в коммерческих банках — это бывшие кадры ЦБ или спецбанков. Но мы же не вопим на всю Россию об этом». Виктор Геращенко с некоторым недоумением добавил, что, требуя запретов на создание филиалов иностранных банков, российские настаивают на беспрепятственном создании своих филиалов в регионах России и за рубежом.
Что же касается проблемы оттока капитала, полагает Геращенко, она не лежит исключительно в области финансовой политики и не может быть решена в этой плоскости. «Если мы не имеем эффективной системы валютного контроля, ничего не делаем для регулирования своей внешней торговли, а национальные богатства вывозятся бесконтрольно и продаются за бесценок, я не вижу большой логики в том, чтобы не допускать в страну нерезидентов».
По поводу поправки о переведении иностранных и совместных банков в офшорный режим Ъ дал разъяснения директор департамента иностранных операций ЦБ Александр Потемкин. Он высказал опасения, что банки — борцы за ограничения деятельности иностранных конкурентов, недальновидно ставят под удар свою будущую внешнюю политику. «Когда российский коммерческий банк выходит за рубеж, — сказал он, — его ожидают встречи с тем самым банком, который он теснит у себя в стране.»
Окончательное принятие банковского законодательства намечено парламентом на текущую неделю, однако более поправок в него вноситься не будет. И последняя — о судьбе «иностранцев» окажется, по мнению экспертов Ъ, наиболее дискуссионной.

«– Еще один банк, мой милый друг, еще один банк! – повторял он с насмешливым видом.
– Уж если бы я куда нибудь и вложил деньги, так в какую нибудь машину,
да, в гильотину, чтобы рубить головы всем этим банкам»
Эмиль Золя. Деньги

Структура финансового сектора в России (без учета активов брокерско-дилерских компаний) приведена в таблице 4.1. Активы банковского сектора в существенной мере преобладают над небанковскими финансовыми институтами. Кредитные организации формируют более 90% финансовых активов страны (без учета Банка России). Активы Банка России составляют 40 – 50% активов кредитных организаций.
Анализ причин и оценка того, что в структуре отечественного финансового сектора доминируют банки, возможны только на основе международных сопоставлений.

Таблица 4.1. Структура финансового сектора России

*Расчеты по данным Банка России (обзоры кредитных организаций, страховых организаций и негосударственных пенсионных фондов), Национальной лиги управляющих (инвестиционные фонды), НАУФОР (общие фонды банковского управления). НПФ – негосударственные пенсионные фонды, ОФБУ – общие фонды банковского управления, СЧА – стоимость чистых активов

Как показывает анализ, объемы присутствия коммерческих банков и других депозитных институтов в экономике определяются:
-уровнем развития экономики, ее финансовой глубиной;
-моделью финансирования бизнеса, сложившейся в экономике;
-ролью центрального банка.

Уровень развития экономики и роль банков в финансовом секторе

Чем выше уровень развития экономики и, соответственно, чем больше ее финансовая глубина, тем более диверсифицированным является финансовый сектор (финансовые инструменты, институты, инвесторы), тем ниже роль банков (как «отправных точек», предоставляющих «базовые финансовые продукты» современной индустриальной экономики).
И, наоборот, чем ближе экономика к «фронтьеру», тем в большей степени в ее финансовом основании находятся банки, тем слабее институты страхования, пенсионных накоплений, коллективных инвестиций, финансовые рынки.
Типичная динамика, отражающая техническое и финансовое развитие: в 1900 г. в США доля коммерческих банков в финансовых активах составляла 52 – 53%, в 1945 г. – примерно 40%26. В 1990 г. этот показатель составлял уже 29,8%, в 2007 г. – 22,5% (таблица 4.2). Одновременно быстро росла доля институциональных инвесторов и финансовых посредников, специализирующихся на операциях с ценными бумагами и деривативами.
Исследование, подтверждающее сделанные выводы, проведено по 16 развитым и 28 развивающимся экономикам (таблица 4.2).

Таблица 4.2. Сравнительный анализ структуры финансового сектора России, развитых стран, переходных и развивающихся экономик*

*IMF Financial System Stability Assessments 2000 – 2010, Банк России

В развитых странах доля банковского сектора зависит от модели экономики и связанной с ней модели финансирования бизнеса (см. анализ ниже), находясь в пределах 30 – 80% (зона средних значений – 60 – 70%) (таблица 4.2).
В переходных и развивающихся экономиках доля банковского сектора выше (50 — 98%) (зона средних значений – 75 — 85%) (таблица 4.2).
Чем менее развиты страны и чем проще их продуктовый и технологический ряд, тем ниже доля сферы услуг (в частности, финансовых услуг). Тем более упрощена структура услуг, в т.ч. финансовых. Преобладают неформальные финансы, банки и квази-банки (от ломбардов и ростовщических контор до кредитных кооперативов и финансовых компаний), предоставляющие, в основном, базовые, исходные услуги (депозиты, ссуды, перевод средств, операции с наличностью).
Чем более зрелой является экономика, тем больше она нуждается в том, чтобы механизм перераспределения свободных денежных ресурсов на цели инвестиций работал с наибольшей эффективностью, максимально охватывая всех экономических агентов, их интересы и потребности. Нарастает «пронизанность» экономики денежными отношениями. Выше ее насыщенность деньгами, финансовыми инструментами, финансовыми институтами и рынками. Формируется единое финансовое пространство в отличие от фрагментарных рынков и региональных кластеров развивающихся экономик. Обеспечивается лучшая доступность финансовых услуг для домашних хозяйств.
Как следствие, объемнее сфера финансовых услуг и выше вклад, вносимый ими в добавленную стоимость. Финансовые услуги становятся все более диверсифицированными. Доля банковских услуг сжимается, нарастает вклад услуг институциональных инвесторов (страхование, пенсионные фонды, коллективные инвестиции) и финансовых рынков (валюта, ценные бумаги, деривативы, финансовые инновации).

Положение России. Российская Федерация пока находится в ряду экономик, обладающих наименее диверсифицированной финансовой структурой. Доля банковского сектора составляет 92,7% финансовых активов. Активность небанковских финансовых институтов (страхование, пенсионные и инвестиционные фонды) ограниченна в сравнении с банками.
В группе развивающихся экономик Российская Федерация находится в составе того кластера стран, которые отличаются наименее диверсифицированной структурой финансового сектора («низкий уровень финансового развития»). Финансовая структура России сопоставима с Украиной (таблица 4.2); заметно менее диверсифицирована, чем финансовые структуры большинства стран Центральной и Восточной Европы.

Модель финансирования бизнеса, сложившаяся в стране

Модель финансирования бизнеса, в свою очередь, зависит от модели рыночной экономики.
В англо-саксонской модели (таблица 4.3) («протестантский капитализм”, «капитализм акционеров”, «shareholder capitalism”) в капиталах выше доля населения и коллективных инвесторов; ниже – государства и бизнеса; менее значимы контрольные пакеты акций. Собственность диверсифицирована27.

Таблица 4.3. Структура финансовых активов США

Финансовый институт

Финансовые активы, % к итогу*

Коммерческие банки

29,8

22,5

Сберегательные институты

11,8

3,6

Кредитные союзы

1,9

1,5

Итого депозитные институты

43,5

27,7

Страховые компании

16,9

12,8

Пенсионные фонды

24,4

20,5

Инвестиционные фонды и трасты

10,5

24,3

Всего институциональные инвесторы

51,8

57,6

Эмитенты ценных бумаг, покрытых активами (Asset – Backed Securities)

2,4

8,5

Брокеры и дилеры по ценным бумагам

2,3

6,2

Итого институты секьюритизации

4,7

14,7

Всего финансовые активы

100,0

100,0

*U.S. Census Bureau

Важный источник доходов для акционеров и менеджмента — рост стоимости компаний на рынке акций. Более высока монетизация. Финансовый рынок диверсифицирован, носит массовый характер, инновационен. Доля банков снижена (таблица 4.3). Огромное значение имеют институциональные инвесторы (страхование, пенсионная отрасль, коллективные инвестиции). Их доля в финансовых активах – более 50% (таблица 4.3). Акций (в сравнении с долговыми инструментами) больше, чем на других рынках. Финансирование инноваций во многом происходит через акции. Выше роль прямых инвестиций домохозяйств на финансовые рынки и, соответственно, брокерско-дилерских компаний, через которые они осуществляются. Коммерческие банки в большей мере отделены от рынка корпоративных бумаг, страховых продуктов и др. Финансовые институты более специализированы в сравнении с универсальными банками в континентальной Европе.
В германской (континентальной) модели («рейнский капитализм”, «капитализм держателей крупных долей в капиталах”, «stakeholder capitalism”) ниже доля розничных инвесторов и институтов коллективного инвестирования в капиталах; выше доля государства и бизнеса; более значимы контрольные пакеты акций и вертикальные участия. В 1990-е гг. примерно 80% крупных германских компаний имели небанковского акционера, владеющего более 25% акций28. Меньшие компании часто контролируются одной семьей (пирамидальные участия). Повышение стоимости компании в акциях не является главной целью менеджмента, больше внимания — росту производства, производительности, качеству. Низка доля прибыли для выплаты дивидендов. Экономическая роль государства выше, чем в англо-саксонской модели. Выше значение банков и банковских услуг, долговых инструментов. Сужена роль институтов коллективного инвестирования, независимых брокерско-дилерских компаний (в связи с ограниченным объемом операций, который ведется домохозяйствами на фондовом рынке). Венчурное финансирование через акции является ограниченным. Значима роль банков как акционеров, часть бизнеса им подконтрольна.
Ярким примером германской (континентальной) модели являются структуры финансовых систем Германии и Австрии (таблица 4.4). Доля банков составляет в них до 80%.

Таблица 4.4. Структура финансовых активов Германии и Австрии*

Японская модель экономики сопоставима с германской. Как следствие, сходны модели финансирования бизнеса (таблица 4.5). Особенности: преобладание перекрестных участий; создание на этой основе конгломератов; редкость контрольных пакетов, компании контролируются группами акционеров с долями в 10-40%; система «основных банков”, финансирующих конгломераты, но не являющихся главными акционерами; более высокая, чем в Германии, доля розничных акций (после войны примерно 70% акций крупнейших компаний распределены среди населения). Роль банков и долговых инструментов выше, чем в англо-саксонской модели. Доля банков и других депозитных институтов в финансовых активах превышает 50% (таблица 4.5). Институциональные инвесторы (страховые компании, пенсионные и инвестиционные фонды) имеют подчиненное значение (менее 20% финансовых активов).

Таблица 4.5. Структура финансовых активов Японии

Финансовый институт

Финансовые активы, % к итогу*

Банки

54,0

48,9

42,9

Почтово -сберегательные институты

7,9

6,4

9,9

Коллективно управляемые трасты

3,5

3,4

0,9

Итого депозитные институты

65,4

58,7

53,7

Страховые компании

7,8

9,8

12,5

Пенсионные фонды

1,4

2,3

3,5

Инвестиционные фонды и трасты

1,0

5,4

2,7

Всего институциональные инвесторы

10,2

17,5

18,7

Небанковские финансовые институты

1,7

5,7

3,7

Государственные финансовые институты

19,8

15,1

20,2

Брокеры и дилеры по ценным бумагам

2,8

3,2

3,6

Итого прочие финансовые посредники

24,3

24,0

27,5

Всего финансовые активы

100,0

100,0

100,0

В течение нескольких десятилетий происходит конвергенция страновых моделей финансирования бизнеса (на базе сближения лежащих в их основе моделей рыночной экономики). Роль коммерческих банков относительно падает (см. таблицы 4.3 – 4.5).
Следствия для Российской Федерации. Структура финансовых услуг в России (таблица 4.1), как зеркало, отражает модель финансирования бизнеса, сложившуюся на основе модели экономики, более близкой к континентальному типу. Доля банков (без учета активов центрального банка) составляет в структуре финансовых активов более 90%.
Эта же модель преобладает и в большинстве других стран, прежде всего развивающегося мира. Пример – страны Центральной и Восточной Европы (таблица 4.6), в которых доля банков в структуре финансовых активов колебалась в 1990-х – 2000-х гг. в пределах 75 – 95%.

Таблица 4.6. Структура финансовых активов стран Центральной и Восточной Европы*

В России, как и в других переходных и развивающихся экономиках высока роль государства, в структуре капиталов доминируют крупные пакеты акций, собственность сверхконцентрирована, отсутствует массовое владение акциями средним классом.
Следствием является смешанная модель финансирования бизнеса, повсеместно используемая на формирующихся рынках (emerging markets):
— акцент на банки, на долговую составляющую, повышенная роль банковского сектора, банковского кредита;
-попытки развить отрасль институциональных инвесторов, рынки акций и деривативов по англо-саксонской модели, как успешной;
— более расширенное участие коммерческих банков на фондовом рынке и в корпоративных капиталах в сравнении с классической англо-саксонской моделью (какой она существовала после принятия акта Гласса-Стигала в 1930-х гг. и какой она станет после введения в действие в США Закона о финансовой реформе (2010 г.)).