Завещание на внука может ли оспорить дочь

В последние годы иски об оспаривании последней воли умершего человека стали весьма распространенными. Суды по требованию родственников или знакомых, которых не помянули в завещании, пересматривают последнюю волю человека. Иногда спустя годы после его смерти.

Как правило, истцы идут в суд, доказывая, что человек, подписавший завещание, не мог про них забыть. А если действительно забыл, то это говорит о его психическом и физическом нездоровье, и поэтому такое завещание надо срочно отменить.

О правовых аспектах составления завещания эксперты «РГ» рассказывают в рубрике «Юрконсультация»

В нашем случае в суд с иском к получателю наследства и нотариусу, его оформившему, пришел дядя умершего племянника. В суде он объяснил, что после смерти родственника обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства по закону. Но в выдаче свидетельства ему было отказано по той причине, что его племянник при жизни оставил завещание, в котором он не упомянут. Документ оформлял другой нотариус, а получателем был незнакомый ему гражданин. По мнению истца, это завещание на чужого человека надо признать недействительным, так как его племянник видел плохо и сам вряд ли мог прочесть текст. Да и подпись под завещанием внушает ему большие сомнения.

561 тысяча завещаний удостоверена за год нотариусами (данные министерства юстиции)

Районный суд дяде отказал в иске, а городской с таким решением согласился.Обиженный истец обратился в Верховный суд. Там дело перечитали и заявили, что питерские суды допустили «нарушения норм материального и процессуального права». Вот что показала проверка. Племянник еще в 2000 году составил завещание в пользу своего дяди, которому отписал свое имущество. Спустя десять лет он написал еще одно завещание в пользу дяди — добавил еще к завещанному свою часть в праве собственности на квартиру.

Но спустя два года другой нотариус удостоверил третье завещание племянника. По нему все имущество должно перейти незнакомому родным человеку.

Из текста завещания, подчеркнули в Верховном суде РФ видно, что распоряжения племянника записаны нотариусом с его слов, им прочитаны и собственноручно подписаны. Спустя три года племянник умер.Через месяц после похорон его дядя пошел к нотариусу за наследством, но в выдаче свидетельства ему было отказано.

Районный суд, отказывая дяде в иске, записал, что тот не представил доказательства, опровергающие факт самостоятельного подписания племянником завещания. Городской суд с этим выводом согласился.

Суды по искам родных, не упомянутых в завещании, пересматривают последнюю волю человека даже спустя годы

Зато поспорил Верховный суд. Он напомнил 1118-ю статью Гражданского кодекса, что распорядиться имуществом можно только путем написания завещания и это надо сделать лично. Нотариально удостоверенное завещание должно быть написано либо самим гражданином, либо с его слов нотариусом, который делает пометку — почему человек не писал сам (статья 1125-я Гражданского кодекса). Нарушения этих положений делают завещание недействительным. А вот описки и мелкие нарушения порядка составления завещания не сделают его незаконным, так как «не влияют на понимание волеизъявления завещателя».

Был пленум Верховного суда по делам о наследстве (N 9 от 29 мая 2012 года). Там разъяснено, что написание завещания от имени наследодателя посторонним — это основание для признания завещания недействительным, так как нет волеизъявления умершего по судьбе его добра.

В последние годы иски об оспаривании последней воли умершего человека стали весьма распространенными

По мнению истца, племянник не подписывал завещание — был практически слеп. Но, судя по содержанию завещания, это не так. Нотариус, к которому подан иск, в суде рассказала, что племянник читал и подписывал его сам, используя из-за слабости зрения увеличительное стекло.

По просьбе этого нотариуса суд назначил экспертизу подписи. Вывод почерковедов — племянник подписал документ сам. А еще суд по требованию истца назначил посмертную медэкспертизу состояния зрения завещателя. Эксперты сказали, что прочитать текст ни в очках, ни с лупой он не мог из-за «необратимых нарушений функций зрения».

Узнав про это заключение, истец попросил назначить вторую почерковедческую экспертизу. Но суд ему отказал. И сделал вывод, что раз подпись под завещанием натуральная, выводы, что племянник ничего не видел, можно не принять во внимание, так как неизвестно, каким было зрение на момент подписания завещания.

Верховный суд подчеркнул — судебно-медицинская экспертиза заявила, что нарушение зрения носит необратимый характер. В таком случае заявление райсуда о том, что неизвестно, какое зрение было у завещателя на момент подписания документа, необоснованно. Суд вообще не исследовал, а мог ли сам племянник прочитать завещание.

По мнению Верховного суда, коллеги не исследовали все фактические обстоятельства дела. Поэтому спор надо рассмотреть по новой с самого начала.

Пришлось несостоявшейся наследнице идти в суд и доказывать, что в 92 года дед был не в себе и не понимал, что делает.

Сегодня наследственные споры стали неотъемлемой частью судебных разбирательств. По неофициальной статистике оспаривается каждое третье наследство, поэтому толкование норм закона в этой чувствительной сфере может оказаться полезным многим гражданам.

Итак, в Краснодарском крае гражданка принесла в районный суд исковое заявление с просьбой признать недействительным завещание. В суде внучка объяснила, что она — единственная наследница. А дедушке было больше 90 лет и он в силу преклонного возраста, инвалидности второй группы и ранений, полученных во время Второй мировой войны, в момент составления завещания и выдаче доверенности чужой тете, «не мог понимать значение своих действий». Адлерский районный суд Сочи исковые требования внучки удовлетворил и признал завещание и доверенность недействительными. Апелляция краевого суда это решение отменила и приняла новое — «в удовлетворении требований отказать». Истица дошла до Верховного суда, где пришли к выводу, что есть основания для отмены решения краевого суда.

Из материалов дела видно, что нотариус удостоверил завещание пожилого человека в пользу женщины, не являющейся его родственницей, за год до его смерти. А заявление о принятии наследства эта гражданка подала нотариусу в день смерти ветерана. Внучка пришла к нотариусу спустя полгода после смерти дедушки.

Райсуд, разбирая спор, назначил посмертную судебно-психиатрическую экспертизу, чтобы выяснить психическое состояние пожилого человека на момент составления завещания. Сделать экспертизу суд поручил специалистам психиатрической больницы. Те в своем заключении написали, что не могут дать никакого заключения, так как ветеран при жизни никогда не обращался к психиатрам, на учете у них не состоял и в его медицинских документах ни слова про психические отклонения.

Краевой суд, не будучи специалистом в психиатрии, не стал назначать повторное исследование

Изучив такой ответ, райсуд назначил еще одну экспертизу. Ее поручили автономной некоммерческой организации. Итог этой экспертизы: на момент написания завещания пенсионер страдал хроническим психическим расстройством «в связи со смешанными заболеваниями головного мозга». И он «не мог понимать значение своих действий». Суд в итоге пришел к выводу, что ветеран при составлении завещания и доверенности «не мог понимать значение своих действий». Поэтому и было принято решение — считать завещание недействительным. Это решение было оспорено. Краевой суд внучке отказал.

Вот аргументы Верховного суда. Он напомнил про свой специальный пленум, где рассматривалась практика рассмотрения наследственных дел (N 9 от 29 мая 2012 года). И там было сказано, что завещание может быть признано недействительным в соответствии с общими положениями о недействительности сделок. А в Гражданском кодексе (статья 177) записано, что сделка может быть признана судом недействительной, если совершивший ее гражданин, хотя и является дееспособным, но в момент ее совершения находился в таком состоянии, что был неспособен понимать значение своих действий. Верховный суд подчеркнул: неспособность наследодателя в момент составления завещания и выдачи доверенности понимать значение своих действий, это основание для признания завещания недействительным.

ВС подчеркнул: юридически значимыми обстоятельствами в таком случае является наличие или отсутствие психического расстройства в момент написания завещания. На пленуме по делам о наследстве подчеркивалось — заключение эксперта, как и другие доказательства, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности. Но оценка судом заключения должна быть отражена в решении. В нашем случае краевой суд, не согласившись с первой экспертизой, сослался на показания нотариуса, который заявил, что ветеран был адекватен, и на слова свидетелей.

Верховный суд подчеркнул, отвергая выводы вторых экспертов, краевой суд, не будучи специалистом в психиатрии, не стал назначать повторное исследование, а пришел к выводу, что ветеран был адекватен. А еще Верховный суд заметил: в нарушение закона (статьи 67 и 198 ГПК) апелляция не объяснила, почему не согласна с выводами второй экспертизы

О правовых тонкостях оформления наследства читайте в «Юридической консультации» на сайте «РГ»

ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении № А79-4931/2010 от 18.04.2011 признал, что поскольку у истца отсутствовала обязанность по проведению оценки незавершенного строительством объекта, данная оценка имущества носит для истца лишь рекомендательный характер и не оспаривается посредством предъявления отдельного иска.

ФАС указал, что если законом или иным нормативным актом для сторон сделки, государственного органа, должностного лица, органов управления юридического лица предусмотрена обязательность привлечения независимого оценщика (обязательное проведение оценки) без установления обязательности определенной им величины стоимости объекта оценки, то оценка, данная имуществу оценщиком, носит лишь рекомендательный характер. Данная оценка не является обязательной и, следовательно, самостоятельное ее оспаривание посредством предъявления отдельного иска не допускается.

Оспаривание достоверности величины стоимости объекта (объектов) оценки, определенной независимым оценщиком, путем предъявления самостоятельного иска возможно только в том случае, когда законом или иным нормативным актом предусмотрена обязательность такой величины для сторон сделки, государственного органа, должностного лица, органов управления юридического лица.

Отдел новостей ИА «Клерк.Ру».