Затруднительность поворота исполнения судебного акта

Есть поговорка, что победителей не судят. Но мы, юристы, знаем, что это не совсем так. Судят: ведь есть апелляция и кассация:)

Что делать, когда судебные акты судами первой и апелляционной инстанции вынесены не в Вашу пользу, но Вы решили их оспаривать в кассационной инстанции и хотите препятствовать приведению решения суда в исполнение? Сразу оговорюсь, что речь в заметке пойдет о денежном требовании.

Согласно ст.283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) суд кассационной инстанции вправе по ходатайству лиц, участвующих в деле, приостановить исполнение судебных актов, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, при условии, если заявитель обосновал невозможность или затруднительность поворота исполнения либо предоставил обеспечение, предусмотренное ч.2 указанной статьи.

То есть закон предоставляет потенциальному должнику две возможности:

1. Обосновать невозможность или затруднительность поворота исполнения решения суда. Обязанность доказывания невозможности или затруднительности поворота исполнения судебных актов лежит на заявителе ходатайства. По сути всё сводится к доказыванию нестабильного финансового положения взыскателя.

Об этом говорит судебная практика, в частности в Определении Арбитражного суда Московского округа о принятии кассационной жалобы к производству и о приостановлении исполнения судебного акта от 25.03.2019 г. (Дело №А40-119187/2018) указывается: «Представленными доказательствами подтверждается довод заявителя о затруднительном повороте исполнения судебного акта с учетом представленных доказательств имущественного положения взыскателя. Приостановление исполнения судебных актов до принятия судом кассационной инстанции постановления по делу будет направлено на обеспечение баланса интересов сторон». В Определении Арбитражного суда Московского округа о принятии кассационной жалобы к производству и о приостановлении исполнения судебного акта от 20.03.2019 г. (дело № А40-66330/2018) также обозначена позиция суда, согласно которой: «Представленными доказательствами подтверждается довод заявителя о затруднительном повороте исполнения судебного акта с учетом представленных доказательств имущественного положения взыскателя. Приостановление исполнения судебных актов до принятия судом кассационной инстанции постановления по делу будет направлено на обеспечение баланса интересов сторон».

Итак, какие аргументы целесообразно использовать, чтобы доказать нестабильное финансовое положение потенциального взыскателя:

  • Цена иска составляет достаточно крупную денежную сумму. Её необходимо сопоставить с доходами компании-оппонента. О неблагополучном финансовом положении оппонента могут свидетельствовать отчет о прибылях и убытках, в котором указан отрицательный экономический результат деятельности компании, низкие показатели доходов общества, отрицательное значение совокупного финансового результата в отчетном периоде (Определение ФАС Северо-Западного округа от 03.06.2013 по делу №А56-46946/2012; Определение ФАС Поволжского округа от 20.05.2013 по делу N А12-10450/2012; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.06.2017 N Ф09-1923/17 по делу N А60-40857/2016).
  • Небольшой размер уставного капитала компании, которого явно будет недостаточно, чтобы за счет него обеспечить удовлетворение требований (Определение ФАС Северо-Западного округа от 11.12.2012 по делу №А56-61270/2011).
  • Информация о том, что общество не обладает имуществом или стоимость принадлежащего ему имущества не сможет покрыть подлежащую взысканию сумму задолженности.
  • Факт неоднократной блокировки банковских расчетных счетов Вашего оппонента.
  • Наличие в производстве Арбитражного суда Вашего и иных регионов дел по иску к потенциальному взыскателю с большой ценой (особенно дел, по которым решение уже вступило в законную силу). В таком случае в заявлении необходимо указать, что такие крупные денежные суммы, безусловно, будут в ближайшем будущем обращены к взысканию, что также отрицательно повлияет на финансовое положение компании и сделает невозможным поворот исполнения судебных актов.
  • Наличие в отношении потенциального взыскателя большого количества исполнительных производств, по которым он выступает в качестве должника, и суммы требований являются внушительными.
  • На неблагонадежность оппонента может указывать также тот факт, что на момент разбирательства общество находится в процессе реорганизации.
  • Наличие в штате компании-оппонента небольшого количества сотрудников. Нередко в обществах официально числится только 1 (один) сотрудник. Этот аргумент также необходимо привести.
  • Риск возникает также в том случае, когда учредителем Вашего оппонента является иностранная компания, а также когда Ваш оппонент сам по себе является иностранным юридическим лицом (определение ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.11.2013 по делу № А33-8497/2012).
  • Частая смена руководителей компании-оппонента также является фактором неблагонадежности. Если за сравнительно короткий период времени (например, 1 год — 1,5 года) 4 (четыре) раза менялся генеральный директор, то есть основания задуматься о добросовестности потенциального взыскателя.
  • Насколько назначенный на момент возникновения спора руководитель по своему образованию, возрасту, сфере деятельности соответствует занимаемой должности. Бывают очевидные ситуации, когда, например, генеральный директор компании находится в юном возрасте, и при этом является руководителем и (или) учредителем другого юридического лица, основной вид деятельности которого существенно отличается по своему содержанию от деятельность потенциального взыскателя. Таким образом, вызывает сомнение, как данное лицо может фактически руководить организациями, осуществляющими такие разные виды экономической деятельности.
  • Стоит проверить, не являлся ли руководитель компании-оппонента руководителем других хозяйствующих субъектов и какова их судьба. Если впоследствии эти компании были исключены как недействующие или имеют иную неблаговидную экономическую судьбу, то данные факты свидетельствуют о том, что директор (генеральный директор) потенциального взыскателя является номинальным лицом, на которое возложены функции единоличного исполнительного органа.

Доводы не должны носить предположительный характер, поскольку именно этот недостаток является самой распространенной причиной для отказа в удовлетворении ходатайства. Все приведенные Вами факты должны подтверждаться финансово-хозяйственными документами, данными из соответствующих реестров, картотек, банков данных, а также сведениями из специализированных (и зачастую платных) справочных систем.

Иногда специалисты используют информацию, размещенную в СМИ, однако я полагаю, что её можно использовать только в том случае, если она помимо самой публикации подтверждается официальными экономическими документами.

Конечно, если учитывать, что при применении данного правового института необходимо соблюдать баланс интересов потенциального взыскателя и потенциального должника, то вполне логичным видится использование и дополнительных аргументов, а именно:

  • Необходимо обратить внимание суда на то, что какие-либо негативные последствия для потенциального взыскателя в случае приостановления исполнения судебных актов отсутствуют. Поскольку период приостановления будет незначительным по времени (до окончания производства в суде кассационной инстанции). Аналогичная позиция представлена в судебной практике, в частности, в Определении ФАС Северо-Западного округа от 07.04.2014 г. по делу № А56-43610/2013: «Кассационная инстанция также учитывает, что принятые меры носят временный характер и подлежат отмене после рассмотрения кассационной жалобы по существу, назначенного на 17.04.2014».
  • Целесообразно проиллюстрировать, что при непринятии мер по приостановке исполнения решения суда интересам должника будет нанесён значительный ущерб. В данном случае имеет значение сфера деятельности Вашей компании. Такой довод может быть принят, когда с соответствующим ходатайством обращается организация, осуществляющая значимые социальные проекты, которая исполняет крупный муниципальный или государственный контракт и т.д. (Определение ФАС Волго-Вятского округа от 31.01.2012 по делу N А82-2839/2011)
  • Стоит обозначить в случае, когда сумма взыскания действительно велика, что для заявителя (потенциального должника) данные денежные средства являются оборотными средствами, используемыми для осуществления текущей хозяйственной деятельности и необходимы для исполнения текущих финансовых обязательств перед другими контрагентами (в том числе кредитные обязательства).

Обращаю, однако, внимание на то, что эти доводы действительно должны носить лишь дополнительный характер. Суд учтёт их, но только в совокупности с хорошо обоснованным утверждением о нестабильности финансового положения взыскателя.

2. Потенциальный должник вправе в целях приостановления исполнения судебного(ых) акта(ов) предоставить обеспечение, предусмотренное ч.2 ст. 283 АПК РФ.

Законом предусмотрено, что исполнение решения, постановления арбитражного суда приостанавливается арбитражным судом кассационной инстанции при предоставлении лицом, ходатайствующим о таком приостановлении, обеспечения возмещения другой стороне по делу возможных убытков (встречного обеспечения). Это осуществляется путем внесения на депозитный счет арбитражного суда кассационной инстанции денежных средств в размере оспариваемой суммы либо предоставления банковской гарантии, поручительства или иного финансового обеспечения на ту же сумму (Судебная практика: Определение ФАС Северо-Западного округа от 20.09.2013 по делу N А56-48678/2012; Определение ФАС Северо-Западного округа от 06.03.2013 по делу N А56-42204/2012; Определение ФАС Северо-Западного округа от 24.10.2012 по делу N А52-1629/2012).

При использовании такого правового инструмента как приостановление исполнения судебного акта нужно также иметь в виду следующие процедурные моменты:

  • Суды рассматривают приостановление исполнения обжалуемого судебного акта в качестве ускоренного средства защиты, для применения которого не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.04.2019 г. по делу № А40-102912/17, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.04.2019 г. по делу № А40-202708/2015, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.02.2019 г. по делу № А41-54536/2017 и др.).
  • Согласно п.29 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2014 №46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах» действующее законодательство не предусматривает обязанности по уплате государственной пошлины при подаче ходатайств о приостановлении исполнения обжалуемого судебного акта (статьи 265.1, 283, 298 АПК РФ).
  • О приостановлении исполнения судебного акта или об отказе в приостановлении исполнения арбитражный суд кассационной инстанции выносит определение в трехдневный срок со дня поступления ходатайства в суд.
  • Ходатайство о приостановлении исполнения судебного акта можно подать в суд не только на бумажном носителе (как это было ранее — см. абз.7 п.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 12), но и представить его в электронном виде, однако подписано оно должно быть усиленной квалифицированной электронной подписью.

Нельзя сказать, что суды часто применяют этот правовой инструмент на практике, однако практика не стоит на месте. А каждое новое дело дает возможность сформировать самостоятельный прецедент. Как отметил Арбитражный суд Московского округа в своем Постановлении от 29.03.2018 №Ф05-1948/2018 по делу №А40-42063/2017: «При этом оценка обоснования невозможности или затруднительности поворота исполнения судебного акта Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации отнесена на усмотрение суда. В каждом конкретном случае кассационная инстанция решает вопрос о приостановлении исполнения судебного акта с учетом баланса интересов сторон, исходя из характера спора и возможных негативных последствий исполнения судебных актов до проверки их законности в кассационном порядке».

12 ноября Конституционный Суд вынес Постановление № 40-П, в котором разъяснил, что абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ не может служить основанием для поворота исполнения решений суда о взыскании в пользу гражданина предусмотренных Законом о страховании от несчастных случаев ежемесячных страховых выплат в случае отмены таких судебных решений в кассационном или надзорном порядке.

Как ранее писала «АГ», в 2000 г. Владимир Волосников, работая в шахте, стал инвалидом. Работодатель издал приказ о назначении ему выплаты в возмещение вреда здоровью исходя из заработка за последние 12 месяцев работы, определив размер выплаты в 1,5 тыс. руб. Кузбасское региональное отделение Фонда социального страхования назначило ему аналогичные выплаты.

Впоследствии Волосников выяснил, что у него была законная возможность заявить о необходимости исчислять суммы страховых выплат с учетом устойчивых изменений его зарплаты, улучшающих имущественное положение заявителя. В таком случае ежемесячные выплаты с учетом индексации должны были составить на дату их назначения 2,8 тыс. руб., а на 1 марта 2014 г. – около 50 тыс. руб.

Судебное разбирательство и поворот решений

Владимир Волосников обратился в Таштагольский городской суд с заявлением о назначении ему с 1 марта 2014 г. ежемесячной страховой выплаты в указанном размере бессрочно с последующей индексацией. Также он просил взыскать с ФСС задолженность по страховым выплатам за период с 13 января 2000 г. по 1 марта 2014 г. в размере более 2 млн руб. и их индексации за период с апреля 2000 г. по ноябрь 2013 г. в размере более 1 млн руб.

24 апреля 2014 г. суд удовлетворил иск и выдал исполнительный лист. С доводами первой инстанции согласилась и апелляция. Однако Верховный Суд Определением № 81-КГ15-1 от 23 марта 2015 г. решения нижестоящих судов отменил и указал, что виновное поведение страховщика не подтверждалось имевшимися в деле доказательствами.

В связи с этим ФСС обратился в суд с заявлением о повороте исполнения решения суда в части взыскания индексации ежемесячных страховых выплат, однако и первая инстанция, и апелляция отказали в удовлетворении требований Фонда. Постановлением президиума Кемеровского областного суда были отменены решения нижестоящих судов и произведен поворот исполнения решения Таштагольского городского суда от 24 апреля 2014 г.

Далее Фонд обратился в суд с заявлением о повороте исполнения решения в части присужденных заявителю сумм недоплаты по ежемесячным выплатам в размере 2,4 млн руб. Первая и апелляционная инстанции отказали в удовлетворении требований, однако ВС РФ вновь отменил их решения.

В частности, Верховный Суд указал, что Фонд и Волосников не являются субъектами обязательств вследствие причинения вреда, поскольку ФСС непосредственным причинителем вреда здоровью гражданина не является и каких-либо противоправных действий по отношению к нему не совершал. ВС отметил, что при рассмотрении дела по иску Волосникова к ФСС судом разрешался спор о недоплате страховых выплат; решение о возмещении вреда, причиненного его здоровью, поворот исполнения решения которого возможен в силу абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ, только если отмененное решение суда было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах, судом не принималось.

Также Суд указал, что денежные суммы, выплаченные Фондом Волосникову по исполнительным листам, не являются по своей правовой природе денежной компенсацией в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья и, по смыслу абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ, не относятся к видам выплат, в отношении которых установлены ограничения по обратному взысканию.

На основании решения ВС суд первой инстанции взыскал с Волосникова недоплату страховых выплат и ежемесячные страховые выплаты в размере 2,4 млн руб. Апелляция решение поддержала. Определением судьи Кемеровского областного суда было отказано в передаче кассационной жалобы в суд. ВС также отказал в передаче жалобы в суд.

Позиция Конституционного Суда по сложившейся ситуации

В своей жалобе в КС Владимир Волосников указал, что абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ не соответствует Конституции в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, позволяет по заявлению государственного органа производить поворот исполнения решения суда о присуждении лицу ежемесячных страховых выплат по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, когда это лицо не способствовало их получению своими виновными действиями, однако данное решение отменено вышестоящим судом со ссылкой на то, что право на соответствующие выплаты реализуется в рамках отношений по обязательному социальному страхованию, а не отношений по возмещению вреда здоровью.

По данному делу Институтом права и публичной политики также было подготовлено экспертное заключение amicus curiae.

Вынося постановление, Конституционный Суд указал, что поворот исполнения решения суда по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, допускается только в случаях, когда отмененное решение принято вследствие действий самого истца, прямо указанных в ч. 3 ст. 445 ГПК РФ.

КС РФ указал, что предусмотренные Законом о страховании от несчастных случаев ежемесячные страховые выплаты застрахованным лицам в связи с наступлением страхового случая в установленном размере, в том числе с учетом его индексации, являясь одним из видов обеспечения по страхованию, направлены на возмещение вреда, причиненного здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору.

Суд отметил, что предназначение этого обеспечения в механизме правового регулирования и его целевую направленность не меняет то обстоятельство, что оно предоставляется ФСС РФ как особым субъектом соответствующих правоотношений.

«Гражданин, получивший в порядке исполнения судебного решения ежемесячные страховые выплаты, предусмотренные данным федеральным законом, не должен претерпевать всю полноту неблагоприятных последствий в случаях, если это решение отменено судом кассационной или надзорной инстанции как ошибочное, при том что отмененное решение не было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах», – указал Суд.

КС РФ отметил, что соответствующий подход нашел отражение в ст. 1109 ГК РФ, согласно подп. 3 которой не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения суммы в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Суд сослался на Постановление от 26 февраля 2018 г. № 10-П, о котором ранее писала «АГ», и отметил, что предусмотренное гл. 60 ГК РФ правовое регулирование обязательств вследствие неосновательного обогащения, а значит, и его ст. 1109 не исключают использования института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы и обеспечения тем самым с его помощью баланса публичных и частных интересов, отвечающего принципам равенства и справедливости.

Следовательно, указал КС, судам при рассмотрении в конкретном деле вопроса о возможности поворота исполнения судебного решения, отмененного в кассационном или надзорном порядке, о присуждении ежемесячных страховых выплат, предусмотренных Законом о страховании от несчастных случаев (в том числе с учетом их индексации), исходя из их общего предназначения – в системе действующего правового регулирования – с суммами, выплачиваемыми работодателем в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью работника, по правилам, определенным гл. 59 ГК РФ, следует руководствоваться абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ.

На основании этого Конституционный Суд постановил признать абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ не противоречащим Конституции, поскольку – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования – содержащееся в нем положение не может служить основанием для поворота исполнения решений суда о взыскании в пользу гражданина предусмотренных Законом о страховании от несчастных случаев ежемесячных страховых выплат в установленном данным законом размере, в том числе с учетом их индексации, в случае отмены таких судебных решений в кассационном или надзорном порядке, при условии, что отмененное решение не было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах. КС РФ также указал на то, что дело Волосникова подлежит пересмотру.

Мнение представителя заявителя и Института права и публичной политики

Представитель Владимира Волосникова, адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст отметила, что позиция КС совпадает с доводами жалобы, так как ежемесячные страховые выплаты, которые ФСС РФ производит пострадавшим на производстве, являются по своей правовой природе выплатами по возмещению вреда, причиненного здоровью граждан.

«По сути, дается толкование очевидным понятиям. Тот факт, что данный вопрос стал предметом рассмотрения в Конституционном Суде, говорит об уровне нашей судебной системы, о ее ангажированности. Очевидно для каждого адвоката, что, если бы на стороне ответчика была государственная организация, таких трактовок действующего законодательства в принципе не могло возникнуть», – указала Ирина Фаст. Она отметила, что вся предшествующая практика по данной статье была разумна и последовательна до возникновения вопроса о споре между государственным учреждением – ФСС РФ и слабой стороной в процессе – людьми, получающими страховые выплаты за трудовые увечья.

«Я полагаю, что Верховный Суд РФ и все судьи на местах четко и недвусмысленно понимали толкование оспариваемой нормы права, что это по правовой природе выплаты в счет возмещения вреда жизни и здоровью. Это не была судебная ошибка, это было политическое решение, направленное на защиту государственного учреждения за счет самых слабых – инвалидов, всю жизнь отработавших на заводах и фабриках. Для принятия такого решения потребовалось вмешательство Верховного Суда РФ, который последовательно отменял определения нижестоящих судов об отказе ФСС РФ в заявлениях о поворотах исполнения решений и сформулировал правовую позицию по данной категории дел: «необходимо принимать во внимание… государственную политику экономии бюджетных средств”, «денежные суммы, выплаченные ФСС РФ по исполнительным листам, не являются по своей правовой природе денежной компенсацией в возмещение вреда”, «удержание (гражданином) денежных средств представляет собой реализацию противоправного интереса, который правовой защите не подлежит”. Данная правовая позиция ВС РФ была в дальнейшем воспроизведена судами общей юрисдикции при рассмотрении дел о поворотах. И примеров такого выгодного «толкования” много», – указала Ирина Фаст.

Она отметила, что в своем обращении в Конституционный Суд просила разрешить вопрос не только в отношении Волосникова, но и в отношении других граждан, пострадавших от аналогичной ситуации. «К сожалению, КС данный вопрос не разрешил. Также КС исключил вопрос о взыскании судебных расходов из предмета рассмотрения. Мы будем обращаться с ходатайством о разъяснении постановления в этой части, чтобы добиться понимания позиции суда. По делам других пострадавших, поворот решений в отношении которых еще не исполнен или исполнен частично, мы планируем продолжить работу – возможно, с перспективой доведения их дел до Конституционного Суда РФ», – пояснила адвокат.

Старший юрист ИППП Ольга Подоплелова, составлявшая экспертное заключение amicus curiae для КС, указала, что позиция Суда принципиально важна для практики по многочисленным делам против ФСС и других госорганов. Она отметила, что юристы, работавшие по таким делам, ждали этого решения очень долго. При этом она добавила, что у КС была возможность высказаться еще год назад, однако тогда он отказал в принятии жалобы к рассмотрению (Определение КС РФ № 3024-О).

Кроме того, Ольга Подоплелова отметила, что результаты исследования, приведенные юристами Института в заключении amicus curiae, показали, что ВС РФ во многом являлся инициатором неконституционной практики поворотов исполнения решений о присуждении страховых выплат. «Причем со стороны ВС РФ это было абсолютно осознанное искажение буквального смысла ст. 445 ГПК РФ. Оно являлось прямым продолжением произошедших в 2015–2016 гг. изменений в его практике, направленных на уменьшение выплат гражданам, пострадавшим на производстве (сначала о возможности перерасчета выплат на будущее время, а позже – об отмене вступивших в силу судебных решений на основании кассационных определений ВС по другим делам)», – указала юрист.

Ольга Подоплелова напомнила, что в марте 2018 г. Комитет ООН по правам инвалидов осудил ту ситуацию, которую Верховный Суд создал в сфере страховых выплат. «По мнению Комитета, российское законодательство о назначении таких выплат нуждается в уточнении и совершенствовании, чтобы граждане могли получать финансовую помощь государства в наиболее полном объеме и чтобы размер выплат не зависел ни от ошибок в расчетах, ни от усмотрения ФСС РФ. Очень важно, чтобы эти рекомендации не повисли в воздухе, а были как можно скорее учтены законодателем», – указала она.