Защита прав на ценные бумаги

1. Лицами, ответственными за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, являются лицо, которое выпустило ценную бумагу, а также лица, которые предоставили обеспечение исполнения соответствующего обязательства. Лица, ответственные за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, должны быть указаны в решении о ее выпуске или в ином предусмотренном законом акте лица, выпустившего ценную бумагу.

Право требовать от обязанного лица исполнения по бездокументарной ценной бумаге признается за лицом, указанным в учетных записях в качестве правообладателя, или за иным лицом, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге.

2. Учет прав на бездокументарные ценные бумаги осуществляется путем внесения записей по счетам лицом, действующим по поручению лица, обязанного по ценной бумаге, либо лицом, действующим на основании договора с правообладателем или с иным лицом, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге. Ведение записей по учету таких прав осуществляется лицом, имеющим предусмотренную законом лицензию.

3. Распоряжение, в том числе передача, залог, обременение другими способами бездокументарных ценных бумаг, а также ограничения распоряжения ими могут осуществляться только посредством обращения к лицу, осуществляющему учет прав на бездокументарные ценные бумаги, для внесения соответствующих записей.

4. Лицо, выпустившее бездокументарную ценную бумагу, и лицо, осуществляющее по его поручению учет прав на такие ценные бумаги, несут солидарную ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав, порядка совершения операций по счетам, утраты учетных данных, предоставления недостоверной информации об учетных данных, если не докажут, что нарушение имело место вследствие непреодолимой силы.

Лицо, ответственное за исполнение по бездокументарной ценной бумаге, не несет ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав лицами, действующими на основании договора с правообладателем или с иным лицом, которое в соответствии с законом осуществляет права по ценной бумаге.

Комментарий к Ст. 149 ГК РФ

1. Бездокументарные ценные бумаги, как известно, представляют собой способ фиксации прав по ценным бумагам с помощью средств электронно-вычислительной техники. Такие ценные бумаги не существуют в бумажной форме. Не могут быть бездокументарными ценными бумагами ценные бумаги на предъявителя. Как определено в ст. 16 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», именные эмиссионные ценные бумаги могут выпускаться только в бездокументарной форме, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

Так, в бездокументарной форме могут быть выпущены облигации (например, государственные краткосрочные бескупонные облигации, облигации юридических лиц), опционы эмитента, акции, инвестиционные паи, ипотечные сертификаты участия и др.

2. Согласно ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг бездокументарная форма эмиссионных ценных бумаг — форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании записи в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или в случае депонирования ценных бумаг на основании записи по счету депо.

При этом под системой ведения реестра владельцев ценных бумаг, согласно ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг, понимается совокупность данных, зафиксированных на бумажном носителе и (или) с использованием электронной базы данных, обеспечивающая идентификацию зарегистрированных в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг номинальных держателей и владельцев ценных бумаг и учет их прав в отношении ценных бумаг, зарегистрированных на их имя, позволяющая получать и направлять информацию указанным лицам и составлять реестр владельцев ценных бумаг.

Система ведения реестра владельцев ценных бумаг должна обеспечивать сбор и хранение в течение установленных законодательством Российской Федерации сроков информации о всех фактах и документах, влекущих необходимость внесения изменений в систему ведения реестра владельцев ценных бумаг, и о всех действиях держателя реестра по внесению этих изменений. Реестр владельцев ценных бумаг — это часть системы ведения реестра, представляющая собой список зарегистрированных владельцев с указанием количества, номинальной стоимости и категории принадлежащих им именных ценных бумаг, составленный по состоянию на любую установленную дату и позволяющий идентифицировать этих владельцев, количество и категорию принадлежащих им ценных бумаг.

Владельцы и номинальные держатели ценных бумаг обязаны соблюдать правила представления информации в систему ведения реестра.

3. Законом, определяющим порядок официальной фиксации прав и правообладателей, порядок документального подтверждения записей и порядок совершения операций с бездокументарными ценными бумагами, на который указывается в п. 1 настоящей статьи, является Закон о рынке ценных бумаг.

Так, в соответствии с абз. 5 ст. 29 указанного Закона право на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю: в случае учета прав на ценные бумаги у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, — с момента внесения приходной записи по счету депо приобретателя; в случае учета прав на ценные бумаги в системе ведения реестра — с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя, а в соответствии с абз. 2 ст. 28 этого же Закона права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра — записями на лицевых счетах или в случае учета прав на ценные бумаги в депозитарии — записями по счетам депо в депозитарии.

4. Анализ ст. ст. 28 и 29 Закона о рынке ценных бумаг позволяет сделать вывод, что учет прав на ценные бумаги, отражение операций, связанных с переходом прав на ценные бумаги, и удостоверение прав на ценные бумаги осуществляются либо в системе ведения реестра, либо у лица, осуществляющего депозитарную деятельность; выполнение таких действий иным лицом настоящим Законом не предусмотрено .

———————————
См. разъяснения, данные в письме ФКЦБ России от 26 апреля 1999 г. N ИБ-09/2176 «Об осуществлении функций номинального держателя профессиональными участниками рынка ценных бумаг» // Экономика и жизнь. 1999. N 22.

Деятельностью по ведению реестра владельцев ценных бумаг, согласно ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг, признаются сбор, фиксация, обработка, хранение и предоставление данных, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг. Такой деятельностью вправе заниматься только юридические лица — держатели реестра (регистраторы).

Юридическое лицо, осуществляющее деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг, не вправе осуществлять сделки с ценными бумагами зарегистрированного в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг эмитента.

Держателем реестра может быть эмитент или профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по ведению реестра на основании поручения эмитента. Если число владельцев ценных бумаг превышает 500, держателем реестра должен быть профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по ведению реестра, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом о рынке ценных бумаг. Регистратор имеет право передать часть своих функций по сбору информации, входящей в систему ведения реестра, другим регистраторам. Передача указанных функций не освобождает регистратора от ответственности перед эмитентом.

Порядок ведения реестра определен Постановлениями ФКЦБ России от 2 октября 1997 г. N 27 «Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг» , от 24 июня 1997 г. N 21 «Об утверждении Положения о порядке передачи информации и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг» .

———————————
Вестник ФКЦБ России. 1997. N 7.

Там же. N 4.

5. Депозитарной деятельностью, согласно ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг, признается оказание услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и (или) учету и переходу прав на ценные бумаги.

Профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий депозитарную деятельность, именуется депозитарием. Депозитарием может быть только юридическое лицо.

Заключение депозитарного договора не влечет за собой переход к депозитарию права собственности на ценные бумаги депонента. Депозитарий не имеет права распоряжаться ценными бумагами депонента, управлять ими или осуществлять от имени депонента любые действия с ценными бумагами, кроме осуществляемых по поручению депонента в случаях, предусмотренных депозитарным договором. Депозитарий не имеет права обусловливать заключение депозитарного договора с депонентом отказом последнего хотя бы от одного из прав, закрепленных ценными бумагами. Депозитарий несет гражданско-правовую ответственность за сохранность депонированных у него сертификатов ценных бумаг.

В обязанности депозитария входят:

— регистрация фактов обременения ценных бумаг депонента обязательствами;

— ведение отдельного от других счета депо депонента с указанием даты и основания каждой операции по счету;

— передача депоненту всей информации о ценных бумагах, полученной депозитарием от эмитента или держателя реестра владельцев ценных бумаг.

Депозитарий несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по учету прав на ценные бумаги, в том числе за полноту и правильность записей по счетам депо.

Порядок осуществления депозитарной деятельности конкретизирован Постановлением ФКЦБ России от 16 октября 1997 г. N 36 «Об утверждении Положения о депозитарной деятельности в Российской Федерации, установлении порядка введения его в действие и области применения» .

———————————
Вестник ФКЦБ России. 1997. N 8.

6. Как деятельность регистраторов, так и депозитарная деятельность, связанная с фиксацией прав по бездокументарным ценным бумагам, требуют лицензирования. В соответствии с ч. 1 ст. 39 Закона о рынке ценных бумаг лицензирование осуществляется федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг — Федеральной службой по финансовым рынкам (далее — ФСФР России). Согласно п. 49 ст. 333.33 НК РФ за предоставление лицензии на осуществление деятельности по ведению реестра владельцев ценных бумаг, лицензии на осуществление деятельности специализированного депозитария государственная пошлина составляет 10 тыс. рублей за каждую лицензию. Порядок лицензирования утвержден Приказом ФСФР России от 6 марта 2007 г. N 07-21/пз-н «Об утверждении Порядка лицензирования видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг» .

———————————
Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2007. N 23.

7. Фиксация прав, упоминаемая в данной статье, не представляет собой разновидности государственной регистрации как регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Действующее законодательство, в том числе ГК РФ, Федеральные законы «Об акционерных обществах», «О рынке ценных бумаг», не содержит указания на обязательность регистрации сделки с ценными бумагами (в том числе с акциями). Согласно ст. ст. 8 и 29 Закона о рынке ценных бумаг, а также Положению о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг (утверждено Постановлением ФКЦБ России от 2 октября 1997 г. N 27) соответствующими органами осуществляется лишь учет перехода прав на ценные бумаги путем внесения записи в реестр, что не является регистрацией сделок с ценными бумагами, поскольку у владельца акций есть правовая возможность не сообщать держателю реестра о переходе прав на акции, а также отсутствуют какие-либо меры воздействия на лицо, не сообщившее о таких действиях .

———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2006 г. N 444-О «По жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки Астаховой Ирины Александровны положением подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации».

В то же время операции с бездокументарными ценными бумагами, как определено в п. 2 комментируемой статьи, могут совершаться только при обращении к лицу, которое официально совершает записи прав. Это необходимо также при передаче, предоставлении и ограничении прав. Так, например, право залога на бездокументарные ценные бумаги возникает с момента его фиксации в установленном порядке. Банк — залогодержатель обратился в арбитражный суд с иском к организации — залогодателю о признании за ним права залога на принадлежащие ответчику обыкновенные акции, выпущенные в бездокументарной форме. Банк при этом связывал обладание правом залога с признанием лица, обладающего правом собственности или иным вещным правом на ценные бумаги, владельцем ценных бумаг, а права владельца ценных бумаг должны быть удостоверены — в системе ведения реестра — записями на лицевых счетах у держателя реестра, а при учете прав на ценные бумаги в депозитарии — записями по счетам депо в депозитариях (ст. ст. 2 и 28 Закона о рынке ценных бумаг).

Правило п. 1 ст. 341 ГК РФ, устанавливающее, что право залога возникает с момента заключения договора о залоге, а в отношении залога имущества, подлежащего передаче залогодержателю, — с момента передачи этого имущества, если иное не предусмотрено договором о залоге, не применяется при залоге бездокументарных ценных бумаг. Право залога на такие бумаги возникает на основании ст. 149 ГК РФ только с момента фиксации его в установленном порядке. Требованиям ст. 149 Кодекса соответствует и данное в ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг определение бездокументарной формы эмиссионных ценных бумаг как формы эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании записи в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или в случае депонирования ценных бумаг — на основании записи по счету депо. В связи с этим право залога у истца не возникло, и в иске было правомерно отказано .

———————————
Пункт 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 января 2002 г. N 67 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами» // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

8. Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ было отказано в удовлетворении иска о признании прав на бездокументарные ценные бумаги, поскольку в соответствии с Законом о рынке ценных бумаг права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра; право на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя. Суды, рассматривавшие данный спор, основывались на нормах о договоре купли-продажи и применяли ст. ст. 384, 458 ГК РФ. Исходя из положений ст. 456 ГК РФ и специфики продаваемого товара, а также п. 1 ст. 149 Кодекса, прямо предусматривающего распространение норм о праве собственности на ценные бумаги, суды пришли к выводу о возможности признания за покупателем права собственности на акции, приобретенные им по упомянутой сделке, однако не учли при этом положения ст. ст. 28, 29 Закона о рынке ценных бумаг.

На отсутствие необходимости государственной регистрации прав по бездокументарной ценной бумаге, а также договоров, связанных с ними (купля-продажа, мена, дарение, залог и др.), указывают и многочисленные примеры судебной практики. Так, между истцом и ответчиком был заключен договор о залоге для обеспечения исполнения обязательств по другому договору. Предметом договора залога являлись именные акции, выпущенные в бездокументарной форме. Истец считал договор о залоге недействительным (ничтожным), поскольку в соответствии со ст. 11 Закона РФ «О залоге» залог имущества, подлежащего государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в органе, осуществляющем такую регистрацию. Арбитражный суд в иске о признании договора залога недействительным отказал, исходя из следующего. На момент заключения договора в соответствии со ст. 339 ГК РФ государственной регистрации подлежали только договоры об ипотеке. Договоры о залоге движимого имущества, в том числе и ценных бумаг, такой регистрации не подлежали, независимо от того, подлежит ли регистрации выпуск данных ценных бумаг. Система учета и регистрации прав на эмиссионные ценные бумаги, установленная Законом о рынке ценных бумаг, не является системой государственной регистрации. В связи с изложенным нормы, на которые ссылался истец, не могут применяться после введения в действие ГК РФ и Закона о рынке ценных бумаг .

———————————
Пункт 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 января 2002 г. N 67.

Учет ценных бумаг, их регистрация депозитарием также не являются разновидностью государственной регистрации. Так, например, депозитарий обязан регистрировать факты обременения ценных бумаг клиентов (депонентов) залогом, а также иными правами третьих лиц в порядке, предусмотренном депозитарным договором (п. 5.3 Постановления ФКЦБ России от 16 октября 1997 г. N 36 «Об утверждении Положения о депозитарной деятельности в Российской Федерации, установлении порядка введения его в действие и области применения» ).

———————————
Вестник ФКЦБ России. 1997. N 8.

9. В абз. 2 п. 1 комментируемой статьи предусматривается выдача документа, свидетельствующего о закрепленном праве. Таким документом является выписка из системы ведения реестра по лицевому счету. Держатель реестра обязан по требованию владельца или лица, действующего от его имени, а также номинального держателя ценных бумаг согласно ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг предоставить такую выписку в течение пяти рабочих дней. Владелец ценных бумаг не имеет права требовать включения в выписку из системы ведения реестра не относящейся к нему информации, в том числе информации о других владельцах ценных бумаг и количестве принадлежащих им ценных бумаг. Выпиской из системы ведения реестра является документ, выдаваемый держателем реестра с указанием владельца лицевого счета, количества ценных бумаг каждого выпуска, числящихся на этом счете в момент выдачи выписки, фактов их обременения обязательствами, а также иной информации, относящейся к этим бумагам.

Выписка из системы ведения реестра должна содержать отметку о всех ограничениях или фактах обременения ценных бумаг, на которые выдается выписка, обязательствами, зафиксированных на дату составления в системе ведения реестра. При этом в случае прекращения действия договора на ведение реестра или прекращения действия лицензии, упоминаемой в п. 1 комментируемой статьи, все выписки из реестра и операции, совершаемые регистратором после этой даты, являются недействительными. Выписки из реестра не являются ценными бумагами.

10. К бездокументарным ценным бумагам по общему правилу применяются те же нормы, которые регулируют гражданский оборот документарных ценных бумаг. Так, например, в соответствии со ст. 1025 ГК РФ бездокументарные ценные бумаги могут быть объектом доверительного управления, как и иные ценные бумаги. При передаче в доверительное управление ценных бумаг может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, передаваемых в доверительное управление разными лицами. Правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами определяются в договоре доверительного управления.

Применение общих положений к бездокументарным ценным бумагам нередко порождает споры на практике. Так, например, Постановлением Президиума ВАС РФ от 1 марта 2005 г. N 8815/04 по делу N А02-1815/2003 в удовлетворении иска об изъятии бездокументарных простых акций было отказано, поскольку бездокументарные ценные бумаги не были каким-либо образом индивидуализированы; удовлетворение иска об изъятии индивидуально-определенных вещей возможно лишь при наличии объекта обязательства у продавца.

По мнению Президиума ВАС РФ, удовлетворяя заявленное требование, суды не должны были применять к названным правоотношениям положение п. 1 ст. 237 ГК РФ, устанавливающее, что изъятие имущества путем обращения взыскания на него по обязательствам собственника производится на основании решения суда, если иной порядок обращения взыскания не предусмотрен законом или договором. Однако данная норма определяет порядок (процедуру) обращения взыскания на имущество собственника для целей удовлетворения требований по его обязательствам и не определяет оснований для изъятия конкретного имущества у должника в обязательстве передать вещь (вещи) согласно договору купли-продажи.

5. Защита прав собственников (держателей) ценных бумаг

Собственники (держатели) ценных бумаг пользуются всеми средствами защиты прав, предусмотренными гражданским законодательством.

Собственник вправе предъявлять иски о возмещении вреда к лицам, которые своими незаконными действиями уничтожили ценную бумагу либо воспрепятствовали ее использованию, причем в виде общего правила здесь возможно предъявление требования о взыскании убытков в полном объеме. В случае незаконного получения тех благ, которые предоставляются держателям бумаг, даже при невиновности получателя блага, он обязан удовлетворить требование, вытекающее из неосновательного обогащения.

В отношениях же между лицами, связанными одной ценной бумагой (эмитент, индоссант, индоссат, авалист, акцептант, акционер, облигационер, коносаментодержатель и т. п.), защита прав заключается в требовании об осуществлении прав (исполнении обязанностей), вытекающих из каждого факта приобретения, передачи либо предъявления к исполнению ценной бумаги. При неисполнении подобного требования в его реальном содержании лицо, нарушившее то или иное обязательство (передать бумагу, выдать груз, выплатить деньги), может быть привлечено к ответственности в форме полного возмещения убытков, уплаты неустойки и т. п.

Формой защиты права служит и предъявление регрессных требований держателя неисполненной ценной бумаги к правопередатчику либо обеспечителю.

Защита права законного держателя ценной бумаги может сводиться к восстановлению права на ценную бумагу как материальный документ. Требования подобного рода принято называть вещноправовыми способами защиты права собственности путем восстановления возможности в полном объеме осуществлять правомочия собственника как такового. Это общеизвестные иски: о признании права собственности, виндикационный и негаторный.

Иск о признании права на ценную бумагу как таковой не требует включения дополнительного требования о передаче вещи, устранении препятствий к свободной возможности пользования и распоряжения ею. Сам факт признания вытекает либо из оспаривания права другим лицом, либо из стремления предотвратить возможные нарушения, связанные с недостаточной достоверностью фактов, подтверждающих право. Например, именная ценная бумага имеет расхождения с обозначением ее держателя в тексте бумаги и тексте документа, удостоверяющего личность. В бумаге – Аленко, а в документе, удостоверяющем личность, – Аленков. В Казахстане возможно расхождение между русской и казахской транскрипцией имени и т. п. Возможно признание на ценную бумагу не только права собственности, но и иного вещного права (залога, хранения, хозяйственного ведения, оперативного управления). Вполне возможным является иск об изъятии ценной бумаги собственником у незаконного владельца. Именно такой способ защиты права собственности на ордерную или предъявительскую ценную бумагу предусмотрен пунктом 2 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан.

Некоторыми заметными особенностями должны отличаться вещные иски о защите права собственности на бездокументарную оборотную запись.

Поскольку, как говорилось выше (раздел 2), мы полагаем, что правомочия такого собственника не охватывают владения, то к данным отношениям не может применяться виндикационный иск, все буквальное содержание которого направлено на защиту нарушенного права владения путем передачи веши от незаконного владельца невладеющему собственнику. В казахстанских судах были случаи предъявления и даже удовлетворения виндикационных исков при спорах о законности права собственности на бездокументарные ценные бумаги. Во всех подобных случаях было явное нарушение названия иска.

Что же касается другого иска, специально направленного на защиту нарушенного права собственности, – негаторного иска, то его применение в рассматриваемых отношениях вполне допустимо. Более того, он может послужить действенным средством устранения всяких ограничений со стороны третьих лиц в пользовании или распоряжении бездокументарными оборотными записями, например, устранения препятствий участию акционера в общем собрании.

Но наиболее важным в защите права собственности на рассматриваемые записи представляется предусмотренный статьей 259 ГК иск о признании права собственности. Подобный иск может быть предъявлен в споре между двумя лицами, претендующими на признание их собственниками записи (например, акционерами). Примерами исков о признании могут служить судебные требования об освобождении бездокументарных оборотных записей (по традиционной терминологии – бездокументарных ценных бумаг) от ареста. Если же возникают иные, связанные с этим, требования, например, о выплате дивидендов, о законности передачи записи другому лицу и т. п., то до их удовлетворения необходимо выяснить, кто из участников спора должен быть признан собственником акций, облигаций и пр. В такой ситуации требование о признании права в форме самостоятельного иска обычно не рассматривается, он соединяется с иском о защите права.

Однако, поскольку речь идет о вещном иске как способе защиты передаваемого права собственности, мы должны определить юридические последствия действий лица, незаконно передающего другому лицу право собственности на бездокументарную оборотную запись. Здесь очевидна ситуация, сходная с той, какая возникает при виндикационном иске, предъявляемом к добросовестному приобретателю виндицируемого имущества. Согласно статье 261 ГК имущество всегда должно быть изъято у недобросовестного приобретателя, но если приобретатель добросовестный, то в иске может быть отказано. То есть добросовестный приобретатель может быть признан собственником, если имущество вышло из рук первоначального собственника по его воле (пункт 1 указанной статьи). Иначе говоря, непосредственный продавец имущества может оказаться не собственником, но получивший от него имущество добросовестный приобретатель может быть признан собственником. Здесь мы видим действующее уже тысячелетия исключение из общего правила – Nemo plus juris ad alium transferre potest, quam ipse habet – никто не может передать другому больше прав, чем сам имеет.

Опираясь на аналогию, в случаях спора о признании права собственности на бездокументарную оборотную запись, суд должен признавать такое право за добросовестным приобретателем, даже если оно перешло к нему от лица, не имевшего права на такую передачу.

Вот пример из практики. При приватизации в 1996 г. предприятия, преобразованного для этой цели в акционерное общество, в договор купли-продажи акций фирме «Экспресс» было включено условие, что она до 2005 г. не будет продавать более 15 % этих акций. Однако покупатель в 1996 г. продал акции, превышающие этот предел, фирме «Прогресс» (названия фирм условные). Акции в бездокументарной форме в соответствии с правилами были зарегистрированы на приобретателя. Возник спор о законности их приобретения фирмой «Прогресс» и, следовательно, о возможности их изъятия у приобретателя. Спор, по существу, сводился к записи у регистратора о том, кто является их собственником. Полагаем, что, поскольку акции перешли из рук эмитента по его воле, а фирма «Прогресс» является их законным приобретателем, эта фирма и должна быть признана собственником. Что касается действий фирмы «Экспресс», то только она должна отвечать перед первоначальным продавцом акций.

Таким образом, при рассмотрении спора о признании права собственности на бездокументарную оборотную запись следует учитывать выражение воли продавца на перевод права собственности на запись к ее покупателю и добросовестность конечного приобретателя записи.

При разрешении всех споров о признании права собственности на бездокументарную оборотную запись, рассматриваемых как самостоятельно, так и в соединении с требованием о защите от нарушений, возникает проблема презумпции, аналогичная проблеме определения собственника в спорах о праве собственности на вещь. В последнем случае, как известно, собственником предполагается владелец.

Но выше уже говорилось, что в спорах о праве на запись нет владельца в строгом правовом понимании. Поэтому при спорах о признании права собственности на данный объект должна, по нашему мнению, применяться презумпция принадлежности права тому, кто зарегистрирован в надлежащем реестре в качестве фактического собственника. Ему в этой части не нужно ничего доказывать. Его же противнику, напротив, чтобы добиться признания права, на которое он претендует, нужно доказать, что регистрационная запись ошибочна либо совершена злоумышленно и т. п.

Важным способом защиты права собственников (законных держателей) ценной бумаги служит восстановление прав на утраченный документ. Порядок восстановления таких прав – вызывное производство – регламентирует глава 39 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан. Он рассмотрен выше, в разделе 4. Но для восстановления прав на бездокументарную оборотную запись этот порядок не применим. Дело в том, что ГПК по его точному тексту применяет вызывное производство только для ордерных и предъявительских, но не для именных ценных бумаг. Но такого деления не может быть в классификации бездокументарных оборотных записей, о чем говорилось выше, в разделе 2. Бездокументарные оборотные записи вообще не могут быть предъявительскими. А бездокументарный процесс, удостоверяющий принадлежность тех или иных записей определенным лицам либо переданного права на запись другим лицам, не проводит каких-либо различий для именных и ордерных способов фиксации. И это вызывает определенные текстуальные затруднения. Так, законодательство об организованном рынке ценных бумаг допускает выпуск акций и облигаций только в виде именных ценных бумаг (см., например, пункт 5 Положения о порядке регистрации выпуска и погашения облигаций, утвержденного постановлением Национальной комиссии Республики Казахстан по ценным бумагам от 12.12.1996 г. № 156) и при этом только в дематериализованной (т. е. бездокументарной) форме (см. пункт 6 Правил выпуска, обращения и погашения специальных валютных государственных облигаций со сроком обращения пять лет, утвержденных постановлением Правительства Республики Казахстан от 05.04.1999 г. № 363).

Глава 29 ГПК не допускает вызывного производства для восстановления прав на утраченные именные ценные бумаги, полагая, очевидно, что здесь должен применяться общий порядок признания права и выдачи дубликата утраченного документа. Это вполне возможно при применении ценной бумаги, содержание которой закреплено традиционным бумажным носителем, но при дематериализации носителя держатели прав и акты передачи прав и на именную, и на ордерную ценную бумагу (в привычной терминологии) фиксируются одинаково, и выдача дубликата, равносильного по своей юридической силе утраченной именной ценной бумаге, невозможна.

Выход один: при утрате именной ценной бумаги, эмитированной в бездокументарной (дематериализованной) форме, она может быть восстановлена так же, как и утраченная бездокументарная ордерная бумага. О порядке такого восстановления говорилось в разделе 2.

Таковы общие правила, определяющие правовой режим ценных бумаг и направления желательного уточнения такого режима, целесообразные для повышения эффективности применения ценных бумаг.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Основной текст

Федеральный закон от 02.07.2013 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» закрепил и ввел в действие с 1 октября 2013 года два самостоятельных института: документарных и бездокументарных ценных бумаг. До введения в действия данных поправок в ГК РФ, институт ценных бумаг являлся целостным, а бездокументарные ценные бумаги подпадали под то же правовое регулирование, что и документарные. С.А. Хабаров, вполне обоснованно, на взгляд автора, назвал данные изменения мини-кодификацией ценных бумаг.

Бездокументарная форма ценных бумаг является достаточно популярным инструментом на финансовом рынке. А.Ю. Никифоров предполагает, что мотивами их использования участниками рынка могут являться:

— существенное упрощение совершения сделок;

— значительное сокращение сроков совершения сделок;

— отсутствие затрат на хранение ценных бумаг и на страхование рисков, связанных с их хранением.

Итак, в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 142 ГК РФ, бездокументарными ценными бумагами признаются обязательственные и иные права, которые закреплены в решении о выпуске или ином акте лица, выпустившего ценные бумаги в соответствии с требованиями закона, и осуществление и передача которых возможны только с соблюдением правил учета этих прав в соответствии со статьей 149 настоящего Кодекса.

Формулировка «иные права» в данной норме, то Г. Н. Шевченко без колебаний утверждает: «…что касается правовой природы иных прав, которые могут выражаться в бездокументарных ценных бумагах, то уже сейчас можно также дать однозначный ответ: это корпоративные права, которые наконец-то получили законодательное закрепление (ст. 2 ГК РФ)», а акция, на ее взгляд, является единственной ценной бумагой, закрепляющей корпоративные права.

Бездокументарные бумаги, по сути своей, являются имущественными (преимущественно) правами. Они появились в связи с лишением материального носителя обыкновенных документарных бумаг. То есть, это те же ценные бумаги, только в электронной форме. Однако не стоит считать их разрозненными имущественными правами, так как бездокументарная бумага являет собой «некий комплекс прав (совокупность прав), определенный в законодательстве как ценная бумага».

Ст. 128 ГК РФ прямо исключает бездокументарные ценные бумаги из категории вещей, и вместе с безналичными денежными средствами относит к иному имуществу. То есть бездокументарным ценным бумагам законодатель придал статус самостоятельного гражданско-правового объекта.

В связи с вышеизложенным возникает вопрос о правовой природе бездокументарных ценных бумаг с точки зрения юридической науки и доктрины гражданского права. Ранее все без исключения ценные бумаги относились к материальным объектам, а в научной литературе существовало два основных подхода к пониманию ценных бумаг. Приверженцы первого подхода считают все ценные бумаги совокупностью имущественных прав, тогда как второй подход заключается в мнении о необходимости разделения правового регулирования документарных ценных бумаг (материальные объекты права), и бездокументарных ценных бумаг (имущественные права либо способ фиксации прав).

Однако есть авторы, критикующие оба научных подхода. Например, Г.Н. Шевченко называет обе концепции довольно неоднородными, полагая, что они включают в себя большое количество различных течений в понимании бездокументарных ценных бумаг, что, по ее мнению, не способствует уяснению сути бездокументарных ценных бумаг.

ГК РФ в новой редакции, свою очередь, установил третий подход. Теперь действующее законодательство установило бездокументарные ценные бумаги в качестве вида или ответвления ценных бумаг, что прямо следует из «если иное не установлено настоящим Кодексом, законом или не вытекает из п. 6 ст. 143 ГК РФ: правовое регулирование бездокументарных ценных бумаг, за исключением установленных для них особенностей, регламентируется нормами об именных документарных ценных бумагах.

Такой подход, по мнению С.А. Хабарова, Г.Н. Шевченко, и ряда других авторов, если и небезупречен, все же «позволяет регулировать отношения, связанные с бездокументарными ценными бумагами, не ломая сложившихся за десятилетия отношений, сохранив их преемственность».

По субъективному мнению автора, данная концепция все же является недоработанной. С точки зрения практики данный подход действительно является обоснованным, однако с точки зрения юридической теории, разумеется, хотелось бы добиться стройности и логической завершенности норм права. Возможно, в будущем, при дальнейшем развитии данных отношений, будет выработан новый, более логичный подход.

Отсутствие стройности данного подхода подтверждает и несовершенство конкретных средств защиты бездокументарных ценных бумаг. Речь, конечно, пойдет о виндикации. Еще до «реформы» ГК РФ В.А. Белов отмечал невозможность применения виндикационного иска к бездокументарным ценным бумагам, так как «виндикационный иск как иск, направленный на восстановление нарушенного владения индивидуально-определенной вещью, не может быть применим к защите титульного господства иного, нежели владение, в т.ч. он не может быть применен и для защиты имущественных прав, составляющих бездокументарные акции».

А.Ю. Никифоров же, в свою очередь, высказал мнение, что нецелесообразно конструировать отдельный иск, аналогичный по своим признакам, кроме предмета, виндикации, а тем более с предлагаемой им необходимостью «признания бездокументарных ценных бумаг, как и некоторых других нематериальных объектов прав, предметом регулирования вещного права».

Сегодня п. 1 ст. 149.3 ГК РФ устанавливает прямой запрет на виндикацию бездокументарных ценных бумаг, удостоверяющих только денежные права требования, а также таких бездокументарных ценных бумаг, которые приобретены на организованных торгах, независимо от вида удостоверяемого права. В свою очередь ст. 149.3 ГК РФ устанавливает правила защиты нарушенных прав остальных правообладателей.

Правообладатель ценных бумаг, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счет которого ценные бумаги были зачислены, возврата такого же количества соответствующих ценных бумаг. Бездокументарные ценные бумаги, которые удостоверяют лишь денежное право требования, а также ценные бумаги, приобретенные на организованных торгах, независимо от вида удостоверяемого права, не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Добросовестным приобретателем, в соответствии с п. 20 ст. 2 ФЗ «О рынке ценных бумаг», является лицо, к которому помимо классического субъективного признака «не знал и не мог знать», применяется и объективный признак: добросовестный приобретатель должен оплатить приобретенные ценные бумаги.

Помимо этого, бездокументарные ценные бумаги, безвозмездно приобретенные у лица, которое не имело права их отчуждать, могут быть истребованы во всех случаях. Если такие ценные бумаги были конвертированы, то правообладатель вправе истребовать те ценные бумаги, в которые были конвертированы незаконно списанные ценные бумаги.

Если существует возможность приобретения таких же ценных бумаг на организованных торгах, то правообладателю предоставляется право выбора: потребовать от лиц, несущих перед ним ответственность, приобретения таких же ценных бумаг за их счет либо возмещения всех необходимых для их приобретения расходов.

Как отмечает Г.Н. Шевченко, «нетрудно заметить, что иск, предусмотренный ст. 149.3 ГК РФ, построен по аналогии с виндикационным иском, имеется и определенная терминологическая схожесть с текстами ст. 301 и 302 ГК РФ». Но, несмотря на это, Г.Н. Шевченко предлагает рассматривать данный иск как отдельный (в противовес А.Ю. Никифорову и соглашаясь с В.А. Беловым), а не виндикационный, в силу особенностей самих бездокументарных ценных бумаг, не являющихся вещью, что автор доклада находит весьма конструктивным аргументом.

Проблема защиты правообладателя, утратившего вопреки своей воле бездокументарные ценные бумаги, в п. 1 ст. 149.3 ГК РФ решается таким образом: правообладатель, со счета которого были неправомерно списаны бездокументарные ценные бумаги, вправе требовать от лица, на счете которого они находятся, возврата такого же количества ценных бумаг. То есть важны не те самые бездокументарные ценные бумаги, а такой же их объем, количество. А.В. Самигулина отмечает, что данной нормой «фактически был поддержан довод сторонников догматического подхода к институту бездокументарных ценных бумаг, которые указывали на невозможность виндикации прав и родовых вещей».

Автор считает необходимым согласиться с мнением ученых о невозможности применения к бездокументарным ценным бумагам такого средства защиты, как виндикация, и считаем необходимым выработку отдельного средства защиты для бездокументарных ценных бумаг, в том числе отдельного от средств защиты документарных ценных бумаг. На взгляд автора, многочисленность так внезапно возникших доктринальных точек зрений и споров указывает на серьезную недоработку инструментария правового режима бездокументарных ценных бумаг. Последний и на сегодняшний день остается до конца невыясненным.

В качестве выводов можно сказать о том, что бездокументарные ценные бумаги являются на сегодняшний день самостоятельным объектом прав, из чего следует, что правовой режим такого объекта должен быть описан предельно ясно. В первую очередь, видится необходимым разрешение вопроса о соотношении норм вещного и обязательственного права при регулировании бездокументарных ценных бумаг. Кроме того, бездокументарным бумагам, обладающим не вещной природой, необходимо прямо указать на возможность применения, в отдельных случаях, норм, регулирующих право собственности.

Никифоров А. Ю. Бездокументарные ценные бумаги: История возникновения и распространения бездокументарных ценных бумаг – Версия Проф. Режим доступа: СПС Консультант Плюс.

Шевченко Г.Н. Бездокументарные ценные бумаги в российском гражданском праве – Версия Проф. Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.

Шевченко Г.Н. Бездокументарные ценные бумаги в российском гражданском праве – Версия Проф. Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.

Шевченко Г.Н. Бездокументарные ценные бумаги в российском гражданском праве – Версия Проф. Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.

Белов, В. А. К вопросу о так называемой виндикации бездокументарных ценных бумаг. // Закон. — 2006. — №7. — С. 92.

Никифоров А.Ю. Бездокументарные ценные бумаги: История возникновения и распространения бездокументарных ценных бумаг — Версия Проф. Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.

Шевченко Г.Н. Бездокументарные ценные бумаги в российском гражданском праве – Версия Проф. Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.

Самигулина А.В. Особенности правового регулирования документарных и бездокументарных ценных бумаг // Вестник арбитражной практики №2 (51). С. 6-14.

Список литературы

2. Белов В.А. К вопросу о так называемой виндикации бездокументарных ценных бумаг. // Закон. — 2006. — №7. — С. 91 — 96.

3. Никифоров А.Ю. Бездокументарные ценные бумаги: История возникновения и распространения бездокументарных ценных бумаг — Версия Проф. Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.

4. Самигулина А.В. Особенности правового регулирования документарных и бездокументарных ценных бумаг // Вестник арбитражной практики №2 (51). С. 6-14.

6. Шевченко Г.Н. Бездокументарные ценные бумаги в российском гражданском праве – Версия Проф. Режим доступа: СПС КонсультантПлюс.

Таким образом, ценная бумага — строго формальный документ. Отсутствие обязательных реквизитов, предусмотренных для данного вида ценной бумаги, или несоответствие ценной бумаги установленной для неё форме влечёт её ничтожность. Например, если вексель составлен с нарушением формы (чаще всего неправильно указывается дата оплаты векселя), то такой документ не может рассматриваться как вексель.

Отличительная особенность всех видов ценных бумаг — необходимость их предъявления для осуществления прав, удостоверенных ценными бумагами. В этом отличие прав субъектов гражданско-правовой сделки, осуществление которой не требует, по общему правилу, предъявления документа, подтверждающего заключение данной сделки.

Ценные бумаги подразделяются на «казуальные» и «абстрактные». Казуальными являются ценные бумаги, содержащие ссылку на основную сделку. В тех случаях, когда из ценной бумаги возникает новое обязательство, которое не зависит от лежащей в его основе сделки, имеют место абстрактные ценные бумаги. Так, если покупатель продукции расплатился путём передачи чека, то обязательство выплатить по чеку не зависит от обязательства, основанного на договоре купли-продажи.

В качестве особого материального объекта гражданского права в различных отношениях выступают деньги. Они могут быть основным объектом правоотношения, например, в договоре займа, но чаще выступают в качестве всеобщего эквивалента как средство платежа. При этом деньги в наибольшей степени являются родовыми, заменимыми и делимыми вещами. Денежную купюру можно разменять на более мелкие купюры, а в качестве всеобщего эквивалента могут заменить любую другую вещь, свободно обращающуюся на рынке. В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса деньгами можно возместить даже моральный вред.

Способ расчётов не влияет на качество денег и вид платежа. Расчёты могут проводиться в наличной форме путём передачи определённой суммы денег управомоченному лицу и путём безналичных расчётов через кредитное учреждение, путём списания суммы долга со счёта одного лица и зачисления этой суммы на счёт другого.

Деньги могут выступать и в качестве индивидуально-определённой вещи, если они, например, приобретены для коллекции нумизмата или служат целям правоохранительных органов для поимки преступника или получения вещественного доказательства. Во всех случаях каждый денежный знак индивидуализирован своим номером, неделим и незаменим, и на деньги распространяются общие правила об имуществе, за изъятиями, установленными законом. Так, деньги не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Права, удостоверенные ценной бумагой, могут принадлежать:

— предъявителю ценной бумаги (ценная бумага на предъявителя);

— названному в ценной бумаге лицу (именная ценная бумага);

— названному в ценной бумаге лицу, которое может само осуществить эти права или назначить своим распоряжением (приказом) другое управомоченное лицо (ордерная ценная бумага) (ст.145 ГК РФ).

Особенность всех видов ценных бумаг — возможность их широкого обращения, что достигается за счёт упрощённого порядка передачи прав по ценной бумаге. Права, удостоверенные ценной бумагой на предъявителя, передаются путём вручения ценной бумаги новому владельцу. Предъявительские ценные бумаги обладают наибольшей оборотоспособностью. Более сложный порядок передачи именных ценных бумаг, которые можно переуступить только в обычном гражданско-правовом порядке, установленном для уступки требования, т.е. путём заключения сделки между новым и предыдущим владельцами ценной бумаги. Права по ордерной ценной бумаге передаются с помощью передаточной надписи — индоссамента.

К ценным бумагам относятся:

— государственная облигация,

— облигация,

— вексель,

— чек,

— депозитный и сберегательный сертификаты,

— банковская сберегательная книжка на предъявителя,

— коносамент,

— акция,

— приватизационные ценные бумаги

другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг (ст.143 ГК РФ);

бездокументарные ценные бумаги (ст.149 ГК РФ).

Все предметы → Гражданское право. Общая часть

Бездокументарная ценная бумага не является документом, все её реквизиты и удостоверяемые ею права фиксируются в электронной или цифровой форме. Такие бумаги существуют в форме записей на лицевом счёте, который открыт её владельцу в специальном Реестре владельцев ценных бумаг, либо на специальном счёте в депозитарии (счёт депо). Такую фиксацию (электронно-цифровую) может осуществлять только коммерческая организация на основании специальной лицензии. Организация, осуществляющая бездокументарную фиксацию прав, выдаёт правообладателю документ, свидетельствующий о закреплённом праве.

В настоящее время бездокументарная форма является основной при размещении и обороте акций. Ведётся реестр акционеров, каждому акционеру открывается счёт, на который зачисляется общее количество приобретённых им акций. При этом самим акционерам по их требованиям выдаются сертификаты акций или иные документы, подтверждающие их участие в акционерном обществе.

Бездокументарные ценные бумаги – это общепринятая юридическая фикция, поскольку в объективной реальности имущественные права обладателей таких бумаг не закреплены на каком-либо внешнем материальном носителе. Именно поэтому бездокументарные ценные бумаги не могут быть утрачены физически, их невозможно фактически вручить, физически изъять. В случае обращения взыскания на такие бумаги процессуальному аресту подлежит сам лицевой счёт. При этом большинство ценных бумаг могут выпускаться только в документарной форме. В бездокументарной форме размещаются только акции.

В ценной бумаге должны быть указаны имущественные права, реализовать которые может только её законный владелец, при этом содержится указание на вид и объём удостоверяемых прав.

Закреплённые в ценной бумаге имущественные права могут осуществляться или передаваться только по предъявлению самой бумаги. Таким образом, удостоверенное ценной бумагой право и сама ценная бумага неразрывно связаны.

В случаях, предусмотренных законом, для осуществлении и передачи удостоверенных ценной бумагой прав достаточно предоставить доказательства закрепления этих бумаг в специальном реестре.

Это правило применяется в отношении бездокументарных акций. В этом случае при совершении сделки право, закреплённое в такой бумаге, переходит к новому правообладателю с момента внесения приходной записи по лицевому счёту или счёту депо. Такой способ передачи называется трансферт.

Публичная достоверность позволяет отграничить ценную бумагу от иных юридических документов, которые также могут закреплять имущественные права: от расписок в получении займа, от иных долговых расписок, от письменных договоров, от передаточных актов, от накладных и т.п.

Признак публичной достоверности означает, что правообладатель вправе потребовать исполнение по ценной бумаге, опираясь при этом только на соблюдённую форму бумаги и реквизиты. Иных доказательств наличия у него существующего права не требуется. При этом должник обязан произвести исполнение по ценной бумаге только лишь убедившись в том, что она соответствует форме и реквизитам, не является фальшивой, поддельной. Отсюда правило: должник, возражающий против требования правообладателя, может его оспаривать только лишь ссылаясь на несоблюдение форме и реквизитов, либо на поддельность самой бумаги, на иные обстоятельства он ссылаться не может.