Закон о растительном мире РФ

В соответствии с Законом Республики Беларусь от 18 декабря 2018 г. № 153-З внесены изменения и дополнения в Закон Республики Беларусь «О растительном мире», которые вступили в силу 29.04.2019г.:

Статья 37. Основания для удаления, пересадки объектов растительного мира

Удаление, пересадка объектов растительного мира осуществляються на основании:

утвержденной в установленном законодательством Республики Беларусь порядке проектной документации;

разрешения местного исполнительного и распорядительного органа;

решения государственного органа об изменении или снятии установленных в соответствии с настоящим Законом и иными законодательными актами Республики Беларусь ограничений или запретов; утвержденных в установленном порядке мероприятий по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС;

заключения о признании дерева опасным;

акта о наличии места произрастания деревьев, кустарников, относящихся к видам, распространение и численность которых подлежат регулированию; предварительного уведомления местного исполнительного и распорядительного органа о планируемых удалении, пересадке объектов растительного мира;

на иных основаниях, предусмотренных настоящим Законом и иными законодательными актами Республики Беларусь.

Без документов, указанных в части первой настоящей статьи, за исключением случая, предусмотренного статьей 374 настоящего Закона, осуществляются:

удаление, пересадка объектов растительного мира при проведении работ по эксплуатации (обслуживанию) мелиоративных систем и отдельно расположенных гидротехнических сооружений (за исключением деревьев, кустарников, произрастающих в противоэрозионных насаждениях);

удаление, пересадка деревьев, кустарников, произрастающих в границах земельных участков, предоставленных для строительства и (или) обслуживания газопроводов, нефтепроводов (продуктопроводов), воздушных и кабельных линий электропередачи и связи, тепловых, водопроводных и канализационных сетей, за исключением случаев возведения указанных объектов, их реконструкции с предоставлением дополнительных земельных участков. В этих случаях удаление, пересадка деревьев, кустарников осуществляются на основании утвержденной в установленном законодательством Республики Беларусь порядке проектной документации;

удаление, пересадка деревьев, кустарников, произрастающих в границах отдельных объектов военной инфраструктуры (полигоны, базы (склады) хранения боеприпасов, объекты военно-воздушных сил и войск противовоздушной обороны), расположенных на землях, предоставленных для нужд обороны;

удаление упавших деревьев (за исключением произраставших на землях запаса, землях общего пользования населенных пунктов) пользователями земельных участков в границах предоставленных им земельных участков, а также иными лицами на основании гражданско-правового договора с пользователями земельных участков; удаление цветников, газонов, иного травяного покрова (за исключением их удаления на землях общего пользования населенных пунктов) пользователями земельных участков в границах предоставленных им земельных участков, а также иными лицами на основании гражданско-правового договора с пользователями земельных участков;

удаление объектов растительного мира при ликвидации чрезвычайной ситуации и ее последствий; удаление растений (за исключением деревьев, кустарников), относящихся к видам, распространение и численность которых подлежат регулированию в соответствии со статьей 26 настоящего Закона;

удаление, пересадка объектов растительного мира, произрастающих в границах земельных участков, предоставленных для коллективного садоводства и дачного строительства, земельных участков, предоставленных гражданам для строительства и обслуживания жилого дома (квартиры в блокированном жилом доме), ведения личного подсобного хозяйства, огородничества, сенокошения, выпаса сельскохозяйственных животных, земельных участков, предоставленных в частную собственность негосударственным юридическим лицам, собственность иностранным государствам, международным организациям.

Статья 371 Общие требования при удалении, пересадке объектов растительного мира.

Статья 372 Удаление, пересадка объектов растительного мира на основании утвержденной в установленном законодательством Республики Беларусь порядке проектной документации.

Статья 373 Удаление, пересадка объектов растительного мира на основании разрешения местного исполнительного и распорядительного органа.

Статья 374 Удаление, пересадка объектов растительного мира на основании решения государственного органа об изменении или снятии установленных в соответствии с настоящим Законом и иными законодательными актами Республики Беларусь ограничений или запретов.

Статья 375 Удаление объектов растительного мира на основании утвержденных в установленном порядке мероприятий по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Статья 376 Удаление деревьев на основании заключения о признании дерева опасным.

Статья 377 Удаление деревьев, кустарников на основании акта о наличии места произрастания деревьев, кустарников, относящихся к видам, распространение и численность которых подлежат регулированию.

Статья 378 Удаление, пересадка объектов растительного мира на основании предварительного уведомления местного исполнительного и распорядительного органа о планируемых удалении, пересадке объектов растительного мира.

Статья 379 Удаление объектов растительного мира при ликвидации чрезвычайной ситуации и ее последствий.

Статья 3710 Обрезка деревьев, кустарников.

Ивацевичская районная инспекция природных ресурсов и охраны окружающей среды просит руководителей предприятий и организаций района, осуществляющих обращение с объектами растительного мира обратить внимание, что статья 37 настоящего Закона поделена на части (примы) регламентирующие обращение с объектами растительного мира по каждому виду деятельности, в которых отражены все действия субъектов хозяйствования.

Растительный мир назван в качестве одного из компонентов природной среды в ст. 1 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды». Однако в российском законодательстве традиционно только в отношении одной из составляющих растительного мира, а именно лесов, осуществляется детальное регулирование использования и охраны. Разумеется, лес является наиболее крупной и ценной частью растительного мира, с ранних времен существования человечества выступавший прежде всего источником древесины, в связи с чем нормы о правах на данный природный ресурс и режиме его использования возникли еще в древности. К настоящему времени большинство стран, в том числе Россия, имеют сложившуюся самостоятельную отрасль лесного законодательства.
Леса сохраняют свое хозяйственное значение и остаются уникальным природным объектом, представляющим собой естественный биоценоз, один из основных источников кислорода на планете, среду обитания разнообразных животных, птиц, насекомых и т.д. Однако все большее значение приобретает иная покрывающая землю растительность. Так, развитие научно-технического прогресса привело к необходимости и сделало возможной борьбу за биоразнообразие, т.е. сохранение всех видов и сортов существующих на земле растений, а также их генетических ресурсов, поиск, кроме традиционно использующихся в качестве сельскохозяйственных, растений, которые могли бы употребляться в пищу и являться лекарственным сырьем. Таким образом, и другие, кроме лесных, растения все больше используются в качестве природного ресурса, одновременно усиливается и их природоохранное значение. В частности, в условиях, когда основная часть населения проживает в городах, в том числе мегаполисах, невозможно переоценить роль городских зеленых насаждений в создании и поддержании благоприятной для человека окружающей среды. Возрастание же антропогенного воздействия на растительный мир можно проиллюстрировать следующим примером: при выведении сортов растений с заданными свойствами, выращивании генномодифицированных растений происходит спонтанное опыление дикорастущей растительности, причем зачастую на значительных территориях, прилегающих к соответствующим полям, и это чревато нарастанием серьезных изменений в генетике такой растительности.
Между тем, несмотря на то что в нормативных актах встречается упоминание законодательства о растительном мире <1> (например, в Федеральном законе от 10 января 1996 г. N 4-ФЗ «О мелиорации земель»: «мелиоративные мероприятия осуществляются с соблюдением требований… лесного законодательства Российской Федерации, а также законодательства Российской Федерации… о растительном мире»), такого обособленного законодательного массива или тем более подотрасли природоресурсного законодательства не существует.
———————————
<1> В научной литературе используется также термин «флористическое законодательство». См., например: Соколова А.К. Законодательные предпосылки формирования правовой охраны объектов растительного мира. Проблемы законности: Сб. науч. работ. Харьков, 2014. Вып. 125. С. 163 — 171.
При этом нельзя не обратить внимание на то, что общий термин «растительный мир», как и понятие «объекты растительного мира», достаточно широко используется в законодательстве. Так, в соответствии со ст. 56 Земельного кодекса РФ в целях создания особых условий охраны растительного мира могут устанавливаться ограничения прав на землю.
Федеральный закон от 14 марта 1995 г. N 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» говорит о сохранении объектов растительного и животного мира и среды их обитания (подп. «а» п. 1 ст. 2), а также о сохранении растительного мира и его разнообразия (ст. 28).
Объекты растительного мира упоминаются в Лесном кодексе РФ (п. 3 ст. 41), Водном кодексе РФ (подп. 1 ст. 3) и ряде других федеральных законов.
Однако определений указанных понятий законодательство не содержит. Возможно, поэтому можно наблюдать разные подходы, например, в вопросах установления ответственности: Уголовный кодекс РФ говорит о причинении существенного вреда растительному миру (ч. 1 ст. 250), о массовом уничтожении растительного мира, способном вызвать экологическую катастрофу (ст. 358), Кодекс РФ об административных правонарушениях предусматривает меры административной ответственности за причинение вреда объектам растительного мира, а не растительному миру в целом (например, в ч. 2 ст. 3.4).
Что касается видов растений, то в законодательстве встречаются термины: «лекарственные растения» (Лесной кодекс РФ), «водные растения» (Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 148-ФЗ «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»), «наркосодержащие растения» (Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах») и др. Довольно детальные определения сельскохозяйственных растений и лесных растений содержит Федеральный закон от 17 декабря 1997 г. N 149-ФЗ «О семеноводстве» (ст. 1). Общее понятие растения содержит Федеральный закон от 21 июля 2014 г. N 206-ФЗ «О карантине растений» (ст. 2), хотя, надо признать, данное определение несколько тавтологично: «Растения — растения и их части, включая семена (семенной материал) и генетический материал».
Как справедливо отмечает М.М. Бринчук, «наиболее полно регулирование использования и охраны растительного мира осуществлено в лесном законодательстве. Что же касается растительного мира вне лесов, то отношения по поводу его объектов фрагментарно регулируются земельным, водным, горным законодательством, законодательством об особо охраняемых природных территориях» <2>.
———————————
<2> Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник // СПС «КонсультантПлюс». 2008.
Следует, однако, добавить, что определенное количество вопросов, связанных с использованием растительного мира, регулирует также аграрное законодательство. Это, например, отношения в области карантина растений, традиционно относимые к аграрной сфере, хотя осуществление такого карантина направлено на обеспечение охраны от вредных организмов как сельскохозяйственных, так и любых других видов растений. Вопросы обеспечения карантинной фитосанитарной безопасности регулируются федеральным законодательством, составляющим блок из специального закона <3> и подзаконных нормативных правовых актов.
———————————
<3> См.: Федеральный закон от 21 июля 2014 г. N 206-ФЗ «О карантине растений».
На сегодняшний день в области использования и охраны растительности сформирован также блок законодательства, регулирующего вопросы охраны редких и находящихся под угрозой исчезновения растений. Общие принципы охраны таких растений предусмотрены Федеральным законом «Об охране окружающей среды» (в частности, ст. 60), на федеральном уровне имеется ряд нормативных правовых актов, регламентирующих меры по обеспечению выполнения обязательств Российской Федерации, вытекающих из Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения 1973 г. <4>, и определяющих порядок ведения Красной книги Российской Федерации <5>. Субъекты РФ регулируют вопросы использования редких и исчезающих видов растений в своем регионе <6>, а также порядок ведения красных книг этих субъектов.
———————————
<4> См., например: Постановление Правительства РФ от 4 мая 2008 г. N 337 «О мерах по обеспечению выполнения обязательств Российской Федерации, вытекающих из Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, от 3 марта 1973 г., в отношении видов дикой фауны и флоры, находящихся под угрозой исчезновения, кроме осетровых видов рыб»; Приказ Минприроды России от 30 июня 2015 г. N 297 «Об утверждении Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования предоставления государственной услуги по выдаче разрешения на вывоз из Российской Федерации и ввоз в Российскую Федерацию видов дикой фауны и флоры, находящихся под угрозой исчезновения, их частей и дериватов, подпадающих под действие Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, от 3 марта 1973 г., кроме осетровых видов рыб и продукции из них, включая икру».
<5> См., например, Приказ Минприроды России от 18 февраля 2013 г. N 60 «Об утверждении Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования предоставления государственной услуги по выдаче разрешений на добывание объектов животного и растительного мира, занесенных в Красную книгу Российской Федерации».
<6> См., например, Закон г. Москвы от 30 июня 1999 г. N 28 «О регулировании использования редких и исчезающих диких животных и растений на территории города Москвы».
Более сложным является вопрос о правовой охране зеленого фонда городских и сельских поселений, которая вследствие отсутствия в настоящее время регулирования данного вопроса на федеральном уровне <7> осуществляется в соответствии с региональным законодательством. При этом соответствующие законодательные акты имеются только в отдельных субъектах РФ: в 11 из них приняты специальные законы об охране зеленых насаждений, в других нормы по указанному вопросу содержатся в законах о благоустройстве <8> или о градостроительстве <9>, а, например, в Томской области зеленые насаждения охраняются в рамках специально выделяемых «озелененных территорий» <10> (данное понятие, кстати, неизвестно федеральному законодательству).
———————————
<7> Кроме ст. 61 Федерального закона «Об охране окружающей среды», упоминающей о необходимости такой охраны, до сих пор действует только в значительной степени устаревший Приказ Госстроя России от 15 декабря 1999 г. N 153 «Об утверждении Правил создания, охраны и содержания зеленых насаждений в городах Российской Федерации».
<8> См., например: Закон Ивановской области от 18 июля 2006 г. N 75-ОЗ «Об обеспечении чистоты и порядка на территории Ивановской области».
<9> См., например: Закон Омской области от 9 марта 2007 г. N 874-ОЗ «О регулировании градостроительной деятельности в Омской области».
<10> См.: Закон Томской области от 11 ноября 2008 г. N 222-ОЗ «Об охране озелененных территорий Томской области».
При этом подходы к тому, что понимается под зелеными насаждениями, существенно различаются: в одних региональных законах, например московском, это вся «древесно-кустарниковая и травянистая растительность естественного и искусственного происхождения (включая городские леса, парки, бульвары, скверы, сады, газоны, цветники, а также отдельно стоящие деревья и кустарники)» <11>, в законах других субъектов (Бурятии, Ингушетии, Брянской области и др.) из числа городских зеленых насаждений исключаются леса и лесные насаждения либо зеленые насаждения, расположенные на особо охраняемых природных территориях (например, в Краснодарском крае). Под действие закона г. Санкт-Петербурга не подпадают зеленые насаждения, расположенные в границах особо охраняемых природных территорий, на землях сельскохозяйственного использования, на земельных участках, находящихся в федеральной или частной собственности, а также защитных лесов и лесопарков <12>. При этом, на наш взгляд, ни в одном из действующих нормативных актов не удалось достаточно четко отграничить зеленые насаждения, подлежащие охране, от сорной, вредной и не представляющей ценности растительности.
———————————
<11> См.: Закон г. Москвы от 5 мая 1999 г. N 17 «О защите зеленых насаждений».
<12> См.: Закон Санкт-Петербурга от 28 июня 2010 г. N 396-88 «О зеленых насаждениях в Санкт-Петербурге».
В целом для подавляющего большинства российских регионов характерен «перенос основной части нормативного регулирования в отношении городской растительности на муниципальный уровень» <13>. Нормативные правовые акты об охране зеленых насаждений на территории того или иного населенного пункта принимаются во многих муниципальных образованиях <14>, при этом в ряде из них ограничиваются установлением правил вырубки древесно-кустарниковой растительности <15>.
———————————
<13> Шуплецова Ю.И. Правовая охрана городской растительности по законодательству субъектов Российской Федерации // Эколого-правовые проблемы устойчивого развития поселений. Тезисы докладов научно-практической конференции / Под общ. ред. Е.Л. Мининой. М., 2013. С. 185.
<14> См., например: решение Совета депутатов городского округа Химки Московской области от 28 января 2015 г. N 01/6 «Об утверждении Положения о защите зеленых насаждений и о порядке вырубки древесно-кустарниковой растительности на территории городского округа Химки Московской области».
<15> См., например: решение Собрания депутатов Хабаровского муниципального района от 25 марта 2008 г. N 385 «Об утверждении Правил сноса древесно-кустарниковой растительности на территории Хабаровского муниципального района»; Постановление администрации городского округа Балашиха Московской области от 8 июня 2010 г. N 454/15-ПА «Об утверждении Порядка проведения санитарной вырубки древесно-кустарниковой растительности на территории городского округа Балашиха».
Насколько обоснованными являются содержащиеся в таких актах нормативные предписания, можно судить хотя бы по тому, что федеральное законодательство вообще не оперирует термином «древесно-кустарниковая растительность» — данное понятие отсутствует в действующем Лесном кодексе РФ, в отличие от предыдущего Лесного кодекса РФ 1997 г., содержавшего специальную главу о древесно-кустарниковой растительности, расположенной на землях сельскохозяйственного назначения, железнодорожного транспорта, автомобильного транспорта, водного фонда, а также на полосах отвода автомобильных дорог и каналов. Как отмечают многие исследователи, проблема в определении статуса растительности за пределами лесов во многом связана с отсутствием юридически корректного определения леса в законодательстве, критериев, позволяющих определить, какую совокупность растительности можно признать лесом, отграничения его от смежных понятий, таких как «лесные насаждения» и «лесная растительность» <16>.
———————————
<16> См.: об этом, например: Воронцова А.А. Некоторые особенности правового регулирования лесов (лесных насаждений), расположенных на землях различных категорий // Экологическое право. 2012. N 5. С. 2 — 7; Быковский В.К. Использование лесов в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 2009. С. 11.
То, что законодательством не урегулирован правовой режим растительности, расположенной за пределами земель лесного фонда, а кроме зеленых насаждений в населенных пунктах это касается, например, защитных и иных лесных насаждений на землях сельскохозяйственного назначения <17> и ряда других имеющих огромное природоохранное значение групп растительности, является, конечно, существенным пробелом, а также одним из аргументов в пользу разработки специального федерального закона об охране и использовании растительного мира.
———————————
<17> Подробнее об этом см.: Минина Е.Л. Проблема возрождения сельских лесов // Использование и охрана лесов: проблема реализации законодательства / Отв. ред. Е.Л. Минина. М., 2012. С. 101 — 114.
Однако не менее важным представляется то, что в таком законе должны быть сформулированы общие начала и принципы охраны и использования растительности, закреплены связанные с этим основные понятия, и уже на основе данных положений были бы не только восполнены названные выше пробелы, но и, возможно, уточнены и скорректированы нормы лесного законодательства, а также развивалось бы законодательство, регулирующее новые направления использования и охраны растительного мира. Так, перспективным является направление, касающееся регулирования вопросов сбора, сохранения, изучения и рационального использования генетических ресурсов растений на территории Российской Федерации. Оно связано, среди прочего, и с необходимостью реализации положений международной Конвенции о биологическом разнообразии 1992 г. В настоящее время работа над соответствующим проектом федерального закона ведется Минсельхозом России, и, к сожалению, предмет этого законопроекта был сужен до генетических ресурсов растений, используемых в сельском хозяйстве, притом что коллекции таких ресурсов уже создаются в отношении лесных и лекарственных растений. На наш взгляд, прежде чем устанавливать нормы в отношении более частного вопроса, необходимо определить подходы к регулированию вопросов общих: в данном случае это основы порядка сохранения генетических ресурсов всех видов растений, который, в свою очередь, должен основываться на принципах охраны и использования растительного мира, и их желательно сформулировать в специальном законе.
Следует отметить, что вопрос о необходимости урегулирования в законодательстве отношений по охране и использованию растительного мира в литературе уже ставился <18>.
———————————
<18> Так, М.М. Бринчук ссылается на то, что в свое время О.С. Колбасов обосновывал необходимость принятия закона об охране и использовании вне лесной растительности (см.: Колбасов О.С. Основные направления правотворчества в области охраны окружающей природной среды // Советское государство и право. 1980. N 3. С. 72 — 77). А.Б. Искоян, в свою очередь, определяла круг вопросов, который, по ее мнению, такой закон должен охватить (см.: Искоян А.Б. Правовое регулирование охраны и использования растительного мира. Ереван, 1987. С. 116 — 117). См.: Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник. М., 2004. С. 429.
М.И. Васильева, высказываясь о необходимости разработки экологического кодекса, предлагала кодифицировать в одной из его глав положения об охране лесов и иного растительного мира, которые охватывали бы зеленый фонд городов и иных населенных пунктов, редкие, исчезающие иные виды растений, кроме сельскохозяйственных и сорных <19>. Оставляя в стороне вопрос о целесообразности принятия экологического кодекса, отметим, что такой подход, при котором предлагается, в частности, в отдельных статьях разграничить правовое регулирование отношений в сфере охраны лесов и иного растительного мира, определить особенности охраны лесов, располагающихся вне земель лесного фонда, обозначить меры правовой охраны и воспроизводства растительного мира, экологические требования к использованию объектов растительного мира, направления государственного регулирования в области охраны растительного мира при осуществлении хозяйственной и иной деятельности, представляется вполне рациональным.
———————————
<19> См.: Васильева М.И. Особенная часть экологического права как объект кодификации // Экологическое право. 2010. N 6. С. 5.
Прежде чем приступать к разработке закона об использовании и охране растительности, необходимо решить следующие вопросы: что входит в круг объектов растительного мира, какие отношения по поводу этих объектов должны являться предметом законодательства о растительном мире и, в частности, в какой мере оно охватывает отношения по использованию и охране лесов.
Исследуя указанные проблемы, логично обратиться к опыту стран ближнего зарубежья, из которых большинство (Таджикистан, Узбекистан, Азербайджан, Молдова, Туркменистан, Беларусь, Украина) имеет специальные законы об охране и использовании растительного мира <20>. В качестве объектов растительного мира практически все законы названных стран выделяют растения и их части; кроме того, в ряде случаев называются группы деревьев, виды, популяции, ботанические коллекции, растительное сообщество, места произрастания объектов растительного мира.
———————————
<20> См.: Законы Республики Таджикистан от 17 мая 2004 г. N 31 «Об охране и использовании растительного мира», Республики Узбекистан от 26 декабря 1997 г. N 543-I «Об охране и использовании растительного мира», Азербайджанской Республики от 2 мая 2014 г. N 957-IVQ «Об охране зеленых насаждений», Республики Молдова от 8 ноября 2007 г. N 239-XVI «О растительном мире», Туркменистана от 4 августа 2012 г. N 309-IV «О растительном мире», Республики Беларусь от 14 июня 2003 г. N 205-З «О растительном мире», Украины от 9 апреля 1999 г. N 591-XIV «О растительном мире».
Возникает вопрос: следует ли рассматривать в качестве объектов растительного мира только дикорастущие, или произрастающие в естественных условиях, растения? Например, к объектам животного мира закон <21> относит только диких животных, находящихся в состоянии естественной свободы. Представляется, что аналогичный подход к определению круга объектов растительного мира был бы не совсем точен, так как последние в значительной части являются природно-антропогенными объектами, созданными человеком, и при этом обладают свойствами природного объекта и имеют рекреационное и защитное значение: таковы, например, зеленые насаждения в населенных пунктах, защитные лесные полосы, лесопитомники. Даже сельскохозяйственные посадки могут рассматриваться (как в зарубежном законодательстве) в качестве элемента традиционного агроландшафта, подлежащего сохранению.
———————————
<21> См.: Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире».
Большинство законов названных выше стран регулирует отношения в области охраны и использования растительного мира, произрастающего в естественных условиях, а также дикорастущих растений, содержащихся в условиях культуры, для их воспроизводства и сохранения генетического фонда. То есть термин «дикорастущие растения» во многих законодательствах понимается достаточно широко: так, Закон Туркменистана «О растительном мире» в ст. 1 уточняет, что дикорастущие и иные растения — это растения, произрастающие в естественных или в культурных регулируемых условиях в целях сохранения их видов, а в понимании Закона Беларуси «О растительном мире» дикорастущие растения — это не только растения, находящиеся в их естественной среде произрастания и способные образовывать популяции, растительные сообщества или насаждения, но и растения, выращиваемые и используемые в целях озеленения и иных средообразующих, водоохранных, защитных целях.
Закон Украины определяет задачу законодательства о растительном мире как регулирование общественных отношений в сфере охраны, использования и воспроизводства дикорастущих и других несельскохозяйственного назначения растений. Закон Молдовы не распространяется на сельскохозяйственные растения и объекты растительного мира, выращиваемые в искусственных условиях на земельных участках, находящихся в публичной или частной собственности, в целях их реализации или потребления.
В связи с этим следует заметить, что российскому законодательству все же не следовало полностью исключать отношения по поводу сельскохозяйственных растений из сферы регулирования формирующегося законодательства о растительном мире. Имеется ряд общих для растений любого вида вопросов: кроме уже упоминавшихся карантина растений и охраны генетических ресурсов растений можно назвать определение порядка применения пестицидов и агрохимикатов, порядка безопасного проведения селекционных испытаний новых сортов, порядка обращения с растениями, относящимися к живым измененным организмам. Как представляется, в ближайшем будущем перечень таких вопросов будет только увеличиваться, а грань между культивируемыми растениями и дикоросами во многих случаях стираться.
Точно так же и отдельные положения, касающиеся использования лесов, могут и, вероятно, должны входить в общее флористическое законодательство, хотя бы исходя из того, что леса являются частью растительного мира. При этом, конечно, нельзя не учитывать, что правовое регулирование использования и охраны лесов сложилось задолго до возникновения норм о растительности, оно детально, обширно и достаточно специфично, а потому очень непросто встроить его в законодательство более общего порядка.
Во всех названных выше странах наряду с законом о растительности имеется лесной кодекс, но вопрос о разграничении законодательства о растительном мире и лесного законодательства решается по-разному.
В Таджикистане данное соотношение в законодательстве специально не оговорено, но, поскольку Закон «Об охране и использовании растительного мира» не содержит норм, регулирующих отношения по поводу лесов, можно сделать вывод, что законодательство о растительном мире не охватывает леса.
В Молдове также нет специального указания на то, как соотносится законодательство о лесах и о растительном мире. При этом Закон «О растительном мире» включает ряд норм, регулирующих лесные отношения. Так, ст. 6 «Право собственности на объекты растительного мира» в ч. 4 определяет, что частная собственность на леса и зеленые насаждения возможна в случае их создания на землях, находящихся в частной собственности, а ст. 26 полностью посвящена вопросам заготовки древесины в процессе рубок лесной растительности.
В отличие от этого в ст. 2 Закона Туркменистана указано, что отношения в области охраны, рационального использования и воспроизводства растительного мира, входящего в лесной фонд, регулируются Лесным кодексом Туркменистана, за исключением случаев, предусмотренных ст. ст. 13, 26 — 31, 36 и 38 данного Закона (эти статьи посвящены в основном вопросам охраны объектов растительного мира, в том числе редких и исчезающих, а также регулирования распространения дикорастущих растений и порядка выдачи разрешений на пользование объектами растительного мира).
Точно так же Законом Республики Беларусь «О растительном мире» установлено, что отношения в области обращения с объектами растительного мира, входящими в лесной фонд, за исключением отдельных случаев, регулируются лесным законодательством.
В Законе Узбекистана, напротив, указано, что «отношения в области охраны и использования лесов регулируются также лесным законодательством», т.е. по смыслу данной фразы отдельные положения, касающиеся лесов, устанавливаются законодательством о растительном мире, а та часть лесных отношений, которая остается не урегулированной нормами этого законодательства, является прерогативой лесного законодательства.
Закон Украины «О растительном мире» не исключает отношения по поводу охраны и использования лесов из сферы своего правового регулирования, при этом Лесной кодекс Украины указывает, что отношения по охране, использованию и воспроизводству растительного и животного мира, не урегулированные данным Кодексом, регламентируются соответствующими законодательными актами. Таким образом, предметы регулирования указанных Закона и Кодекса частично совпадают.
На наш взгляд, более четкому разграничению сфер правового регулирования служит установление в законах о растительности перечня тех категорий древесных и кустарниковых насаждений, которые не входят в лесной фонд, как это сделано в Узбекистане и Молдове.
В целом же в государствах, которые являются нашими ближайшими соседями, имеется немало наработок в области законодательного регулирования отношений в области охраны и использования растительности, изучение которых во многом поможет при проектировании соответствующих нормативных актов в Российской Федерации.
По нашему мнению, знаковым для развития российского законодательства о растительном мире является принятие 25 декабря 2014 г. Закона Республики Крым «О растительном мире». В данном случае имеет место так называемое опережающее правотворчество субъекта РФ, обоснованное прежде всего необходимостью особой охраны уникальной природы Крыма. Не анализируя подробно этот нормативный правовой акт, отметим: Закон согласно его преамбуле распространяется на отношения по поводу объектов растительного мира, которые расположены на землях, находящихся в собственности Республики Крым. Возникает вопрос: насколько целесообразно установление правового режима растительности в зависимости от вида собственности на земельные участки, на которых она произрастает? В некоторых рассмотренных выше законах зарубежных стран растительность на находящихся в частной собственности земельных участках из сферы действия этих законов исключается. Но разве не должны, например, устанавливаться обязанности для владельцев и пользователей земельных участков, находящихся в частной собственности, по сохранению расположенных на их участках растений редких и исчезающих видов? Представляется, что ответ на этот и другие поднимавшиеся выше вопросы должно дать именно федеральное законодательство.
Библиографический список
Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник // СПС «КонсультантПлюс». 2008.
Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник. М., 2004.
Быковский В.К. Использование лесов в Российской Федерации: правовое регулирование. М., 2009.
Васильева М.И. Особенная часть экологического права как объект кодификации // Экологическое право. 2010. N 6.
Воронцова А.А. Некоторые особенности правового регулирования лесов (лесных насаждений), расположенных на землях различных категорий // Экологическое право. 2012. N 5.
Искоян А.Б. Правовое регулирование охраны и использования растительного мира. Ереван, 1987.
Колбасов О.С. Основные направления правотворчества в области охраны окружающей природной среды // Советское государство и право. 1980. N 3.
Минина Е.Л. Проблема возрождения сельских лесов // Использование и охрана лесов: проблема реализации законодательства / Отв. ред. Е.Л. Минина. М., 2012.
Соколова А.К. Законодательные предпосылки формирования правовой охраны объектов растительного мира. Проблемы законности: Сб. науч. работ. Харьков, 2014. Вып. 125.
Шуплецова Ю.И. Правовая охрана городской растительности по законодательству субъектов Российской Федерации // Эколого-правовые проблемы устойчивого развития поселений. Тезисы докладов научно-практической конференции / Под общ. ред. Е.Л. Мининой. М., 2013.

Законом Республики Беларусь от 18.12.2018 № 153-З (далее – Закон № 153-З) внесены изменения и дополнения в Закон Республики Беларусь от 14.06.2003 № 205-З «О растительном мире» (Закон № 205-З).

В частности, корректировке подвергся понятийный аппарат Закона № 205-З.

Так, устанавливается, что бульвар – это общедоступная благоустроенная озелененная территория с одним или несколькими рядами насаждений, расположенная между полосами движения транспортных средств улицы населенного пункта.

Закон № 205-З дополняется такими терминами и их определениями как:

  • деревья, кустарники, находящиеся в ненадлежащем качественном состоянии – деревья, кустарники, у которых количество усохших ветвей составляет более 50% и (или) разрушена или опала кора на большей части ствола;
  • компенсационные мероприятия – компенсационные посадки либо компенсационные выплаты стоимости удаляемых объектов растительного мира;
  • лицо в области озеленения – юридическое лицо, индивидуальный предприниматель, осуществляющие деятельность по созданию и содержанию насаждений, выполняющих санитарно-гигиенические, рекреационные, инженернотехнические, культурные, эстетические или иные несельскохозяйственные функции, а также юридическое лицо, имеющее в своем составе структурное подразделение, осуществляющее такую деятельность.
  • обрезка деревьев, кустарников – отделение от деревьев, кустарников их частей (укорачивание ветвей, удаление ветвей и сучьев), не влекущее утраты жизнедеятельности этих деревьев, кустарников.

Статья 2 Закона № 205-З дополняется нормой, согласно которой отношения в области обращения с объектами растительного мира, произрастающими в границах земельных участков, предоставленных для коллективного садоводства и дачного строительства, регулируются актами законодательства Республики Беларусь, регулирующими деятельность садоводческих товариществ и дачных кооперативов, за исключением отношений, указанных в ст. 18, 19, 24, 26–28, 37 и 374 Закона № 205-З, которые регулируются законодательством Республики Беларусь об охране и использовании растительного мира.

В новой редакции изложена ст. 5 Закона № 205-З «Объекты отношений в области обращения с объектами растительного мира». Устанавливается, что объектами отношений в области обращения с объектами растительного мира являются:

  • произрастающие растения, образованные ими популяции, растительные сообщества или насаждения;
  • изъятые или удаленные растения, их части и (или) продукты жизнедеятельности;
  • производные от растений (дериваты);
  • среда произрастания объектов растительного мира;
  • озелененные территории;
  • права пользования объектами растительного мира.

Устанавливается, что положения Закона № 205-З, если им не предусмотрено иное, не применяются в отношении:

  • объектов растительного мира, произрастающих в границах земельных участков, предоставленных гражданам для строительства и обслуживания жилого дома (квартиры в блокированном жилом доме), ведения личного подсобного хозяйства, огородничества, сенокошения, выпаса сельскохозяйственных животных;
  • объектов растительного мира, произрастающих в границах земельных участков, предоставленных для коллективного садоводства и дачного строительства;
  • объектов растительного мира, произрастающих в границах земельных участков, предоставленных в частную собственность негосударственным юридическим лицам, собственность иностранным государствам, международным организациям;
  • объектов растительного мира, культивируемых (выращиваемых, возделываемых) в целях получения продукции растениеводства (в том числе в плодовых, плодово-ягодных садах), в оранжереях, питомниках древесных, кустарниковых и иных растений;
  • объектов растительного мира, культивируемых (выращиваемых, возделываемых) в емкостях (кашпо, цветочные горшки, ящики, кадки и т.п.);
  • древесно-кустарниковой растительности, произрастающей на землях лесного фонда; объектов растительного мира, произрастающих в местах погребения.

В новой редакции изложена вся глава 8 Закона № 153-З «Требования, предъявляемые к осуществлению деятельности, влияющей на объекты растительного мира. Удаление, пересадка объектов растительного мира. Обрезка деревьев, кустарников. Комплексные мероприятия». В частности, изменились общие требования при удалении, пересадке объектов растительного мира, а также требования:

  • в области обращения с объектами растительного мира, предъявляемые к градостроительному планированию развития территорий и населенных пунктов, зонированию территорий;
  • в области охраны и использования растительного мира, предъявляемые при разработке проектной документации на возведение, реконструкцию, реставрацию, капитальный ремонт, благоустройство объекта строительства, снос, при приемке в эксплуатацию объектов строительства;
  • предъявляемые к осуществлению деятельности, не связанной с пользованием объектами растительного мира и оказывающей вредное воздействие на них, и другие требования.

Установлено, что проектная документация, предусматривающая удаление, пересадку объектов растительного мира, утвержденная в установленном законодательством Республики Беларусь порядке до вступления в силу Закона № 153-З, не подлежит приведению в соответствие с ним и реализуется в соответствии с законодательством Республики Беларусь.

Закон № 153-З вступает в силу с 29 апреля 2019 г.