Закон 140

Налоговые службы совершенствуются, поэтому у них все больше возможностей, чтобы установить, кто в действительности стоит за той или иной корпоративной структурой. Многие бенефициары готовы добровольно раскрыть свои иностранные компании в России, но в этот момент перед ними встает вопрос – кто такой номинальный владелец?

Определение понятию «номинальный владелец» было дано отечественным законодателем не так давно законом № 140-ФЗ и только для целей амнистии капиталов. Номинал определен как лицо, осуществляющее права собственника имущества в интересах и (или) по поручению физического лица на основании договора номинального владения имуществом, заключенного в соответствии с иностранным законодательством.

Но это определение само нуждается в разъяснениях: например, какой вид договоров имеется в виду? Так, и трастовая декларация, и договор доверительного управления, и агентское соглашение предполагают распоряжение активами в чужом интересе. Этот вопрос недавно был задан Минфину – финансовое ведомство ушло от ответа. Не менее важен и другой вопрос: каков статус «номиналов» с точки зрения российских правил о контролируемых иностранных компаниях (КИК) и налогового законодательства в целом?

Владение «через номинала» как прямое участие в иностранной компании

На первый взгляд, российский законодатель не оставляет сомнений в том, кто является прямым участником иностранной компании, признавая долей прямого участия долю непосредственно принадлежащих лицу акций компании. Само это слово означает «без промежуточного участия кого-либо». Может ли претендовать на такую непосредственность бенефициар, чье имя даже не значится в реестре акционеров, вынужденный при любых операциях с акциями или компанией полагаться на содействие другого лица?

Как ни странно, но действующее законодательство дает основания для утвердительного ответа. Так, закон № 140-ФЗ ставит знак равенства между участием декларанта в КИК через номинала и непосредственно.

Но всегда следует помнить о цели принятия данного закона – дать стимул к раскрытию и репатриации активов в рамках амнистии капиталов. Ярким примером узконаправленного характера данных норм являются ст. 39 и 41 НК РФ, дополненные положениями о том, что передача имущества от номинального владельца фактическому не признается реализацией, а само имущество – доходом. Но только если такое имущество и его номинальный владелец указаны в специальной декларации. Если это формальное требование не соблюдено, бенефициар и номинал снова «распадаются» в глазах законодателя и налоговых органов на двух самостоятельных субъектов.

Таким образом, один лишь закон № 140-ФЗ, хотя его положения крайне полезны для тех, кто готов воспользоваться льготами второго этапа амнистии, но это не выглядит достаточным основанием для того, чтобы в любом случае приравнивать участие бенефициара в КИК «через номинала» к прямому и непосредственному владению акциями.

«Номинал» как самостоятельная иностранная структура

Зачастую роль номинальных владельцев для российских бенефициаров выполняют профессиональные компании, позиционирующие себя как трастовые управляющие, а сама передача владения активами оформляется трастовой декларацией (иногда с оговоркой о действиях управляющего as nominee). Даже при разработке закона № 140-ФЗ, правовое управление аппарата Государственной Думы указывало, что установленная законом концепция «номинального владения» охватывает доверительную собственность (трасты), как она понимается в системе общего права. В правовой литературе высказывалось мнение, что правоотношения между бенефициаром и номиналом могут относиться среди прочего к доверительной собственности (трасту). В иностранной практике также отмечается, что номинальное владение может принимать форму траста или иных подобных структур.

При этом НК РФ прямо относит трасты к иностранным структурам, которые сами по себе могут быть признаны КИК. Логично задаться вопросом: нет ли оснований для признания иностранной структурой и номинального владения?

НК РФ определяет иностранную структуру (ИС) как организационную форму, созданную в соответствии с иностранным правом без образования юридического лица, которая:

  1. Предусматривает осуществление коллективных инвестиций и (или) доверительного управления;
  2. Вправе осуществлять деятельность, направленную на извлечение дохода (прибыли) в интересах своих участников либо иных бенефициаров.

Сравнивая это с определением «номинального владения», упомянутым выше, можно увидеть, что как минимум два первых признака у него и ИС совпадают. Но отвечает ли номинальное владение третьему признаку: предусматривает ли оно доверительное управление активами? Если исходить из наиболее общего определения доверительного управления как совершения любых юридических и фактических действий с активами в интересах выгодоприобретателя, то следует признать, что номинальное владение отвечает всем признакам ИС. Для его учредителя (бенефициара) это будет означать необходимость :

  1. Раскрытия информации о ИС как о КИК в РФ;
  2. Составления отдельной финансовой отчетности для ИС и определения ее финансового результата;
  3. Наконец, при ряде условий возможно даже возникновение обязанности по уплате налога в РФ с «нераспределенной» прибыли такой ИС.

Подобное развитие правоприменительной практики является нежелательным, но не невозможным. В то же время (в отличие от управляющего трастом) «классический» номинал действует исключительно по указаниям бенефициара, не имеет дополнительных функций и не несет рисков по управлению активами. Даже если эти отношения оформлены трастовой декларацией, с точки зрения общего права такая структура была бы, скорее всего, признана притворным трастом (sham trust) – то есть трастом, реальной целью которого не является передача контроля над активами управляющему. Подобные трасты признаются недействительными.

Это показывает, что номинальное владение, даже переведенное в более привычные термины трастового управления активами, все же отличается от «полноценной» структуры, сближаясь с договором поручения, который допускает совершение только определенных действий и в соответствии с обязательными указаниями доверителя. Эти соображения потенциально могут быть использованы при попытке налоговых органов приравнять номинальное владение к ИС.

«Номинал» как иной вид контроля

Если первый из рассмотренных подходов оправдан только в рамках «амнистии капиталов», то второй ведет к дополнительным обязанностям для бенефициара в рамках законодательства о КИК. Но предположим, что бенефициар все же хочет раскрыть государству свой контроль над иностранной компанией, акциями которой владеет номинал. Может ли он сделать это, не признавая себя ни прямым, ни косвенным участником такой компании?

Такой способ действительно есть. Помимо прямого/косвенного участника КИК, ее контролирующим лицом может быть признан и тот, кто осуществляет контроль над компанией в своих интересах по иным основаниям: в силу участия в договоре по управлению такой компанией или иных особенностей отношений между ним, компанией и третьими лицами (в том числе номиналами).

Соответственно, не признавая владение акциями иностранной компании «через номинала» ни прямым участием в ее капитале, ни самостоятельной ИС, налоговый резидент России тем не менее может признать себя контролирующим лицом такой компании. При этом у него не возникает ежегодной обязанности по определению финансовых результатов деятельности номинала как ИС и подачи уведомления о КИК в его отношении (подчеркну, что это не затрагивает обязанности контролирующего лица по отношению к самой иностранной компании). Однако налогоплательщику в каждом случае придется тщательно исследовать содержание договора с номиналом (если он вообще существует в письменном виде), чтобы установить правомочия последнего – ограничиваются ли они только исполнением инструкций или предоставляют номиналу определенную свободу действий, которые могут быть истолкованы налоговыми органами как признак самостоятельной КИК?

Федеральный закон от 08.06.2015 N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Пп.2-3 п.1 ст.2 Закона №140-ФЗ

См. Письмо Минфина России от 23.04. 2018 г. N 03-04-05/27059

П.2 ст.105.2 НК РФ

Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.

Пп.2 п.1 ст.3 Закона №140-ФЗ и п.64 и лист Б Порядка заполнения формы специальной декларации, Приложение №2 к Закону №140-ФЗ

П.8 ст.39, п.2 ст.41 НК РФ

См. также Статья: Что изменилось для КИК в 2015 году и другие поправки Налогового кодекса (Зубков С.) («Практическая бухгалтерия», 2015, N 9)

См. «Комментарий к Федеральному закону от 8 июня 2015 г. N 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (постатейный) (Борисов А.Н.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2015)

См., например, дело Федерального Апелляционного суда Канады The Jensen Star, пар.14

Ст.11 НК РФ

Ст.11 НК РФ

Пп.2-3 п.1 ст.2 Закона №140-ФЗ

П. 2 ст. 1012 ГК РФ

Новая редакция Ст. 140 ГК РФ

1. Рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации.

Платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов.

2. Случаи, порядок и условия использования иностранной валюты на территории Российской Федерации определяются законом или в установленном им порядке.

Комментарий к Ст. 140 ГК РФ

1. Деньги в силу ст. 128 ГК относятся к вещам. Вещам, определяемым родовыми признаками. Денежная единица Российской Федерации — рубль.

2. От денег следует отличать денежные средства. Если деньги — это купюры и монеты, то денежные средства — безналичные деньги, счета в банках и иных кредитных организациях, права требования к банку.

3. К иностранной валюте относятся:

а) денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов и т.д.;

б) средства на банковских счетах и в банковских вкладах в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах.

Оборот иностранной валюты регулируется специальным законодательством.

Специальный закон.

Федеральный закон от 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле».

Судебная практика.

В соответствии с п. 1 ст. 317 ГК РФ денежное обязательство должно быть выражено в рублях.

Вместе с тем п. 2 ст. 140 и п. 3 ст. 317 ГК РФ допускают использование на территории Российской Федерации иностранной валюты в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном законом порядке. Поэтому в случае, когда на территории Российской Федерации допускается использование иностранной валюты в качестве средства платежа по денежному обязательству, последнее может быть выражено в иностранной валюте (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 N 70).

Судебная практика.

Согласно п. 2 ст. 807 ГК РФ иностранная валюта может быть предметом договора займа на территории Российской Федерации с соблюдением правил, предусмотренных ст. ст. 140, 141 и 317 ГК РФ. Следовательно, на договор займа, содержащий указание на иностранную валюту, распространяются те же правила, что и на договор займа, заключенный в рублях (Обзор судебной практики ВС РФ за III квартал 2002 г.).

Другой комментарий к Ст. 140 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. По своей материальной природе деньги, как и ценные бумаги, относятся к вещам, но ввиду их особой роли в экономическом обороте правовое регулирование отношений по поводу денег имеет значительные особенности.

Денежные знаки относятся к вещам, определенным родовыми признаками, и являются вещами заменимыми. Однако в противоположность другим заменимым вещам они определяются не по количеству отдельных купюр, а по денежным единицам, которые в них содержатся.

Особое значение денег в гражданском обороте состоит в том, что они выполняют функцию всеобщего эквивалента и используются в качестве универсального средства платежа.

Будучи вещами, определенными родовыми признаками, деньги могут быть индивидуализированы путем записи номера отдельного денежного знака и тогда превращаются в вещи индивидуально-определенные. Например, денежные знаки индивидуализируются при указании их номеров в следственном протоколе. Сами по себе деньги могут быть предметом некоторых гражданско-правовых сделок (например, договоров займа, дарения, мены). Деньги могут приносить доход в виде процентов на денежные вклады в банке.

Наличные расчеты осуществляются с помощью банкнот (банковских билетов) и монет, являющихся безусловными обязательствами Банка России и обеспеченных всеми его активами. При безналичных расчетах средством платежа служат не наличные деньги, а права требования. В последнем случае необходимым участником расчетных правоотношений является банк (или несколько банков).

Существуют следующие формы безналичных расчетов: платежными поручениями, по аккредитиву, чеками, расчеты по инкассо. Кроме того, расчеты могут осуществляться и в иных формах, предусмотренных законом, установленными в соответствии с ними банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота.

Конкретные правила, сроки и стандарты расчетов устанавливаются Банком России. Причем эти правила, сроки и стандарты не должны противоречить ГК и другим федеральным законам. Выбор конкретной формы расчетов принадлежит сторонам, которые фиксируют ее в договоре.

Правовой основой для осуществления банком безналичных расчетов является заключение с ним договора банковского счета, по которому банк принимает на себя обязательство осуществлять такие расчеты.

2. По общему правилу расчеты в иностранной валюте на территории РФ не допускаются. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законодательством. Вместе с тем допускается использование так называемых условных единиц. В п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70 (Вестник ВАС РФ. 2003. N 1) было отмечено следующее.

В соответствии с п. 2 ст. 317 ГК в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах (экю, «специальных правах заимствования» и т.д.).

В случае, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте без указания о его оплате в рублях, суду следует рассматривать такое договорное условие, как предусмотренное п. 2 ст. 317 ГК, если только при толковании договора в соответствии с правилами ст. 431 ГК суд не придет к иному выводу.

Если договором предусмотрено, что денежное обязательство выражается и оплачивается в иностранной валюте, однако в силу правил валютного законодательства данное обязательство не может быть исполнено в иностранной валюте, такое договорное условие суду также следует рассматривать как предусмотренное п. 2 ст. 317 ГК, если только при толковании договора в соответствии с правилами ст. 431 ГК суд не придет к иному выводу.

Признание судом недействительным условия договора, в котором денежное обязательство выражено в иностранной валюте, не влечет признания недействительным договора, если можно предположить, что договор был бы заключен и без этого условия (ст. 180 ГК РФ).

Повідомляємо, що 18.10.2019 набрав чинності Закон України від 02.10.2019 № 140-IX «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо забезпечення ефективності інституційного механізму запобігання корупції» (далі – Закон від 02.10.2019), яким вносяться, зокрема, деякі зміни до Закону України «Про запобігання корупції».

Насамперед звертаємо увагу, що Закон від 02.10.2019 розширює перелік суб’єктів, на яких поширюється дія Закону України «Про запобігання корупції». Зокрема, частину першу статті 3 доповнено новим пунктом «ї», згідно з яким до таких суб’єктів належать Керівник Офісу Президента України, його Перший заступник та заступник, а також особи, які займають посади патронатної служби, визначені Законом України «Про державну службу», крім осіб, які виконують свої обов’язки на громадських засадах, помічники суддів.

Крім того, поняття «близькі особи» викладено в новій редакції, а саме: близькими особами є члени сім’ї суб’єкта, зазначеного у частині першій статті 3 Закону України «Про запобігання корупції», а також чоловік, дружина, батько, мати, вітчим, мачуха, син, дочка, пасинок, падчерка, рідний та двоюрідний брати, рідна та двоюрідна сестри, рідний брат та сестра дружини (чоловіка), племінник, племінниця, рідний дядько, рідна тітка, дід, баба, прадід, прабаба, внук, внучка, правнук, правнучка, зять, невістка, тесть, теща, свекор, свекруха, батько та мати дружини (чоловіка) сина (дочки), усиновлювач чи усиновлений, опікун чи піклувальник, особа, яка перебуває під опікою або піклуванням зазначеного суб’єкта.

Тобто до близьких осіб віднесено також двоюрідних братів, сестер, рідного брата та сестру дружини (чоловіка), племінника, племінницю, рідного дядька, рідну тітку. Крім того, у визначенні поняття «близькі особи» вживається термін «члени сім’ї», який також зазнав змін у зв’язку із прийняттям Закону від 02.10.2019.

Просимо враховувати, що термін «близькі особи» є визначальним для обмеження, передбаченого статтею 27 Закону України «Про запобігання корупції» щодо спільної роботи близьких осіб, а також для обмеження щодо одержання подарунків, передбаченого статтею 23 зазначеного Закону.

Так, відповідні зміни до Закону України «Про запобігання корупції» розширюють перелік близьких осіб, спільна робота з якими заборонена, і водночас розширюють коло осіб, від яких особи, уповноважені на виконання функцій держави або місцевого самоврядування, прирівняні до них особи можуть отримувати подарунки.

Разом з тим інформуємо, що Законом від 02.10.2019 також внесено зміни до частини п’ятої статті 28 Закону України «Про запобігання корупції» та замінено обов’язок звертатися за роз’ясненням до територіальних органів Національного агентства з питань запобігання корупції у разі існування в особи сумнівів щодо наявності у неї конфлікту інтересів на відповідне право особи звертатися з таким роз’ясненням безпосередньо до Національного агентства з питань запобігання корупції.

Надрукувати Поділитися Твітнути

Законом устанавливается, что регистрация брака лиц, достигших 16 лет, производится по месту их жительства. Исключается норма, определяющая орган ЗАГС единственным органом, устанавливающим происхождение ребенка от матери. Также исключается норма, регламентирующая установление отцовства в случае, когда мать ребенка заявляет, что отцом ребенка является не ее супруг (бывший супруг). Законом уменьшается с 16 лет до 14 возраст ребенка, которому может быть разрешено органом опеки и попечительства изменить имя, а также изменить присвоенную ему фамилию на фамилию другого родителя. Устанавливается, что в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда об ограничении родительских прав суд обязан направить выписку из такого решения в орган ЗАГС по месту государственной регистрации рождения ребенка. Признается действительным в РФ расторжение брака между гражданами Российской Федерации, совершенное за пределами РФ. Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Принят Закон о добровольном декларировании физлицами активов и счетов (вкладов) в банках.

Гражданам дана возможность добровольно представить в налоговые органы сведения о своем имуществе, счетах (вкладах) в банках (в том числе зарубежных) и контролируемых иностранных компаниях, подав специальную декларацию. На нее распространяется режим налоговой тайны. Сведения, содержащиеся в такой декларации, запрещено передавать каким-либо госорганам. Представить декларацию можно с 1 июля до 31 декабря 2015 г. Причем форма декларации и порядок ее заполнения приведены в приложении к закону.

В рамках программы добровольного декларирования граждане могут оформить в свою собственность имущество, переданное ранее номинальным владельцам. Операции по передаче имущества от номинального владельца фактическому освобождаются от налогообложения.

Для участников программы добровольного декларирования предусматривается ряд иных гарантий. Они освобождаются от уголовной ответственности (по ряду составов), а также административной и налоговой ответственности в отношении деяний, совершенных до 1 января 2015 г., если эти деяния были связаны с формированием (приобретением) задекларированного имущества. Гарантии непривлечения к уголовной и административной ответственности распространяются и на сотрудников компаний, участвовавших в приобретении имущества, которые выполняли организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции.

Сведения деклараций нельзя использовать в качестве основания возбуждения уголовного дела, производства по делу об административном и (или) налоговом правонарушении, а также как доказательство в рамках указанных дел.

Отдельные гарантии предусматриваются для владельцев зарубежных счетов.

Процедура легализации капиталов не предполагает обязательного возвращения имущества в Россию. Достаточно лишь перевести его в прозрачную юрисдикцию, не включенную в список ФАТФ.

Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.