Является ли обычай источником гражданского права

Понятие и виды источников гражданского права. Гражданское законодательство и иные правовые акты. Международные договоры и соглашения

Термин «источник права» пришел из римского права и понимается как форма выражения и осуществления юридических норм, закрепленных различными способами. Согласно теории государства и права, к источникам права относятся писаные нормы, изложенные в нормативных актах различной юридической силы, судебный прецедент — вступившее в законную силу решение суда по конкретному делу и обычай делового оборота, т.е. такие правила поведения, которые имеют сложившийся устойчивый характер и не предусматриваются действующим законодательством.

В этой связи все источники ГП условно можно разделить на нормативные и ненормативные.

К первой группе относятся Конституция Российской Федерация, гражданское законодательство, иные правовые акты, международные договоры и соглашения, участником которых является РФ. Ко второй группе относятся обычаи делового оборота.

Гражданское законодательство- это совокупность нормативных актов, расположенных в системе с учетом их единства и дифференциации норм гражданского права.

Понятие гражданского законодательства, заложенное в ГК РФ, включает в себя сам Кодекс и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы (ст.3 ГК РФ.

Основное количество норм гражданского права заложено в федеральных законах и издаваемых в соответствии с ними подзаконных актах. Федеральный закон- это принимаемый в особом порядке и обладающий высшей юридической силой нормативно-правовой акт, выражающий государственную волю по ключевым вопросам общественной жизни.

Согласно ст.71, 76 Конституции Российской Федерации принятие нормативных актов в сфере гражданского законодательства находится в исключительной федеральной компетенции.

Центральное место в системе гражданского законодательства занимает отраслевой кодифицированный нормативный акт — Гражданский кодекс Российской Федерации. Он имеет высшую юридическую силу среди всех нормативных актов, регулирующих гражданский оборот, в связи с прямым указанием на то, что все иные федеральные законы, содержащие нормы гражданского права, должны руководствоваться ГК РФ, если в самом Кодексе не предусмотрено иное (см. ст.22, 49, 197 ГК РФ). Круг общественных отношений, подпадающих под действие гражданского права, довольно широк, и действующий ГК РФ предполагает принятие целого ряда федеральных законов, развивающих и дополняющих те или иные положения Кодекса.

Основным законом гражданского права в большинстве современных государств традиционно является гражданский кодекс, устанавливающий важнейшие нормы этой отрасли права и систему, содержание и юридическую терминологию других актов гражданского законодательства. Наличие такого кодекса обеспечивает единство обширного гражданского законодательства, устойчивость системы входящих в него актов, облегчает правоприменительную деятельность и свидетельствует о надлежащем уровне национального законодательства.

В течение более 30 лет в Российской Федерации действовал ГК 1964 г. (с рядом последующих изменений), насчитывавший 569 статей. После провозглашения в 1991 г. государственного суверенитета России и принятия в 1993 г. Конституции РФ был разработан новый ГК РФ, часть первая которого вступила в силу с 1 января 1995 г., часть вторая — с 1 марта 1996 г. и часть третья — с 1 марта 2002 г. и часть четвертая с 1 января 2008 г.

В статьях ГК названо около 30 федеральных законов, подлежащих принятию в развитие и дополнение норм Кодекса; большинство таких законов уже введено в действие.

Иные правовые акты, содержащие нормы гражданского права.

Эти акты принимаются в развитие и формирование механизма реализации принятых федеральных законов, а в некоторых случаях они издаются для правового регулирования тех сфер общественной жизни, которые прямо не урегулированы нормами федерального закона. Такими актами являются: Указы Президента РФ, Постановления Правительства РФ и нормативные акты федеральных органов исполнительной власти.

Указы Президента РФ представляют собой акты единоличного и оперативного правотворчества главы государства, они обладают наибольшей юридической силой среди иных правовых актов и могут быть приняты по любому вопросу, входящему в компетенцию Президента, кроме тех положений, когда соответствующие правоотношения регулируются только федеральным законом.

Постановления Правительства РФ, содержащие нормы гражданского права, принимаются лишь на основании и во исполнение перечисленных выше актов более высокой юридической силы и должны соответствовать ГК РФ, другим федеральным законам и указам Президента РФ (ст.3 ГК РФ).

Министерства и иные федеральные органы исполнительной власти (федеральные службы) могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных ГК, другими законами и нормативными правовыми актами (п. 7 ст. 3 ГК). Такие нормативные акты (их принято именовать ведомственными) направлены в первую очередь на реализацию предписаний ГК и федеральных законов, указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ и регламентируют преимущественно предпринимательскую деятельность в отдельных отраслях народного хозяйства. Несмотря на усиление роли закона, в некоторых хозяйственных сферах, например расчеты, обращение ценных бумаг, перевозки, ведомственные нормативные акты остаются важным правовым регулятором имущественных отношений рынка.

Нормы гражданского права могут также содержаться в законах иных отраслей и в так называемых комплексных законодательных актах, которые имеют своим предметом не только гражданско-правовые, но и отношения других отраслей. Это, прежде всего, законы о земле и природных ресурсах, где имеются нормы об их обороте (сделках купли-продажи, аренде, сервитутах). Нормы гражданского права содержатся в Семейном кодексе (собственность супругов), в Градостроительном кодексе и ряде других актах комплексного характера.

Единство и согласованность действующего в Российской Федерации обширного гражданского законодательства обеспечиваются проведением во всех его актах и нормах правовых начал, закрепленных в Конституции РФ, и соблюдением принципа иерархии законодательных актов. В силу этого принципа нормативный акт нижестоящего государственного органа не может противоречить закону и актам вышестоящего органа. Созданию единства гражданского законодательства способствует также его кодификация, важнейшей формой которой является ГК, закрепляющий принципы, систему актов и единую терминологию российского гражданского права.

Международными договорами признаются соглашения, заключаемые Российской Федерацией с иностранными государствами либо международной организацией в письменной форме, независимо от того, содержатся ли такие соглашения в одном или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от конкретного их наименования (ст. 2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации). Международные договоры могут быть межгосударственными, межправительственными и межведомственными.

Подписанные Российской Федерацией международные договоры публикуются в «Собрании законодательства Российской Федерации» (если они требуют ратификации) и в ежемесячном «Бюллетене международных договоров». Издаются также тематические сборники международных договоров.

В настоящее время Российская Федерация является участником всех важнейших универсальных международных договоров в области международных экономических отношений (о купле-продаже, перевозках грузов и пассажиров, лизинге, векселях, патентном и авторском праве и др.). Кроме того, наше государство — участник многочисленных международных договоров, заключенных в рамках СНГ, а также двусторонних соглашений со многими странами о правовой помощи.

Международные договоры РФ имеют своим предметом прежде всего отношения отечественных предпринимателей и граждан с иностранными юридическими лицами и гражданами. Однако они применяются и к отношениям между российскими лицами, например, в вексельном обороте, при перевозках отечественных грузов и пассажиров за рубеж, нарушении авторских и патентных прав на территории Российской Федерации. Кроме того, многие положения международных договоров, участником которых является Российская Федерация, воспроизведены в нормах российского гражданского законодательства.

Ряд важных норм о договоре купли-продажи сформулирован в гл. 30 ГК на базе положений Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венская конвенция), которая получила ныне широкое признание (более 60 стран-участниц). Ряд положений этой Конвенции воспринят также в нормах гл. 37 ГК о договоре подряда. Новые транспортные уставы и кодексы, прежде всего КТМ и Воздушный кодекс, широко используют соответствующий международный опыт, закрепленный в действующих транспортных конвенциях.

Пленум Верховного Суда РФ принял постановление от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». Разъяснения по этим вопросам содержатся в информационных письмах Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 1996 г. и 16 февраля 1998 г.

Обычай как источник гражданского права

Другим источником гражданского права является обычай, под которым понимаются правила, сложившиеся в результате их длительного применения ввиду практической целесообразности и получившие признание в актах законодательства или решениях судов. Обычай в современных государствах, имеющих развитое законодательство, не играет большой роли и применяется преимущественно во внешнеэкономических отношениях. Однако в ряде норм ГК и некоторых актах законодательства РФ содержатся ссылки общего характера на обязательность обычая.

В ст. 5 ГК дается определение обычая делового оборота, которым признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. Таким образом, в суде заинтересованная сторона вправе обосновывать наличие обычая, используя общие правила гражданского процесса и способы доказывания. Однако обычай не может противоречить нормам законодательства и условиям заключенного между сторонами договора.

В ГК неоднократно встречаются указания на то, что права и обязанности сторон определяются обычаями делового оборота, если иное не предусмотрено законом или условиями обязательства (ст. 311, 312, 315, 316 и др.). Действующие отечественные обычаи изучаются торгово-промышленными палатами и публикуются в виде соответствующих сборников. В Российской Федерации были опубликованы обычаи важнейших морских портов.

Но в ст. 5 ГК не говорится о возможности обращения к обычаям, сложившимся в иных, некоммерческих сферах, что надо считать пробелом его общих норм. Однако в ряде последующих статей ГК содержатся отсылки к обычаям национальным (ст. 19) и местным (ст. 221). Поэтому надлежит считать, что ГК допускает применение обычая также в некоммерческих сферах, и юрисдикционные органы, обосновывая свои решения, на такие обычаи вправе ссылаться.

Особенность обычая как источника гражданского права состоит в том, что, в отличие от норм законодательства, он всегда диспозитивен, и поэтому стороны могут от него отступить. Это практически важное правило прямо выражено в п. 2 ст. 5 и п. 5 ст. 421 ГК применительно к договору (договорное условие сильнее обычая) и должно применяться также к недоговорным обязательствам.

Наряду с обычаями во многих статьях ГК говорится об «обычно предъявляемых требованиях», которыми надлежит руководствоваться. В одних случаях этот термин дополняет отсылку к обычаям делового оборота (ст. 309, 478, 992), в других употреблен самостоятельно (ст. 484, 485, 721). В литературе эти два термина иногда характеризуются как равнозначные.

Однако обычай — это дополнительный источник права, когда он соответствует указанным в ст. 5 ГК признакам и в законе это прямо и ясно оговорено. Обычно предъявляемые требования такого общего статуса в ГК не получили и не должны приравниваться к обычаям.

Вопрос о содержании и применении обычно предъявляемых требований должен решаться судом с учетом широкого круга факторов, в том числе хозяйственных возможностей должника и кредитора. На основании обычно предъявляемых требований могут складываться обычаи, однако такая их трансформация должна быть признана юридической практикой, прежде всего судебной, и получить подтверждение в наличии признаков обычая, названных в ст. 5 ГК.

Роль и значение разъяснений и толкований высших органов судебной власти

Ранее в теории и практике преобладало мнение, что правовые нормы могут создаваться только уполномоченными на то государственными органами, а задача суда и арбитража — применять действующие правовые нормы, и их решения источником права не являются, а представляют собой акты толкования закона. В случае неполноты или несогласованности правовых предписаний должен ставиться вопрос о дополнении действующего законодательства.

Однако ввиду неизбежных в законодательстве пробелов в процессе применения правовых норм суд и арбитраж для урегулирования возникающих споров бывают вынуждены в некоторых случаях выходить за формальные рамки действующего гражданского законодательства, не дожидаясь внесения в него изменений. Со ссылкой на этот практический опыт в юридической литературе было высказано мнение о том, что решения судов и арбитражей, формулируемые в общей форме в постановлениях их высших органов по разъяснению норм законодательства, имеют нормативный характер. В дальнейшем было предложено именовать их правоположениями. По существу, это является признанием за постановлениями высших судебных органов свойств дополнительного источника гражданского права.

Для такого вывода имеются основания в современных условиях, когда в России идет становление рынка и не исключена возможность того, что в отдельных случаях обновляемое гражданское законодательство не в полной мере учитывает особенности рыночных отношений и имеет пробелы. В таких случаях разъяснения Пленумов высших судебных и арбитражных органов по применению законодательства могут приобретать и фактически приобретают характер дополнительного источника гражданского права.

В практике Высшего Арбитражного Суда РФ за последние годы широкое распространение получили информационные письма о применении норм ГК и крупных федеральных законов, которые рассылаются от имени Президиума ВАС РФ и публикуются в Вестнике ВАС РФ. В Бюллетене ВС РФ стали публиковаться ответы на поступающие вопросы, связанные с применением гражданского законодательства, причем такие ответы завершаются указанием, что они утверждены постановлением Президиума ВС РФ.

Правовое значение таких писем и ответов в нормах действующего законодательства не определено. Они отражают практику применения высшими судебными инстанциями норм гражданского законодательства, и их следует считать актами судебного толкования норм права. Поэтому выводы названных писем и ответов должны учитываться при совершении гражданско-правовых сделок и разрешении возникающих имущественных споров.

Что касается решений, выносимых судами общей юрисдикции и арбитражными судами по конкретным гражданско-правовым спорам, то они не могут считаться источником гражданского права, поскольку имеют индивидуальный характер и отражают особенности отдельных споров. Однако такие решения дают материал для правильного понимания и применения действующих правовых норм и должны внимательно изучаться. Наиболее важные судебные и арбитражные решения публикуются в ежемесячных журналах «Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации» и «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации». В необходимых случаях к ним даются комментарии специалистов.

В осуществлении судебной власти в Российской Федерации участвует ныне также Конституционный Суд РФ. Согласно ст. 125 Конституции РФ и закону об этом суде он разрешает дела о соответствии Конституции РФ актов законодательства РФ, а также актов ее субъектов по вопросам, относящимся к ведению государственных органов Федерации.

Правовая природа решений Конституционного Суда РФ оценивается в литературе по-разному: как акты толкования и как акты нормативного характера в области конституционного права. Преобладающей становится вторая точка зрения, которую подтверждает содержание многих вынесенных Конституционным Судом РФ постановлений.

За последние годы в постановлениях Конституционного Суда РФ с конституционно-правовых позиций был дан ответ на ряд важных и недостаточно урегулированных вопросов гражданского права, в частности о неприкосновенности частной собственности, правах добросовестного приобретателя, свободе договора, защите имущественных прав субъектов гражданского права. По своему содержанию эти акты выходят за рамки толкования норм гражданского права и имеют более широкое нормативное значение. В силу общей обязательности постановлений Конституционного Суда РФ даваемые в них разъяснения в отношении содержания и применения норм гражданского законодательства следует считать дополнительным источником гражданского права.

Действие и порядок применения норм гражданского законодательства. Применение норм гражданского законодательства по аналогии

Содержащиеся в законодательстве нормы гражданского права могут быть императивными и диспозитивными. Первые строго обязательны, и стороны не могут отступать от них при заключении договора или принятии односторонних обязательств. Вторые позволяют сторонам устанавливать в договоре или одностороннем обязательстве иные условия и действуют, если такой специальной оговорки сделано не было. Однако в гражданском праве имеется большое число императивных норм, введение которых обусловлено общегосударственными интересами и технической сложностью ряда гражданско-правовых институтов. Примером первых являются императивные нормы о недействительности неправомерных сделок и их последствиях; примером вторых — императивные правила о перевозках грузов на воздушном, железнодорожном и других видах транспорта.

Императивная сила гражданско-правовых норм может быть прямо в них выражена. Например, согласно ст. 198 ГК сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон. В силу п. 4 ст. 401 ГК заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно. Однако такие прямые указания имеются лишь в отдельных случаях, и для определения правовой силы нормы необходимо дать ей правильное толкование.

Толкование правовой нормы — это уяснение ее правовой силы (действия), сферы применения и действительного содержания. Толкование может даваться компетентными государственными органами, в том числе высшими судебными инстанциями, и тогда оно является обязательным. Толкование нормы издавшим ее государственным органом именуется аутентичным. Научное толкование, именуемое доктринальным, носит рекомендательный характер.

Сам процесс толкования норм подчинен определенным правилам, которые в российском законодательстве прямо не закреплены, но выработаны теорией и судебно-арбитражной практикой и являются важным средством правильного и единообразного применения правовых предписаний. Прежде всего необходимо выяснить правовую силу (действие) и сферу применения соответствующей правовой нормы.

Дата введения нормативного акта в действие определяется в нем самом или согласно общим правилам вступления нормативных актов в силу. По общепринятому правилу, «закон обратной силы не имеет», однако из этого правила, по прямому указанию закона, допускаются исключения. Некоторые такие исключения предусмотрены в законах о введении в действие частей первой и второй ГК.

Сфера применения правовых норм обычно достаточно четко определяется в соответствующем нормативном акте. Это чаще всего акты общего действия, которые распространяются на всю территорию Российской Федерации и всех субъектов гражданского права. Однако некоторые акты и нормы действуют в отношении определенной территории (например, Крайнего Севера) или определенного круга лиц (только для юридических лиц, только для граждан или определенной их группы, например, малолетних).

Более сложные вопросы могут возникать при толковании содержания правовой нормы и определении условий ее применения. При толковании правовой нормы применяются различные приемы. Толкование может быть грамматическим, логическим, систематическим и историческим.

Грамматическое толкование — это уяснение нормы с помощью общих правил грамматики. Логическое толкование предполагает использование общепринятых правил и аргументов логики. При систематическом толковании смысл нормы устанавливается посредством ее сопоставления с другими нормами. Историческое толкование дается на основании ознакомления с историей принятия нормы путем учета факторов, обусловивших введение и изменение нормы, и сопоставления ее с ныне действующими нормами по тому же вопросу.

Доктрина и судебная практика выработали ряд общепринятых формул толкования. Наиболее важные из них: последующий закон отменяет ранее изданный; специальные нормы превалируют над нормами общего характера; специальные нормы не подлежат расширительному толкованию; если предлагаемое понимание нормы ведет к явно неразумному выводу, такое ее понимание неправильно.

По результатам толкования нужно различать буквальное, ограничительное и расширительное (распространительное) толкование. В большинстве случаев толкование правовой нормы показывает, что подлинный смысл нормы полностью соответствует ее словесной формулировке. Так и должно быть, ибо содержание закона и его редакция должны совпадать. Такое толкование является буквальным.

Иногда словесная формулировка правовой нормы оказывается шире ее подлинного смысла. Здесь на помощь приходит ограничительное толкование, т.е. делается вывод о том, что правовая норма должна пониматься и применяться ограничительно.

Возможны и такие случаи, когда в результате толкования нормы нужно сделать вывод, что ее действительное содержание шире словесной формулировки. Например, в ст. 153 ГК указывается, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, влекущие гражданско-правовые последствия. Однако сделки может совершать также государство, юридическим лицом не являющееся. Это следует из ст. 124 ГК, и таким образом систематическое толкование приводит в данном случае к необходимости расширительного понимания текста ст. 153 ГК.

Аналогия права и закона. В законодательстве неизбежны отдельные пробелы, и оно не всегда поспевает за возникновением и развитием новых гражданско-правовых отношений. Между тем и в таких ситуациях права и обязанности сторон должны быть определены, а возникший между ними спор разрешен судом. Для устранения юридических трудностей, которые могут при этом возникать, в гражданском праве выработан институт аналогии закона и аналогии права.

Согласно ст. 6 ГК, в случаях, когда отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Ввиду разработанности актов гражданского законодательства случаи аналогии закона и права на практике встречаются нечасто. Примером аналогии закона может служить обращение к нормам законодательства о банкротстве при осуществлении ликвидации юридического лица по решению суда (п. 24 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8).

Верховным Судом РФ было опубликовано разъяснение, согласно которому к отношениям по уплате пени за несвоевременное внесение налогов (таможенных платежей) суд может по аналогии закона применять ст. 333 ГК, позволяющую снизить размер взыскиваемой неустойки (пени). Здесь аналогия закона использована судом в отношении однородных норм разных отраслей права.

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

М. Ешимов, налоговый консультант.

КАК ПОСЧИТАТЬ ПЕНЮ ПО НДС, И КАКОЙ СТАТЬЕЙ РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ?

Как посчитать пеню по НДС, и какой статьей руководствоваться?

Комментарии. В соответствии со статьей 610 Кодекса РК «О налогах и других обязательных платежах в бюджет», пеней признается размер, начисляемый на неуплаченную в срок сумму налогов и других обязательных платежей в бюджет, в том числе авансовых и (или) текущих платежей по ним.

Сумма пени начисляется и уплачивается независимо от применения других способов обеспечения исполнения налоговых обязательств и мер принудительного взыскания, а так же иных мер ответственности за нарушение налогового законодательства РК.

Пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения налогового обязательства, начиная со дня, следующего за днем срока уплаты налога, включая день уплаты в бюджет, в размере 2,5-кратной официальной ставки рефинансирования, установленной Национальным банком РК на каждый день просрочки. Так же рассчитать пени можно в личном кабинете налогоплательщика в автоматическом режиме.

Вестник Самарской гуманитарной акалемии. Серия «Право». 2015. № 1-2(17)

ОБЫЧАИ КАК ИСТОЧНИК РОССИЙСКОГО ПРАВА

© Ю. Э. Ханукаев

Ханукаев Юсуф Эдуардович

аспирант

Всероссийский

государственный университет

юстиции

(г. Москва)

В статье рассматривается олин из источников права — обычай. Автором опрелелены признаки обычая, прелставлены некоторые отраслевые нормативные правовые акты, закрепляющие обычай как регулятор отношений.

Ключевые слова: особый вил формы права; источники межлунаролного права; семейное законо-лательство; правило повеления, признаваемое го-суларством.

Одним из дискуссионных вопросов в российской юридической науке является вопрос об обычае как источнике российского права. Такие известные ученые, как Е. В. Васьковский, Е. Н. Трубецкой, Д. И. Мейер, Н. М. Коркунов, Ю. С. Гамбаров, Е. А. Суханов и многие другие освещали в своих научных трудах проблемы применения обычая в качестве источника права. Так, рассуждая об обычае, Н. Л. Дювернуа замечал, что «громадная масса норм неписаного права допущена законодателем к применению в низших судебных инстанциях, где и кончается их неизвестность. Эти обычные нормы не собраны, не записаны, за незначительными исключениями, не приведены к единству; между тем несомненно, что ими руководствуется самая значительная часть низших слоев русского народа»1. Д. И. Мейер понимал под обычаем «ряд постоянных и однообразных соблюдений какого-либо правила в течение более или менее

1 Дювернуа Н. Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1. М., 2004. С. 3.

продолжительного времени. Обычай юридический как источник права называется также обычным правом»2. М. Н. Марченко полагает, что «обычай санкционированное в прямой или косвенной форме государством правило поведения, сложившееся в обществе, в результате его многократного и длительного применения. Он является одним из древнейших и одним из важнейших для ранних правовых систем источников права»3. М. И. Брагинский, В.В. Витрянский определяют обычай как «правило поведения, основанное на длительности и многократности его применения. Авторитет обычая в конечном счете опирается на формулу: так поступали все и всегда»4. Следует отметить, что существует и иная точка зрения, согласно которой правовой обычая является особым видом и формой права. Например, А. В. Малько считает, что «правовой обычай — это особый вид формы права, представляющий собой исторически сложившееся и вошедшее в привычку в силу многократного повторения правило поведения, одобряемое и защищаемое государством»5.

По нашему мнению, правовой обычай — есть правило поведения, сложившееся и постоянно применяемое, а также признаваемое государством и обязательное к исполнению участниками правоотношений.

Можно выделить следующие признаки обычая как источника права. Во-первых, обычай представляет собой правило поведения; во-вторых, признается лишь сложившийся, длительное время действующий и достаточно определенный в своем содержании обычай; в-третьих, обычай широко и неоднократно применяется в той или иной сфере гражданских правоотношений; в-четвертых, отсутствует законодательное регулирование гражданского правоотношения, к которому применяется обычай, т. е. обычай восполняет пробелы в правовом регулировании; в-пятых, обычай действует независимо от того закреплен ли он в каком-либо документе; в-шестых, обычай признается российским обществом в целом либо специальными субъектами, к которым он обращен; в-седьмых, обычай не противоречит основам нравственности и правопорядка в РФ.

Обычай является одним из источников международного права. Так, ст. 38 Венской Конвенции о праве международных договоров, заключенной 23.05.1969 г. предусматривает, что статьи 34-37 никоим образом не препятствуют какой-либо норме, содержащейся в договоре, стать обязательной для третьего государства в качестве обычной нормы международного права, признаваемой как таковая6. В соответствии со ст. 8 Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров при определении намерения стороны или понимания, которое имело бы разумное лицо, необходимо учитывать все соответствующие обстоятельства, включая переговоры,

2 Мейер Д. И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. Изд. 3-е, испр. М. : Статут, 2003. С. 184

3 Марченко М. Н. Проблемы общей теории государства и права: учебник : в 2 т. Т. 2. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Проспект, 2016. С. 74

4 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. 3-е изд., стереотип. М. : Статут, 2001. Кн. 1. С. 152

5 Большой юридический словарь (под ред. А. В. Малько) // СПС «ГАРАНТ».

6 Ведомости ВС СССР. 10.09.1986. № 37. Ст. 772.

Обычаи как источник российского права

любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон7. Кроме того, принципами международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА)» 1994 года в ст. 8.1 устанавливается, что стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимоотношениях. Стороны связаны обычаем, который широко известен и постоянно соблюдается в международной торговле сторонами в соответствующей области торговли, кроме случаев, когда применение такого обычая было бы неразумным8.

Статья 15 Конституции РФ устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Однако законодательство РФ не во всех отраслевых нормативных правовых актах содержит прямое указание на обычай как источник права. Статья 5 ГК РФ непосредственно признает обычай в качестве правового регулятора гражданских правоотношений. Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Напротив, семейное законодательство РФ содержит лишь отдельные отсылки к обычаю. Статья 58 СК РФ предусматривает право родителей при регистрации имени ребенка руководствоваться национальными обычаями. Например, в соответствии со ст. 3 Закона Республики Тыва от 20 февраля 1996 года № 496 «Об именах, отчествах, фамилиях граждан РФ, проживающих на территории Республики Тыва» родители могут дать своему ребенку имя, основываясь на национальных традициях, а ст. 6 устанавливает, что для граждан Российской Федерации, проживающих на территории Республики Тыва, по соглашению между родителями в отчестве ребенка применимы слова «оглу», «оглы», «кызы», либо с добавлением аффиксов «ович», «евич», «овна», «евна9.

Надо полагать, что судам при разрешении и рассмотрении дел также в необходимых случаях следует руководствоваться и обычаями. Согласно ст. 11 ГПК РФ суд разрешает гражданские дела, исходя из обычаев делового оборота в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами. А одной из задач судопроизводства в арбитражных судах является содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота (ст. 2 АПК РФ).

Как показывает анализ судебной практики обычай чаще применяется именно арбитражными судами. Например, Арбитражный суд Московского округа в постановление от 18.08.2014 № Ф05-8720/2014 по делу № А40-52760/13-85-

7 Вестник ВАС РФ. № 1. 1994

8 Закон. 1995. № 12

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

515 указал, что «довод ответчика, что уведомление от 12.08.2010 № 3570 им не получено в порядке, предусмотренном договором в редакции соглашения, подлежит отклонению, как не соответствующий обычаю делового оборота по нарочному вручению документов с отметкой адресата об их получении. Уведомление от 12.08.2010 № 3570 представителем ответчика получено 13.09.2010 года, что подтверждается подписью П.С.Н. на уведомлении. Вручение субъектом предпринимательской или иной деятельности документа адресату с отметкой о вручении является сложившимся и широко применяемым правилом поведения, не предусмотренным законодательство. <…> При изложенных обстоятельствах получение указанного уведомления в ином порядке, чем это предусмотрено договором, не опровергает обстоятельство его получения арендатором и обязанности внесения арендной платы в новом размере с момента получения уведомления. Поскольку в рассматриваемом случае истцом соблюдена процедура уведомления арендатора об изменении размера арендной платы согласно пункту 1 статьи 5 ГК РФ, судами обоснованно сделан вывод о его надлежащем извещении»10.

Суды общей юрисдикции крайне редко применяют обычай к регулированию спорных правоотношений. Например, оставляя решение суда I инстанции без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в определении от 14.03.2011 по делу № 33-5159 указала следующее: «поскольку нормативными правовыми актами понятие неагрегатная страховая сумма не предусмотрено, но при этом, указанное понятие широко применяется в страховом деле, суд первой инстанции, разрешая заявленные требования, обоснованно исходил из положений ст. 5 ГК РФ»11.

Изложенное позволяет заключить следующее. Обычай является источником российского права и рассматривается, как правило поведения, сложившееся и постоянно применяемое к правовым отношениям.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. 3-е изд., стереотип. Москва : Статут, 2001. Кн. 1.

2. Большой юридический словарь (под ред. А. В. Малько) // СПС «ГАРАНТ».

3. Дювернуа Н. Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1. Москва, 2004.

4. Мейер Д. И. Русское гражданское право (в 2 ч.). По исправленному и дополненному 8-му изд., 1902. Изд. 3-е, испр. Москва : Статут, 2003.

5. Марченко М. Н. Проблемы общей теории государства и права : учебник: в 2 т. Т. 2. 2-е изд., перераб. и доп. Москва : Проспект, 2016.

10 Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.08.2014 № Ф05-8720/2014 по делу № А40-52760/13-85-515.

11 Определение Московского городского суда от 14.03.2011 по делу № 33-5159.