Введение суда в заблуждение статья

Иск в суд частному лицу введение в заблуждение

Здравствуйте, ситуация такая, пристраивала через сайт Авито детские вещи, одна гражданка попросила скинуть фото вещей какие есть, я уточнив рост и вес ребенка отправила ей на почту все что было у меня в наличии начиная от роста ее ребенка и больше, выбрав несколько вещей она уточнила стоимость, я ответила по стоимости и по размеру вещей (такая то вещь такого то размера на такой то рост). Получив ответ от нее что все устраивает, мы договорились о цене и отправке почтой наложенным платежом. Получив вещи, оказалось что из 8 предметов 3 вещи маловаты, и она начала обвинять меня что я отправила не тот размер (у меня все письма с размерностью и ее согласием на покупку сохранены, и я ей выслала эти письма, все вещи в 1 экземпляре и других размеров у меня не было даже), на что я получила ответ что она не эти размеры имела ввиду, и ее собственное письмо с согласием ее не убеждает, она просто игнорирует этот факт, пишет мне кучу писем с угрозами и прочей бранью в мой адрес. Вся переписка сохранена мной о договоренности с размерами, и ценой, ответ что все устраивает и все подходит, был мной получен задолго до отправки посылки, сначала она просила вернуть деньги (полную сумму за все вещи полностью) на карту сбербанка, а она потом отправит мне посылку со всеми вещами почему-то, я конечно отказалась и сказала что отправлять наложенным платежом так же как и я ей отправляла. На след день ее сын что-то мне отправил, что я не знаю т.к. вес посылки не соответствует отправленным мною вещам, и без наложенного платежа, а просто обычное отправление, а так же эта гражданка написала мне что подала иск в суд на сумму вдвое превышающей стоимость всех вещей, по статье введение в заблуждение и обман покупателя.

Хочу понять вообще правомерно ли это, я не ИП и не юр лицо, частное лицо пристраивающее не подошедшие мне вещи, вся переписка сохранена, я никого не обманывала, отправила только то что обговаривалось и на ту сумму что обговаривалась. Об обмене или возврате мы изначально не договаривались, эта тема поднялась после получения посылки, я согласна только на наложенный платеж, а не возврат средств на карту сбербанка. Что посоветуете делать в данной ситуации?

Введение суда в заблуждение в гражданском процессе

Цитата из #16Люди, к сожалению, все не так радужно. Вот по таким же обвинениям «введение в заблуждение Арб Суда «один человек уже 9 месяцев сидит в СИЗО. У нас в стране возможно все! И в суде никто не заморачивается над формулировками, принимают решение такое которое нужно обвинительной стороне. Документики из дела изымаются или подкладываются. За любое абсурдное, казалось бы обвинение, можно в нашем суде схлопотать срок. Если есть «заказчик» развалить дело просто невозможно, поверьте. Пришлите, пажалста, копию приговора — жутка интересна.

Цитата из #28Приговор Мещанского суда опубликован на сайте Ген. прокуратуры. Вместе с касухами. Найти — не проблема. Весьма интересный приговор на 600 листах. Из всего «антирейдерского» это пожалуй единственное, «действенное». ======= Да, и есЧе! Вышла книжонка А.Родионова «Налоговые схемы, за которые посадили Ходорковского». Хотя, если прочитать приговор, то и без книжонки все понятно ======= Здравое зерно 1. Как надо «воровать». 2. Как не надо «воровать». А как разделить уголовную ответсвенность за ложные показания и введение суда в заблуждение. Второе вроде еще страшнее — это злоупотребление правом и препятствие правосудию. В Юсе за это ой скока дают.

О том как банк ввел суд и ответчика в заблуждение, или еще один случай злоупотребления правом в арбитражном процессе

Оставляя вынесенное апелляционный судом постановление, АС Московского округа согласился с его выводами и указал, что банк при подаче искового заявления своими действиями намеренно ввел суд и ответчика в заблуждение относительно размера своих материально-правовых притязаний. Истец первоначально умышленно предъявил требования в заниженном размере с целью уплаты минимальной суммы государственной пошлины, заранее предполагая в дальнейшем увеличить размер исковых требований в ходе рассмотрения дела, чтобы уплачивать государственную пошлину не в полном объеме, а в минимальном размере.

9 ААС перешел к рассмотрению дела по правилам первой инстанции указал, что АСГМ не рассмотрены по существу требования, с учетом заявленного ходатайства об увеличении размера суммы иска. При этом, сам по себе факт неуплаты госпошлины при увеличении иска не является основанием для отказа в принятии судом в порядке статьи 49 АПК РФ увеличения размера исковых требований.

Возможны и иные злоупотребления, связанные с недобросовестной трактовкой сроков совершения процессуальных действий. Например, по одному из дел основанием обращения в суд послужило якобы имевшее место несоблюдение срока вступления в законную силу судебного решения.*(474) 10 ноября 2003 г. областной суд отменил решение о регистрации кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ. 15 ноября 2003 г. избирательная комиссия вновь зарегистрировала этого кандидата. Другой кандидат оказался недоволен принятым решением и оспорил в суде новую регистрацию кандидата, ссылаясь на то, что решение суда на момент повторной регистрации еще не вступило в законную силу, поскольку 15 ноября был субботний день. В соответствии же с ч. 2 ст. 108 ГПК РФ, «если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день». Думается, что при рассмотрении поданного заявления суд, помимо выяснения вопросов о том, является ли суббота рабочим днем, и не было ли решение суда добровольно исполнено избирательной комиссией, должен оценить действительную заинтересованность заявителя в данном деле и цель его обращения в суд. Если цель кандидата является недобросовестной и состоит, например, в устранении конкурента, то подобное поведение должно быть расценено как злоупотребление процессуальным правом.

Содержащуюся в ГПК фикцию относительно надлежащего уведомления лица при его отказе принять судебную повестку или иное судебное извещение необходимо распространить также на случаи уклонения лица от принятия судебной повестки или иного судебного извещения. В законе следует записать, что отказ или уклонение лица от принятия повестки или иного извещения удостоверяется подписями двоих свидетелей, не заинтересованных в исходе дела.

Варианты обмана

Введение суда в заблуждение может быть совершено неумышленно. Для примера вспомним сцену из фильма «Мимино»: истец при тяжбе с ответчиком за разбитую люстру был уверен, что она сделана из венецианского хрусталя и стоит очень дорого. На самом же деле, люстра оказалась изготовлена из обыкновенного стекла и цена ее составляет весьма небольшую сумму. Истец этого не знал и неосознанно ввел суд в заблуждение.

Далее рассмотрим, каковы могут быть варианты преднамеренного обмана суда:

Дополнительно Вводить в заблуждение суд может не только обвиняемый по делу и свидетели, но также и судебные эксперты. Часто доказательствами вины при рассмотрении дела выступают экспертные заключения. Путем подкупа или угроз ответчик получает от специалиста ложное заключение, которое и предоставляется суду.

  • представление сфальсифицированных доказательств: документов, справок и т. д., то есть предоставление заведомо ложных доказательств. Данное правонарушение классифицируется по статье 303 Уголовного Кодекса (УК) РФ. Более подробно об этом можно узнать из другой статьи нашего интернет-портала о предоставлении в суд подложных документов — . Как частный случай может рассматриваться обман суда как способ мошенничества;
  • представление заведомо ложной информации свидетелем, потерпевшим или экспертом. Существует дифференциация мер ответственности в зависимости от того, к какой категории относится рассматриваемое дело. Если дело является уголовным, то введение суда в заблуждение рассматривается в статье УК РФ № 307. Мера наказания зависит от тяжести последствий, нанесенных . Стоит отметить, что обвиняемый не несет ответственности за дачу ложных показаний;
  • злоупотребление процессуальным правом, например, введение суда в заблуждение относительно места жительства и прочих необходимых сведений для хода судебного процесса с целью дезорганизовать процессуальную деятельность по конкретному делу. Обязанность сторон процесса выполнять процессуальные действия закреплена в статье 35 Гражданского Процессуального Кодекса (ГПК) РФ.

Судебная практика и примеры

Доказать факт сознательного введения суда в заблуждение и вменить лжесвидетелю статью 307 УК РФ на практике зачастую бывает очень сложно. Ведь если данное действие было совершено посредством устного заявления, то виновный в обмане при уличении его во лжи всегда может сказать, что он также был кем-либо дезинформирован.

Стоит отметить: подозреваемые в даче ложных показаний суду могут быть освобождены от ответственности в случае, если на любом этапе судебного рассмотрения дела (но до вынесения приговора обвиняемому) они заявят о ложности предоставленных ими сведений.

При процессуальных действиях обязательно производится предупреждение сторон процесса за предоставление заведомо ложных сведений (ст. 176 ГПК РФ). Если же в ходе расследования уголовного дела выясняется, что свидетельские показания являются выдуманными, то свидетель привлекается к уголовной ответственности.

Пример: Гр. К. являлся свидетелем по делу об убийстве гр. И. гражданином В. Свидетель заявлял, что гр. И. напал на стройке на обвиняемого В. с куском арматуры. По словам свидетеля, В. вынужден был защищаться, вследствие чего нанес гр. И. несколько ножевых ранений, от которых тот скончался. В ходе судебного расследования было выяснено, что преступление было зафиксировано камерой наружного наблюдения. На записи было видно, что гр. В. первым нанес потерпевшему удары ножом. Следовательно, свидетель К. представил суду заведомо ложные показания. Суд осудил гр. К. по ст. 307, ч. 2 УК РФ и назначил ему меру наказания в виде принудительных работ сроком 2 года.

Задайте свой вопрос и получите бесплатную юридическую консультацию>Обман и заблуждение: старая и новая редакции статей 178 и 179 ГК РФ

09 Окт Обман и заблуждение: старая и новая редакции статей 178 и 179 ГК РФ

Дата публикации: 2013-10-09
Рубрика: Гражданское право Владимир Чикин

10 октября Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрит проект Обзора практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса РФ. Обзор затрагивает практику, сложившуюся в отношении старой редакции указанных статей. И хотя эта редакция будет применяться ещё продолжительное время (к сделкам, заключенным до 1 сентября), уже сейчас стоит соотнести её с новой редакцией для понимания перспектив оспаривания заключаемых сегодня сделок.

Указанные статьи посвящены сделкам, совершенным под влиянием заблуждения, а также сделкам, совершенным под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств. К таким доводам граждане прибегают достаточно часто. (Кстати, о другом популярном основании для оспаривании сделок — о статье 177 ГК РФ — мы написали отдельно).

Мы расскажем о перспективах вашего дела, подготовим документы и представим ваши интересы в суде. Пишите на advice@vvcl.ru или звоните по телефону + 7 499 390 76 96.

Статьи 178 и 179 подверглись значительным изменениям в результате принятия Федерального закона № 100-ФЗ от 7 мая 2013 года. Как было указано выше, прежняя редакция теперь применяется исключительно к сделкам, совершенным до 1 сентября 2013 года, новая – к совершенным после.

Рассмотрим, какие изменения претерпели указанные нормы.

Статья 178: признаки сделки, совершенной под влиянием заблуждения

Старая редакция. Заблуждение должно быть существенным. Имеется в виду заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

Новая редакция. Заблуждение должно быть настолько существенным, что заблуждавшаяся сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. Кроме того, в новой редакции раскрываются частные случаи, когда заблуждение предполагается достаточно существенным (перечень открытый):

  • если сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
  • если сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
  • если сторона заблуждается в отношении природы сделки;
  • если сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
  • если сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

И в старой, и в новой редакции подчеркивается, что заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Последствия признания сделки недействительной по статье 178

В обоих случаях применяются правила, предусмотренные статьей 167 ГК РФ (разумеется, после 1 сентября – с учетом внесенных в эту статью изменений). Различия кроются в регулировании взыскания ущерба.

Старая редакция. Если истец докажет, что заблуждение возникло по вине ответчика, ответчик должен будет возместить причиненный реальный ущерб.

Если истец этого не докажет, ответчик вправе обратиться со встречным иском о взыскании с заблуждавшейся стороны причиненного ему реального ущерба, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Новая редакция. Если истец докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона, последняя должна будет возместить не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду.

Если истец не докажет, что другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если истец не докажет, что заблуждение возникло вследствие зависящих от другой стороны обстоятельств, он будет обязан возместить причиненный реальный ущерб.

Таким образом, согласно новой редакции перенос обязанности по возмещению ущерба обусловлен не наличием / отсутствием виновных действий (бездействия) стороны по введению в заблуждение, а наличием / отсутствием возможности у данной стороны знать об обстоятельствах, вводящих контрагента в заблуждение, и влиять на них.

Новеллой можно признать положение новой редакции статьи 178, согласно которому сделка не может быть признана по основанию заблуждения, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки. Что ж, новелла вполне логичная.

Предмет регулирования по статье 179

Старая редакция. Старая редакция затрагивала сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств

Новая редакция. Всё то же самое, но злонамеренное соглашение сторон перекочевало в пункт 2 статьи 174.

В новой редакции уточнено, что сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

Кроме того, указывается, что обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота. На наш взгляд, в этой части статья 179 пересекается со статьей 178: в результате такого обмана, вероятно, должно возникать то самое существенное заблуждение.

Последствия признания сделки недействительной по статье 179

Старая редакция. Если сделка признана недействительной по любому из оснований, предусмотренных старой редакцией статьи 179, потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах.

Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход государства (либо взыскивается его стоимость в деньгах).

Помимо этого, потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Новая редакция. Если сделка признана недействительной по любому из оснований, указанных в новой редакции статьи 179, применяются общие последствия недействительности сделки, установленные статьей 167.

Кроме того, потерпевший может теперь претендовать на компенсацию с другой стороны не только реального ущерба, но и упущенной выгоды.

Стоит заметить, что признавать сделку, заключенную под влиянием обмана, недействительной, оказывается не всегда выгодным. Достаточно лишь наказать контрагента взысканием убытков или неустойки. Для этого нужно применить механизм заверения об обстоятельствах.

Оспаривание недействительных сделок составляет значительную часть практики адвоката Владимира Чикина. Обращайтесь, если у вас возник соответствующий спор.

Полное описание Проблема злоупотребления правом имеет давнюю историю. В римском праве проблема злоупотребления правом обсуждалась при решении конкретных жизненных ситуационных споров, но сам термин в законодательстве европейских стран стал упоминаться лишь в начале XVIII века, а в российском законодательстве начиная с Гражданского кодекса РСФСР 1922г. В настоящее время вопрос о применении правовых норм о злоупотреблении правом в юридической литературе является достаточно актуальным и неоднозначным.
Одним из основополагающих принципов российского гражданского права является принцип добросовестности (ст.ст. 1, 10 ГК РФ). Дальнейшее развитие этот принцип находит в недозволенности злоупотребления правом. Суть данного запрета в том, что каждый субъект гражданских прав волен свободно распоряжаться своими правами, но при этом не должен умышленно нарушать права и интересы других лиц. Действия, причиняющие неблагоприятные последствия для других лиц, и являются злоупотреблением правом.

В соответствии со ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом определяется как осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Квалифицирующие признаки злоупотребления правом в законе отдельно не выделены. Однако, исходя из анализа судебной практики, в литературе выделяются общие признаки злоупотребления:

  1. Наличие у злоупотребившего лица соответствующего субъективного права;
  2. Данное право должно быть у лица как до совершения действий, выступающих в качестве злоупотребления, так и в процессе их осуществления;
  3. Недобросовестность осуществления субъективного права. Данное понятие носит оценочный характер и не имеет законодательного закрепления;
  4. Лицо выходит за пределы осуществления субъективного права. Данными пределами являются границы дозволенного поведения субъекта, выходя за которые лицо нарушает законные интересы другого субъекта права;
  5. Цель поведения злоупотребившего лица не соответствует назначению права;
  6. Действия лица направлены на извлечение для себя определенных преимуществ в ущерб другим лицам и правосудию в целом;
  7. Наступление неблагоприятных последствий для других субъектов вследствие злоупотребления правом либо угроза их наступления;
  8. Наличие причинно-следственной связи между поведением лица и наступившими неблагоприятными последствиями.

Данные признаки свидетельствуют о злоупотреблении лицом своим правом, но для подобной оценки не обязательно наличие всех выше указанных признаков в совокупности.

В научной литературе предлагается большое количество классификаций форм злоупотребления по различным основаниям. Однако, на основе анализа ч. 1 ст. 10 ГК РФ можно выделить такие формы злоупотребления правом:

  1. действия управомоченного субъекта исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Данная форма характеризуется наличием противоправной цели поведения, виной злоупотребившего лица, намерением причинить вред, который является результатом действий субъекта;
  2. обход закона с противоправной целью, но определения данного понятия в законе не содержится;
  3. злоупотребление правом в конкурентных отношениях, которое выражается в использовании гражданских прав в целях ограничения конкуренции, злоупотреблении доминирующим положением на рынке и недобросовестная конкуренция. На данные отношения распространяет действие ФЗ от 26.07.2006г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»;
  4. иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Данный перечень не является исчерпывающим, т.к. не представляется возможным закрепить все действия, выступающие в качестве злоупотребления. Кроме этого, в судебной практике появляются новые примеры рассматриваемого явления.

В случае злоупотребления правом в законе для лица предусмотрены неблагоприятные последствия. Они закреплены в ст. 10 ГК РФ, а именно:

  1. отказ лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично;
  2. обязанность лица, злоупотребившего правом, возместить причиненный ущерб;
  3. иные меры, предусмотренные законом.

Рассмотрим каждое из последствий подробнее.

Отказ в защите права означает невозможность осуществления управомоченным лицом принадлежащего ему права в судебном порядке. Но данное ограничение не тождественно отказу в иске. При этом суд в мотивировочной части соответствующего решения должен указать основания квалификации действий истца как злоупотребление правом. Отказ в защите права может проявляться в:

  • лишении субъективного права в целом;
  • лишении правомочий на результат, достигнутый недозволенным осуществлением права;
  • отказе в конкретном способе защиты и др.

Стоит указать, что отказ в защите права направлен, прежде всего, против лица, злоупотребившего своими гражданскими правами.

Возмещение причиненных убытков и иные меры ответственности служат для обеспечения интересов потерпевшего от злоупотребления лица. В указанной норме проявляется основная компенсационная функция гражданского права. Отказ в защите права применим как в отношении ответчика, так и истца, что подтверждается судебной практикой.

Среди иных мер, предусмотренных законом, можно назвать:

  • признание сделки недействительной, например, по ст. 168 ГК РФ;
  • восстановление положения лица, существовавшего до нарушения права и др.

Отсутствие законодательно закрепленных критериев злоупотребления правом и потому широкая сфера усмотрения суда влечет проблемы по его доказыванию. Далее рассмотрим отдельные примеры из судебной практики по каждой форме злоупотребления правом.

Так, при выявлении действий, совершаемых исключительно с целью причинения вреда, необходимо акцентировать внимание на цель действий, наличия умысла в поведении лица. Например, требования истца об обязании ответчика расторгнуть договоры с арендаторами, ведущими коммерческую деятельность, аналогичную коммерческой деятельности истца, и не заключать указанные договоры в дальнейшем в течение срока действия договоров с истцом свидетельствуют о злоупотреблении правом (Постановление ФАС Московского округа от 10.02.2010 № КГ-А40/15571-09 по делу № А40-26049/09-85-196).

В случае обхода закона нужно обратить внимание на то, что действия нарушившего направлены на избегание совершения установленных законом действий (Постановление ФАС Поволжского округа от 19.12.2012 по делу N А55-10278/2011).

Что касается конкурентных отношений, то следует выявить, имеет ли лицо, злоупотребляющее правом, преобладающую долю на рынке. В таком случае навязывание крайне невыгодных условия для контрагентов, уменьшение своей ответственности, принуждение к заключению договора свидетельствуют о злоупотреблении правом (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 06.10.2011 по делу № А70-4196/2011).

Иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав может проявиться в заключении заведомо действительной сделки, и затем предъявление в суд требования о признании ее недействительной. При этом необходимо доказать несоответствие сделки требованиям закона или иным правовым актам, а также факт совершения сделки с целью намеренного причинения вреда истцу (Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 05.08.2011 по делу N А28-9997/2010).

Как свидетельствует практика, злоупотребление правом имеет место в различных отраслях российского права, в том числе конституционном, гражданском, арбитражном, трудовом и др. При этом в российском законодательстве содержаться отдельные нормы о злоупотреблении процессуальными правами, а именно в ст. 99 ГПК РФ, ст.ст. 41, 111 АПК РФ. В процессуальном праве наряду с материальным правом закрепляется норма о добросовестности поведения субъектов (ст. 41 АПК РФ).

Понятие злоупотребления именно процессуальными правами законодательно не закреплено. В цивилистической науке и судебной практике злоупотребление определяется как действия лица, нарушающие права и интересы других лиц и направленные на затягивание и дезорганизацию судебного процесса. Подобные действия свидетельствуют о проявление неуважения к суду и о воспрепятствовании осуществлению правосудия. Однако отсутствие определения понятия злоупотребления процессуальными правами в законе привело к тому, что суд решает данный вопрос, руководствуясь собственным усмотрением. Подобная оценка субъективна и может привести к судебной ошибке.

В нормах процессуального права содержатся основания наступления ответственности и санкции за совершение действий, рассматриваемых в качестве злоупотребления. Арбитражный процесс разработан в этом вопросе более подробно. Ст. 99 ГПК РФ содержит лишь санкцию за фактическую потерю времени в отношении стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела. В свою очередь, ч. 1 ст. 111 АПК РФ содержит специальное основание наступления ответственности, а именно факт возникновения спора в суде вследствие нарушения претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, а ч. 2 ст. 111 АПК РФ – общее основание. Ответственность наступает для лица, злоупотребляющего своими процессуальными правами или не выполняющего своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

В судебной практике выделяются примеры злоупотребления процессуальными правами. Приведем некоторые их них:

1. Злоупотребления процессуальными правами, связанные с обращением в арбитражный суд:

  • явно неосновательное обращение по делам неискового производства;
  • нарушение претензионного порядка урегулирования спора;
  • обращение с исковыми требованиями с неоправданной задержкой в целях неосновательного приобретения выгод и преимуществ и др.

2. Злоупотребления, связанные с реализацией других процессуальных прав:

  • заявление неосновательных ходатайств, направленных на затягивание производства по делу (Решение Арбитражного суда Самарской области от 22 сентября 2005 г. по делу N А55-7817/05-38);
  • представление доказательств по делу не в срок (Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.06г № 65, п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.12г № 13) и др.

Злоупотребление процессуальными правами направлено на введение суда в заблуждение относительно действительных обстоятельств дела и на максимальное затягивание судебного разбирательства, с целью отсрочить вынесение не благоприятного для стороны решения.

Главная проблема, связанная с рассматриваемым явлением, заключается в сложности доказывания данного явления. Для целей доказывания судам следует обращать внимание на следующие моменты:

  1. О злоупотреблении свидетельствует то, что единственной целью заключения договора поручительства является недобросовестное изменение территориальной подсудности дела, что подтверждается отсутствием корпоративных, обязательственных, родственных и проч. отношений между должником и поручителем; также созданием затруднений для должника при обращении в суд;
  2. О затягивании процесса говорит то, что сторона ходатайствует о дополнительном исследовании новых доказательств, например, путем экспертизы, в то время как доказательства являются сфальсифицированными;
  3. Несоблюдение претензионного порядка, обязательного в силу закона либо договора;
  4. Неоднократная и не имеющая объективных оснований подача ходатайств об отводе суда либо лиц, входящих в состав суда.

Как показывает анализ судебной практики, арбитражные суды применяют нормы ст. 111 АПК РФ в отношении лиц, злоупотребивших своими процессуальными правами в случаях:

  • неоднократной неявки надлежаще извещенных сторон, что привело к затягиванию процесса (Постановление ФАС Поволжского округа от 15.06.2004г. по делу № А06-1427-14/2003);
  • затягивания дела ответчиком, заявившим ходатайство об отложении дела для составления мирового соглашения, который затем неоднократно не являлся в суд и отказывался от подписания соглашения (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 1.02.2010г. № 07АП-153/10 по делу № А45-16111/2009);
  • нарушения претензионного порядка урегулирования спора. Суды отмечают, что нарушения отсутствуют в случаях, если данный порядок не является обязательным, стороной не доказан факт его нарушения (Постановление ФАС Поволжского округа от 26.12.2011 по делу N А57-9228/2010, Постановление ФАС Уральского округа от 04.04.2012 N Ф09-1780/12 по делу N А76-11248/2011, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.12.2010 N Ф03-6797/2010 по делу N А51-21187/2009).

Подводя итог, можно сделать следующие выводы:

1. Злоупотребление правом – это осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

2. В качестве форм злоупотребления правом выделяются:

  • действия управомоченного субъекта исключительно с намерением причинить вред другому лицу;
  • обход закона с противоправной целью;
  • злоупотребление правом в конкурентных отношениях;
  • иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

3. Как показывает судебная практика, действия, которые можно квалифицировать как злоупотребление правом, разнообразны в зависимости от целей и мотивов субъекта.

4. Злоупотребление возможно как в сфере материального, так и процессуального права. Так, злоупотребление процессуальными правами – это действия лица, нарушающие права и интересы других лиц и направленные на затягивание и дезорганизацию судебного процесса.

5. Основания наступления ответственности за злоупотребление содержатся в ст. 99 ГПК РФ, ст. 111 АПК РФ.

6. В практике применения указанных норм права имеются проблемы, связанные с рассматриваемым явлением:

  • Отсутствие законодательно закрепленного определения понятия злоупотребления процессуальными правами;
  • Недостаточное толкование обстоятельств, которые свидетельствуют о злоупотреблении правами.

Это может привести к судебным ошибкам в квалификации действий участников процесса.

Галактионова Олеся

Юридическая компания Москва