Винокуров прокурорский надзор

Справка

В связи с совершенствованием структуры органов прокуратуры и государственного управления в сфере исполнения законодательства Российской Федерации об уголовном судопроизводстве, в целях повышения эффективности прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи, усиления его профилактической направленности, руководствуясь п. 1 ст. 17 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», приказываю:

1. Прокурорам субъектов Российской Федерации, городов и районов, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур поставить дело таким образом, чтобы прокурорский надзор обеспечивал исполнение законодательства об охране прав и законных интересов несовершеннолетних и молодежи, пресечение и предупреждение преступности несовершеннолетних.

2. В организации надзора исходить из того, что в Конвенции ООН о правах ребенка, общепризнанных нормах международного права и российском законодательстве закреплен приоритет интересов и благосостояния детей во всех сферах жизни общества и государства. В связи с этим следует пресекать принятие региональных нормативных правовых актов, не соответствующих федеральному законодательству и ущемляющих права и интересы детей.

Иметь в виду, что государственная политика основывается на обеспечении единства прав и обязанностей, ответственности должностных лиц и граждан за нарушение прав и законных интересов ребенка, причинение ему вреда.

3. Осуществлять постоянный надзор за исполнением законов о социальной защите несовершеннолетних, обращая особое внимание на своевременность оказания помощи детям, находящимся в социально опасном положении, детям из малообеспеченных и многодетных семей (пособия, компенсационные выплаты, организация питания в образовательных учреждениях и т.д.).

3.1. Используя предоставленные полномочия, решительно пресекать факты жестокого обращения с детьми, физического, психического и сексуального насилия в семьях, воспитательных и образовательных учреждениях. При наличии оснований инициировать проведение проверки в рамках уголовно-процессуального законодательства.

3.2. Систематически проверять соблюдение законодательства о защите детей от информации, наносящей вред их здоровью, репутации, нравственному и духовному развитию, в деятельности средств массовой информации, органов и учреждений образования и культуры. Привлекать к установленной законом ответственности юридических и физических лиц, виновных в распространении такой информации, а также информации, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, азартные игры, антиобщественное поведение, в том числе употребление алкоголя, наркотиков, табачных изделий.

Пресекать в пределах предоставленных законом полномочий использование средств массовой информации и информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», для сексуальной эксплуатации и совершения иных преступлений против несовершеннолетних.

3.3. Своевременно и принципиально реагировать на случаи нарушения жилищных и имущественных прав несовершеннолетних. Принимать исчерпывающие правовые меры к их восстановлению.

Ставить вопрос об ответственности должностных лиц органов местного самоуправления, опеки и попечительства, жилищных органов, нотариусов и учреждений по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним за каждое нарушение требований закона об особом порядке совершения сделок с жильем (приватизация, продажа, обмен и т.д.), в котором проживают несовершеннолетние.

3.4. Систематически проверять исполнение законодательства об охране здоровья и жизни несовершеннолетних, обращая внимание на законность, качество и полноту оказываемых медицинских услуг, на соблюдение установленного Конституцией Российской Федерации права на бесплатную медицинскую помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Принимать меры воздействия к виновным лицам в случаях незаконного получения платы за лечение. Использовать право обращения в суд с заявлениями в защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних в соответствии с требованиями гражданского процессуального законодательства.

Осуществлять конкретные меры по обеспечению надлежащего прокурорского надзора за исполнением законов в сфере здравоохранения, образования, социальной защиты, трудовой занятости и жилищного обеспечения детей с ограниченными возможностями здоровья.

Особое внимание уделять законности разрешения дел и материалов по фактам смертности детей первого года жизни и детоубийства, а также самоубийства несовершеннолетних. Привлекать к ответственности лиц, виновных в неисполнении обязанностей по уходу и воспитанию, оказанию медицинской и социальной помощи детям.

3.5. Добиваться безусловного исполнения органами и учреждениями системы профилактики, их должностными лицами требований закона о выявлении беспризорных и безнадзорных детей, семей, находящихся в социально опасном положении, а также о соблюдении ими обязанности информировать о них компетентные органы для защиты и восстановления прав детей.

В случаях, не терпящих отлагательства, инициировать изъятие детей из неблагополучных семей, в необходимых случаях предъявлять в суды заявления об ограничении или лишении родительских прав.

4. Обеспечить систематический надзор за исполнением органами опеки и попечительства требований законодательства о своевременном выявлении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и их устройстве в семью, под опеку, попечительство, на усыновление или в интернатные учреждения. При этом иметь в виду установленные законом приоритетное право граждан Российской Федерации на усыновление таких детей и особый порядок усыновления российских детей иностранными гражданами. Неукоснительно соблюдать требования действующего законодательства об обязательном участии прокурора в рассмотрении судами дел об установлении усыновления детей. Бескомпромиссно, вплоть до инициирования возбуждения уголовного преследования, пресекать попытки коммерциализации процесса усыновления.

Привлекать к установленным законом мерам ответственности лиц, виновных в нарушении порядка или сроков предоставления сведений о несовершеннолетних, нуждающихся в передаче на воспитание в семью либо в учреждения для детей-сирот или для детей, оставшихся без попечения родителей, и иных незаконных действиях по усыновлению (удочерению) ребенка, передаче его под опеку (попечительство) или в приемную семью.

5. Регулярно проверять исполнение законов, регламентирующих условия содержания, воспитания и обучения детей, защиту личных и имущественных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, финансирование и целевое расходование средств в учреждениях органов здравоохранения, образования и социальной защиты населения.

5.1. Требовать от должностных лиц органов исполнительной власти и местного самоуправления принятия эффективных мер по исполнению положений Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» о получении образования и медицинской помощи, устройстве на работу, реализации права на имущество и жилое помещение, а также предусмотренных региональным законодательством норм материального обеспечения воспитанников и выпускников детских домов, интернатов, других учреждений, призванных облегчить их социальную адаптацию в обществе.

6. Считать надзор за исполнением законодательства об образовании, реализацией государственными и муниципальными образовательными учреждениями прав граждан на общедоступность и бесплатность дошкольного, общего образования и на конкурсной основе бесплатность среднего и высшего профессионального образования важным средством защиты прав и интересов несовершеннолетних и молодежи, профилактики безнадзорности и правонарушений.

6.1. Пресекать факты противозаконного отказа в приеме в государственные и муниципальные образовательные учреждения всех видов и уровней, введения всякого рода дискриминационных положений, в том числе ущемляющих право на внеконкурсное поступление отдельных категорий молодежи, необоснованного отчисления учащихся, нарушения прав на получение стипендий, пособий и компенсационных выплат, произвола в применении мер воздействия. Активизировать надзор за соответствием закону уставов, а также правил приема и других локальных актов образовательных учреждений.

6.2. Незамедлительно реагировать на случаи незаконной коммерциализации образовательной сферы с тем, чтобы основания и порядок предоставления платных образовательных услуг соответствовали требованиям законов Российской Федерации «Об образовании», «О защите прав потребителей» и главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации.

6.3. При осуществлении надзора за соблюдением прав несовершеннолетних (обучающихся и воспитанников) и их законных представителей в сфере экспериментальной и инновационной образовательной деятельности использовать меры прокурорского реагирования на нарушения порядка ее лицензирования, процедуры разработки и внедрения новых образовательных программ, методик и технологий.

Принимать меры по прекращению безлицензионной образовательной деятельности или деятельности с нарушением условий лицензирования, а также использования в образовательной практике не разрешенных органами здравоохранения методов воздействия на психику обучающихся и воспитанников, методов и средств оккультного, мистического, религиозного характера.

6.4. Обеспечить надзор за соблюдением прав несовершеннолетних и молодежи на свободу совести и вероисповеданий. Пресекать незаконную деятельность деструктивных религиозных объединений, связанную с нарушением прав и законных интересов несовершеннолетних и молодежи, изоляцией их от семьи и общества, причинением вреда их здоровью или имуществу, а также с воспрепятствованием получению основного общего образования, побуждением к отказу от исполнения гражданских обязанностей или совершением иных противоправных деяний.

7. Исходя из основных направлений государственной молодежной политики, усилить надзор за соблюдением прав органов и учреждений по делам молодежи, молодежных и детских общественных объединений, а также за соблюдением законности в их деятельности. Не допускать противоправного использования названных объединений в политических, экстремистских, оккультных, религиозных целях.

8. Привлекать специалистов Федеральной службы по труду и занятости к проверкам исполнения в отношении несовершеннолетних требований трудового законодательства, правил охраны труда и техники безопасности, особенно на предприятиях среднего и малого бизнеса, где обстановка наиболее неблагополучна. Решительно пресекать все формы экономической эксплуатации несовершеннолетних.

9. Периодически проверять исполнение требований закона о воинском учете граждан, подлежащих призыву, обязательной подготовке к военной службе в учреждениях среднего (полного) общего образования, образовательных учреждениях начального и среднего профессионального образования, военно-патриотических молодежных и детских объединениях, о предоставлении отсрочки от призыва на военную службу.

Осуществлять надзор за соблюдением законности в деятельности военно-патриотических молодежных и детских объединений, суворовских военных и нахимовских военно-морских училищ, кадетских корпусов, а также воинских частей, в списки личного состава которых зачислены в качестве воспитанников несовершеннолетние. Особое внимание уделять защите прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

10. Регулярно проверять исполнение законов о профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав, подразделениями по делам несовершеннолетних, службой криминальной милиции и милицией общественной безопасности органов внутренних дел, органами управления социальной защиты и учреждениями социального обслуживания, специализированными учреждениями для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, другими органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

10.1. Принимать участие в работе комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав. Принципиально реагировать на необоснованное изменение статуса комиссий.

Усилить надзор за соответствием региональных нормативных правовых актов, регулирующих деятельность комиссий, федеральным законам. Используя свои полномочия, активно влиять на реализацию комиссиями правозащитных функций.

Периодически анализировать практику рассмотрения комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав дел, связанных с привлечением к административной ответственности несовершеннолетних, их родителей или иных законных представителей.

10.2. Обеспечить действенный прокурорский надзор за деятельностью подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел по выявлению и учету несовершеннолетних правонарушителей и родителей, отрицательно влияющих на детей, проведению с ними индивидуальной профилактической работы.

Остро реагировать на случаи использования административного задержания в целях раскрытия преступления путем оказания давления на подростка для признания им вины. Организовать контроль за фактическим устранением нарушений прав и свобод несовершеннолетних.

10.3. Не допускать использования центров временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел и других учреждений профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних вопреки их назначению.

Обеспечить участие прокурора в рассмотрении судом каждого дела о направлении несовершеннолетнего в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел и в учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

11. В ходе досудебного производства по уголовному делу требовать от органов дознания и следственных органов неукоснительного соблюдения предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством правовых гарантий для несовершеннолетних. С особой ответственностью подходить к даче согласия органу дознания на возбуждение перед судом ходатайств об избрании или изменении меры пресечения, имея в виду, что для несовершеннолетних заключение под стражу является исключительной мерой пресечения.

11.1. При осуществлении надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия особое внимание уделять изучению социальной и психологической характеристик обвиняемых, а также выяснению условий их жизни и воспитания, принятию мер по устранению причин и условий, способствующих совершению несовершеннолетними преступлений. Регулярно анализировать состояние надзора и практику расследования преступлений против семьи и несовершеннолетних, предусмотренных главой 20 УК РФ, принимать меры по их предупреждению.

11.2. Не оставлять безнаказанными лиц, вовлекающих несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий, рассматривая их привлечение к ответственности как эффективный метод индивидуальной и общей профилактики преступности, бродяжничества, попрошайничества, проституции, пьянства, наркомании несовершеннолетних.

11.3. Усилить прокурорский надзор за исполнением требований главы 50 УПК РФ при расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними, а также за предварительным следствием при расследовании преступлений, потерпевшими от которых являются дети. Проверять законность и обоснованность отказа в возбуждении уголовных дел данной категории или их прекращения.

Обеспечивать в рамках предоставленных полномочий соблюдение прав детей, потерпевших от торговли людьми, сексуальной и иных видов коммерческой эксплуатации, с обеспечением конфиденциальности полученной информации и права на реабилитацию с применением предусмотренных законом мер безопасности.

11.4. Осуществлять эффективный надзор за исполнением требований закона при приеме, регистрации, разрешении сообщений о фактах безвестного исчезновения детей.

12. Своевременно реагировать на волокиту при расследовании преступлений, а также на некачественное расследование преступлений, совершенных несовершеннолетними или с их участием. Не утверждать обвинительные заключения и обвинительные акты, если по делу не приняты меры к выявлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, а также если отсутствуют необходимые материалы об условиях жизни и воспитания несовершеннолетнего, влиянии на него взрослых.

12.1. Организовать эффективный надзор за исполнением законодательства о профилактике преступлений несовершеннолетних исходя из принципов гуманного обращения с ними, индивидуального подхода к их исправлению, дифференциации уголовной ответственности на основе Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних, принятых в Эр-Рияде. Во всех действиях, связанных с привлечением несовершеннолетних к ответственности, обеспечить их конфиденциальность и соответствие Минимальным стандартным правилам ООН, касающимся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила).

12.2. Государственное обвинение по делам о преступлениях несовершеннолетних поручать наиболее подготовленным прокурорам. Государственным обвинителям не оставлять без реагирования выявленные в судебном заседании недостатки и упущения в работе органов опеки и попечительства, социальной защиты, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, подразделений по предупреждению правонарушений несовершеннолетних органов внутренних дел, учебных заведении и общественных организаций. В необходимых случаях ставить перед судом вопросы о вынесении частных определений с указанием конкретных обстоятельств, способствовавших совершению преступления подростками, и лиц, по вине которых оно стало возможным.

12.3. Регулярно анализировать практику участия прокуроров в рассмотрении судами уголовных дел в отношении несовершеннолетних, внесения представлений на незаконные и необоснованные приговоры, определения и постановления судов; работу по рассмотрению и разрешению жалоб на вступившие в законную силу постановления судов.

13. Учитывая рекомендации Пекинских правил и требования Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, установить постоянный надзор за соблюдением прав осужденных несовершеннолетних, отбывающих наказание в воспитательных колониях, на получение образования и профессиональной подготовки, защиту иных социальных гарантий, предусмотренных законодательством.

Требовать от уголовно-исполнительных инспекций исполнения норм законодательства об осуществлении контроля за поведением осужденных к лишению свободы условно, к другим мерам наказания, не связанным с лишением свободы.

14. В целях комплексного решения задач по защите прав и законных интересов несовершеннолетних и молодежи сосредоточить надзор за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи, в том числе надзор за исполнением законов, регулирующих проблемы молодежи (трудовая занятость, подготовка к военной службе, законность деятельности детских и молодежных общественных объединений, начальное, среднее и высшее профессиональное образование) и надзор за расследованием преступлений несовершеннолетних в отраслевых подразделениях прокуратур субъектов Российской Федерации, либо с учетом состояния законности и правопорядка на поднадзорной территории обязанности по осуществлению надзора в этой сфере закрепить за конкретными сотрудниками.

Привлекать к работе по осуществлению надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи наиболее квалифицированных и опытных работников.

15. Главному управлению по надзору за исполнением федерального законодательства, Главному управлению по надзору за следствием, Управлению по надзору за производством дознания и оперативно-розыскной деятельностью Генеральной прокуратуры Российской Федерации усилить контроль за деятельностью органов прокуратуры на указанном участке, совершенствовать взаимодействие с другими подразделениями центрального аппарата по решению проблем правовой защиты несовершеннолетних и молодежи, предупреждения безнадзорности и правонарушений.

16. Считать утратившим силу приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 22.06.2001 N 38 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи».

17. Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на заместителей Генерального прокурора Российской Федерации, согласно распределению обязанностей.

Приказ направить первому заместителю и заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, начальникам главных управлений и управлений, прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам специализированных прокуратур, которым его содержание довести до сведения подчиненных работников.

Генеральный прокурор
Российской Федерации
действительный государственный
советник юстиции
Ю.Я. Чайка

Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 26 ноября 2007 г. N 188 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи»

Текст приказа опубликован в журнале «Законность», 2008 г., N 2

УДК: 347.962

Маматов М. В.

к.ю.н., Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации

ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

В статье содержится краткий экскурс развития в новейшей истории России института прокурорского надзора за исполнением законов. На основе анализа современного состояния практики автор определяет некоторые направления повышения эффективности надзора прокуратуры за исполнением законов, в том числе в контексте новых научных исследований в сфере реализации прокурорами надзорных полномочий.

Ключевые слова: закон, прокурорский надзор, прокурор, проверка исполнения законов.

Среди важнейших функций российской прокуратуры, выражающих ее основное государственно-правовое сущностное предназначение, первостепенная роль принадлежит надзору за исполнением законов. Именно надзорные средства определяют современную суть прокуратуры и как показывает практика наиболее действенны в обеспечении режима законности, а часто даже обусловливают те результаты, которые выступают исходным базисом для иных функциональных направлений деятельности прокуратуры России.

Трудно поверить, но еще в начале 90-х гг. XX в., на заре становления современной российской демократии ряд государствоведов видели в прокурорском надзоре за исполнением законов (на профессиональном сленге именуемом с советских времен «общим надзором») рудимент дальнейшего общественного развития, который якобы закономерно теряет былую значимость и вовсе претендует уйти в небытие.

Возлагая тогда высокие надежды на ранее немыслимые в массовом общественном сознании и только формирующиеся в стране новые рыночные отношения даже авторы Концепции судебной реформы наивно полагали, что «постепенное отмирание общенадзорной функции прокуратуры не может повлиять на состояние законности в стране, если переход к рынку обеспечит внутренние естественные стимулы соблюдения законов». В этом авторитетнейшем документе, определившим многие вехи последующего развития отечественной судебной системы, серьезно допускалось, что прокурорский надзор может оказаться целесообразным только там, где «отступление от закона продиктовано политическими соображениями и зависит не от объективных экономических и социальных закономерностей, а от субъективной позиции местного депутатского корпуса, воли «удельных» руководителей»1.

Позднее эта весьма сомнительная для модернизации отечественной правовой системы идея, ориентирующая на решительное отстранение прокуратуры от всех не связанных с уголовным правом полномочий и ограничение ее фактической роли рамками уголовного правосудия, получила поддержку Парламентской Ассамблеи Совета Европы в рекомендациях 1604(2003)1 «О роли прокуратуры в демократическом обществе, основанном на верховенстве закона» (текст был одобрен 27.05.2003 Постоянным комитетом, действующим от имени Ассамблеи).

Надо ли говорить, что реализация таких подходов в явном виде предопределяла существенное ослабление прокуратуры Российской Федерации — органа власти, занимающего сегодня, как и неизменно на всем протяжении пореформенного развития

нашей страны, центральное место в процессах обеспечения законности и правопорядка, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также интересов российского общества и государства? Причем в обнаружившемся зуде торопливого, порой неумелого реформаторства правовой сферы, «новаторы» посягали на оплот стабильного и гарантированного развития отечественной государственности, настойчиво толкая государство по пути радикального секвестирования такой ключевой функциональной сферы, как прокурорский надзор за исполнением законов.

Сплоченными усилиями ученых-правоведов и практиков тогда во многом удалось не допустить фатальный ошибки и российская действительность запечатлела относительно благоприятный для прокуратуры, всецело уникальный и вовсе непростой вариант развития событий. Но из этого спора надзорное ведомство вышло отнюдь не без драматичных потерь, выразившихся, прежде всего, в существенном снижении его правового статуса и упразднения ряда полномочий согласно первоначальной редакции Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (практика стремительно развенчала многие либеральные увлечения, а потому уже в 1995 г. и 1999 г. в указанный законодательный акт были внесены значительные коррективы). Колоссальный урон был нанесен имиджу прокуратуры и престижу прокурорской службы вследствие развязанной огульной критики в некоторых средствах массовой информации, формировавших почву для оправдания насаждавшихся деструктивных намерений. Сокращение мер материальной и социальной обеспеченности, а также неповоротливость системы правовой защиты негативно отразились на сохранении кадровой основы российской прокуратуры, кардинально нарушив преемственность опыта в сфере надзорных отношений.

Избрав уж скоро как 25 лет назад курс на формирование сильной и независимой прокуратуры, Российская Федерация сделала правильный выбор. Современные правовые и социально-экономические реалии, результаты профессиональной деятельности прокуроров сполна это подтверждают, красноречивее многих слов и оценок указывают на беспочвенность попыток дискредитировать и подвергнуть остракизму надзорные полномочия ведомства, поставить вновь под сомнение их целесообразность. Одновременно доказывают они и то, что такой вид деятельности внутренне «присущ и характерен для российской правовой системы, является важным фактором стабилизации законности в сфере управления социальными и экономическими отношениями, проведения в жизнь различных государственных программ и проектов, выраженных и закрепленных в реализующем их законодательстве»2.

В 2015 г. прокурорами выявлено рекордное за весь современный период количество нарушений законов — 5 141 906, что на 3,9% превышает уровень 2014 г.3 Иными словами прокурорской практикой регистрировалось около 14 087 правонарушений в день, в целом за год свыше 3 500 на 100 тыс. населения.

2 См.: Рябцев В. П. Прокурорский надзор: курс лекций. — М.: Норма, 2006. — С. 156.

3 Выборочные данные из формы 511 (ОН) «Надзор за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» за 2014-2015 гг.

В структуре выявленных прокурорами нарушений четко отображается правозащитная доминанта ведомства: 62,2% установленных прокурорами в 2015 г. противоправных фактов связаны с игнорированием требований законов о правах и свободах человека и гражданина, 22,8% — в сфере экономики, 5,6% — в сфере охраны окружающей среды и природопользования, 9,4% — иного законодательства.

Несомненно, в современных условиях прокурорский надзор является важнейшей гарантией обеспечения законности в стране. Прокурорами в борьбе с нарушениями законов проводится емкая, целенаправленная и, в тоже время, разноплановая работа. Высокий профессионализм сотрудников ведомства, все возрастающий интерес к процессам обеспечения законности ученых и представителей прогрессивной общественности, их заинтересованность в вопросах модернизации и укрепления российской государственности, а зачастую и богатый личностный опыт, обобщение и распространение которого не только ширит возможности его использования в практической деятельности, но и дает пищу для новых раздумий и выводов теоретического характера — все это предопределяет состояние современной надзорной деятельности прокуратуры Российской Федерации, указывает на перспективы ее развития. Между тем, складывающиеся условия требуют реализации зачастую еще более сложных и совершенных научно-обоснованных подходов к решению ответственных задач в сфере надзорных отношений, а потому важным является правильное интерпретирование реальных тенденций и потребностей прокурорского надзора.

Разумеется, в рамках одной статьи невозможно исчерпывающе и подробно охарактеризовать эти тенденции и потребности, поэтому акцент сделан на анализе лишь некоторых фундаментальных вопросов теории и практики прокурорского надзора за исполнением законов, которые требуют, на наш взгляд, первоочередного внимания.

Одна из центральных проблем — долговременное отсутствие кардинальных изменений в состоянии законности. К сожалению, российские граждане не чувствует себя защищеннее, да и общее количество выявляемых прокурорами противоправных фактов, несмотря на принимаемые из года в год меры, остается стабильно высоким. Впрочем, иногда по отдельным отраслям регистрируется некоторый спад правонарушений, что, на наш взгляд, свидетельствует отнюдь не о сколько-нибудь позитивных изменениях в соответствующих сферах, — скорее это следствие перераспределения сил и средств прокуратуры, что в условиях заведомо их ограниченности сказывается не в пользу традиционно менее «приоритетных» направлений.

Внешние детерминанты, которые ведут к росту нарушений были неоднократно озвучены и, полагаем, общеизвестны. Основные из них — социально-экономического свойства: отсутствие длительное время стабильности в экономике, дисбаланс в материальной обеспеченности граждан, низкий уровень правовой культуры широких масс населения России, включая представителей властных структур и бизнеса. Это и недостатки правового регулирования, коррупция, отсутствие действенной системы контроля, не всегда эффективная работа правоохранительных органов, в связи с чем, борьба с нарушениями еще не приобрела подавляющего характера. Сложившиеся негативные факторы, обуславливающие совершение правонарушений, в настоящее время сохраняются, наблюдается тенденция их продуцирования.

Инициированные в течение последних лет организационные меры, конечно, способствовали интенсификации надзорной деятельности, в том числе обеспечив рост эффективности работы прокуроров. Однако задействованные таким образом внутрисистемные ресурсы не безграничны. Трудно обеспечивать устойчивую позитивную динамику с выходом на уровень управляемого снижения нарушений законности при отсутствии других «резервов», в том числе активных мобилизационных механизмов предупреждения правонарушений, неразвитости автоматизированных форм мониторинга нарушений и особенно на фоне закономерного движения в сторону все большей правовой определенности и процессуализации надзорного процесса.

шшшЛауг.Баепсе № 11 (16) — ноябрь 2016

Изложенное настоятельно указывает на необходимость скрупулезной ревизии существующей концепции прокурорского надзора и правозащитной деятельности надзорного ведомства, большего переориентирования прокуроров на обеспечение устранения факторов, способствующих нарушениям, а также внедрение новых стандартов высокой правовой защиты публичных интересов, действенной системы оценки результатов соответствующей работы прокуроров при надлежащем моральном и адекватном материальном их стимулировании за образцовое исполнение служебного долга.

Решению этих задач призваны способствовать, прежде всего, результаты исследований по вопросу определения современных критериев и показателей оценки эффективности деятельности прокуратуры. Надо сказать, что многолетние научные поиски5 к настоящему времени позволили серьезно продвинуться в этом сложном вопросе, имеющем колоссальный размах и многоуровневую структуру.

На наш взгляд, накопленные фундаментальные знания позволяют сегодня переместить основной вектор внимания на поиск такой теоретико-прикладной модели, которая позволила бы полноту анализа и достоверность всяких производных от этого оценочных суждений по вопросам эффективности деятельности прокуратуры объединить с простотой и удобством практического пользования такой системой. Учитывая многослойность установленных по результатам исследований интегрированных показателей, очевидно будущее здесь за созданием специализированной компьютерной программы, позволяющей с учетом специфики региональных территорий максимально автоматизировать процесс оценки деятельности прокуроров, в том числе на различных надзорных направлениях.

Впрочем, совершенствование и расширение внедрения существующих, создание новых компьютерных разработок является перспективным также применительно к вопросам выявления нарушений при осуществлении надзора за законностью нормативных правовых актов, мониторинга общественного мнения о прокуратуре, а также СМИ и Интернет-сферы. Полезным, в том числе с позиции экономии времени может стать и автоматизация процессов анализа состояния законности на поднадзорной территории.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Следует отметить, что результаты систематического и глубокого анализа состояния законности, динамики и структуры преступности является важным условием высокой результативности прокурорского надзора, влияют на организацию прокурорами своей работы. Данная истина известна давно6 и вновь в последние годы подтверждена научными исследованиями, позволившими воссоздать общую схему и определить современные алгоритмы такой работы7.

5 См.: Амирбеков К. И. Критерии эффективности деятельности прокурора в сфере уголовного судопроизводства (концептуальный подход) // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2012. № 2. С. 20-26; Он же. Методика оценки эффективности прокурорской деятельности в сфере уголовного судопроизводства (концептуальный подход) // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2012. № 3. С. 27-32; Капинус О. С., Андреев Б. В., Казарина А. Х. К вопросу о методологии и методике оценки эффективности прокурорского надзора // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2012. № 1. С. 21-28; Капинус О. С., Андреев Б. В., Казарина А. Х. Проблемы совершенствования внутрисистемной оценки работы органов прокуратуры // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2012. № 4. С. 3-13; Методологические основы оценки работы оценки работы органов прокуратуры субъектов российской Федерации по обеспечению законности и правопорядка: науч. доклад. — М., 2013; Теоретические основы оценки эффективности деятельности органов прокуратуры: монография / под общ. ред. Ф. М. Кобзарева. — М., 2016 и др.

6 См.: Берензон А. Д., Гудкович Ю. Д. Прокурорский надзор за исполнением законов органами вневедомственного контроля и взаимодействие прокурора в ними при осуществлении общественного надзора. — М., 1976; Емельянов С. А. Предупреждение правонарушений средствами общего надзора прокуратуры. — М.: Юрид. лит., 1980. — С. 26, 27; и др.

7 См.: Анализ состояния законности и правопорядка в Российской Федерации: схема и методические рекомендации. — М., 2009; Анализ состояния законности и правопорядка прокуратурами субъектов Российской Федерации: пособие / под общ. ред. О. С. Капинус. — М., 2012; Законность: состояние и тенденции в 2010-2014

Одна из основных целей информационно-аналитической работы, на наш взгляд, состоит в том, чтобы выявить ведущие точки роста нарушений, синергетический эффект от оперативного воздействия на которые может позволить прокуратуре не только стабилизировать, но и улучшить состояние законности, существенно повысить действенность надзорного потенциала ведомства.

Например, сложные, на первый взгляд весьма неожиданные отношения имеют технологически цепочки связи влияния усилий прокуратуры на состояние законности в сфере миграции — вопрос весьма злободневный, успешное решение которого всецело отвечает интересам стратегического развития страны. Основным источником правовых и социальных катаклизмов в этой среде является незаконная миграция и формирующий ее массовый поток неквалифицированной иностранной рабочей силы. Однако гастарбайтеры крайне востребованы сегодня в российской экономике во многом благодаря своей дешевизне и мизерным притязаниям на какие-либо социально-экономические блага, а также сложившемуся у отдельных работодателей мнению о высоком уровне терпимости мигрантов к злоупотреблениям. Понятно, что как только все эти «преимущества» будут исчерпаны, государством обеспечен приемлемый уровень исполнения соответствующих законов — ситуация в сфере миграции непременно стабилизируется, будет достигнут действительно прочный правопорядок. Поэтому внимание прокуроров к вопросам получения мигрантами вознаграждения за труд, причем без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, как это закреплено в ст. 37 Конституции Российской Федерации, борьба за другие права и свободы иностранных мигрантов, повышение гарантий их правового статуса, радение за установление цивилизованных правил и отношений в этой сфере — во многом это борьба за интересы россиян, международный имидж нашей страны и ее будущее процветание.

Указанные «открытия» не вызывают сомнений. Однако характер переоценки имеющихся резервов надзорной деятельности прокуратуры не может быть на этом ограничен. В связи с продолжающимися процессами расширения сферы деятельности прокуроров по надзору за исполнением законов в целях оптимизации работы и повышения ее эффективности назрела необходимость нового теоретико-правового обоснования места и роли, а также пределов реализации основных элементов системы надзорных средств прокуратуры по обеспечению законности и правопорядка.

Одним из ключевых в прокурорской деятельности в настоящее время является вопрос об организации и проведении надзорных проверок: обеспечения их надлежащего качества и результативности. Причем роль этого надзорно-правового средства прокуратуры настолько значима, что нередко отождествляется с деятельностью прокуроров в целом. Многие ученые и практики работу по осуществлению проверок относят к числу основных индикаторов реального применения полномочий прокурора по надзору за исполнением законов8.

Например, профессор В. Б. Ястребов работу по организации производства конкретных прокурорских проверок относит к числу ключевых элементов организационного обеспечения эффективного применения полномочий прокурора по надзору за исполнением законов. По его мнению, именно обеспечению результативности прокурорских проверок, по существу, подчинена вся организация работы прокуратуры на рассматриваемом направлении9.

8 См. подробнее: Маматов М. В. Проблемы прокурорского надзора за соблюдением прав потребителей: монография. — М., 2009. — С. 147.

9 Ястребов В. Б. Прокурорский надзор: учебник. М.: Городец-издат, 2001. — С.188.

Однако вопрос о прокурорских проверках исполнения законов в новейшей истории России долго оставался за гранью предметных исследований, а предпринятая Д. В. Ломовским10 еще в 1993 г. попытка ввести в научный обиход соответствующий теоретический базис не привлекла последователей и фактически оказалась невостребованной.

Есть замечательная фраза, принадлежащая Роберту Кирхгофу: «Нет ничего практичнее хорошей теории». Новые процедуры и ограничения, реализованные в законодательстве о государственном и муниципальном контроле, калейдоскоп событий, связанных с изменением в подходах к защите прав предпринимателей, некоммерческих организаций, органов местного самоуправления указали на необходимость комплексного научного анализа метаморфоз, произошедших с полномочием прокуроров проводить проверки исполнения законов. Поскольку стали множиться публикации, в которых допускались некоторые искажения11, такое исследование стало особенно актуальным.

В 2013 г. Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации (далее — Академия) впервые приступила к углубленной разработке соответствующей проблематики, что нашло отражение в пособиях12. Важность этих исследований была подтверждена в

2015 г. Конституционным Судом России, принявшим 17 февраля известное постановление № 2-П13, а затем приказом Генерального прокурора Российской Федерации № 26514

Поскольку жанр «пособие» не позволил тогда сформулировать и предложить вниманию читателей конкретные позиции об истоках соответствующего полномочия, осветить многообразие современных взглядов на проверку, заявить о необходимости усиления процессуальных основ организации и проведения прокурорских проверок исполнения законов — эту задачу решала уже монография, подготовка которой была завершена в 2015 г.15

Между тем, традиционно проводимый Академией анализ состояния законности и правопорядка в стране, а также работы органов прокуратуры по их укреплению показал в

2016 г., что несмотря на улучшение правовой определенности по многим аспектам организации и проведения прокурорских проверок исполнения законов, а также наличие предметных научных разработок, практика проверок складывается все еще не без сложностей.

10 См.: Ломовский В. Д. Прокурорская проверка исполнения законов: учебное пособие. Тверь, 1993.

13 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17.02.2015 № 2-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 6, пункта 2 статьи 21 и пункта 1 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобами межрегиональной ассоциации правозащитных общественных объединений «Агора», межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр «Мемориал», международной общественной организации «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие», автономной некоммерческой организации правовых, информационных и экспертных услуг «Забайкальский правозащитный центр», регионального общественного фонда «Международный стандарт» в Республике Башкортостан и гражданки С. А. Ганнушкиной».

14 Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 28.05.2015 № 265 «О порядке исполнения постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17.02.2015 № 2-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации».

15 Теоретические и организационные основы прокурорской проверки: монография / под общ. ред. Н. В. Субановой. — М., 2016.

Например, известны случаи обращений прокуроров в суды на основании материалов проверок, оформленных ненадлежащим образом (уведомление о проведении прокурорской проверки направлялось простой корреспонденцией; вместо утвержденного по завершению проверочных мероприятий акта суду предъявлялась «Справка о проведении проверки», в которой отсутствовали все необходимые удостоверяющие подписи; документально не подтверждалось исполнение обязанности по доведению такого акта до сведения проверяемых). Надо сказать, что факты игнорирования четкой правовой позиции Конституционного Суда России и отдельных положений приказа Генерального прокурора Российской Федерации, не остались без внимания ответчиков, оспаривавших допустимость использования таких материалов в качестве доказательств16. Цена таких ошибок в процессе бывает очень высока и потому допускать их нельзя.

Требуется дальнейшее переосмысление (с учетом зарубежного опыта, в том числе прокуратуры Республики Казахстан17), выработка новых, соответствующих реалиям современной действительности научных представлений о последующем совершенствовании института прокурорской проверки исполнения законов, на которую сегодня ложится основная нагрузка в механизме реализации полномочий прокуроров по обеспечению законности. Безусловно, практический опыт и имеющиеся отраслевые научные наработки по проблематике прокурорского надзора должны быть также положены в основу анализа и более частных вопросов — доступа прокуроров к необходимым в надзорной деятельности документам и материалам; привлечения специалистов для участия в надзорных акциях; реализации учреждениями и организациями прокурорских требований о проведении проверок по поступившим в органы прокуратуры материалам и обращениям, ревизий деятельности подконтрольных или подведомственных им организаций; получения от граждан объяснений по поводу нарушений законов и др.

Реализация надзорных полномочий наряду с другими формами деятельности предопределяют сосредоточение в современной российской прокуратуре колоссального потенциала возможностей, которые позволяют ей в силу своего высокого предназначения выступать специализированным фильтром качества действующего и вновь принимаемого законодательства, арбитром практики его применения. Высокий уровень включенности в процесс обеспечения законности и правопорядка также позволяют прокуратуре участвовать в мониторинге применения права, то есть оценивать эффективность каждого конкретного правового акта по результатам его фактического действия18. Успешное решение этих задач имеет фундаментальное значение для повышения уровня правосознания и правовой культуры общества в целом и преодоления правового нигилизма.

Правовая культура населения в значительной степени является отражением качества и уровня исполнения действующих и вновь принимаемых законов: их соответствия действительно имеющимся в обществе потребностям в правовом регулировании; сложившимся в человеческом сознании традиционным представлениям о честности, высокой морали и справедливости; возможности людей находить в законоположениях олицетворение реальной защиты своих прав и интересов, производного от этого желания граждан осознавать и добровольно лично следовать, а также требовать от других лиц выполнения указанных правовых предписаний. Бессилие же права не может породить позитивного отношения к нему, а вызывает лишь

16 См.: Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры. 2015 год: информ.-аналитич. зап. С. 92, 93; Решение Арбитражного суда Иркутской области от 05.02.2015, которым по делу № А19-11013/2013 удовлетворены в полном объеме исковые требования ООО «Фаст Ойл» о защите деловой репутации, предъявленные к ООО «Газета «Время», ООО «ИРА «Телеинформ» и прокуратуре Иркутской области.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18 См.: Указ Президента Российской Федерации от 20.05.2011 №»657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации».

недовольство, подрывает престиж государства. В каждодневной профессиональной деятельности прокуроры не должны забывать об этом.

Прокуроры должны помнить, что, отстаивая законность, личным примером подтверждая непоколебимость законоположений, они воспитывают уважение к праву, без которого не могут быть реализованы в полной мере такие основополагающие принципы правового государства, как верховенство закона, приоритет человека, его неотчуждаемых прав и свобод, обеспечена надежная защищенность публичных интересов. Именно это определяет основной вектор развития прокурорского надзора за исполнением законов.

Литература

1. Ломовский В. Д. Прокурорская проверка исполнения законов: учебное пособие. Тверь, 1993.

1. Методика и тактика проведения прокурорской проверки: учебное пособие / под ред. О Н. Коршуновой. СПб, 2014.

2. Проверка прокурором исполнения законов: пособие / под общ. ред. Н. В. Субановой. — М., 2015.

3. Прокуратура в странах СНГ: правовой статус, функции, полномочия: научное и учебное пособие / под общ. ред. С.П. Щербы. — М., 2007.

4. Рябцев В. П. Прокурорский надзор: курс лекций. — М.: Норма, 2006.

6. Теоретические и организационные основы прокурорской проверки: монография / под общ. ред. Н. В. Субановой. — М., 2016.

7. Ястребов В. Б. Прокурорский надзор: учебник. М.: Городец-издат, 2001.

Винокуров Александр Юрьевич родился 8 августа 1967 г. в г. Фрунзе Киргизской ССР в семье военнослужащего (военного юриста).

В 1984 г. окончил среднюю школу № 862 в г. Москве.

В 1985 г. окончил с отличием среднее профессиональное техническое училище № 38 в г. Москве по специальности «Наладчик станков с числовым программным управлением».

Проходил срочную военную службу в 1985-1987 гг. в воинских частях Прикарпатского военного округа.

С 1988 по 1992 гг. работал в Конструкторском бюро точного машиностроения на должностях наладчика станков с ЧПУ и фрезеровщика.

В 1992 году окончил с отличием Московский заочный приборостроительный техникум по специальности «техник-электроник».

В 1995 году окончил с отличием юридический факультет Международного независимого эколого-политологического университета по специальности «правоведение» со специализацией в области эколого-хозяйственной деятельности.

С 1995 года по настоящее время находится на прокурорской службе последовательно в должностях:

прокурора отдела по надзору за исполнением законов на транспорте Московской транспортной прокуратуры (1995 – 1997 гг.);

прокурора организационно-методического отдела управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов Генеральной прокуратуры Российской Федерации (1997 – 1998 гг.);

начальника организационно-методического отдела Московской региональной природоохранной прокуратуры (1998 – 2001 гг.);

начальника отдела методического обеспечения прокурорского надзора за исполнением законов управления методического обеспечения Генеральной прокуратуры Российской Федерации (2001 – 2007 гг.);

ведущего научного сотрудника отдела проблем теории прокурорского надзора НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации (2007 – 2009 гг.);

ведущего (главного) научного сотрудника отдела проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере экологии НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации (2009 – 2011 гг.);

главного научного сотрудника отдела проблем теории прокурорского надзора и законности НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации (2011 – 2012 гг.);

главного научного сотрудника отдела проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере административных правоотношений НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации (2012 – 2016 гг.);

главного научного сотрудника отдела проблем организации прокурорской деятельности НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации (2016 – 2017 гг.).

В 2015 – 2016 гг. без освобождения от основной должности временно исполнял обязанности проректора Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по научной работе.

Приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 28.02.2017 № 168-к назначен директором Научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Ученая степень кандидата юридических наук присуждена в 2000 г. Диссертация на тему «Прокурорский надзор за исполнением экологического законодательства» защищена в Научно-исследовательском институте проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации.

Ученое звание доцента по кафедре общих проблем прокурорского надзора и обеспечения участия прокурора в гражданском и арбитражном процессе Института повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры Российской Федерации присвоено в 2004 г.

Ученая степень доктора юридических наук присуждена в 2007 г. Диссертация на тему «Совершенствование природоохранной деятельности российской прокуратуры» защищена в диссертационном совете при Московском гуманитарном университете в 2006 г.

Ученое звание профессора по кафедре уголовного процесса Московского гуманитарного университета присвоено в 2010 г.

За время работы в органах и учреждениях (организациях) прокуратуры Российской Федерации неоднократно поощрялся Генеральным прокурором Российской Федерации и непосредственно представителями работодателя.

Награжден ведомственными наградами:

знаком отличия «За верность закону» II степени (2010 г.);

медалью «290 лет прокуратуры Российской Федерации» (2011 г.);

нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации» (2013 г.);

нагрудным знаком «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации» (2017 г.).

В 2008 г. Винокуров А.Ю. награжден почетным знаком «Эколог года 2008». В 2014 г. ему вручена серебряная медаль Н.Н. Моисеева «За заслуги в образовании и науке» Союза негосударственных вузов Москвы и Московской области. В 2016 г. стал лауреатом международного конкурса на лучшее издание по прокурорскому надзору и проблемам укрепления законности (Республика Казахстан). В 2017 г. награжден нагрудным знаком отличия «За значительный вклад в деятельность НПЦ Генеральной прокуратуры Республики Беларусь».

Автор более 500 научных, учебных и учебно-методических публикаций по вопросам организации и деятельности прокуратуры, экологического и земельного права, включая 9 монографий, в том числе «Природоохранная деятельность российской прокуратуры» (1999 г.), «Проблемы прокурорского надзора за исполнением законодательства о ядерной и радиационной безопасности» (2000 г.), «Природоохранная деятельность правоохранительных органов» (2006 г.), «Теоретические основы эффективности прокурорского надзора за исполнением законов» (2008 г., в соавторстве), «Полномочия прокурора в производстве по делам об административных правонарушениях в Российской Федерации» (2016 г., в соавторстве), «Теоретические основы и прикладные проблемы участия прокурора в производстве по делам об административных правонарушениях» (2017 г., в соавторстве). Является соавтором неоднократно переиздававшихся учебников и курсов лекций по дисциплинам «Прокурорский надзор» и «Экологическое право», автором учебников «Экологическое право» (2009 и 2017 гг.). В качестве наиболее значимых достижений последних лет следует отметить разработку концепции и научное редактирование пособия «Настольная книга прокурора» (под общ. ред. С.Г. Кехлерова и О.С. Капинус, коллектив авторов), которое с 2012 г. выдержало 4 издания, учебника «Прокурорский надзор» (отв. ред. О.С. Капинус, коллектив авторов, начиная с 2013 г. вышло 3 издания), справочного пособия «Сборник образцов документов прокурорской практики» (под общ. ред. А.Э. Буксмана и О.С. Капинус, коллектив авторов, с 2014 г. выдержало 2 издания), подготовку научно-практического комментария к Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» (2016 г., переиздан в 2017 г.), научное редактирование Юридической энциклопедии «Jus est» (2017 г.).

Является членом Диссертационного совета Д 170.001.01 при ФГКОУ ВО «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации» по специальности 12.00.02 (с 2013 г.).

Винокуровым А.Ю. в качестве научного руководителя подготовлено 15 кандидатов юридических наук.

Является членом редакционных коллегий журналов «Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации» и «Российский журнал правовых исследований», председателем Редакционно-издательского совета, заместителем председателя научного объединения «Прокурорская деятельность» и членом Координационного бюро Академии, экспертом по вопросам правоохранительной деятельности в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

начальник отдела

Рязанов Игорь Эдуардович

старший советник юстиции

тел. (351) 239-21-75

Отдел действует на основании Положения, утвержденного прокурором области, и руководствуется в своей деятельности Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации», конституционными и другими федеральными законами, организационно-распорядительными документами Генерального прокурора Российской Федерации и его заместителей, прокурора области его заместителей, в том числе приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 26.11.2007 № 188 «Об организации надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи».

Основные задачи и функции:

— надзор за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи органами исполнительной власти, органами государственного надзора и контроля субъекта и их должностными лицами, органами управления и руководите­лями общественных, религиозных, и иных некоммерче­ских организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов;

— надзор за соблюдением названными органами и должностными лицами законодательства о защите прав несовершеннолетних на жизнь и охрану здоровья, труд, отдых и занятость, образование, соци­альное обеспечение, защите их жилищных и имущественных прав, защите от жестоко­го обращения, психического насилия, экономической, сексуальной и иной эксплуата­ции, а также о противодействии торговле детьми;

— надзор за исполнением законодательства о воинском учете несовершеннолетних, подлежащих призыву на военную службу, о профилактике безнадзорности, беспризорности, правонарушений и преступлений несовершеннолетних; о защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе при их усыновлении; о борьбе с вовлечением несовершеннолетних в пьянство, наркоманию, иную противоправную деятельность; за законностью привлечения подростков к административной ответственности; помещения несовершеннолетних в центры вре­менного содержания для несовершеннолетних правонарушителей и специализированные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа;

— контроль за осуществлением надзора прокуратурами городов и районов области в указанной сфере правоотношений;

— подготовка в установленном порядке предложений по совершенствованию законода­тельства о несовершеннолетних и молодежи;

— анализ состояния законности и практики прокурорского надзора по защите прав и интересов несовершеннолетних;

— проведение совместных выездов с правоохранительными органами области в целях координации деятельности по вопросам борьбы с безнадзорностью и преступностью несовершеннолетних;

— рассмотрение и разрешение обращений граждан, юридических лиц и общественных организаций по вопросам, затрагивающим интересы несовершеннолетних;

— сбор и обобщение сведений о фактах преступлений в отношении детей, пострадавших от преступлений, анализ информации и статистических показателей, характеризующих динамику розыска несовершеннолетних пропавших без вести;

— контроль и надзор за расследованием уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними или при их участии;

— подготовка заключений по законопроектам, проектам и постановлениям Губернатора и Правительства Челябинской области.