УПК РСФСР 1960 текст

Содержание

О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

(с изменениями на 23 июня 2016 года)

Принят
Государственной Думой
22 ноября 2001 года
Одобрен
Советом Федерации
5 декабря 2001 года

Статья 1

Статья 1. Ввести в действие Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации с 1 июля 2002 года, за исключением положений, для которых настоящим Федеральным законом установлены иные сроки и порядок введения в действие.

Статья 2

Статья 2. Признать утратившими силу с 1 июля 2002 года:

1) Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, утвержденный Законом РСФСР от 27 октября 1960 года «Об утверждении Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» (Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960, N 40, ст.592), с внесенными в него изменениями и дополнениями, за исключением положений, для которых настоящим Федеральным законом установлены иные сроки признания их утратившими силу;

2) Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 января 1961 года «О порядке введения в действие Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов РСФСР» (Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1961, N 2, ст.7);

3) пункты 1 — 4 постановления Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 января 1961 года «О применении Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 января 1961 года «О порядке введения в действие Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов РСФСР»;

4) постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 22 мая 1961 года «О представлении военным трибуналам необходимых материалов в отношении лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы РСФСР по приговорам военных трибуналов» (Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1961, N 20, ст.289);

5) постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 августа 1961 года «О применении пункта 1 статьи 86 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в части признания орудиями преступления автомашин, мотоциклов и иных транспортных средств, принадлежащих лицам, совершившим хищение с использованием указанных транспортных средств» (Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1961, N 31, ст.427);

6) Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 марта 1977 года «О порядке применения мер административного взыскания к лицам, освобожденным от уголовной ответственности в соответствии со статьей 50_1 Уголовного кодекса РСФСР» (Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1977, N 12, ст.256) и Закон РСФСР от 20 июля 1977 года «Об утверждении указов Президиума Верховного Совета РСФСР, вносящих некоторые изменения и дополнения в действующее законодательство РСФСР» (Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1977, N 30, ст.725) в части утверждения названного Указа;

7) раздел IV Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 июня 1987 года N 6266-XI «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РСФСР» (Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1987, N 24, ст.839);

8) постановление Верховного Совета Российской Федерации от 17 января 1992 года N 2204-I «О полномочиях Генерального прокурора Российской Федерации и его заместителей по продлению сроков содержания обвиняемых под стражей» (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1992, N 5, ст.182);

9) пункт исключен с 1 июня 2002 года — Федеральный закон от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ.

Статья 2_1

Статья 2_1. Признать утратившим силу с 1 января 2004 года Федеральный закон от 2 января 2000 года N 37-ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2000, N 2, ст.158) в части, касающейся уголовного судопроизводства.
(Статья дополнительно включена с 1 июня 2002 года Федеральным законом от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ)

Статья 3

Статья 3. Признать не действующими на территории Российской Федерации с 1 июля 2002 года:

1) Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, утвержденные Законом СССР от 25 декабря 1958 года «Об утверждении Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1959, N 1, ст.15), с последующими изменениями и дополнениями;

2) Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 февраля 1959 года «О порядке введения в действие Основ уголовного законодательства, Основ уголовного судопроизводства и законов об уголовной ответственности за государственные и за воинские преступления» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1959, N 7, ст.60) в части порядка введения в действие Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик;

3) постановление Президиума Верховного Совета СССР от 11 мая 1961 года «О порядке введения в действие уголовных и уголовно-процессуальных кодексов союзных республик в отношении лиц, осужденных военными трибуналами» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1961, N 20, ст.216);

4) Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 апреля 1963 года N 1237-VI «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1963, N 16, ст.181) и Закон СССР от 19 декабря 1963 года N 2001-VI «Об утверждении Указа Президиума Верховного Совета СССР «О предоставлении права производства предварительного следствия органам охраны общественного порядка» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1963, N 52, ст.552);

5) постановление Президиума Верховного Совета СССР от 3 сентября 1965 года N 3895-VI «О разъяснении статьи 34 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1965, N 37, ст.533);

7) статьи 10 и 12 постановления Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 года N 5363-VI «О порядке применения Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении ответственности за хулиганство» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1966, N 30, ст.596; 1981, N 23, ст.783; 1985, N 4, ст.56);

8) Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 года N 5200-IX «О порядке применения мер административного взыскания к лицам, освобожденным от уголовной ответственности в соответствии со статьей 43 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1977, N 7, ст.117) с последующими изменениями и дополнениями и Закон СССР от 17 июня 1977 года N 5907-IX «Об утверждении указов Президиума Верховного Совета СССР, вносящих некоторые изменения и дополнения в действующее законодательство СССР» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1977, N 25, ст.389) в части утверждения названного Указа;

9) постановление Президиума Верховного Совета СССР от 30 марта 1989 года N 10246-XI «О применении статей 14 и 15 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик при расследовании и судебном рассмотрении многоэпизодных уголовных дел» (Ведомости Верховного Совета СССР, 1989, N 14, ст.96);

10) постановление Верховного Совета СССР от 12 июня 1990 года N 1557-I «О поручениях, связанных с Законом СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» (Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1990, N 26, ст.496).

Статья 4

Статья 4. Действующие на территории Российской Федерации федеральные законы и иные нормативные правовые акты, связанные с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, подлежат приведению в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.
Впредь до приведения в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации указанные федеральные законы и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации.

Статья 5

Статья 5. В субъектах Российской Федерации, в которых на момент введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не созданы должности мировых судей, уголовные дела, отнесенные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации к подсудности мировых судей, рассматриваются судьями районных судов единолично в порядке, установленном главой 41 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В этих случаях приговор и постановления могут быть обжалованы в кассационном порядке.

Статья 6

Статья 6. Судьи гарнизонных военных судов рассматривают уголовные дела, отнесенные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации к подсудности мировых судей, в порядке, установленном главой 41 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Статья 7

Статья 7. Пункт 3 части второй статьи 30 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в части, касающейся рассмотрения коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях, вводится в действие с 1 января 2004 года. До 1 января 2004 года уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях рассматриваются судьей федерального суда общей юрисдикции единолично, а при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания, — коллегией в составе судьи и двух народных заседателей.
(Часть в редакции, введенной в действие с 1 июня 2002 года Федеральным законом от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ.
При осуществлении правосудия народные заседатели пользуются всеми правами судьи, установленными Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Народному заседателю может быть заявлен отвод в порядке, установленном статьями 64 и 65 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
(Часть дополнительно включена с 1 июня 2002 года Федеральным законом от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ)

Статья 8

Статья 8. Пункт 2 части второй статьи 30 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вводится в действие:

1) с 1 июля 2002 года — в Алтайском, Краснодарском и Ставропольском краях, в Ивановской, Московской, Ростовской, Рязанской, Саратовской и Ульяновской областях;

2) с 1 января 2003 года — в Республике Адыгея, Республике Алтай, Республике Башкортостан, Республике Бурятия, Республике Дагестан, Республике Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республике, Республике Калмыкия, Республике Коми, Республике Марий Эл, Республике Мордовия, Республике Северная Осетия — Алания, Республике Татарстан, Удмуртской Республике, Республике Хакасия, Чувашской Республике — Чувашии, в Красноярском и Приморском краях, в Амурской, Архангельской, Астраханской, Белгородской, Брянской, Владимирской, Волгоградской, Вологодской, Воронежской, Иркутской, Калининградской, Калужской, Камчатской, Кемеровской, Кировской, Курганской, Курской, Ленинградской, Липецкой, Магаданской, Мурманской, Нижегородской, Новосибирской, Омской, Оренбургской, Орловской, Пензенской, Псковской, Самарской, Свердловской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Тульской, Тюменской, Челябинской, Читинской и Ярославской областях, в Еврейской автономной области, в Агинском Бурятском, Коми-Пермяцком и Корякском автономных округах;

3) с 1 июля 2003 года — в Республике Карелия, Республике Саха (Якутия), Республике Тыва, в Хабаровском крае, в Костромской, Новгородской, Пермской, Сахалинской и Томской областях, в городе федерального значения Москве, в Усть-Ордынском Бурятском, Ханты-Мансийском, Чукотском и Ямало-Ненецком автономных округах;

4) с 1 января 2004 года — в Карачаево-Черкесской Республике, в городе федерального значения Санкт-Петербурге, в Ненецком, Таймырском (Долгано-Ненецком) и Эвенкийском автономных округах;

5) с 1 января 2010 года — в Чеченской Республике.
(Пункт в редакции, введенной в действие с 31 декабря 2006 года Федеральным законом от 27 декабря 2006 года N 241-ФЗ.

Списки кандидатов в присяжные заседатели до принятия федерального закона о порядке их формирования составляются в соответствии с Законом РСФСР от 8 июля 1981 года «О судоустройстве РСФСР».
(Статья в редакции, введенной в действие с 31 декабря 2002 года Федеральным законом от 27 декабря 2002 года N 181-ФЗ.

Статья 9

Статья 9. Исключена с 1 июня 2002 года — Федеральный закон от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ..

Статья 10

Статья 10. Часть вторая статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и другие связанные с ней уголовно-процессуальные нормы, касающиеся передачи судам в ходе досудебного производства по уголовному делу полномочий по:

1) пункт исключен с 1 июня 2002 года — Федеральный закон от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ;

2) пункт исключен с 1 июня 2002 года — Федеральный закон от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ;

1) производству осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

2) производству обыска и (или) выемки в жилище;

3) производству выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, — вводятся в действие с 1 января 2004 года;

Статья 11

Статья 11. Глава 48 «Производство в надзорной инстанции» Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вводится в действие с 1 января 2003 года, за исключением статьи 405, которая вводится в действие со дня введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Глава 30 «Производство в надзорной инстанции» Уголовно-процессуального кодекса РСФСР действует до 1 января 2003 года, за исключением статьи 373, которая утрачивает силу со дня введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Статья 12

Статья 12. Глава 52 «Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц» Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вводится в действие с 1 июля 2002 года.

Статья 12_1

Статья 12_1. Внесение изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, признание утратившими силу положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации осуществляются отдельными федеральными законами и не могут быть включены в тексты федеральных законов, изменяющих (приостанавливающих, отменяющих, признающих утратившими силу) другие законодательные акты Российской Федерации или содержащих самостоятельный предмет правового регулирования, за исключением текстов федеральных законов, вносящих изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации.
(Статья дополнительно включена с 24 июля 2015 года Федеральным законом от 13 июля 2015 года N 266-ФЗ)

Статья 12_2

Статья 12_2. Порядок заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», устанавливается Верховным Судом Российской Федерации и Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации в пределах своих полномочий.

Требования к техническим и программным средствам, используемым при изготовлении судебных решений (копий судебных решений) в форме электронных документов и подписании (заверении) их усиленной квалифицированной электронной подписью, к использованию информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» для направления таких электронных документов, иные требования, связанные с использованием электронных документов в уголовном судопроизводстве, перечень электронных документов, подлежащих приобщению к уголовному делу на бумажном носителе, определяются в порядке, установленном Верховным Судом Российской Федерации и Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации в пределах своих полномочий.
(Статья дополнительно включена с 1 января 2017 года Федеральным законом от 23 июня 2016 года N 220-ФЗ)

Статья 13

Статья 13. Утратила силу с 7 сентября 2007 года — Федеральный закон от 24 июля 2007 года N 214-ФЗ..

Статья 14

Статья 14. Поручить Правительству Российской Федерации:

1) в трехмесячный срок со дня вступления в силу настоящего Федерального закона подготовить и утвердить предусмотренное статьей 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации положение о порядке хранения и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно;

2) в шестимесячный срок со дня вступления в силу настоящего Федерального закона обеспечить пересмотр и отмену министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти нормативных правовых актов, противоречащих Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации;

4) при разработке проекта федерального бюджета на 2003 год предусмотреть выделение финансовых средств, обеспечивающих введение в действие пунктов 4-7 части второй статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;
(Пункт в редакции, введенной в действие с 1 июня 2002 года Федеральным законом от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ.

5) до 31 декабря 2002 года внести в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона, предусматривающий порядок формирования списков кандидатов в присяжные заседатели;
(Пункт в редакции, введенной в действие с 31 декабря 2002 года Федеральным законом от 27 декабря 2002 года N 181-ФЗ.

6) обеспечить с 1 января 2003 года осуществление правосудия мировыми судьями на всей территории Российской Федерации в части финансирования их деятельности.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 N 2358-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Алиева Гаджи Алиевича, Бадамшина Сергея Викторовича и Ивановой Александры Павловны на нарушение их конституционных прав статьей 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

2.1. Конституционный Суд Российской Федерации, проверяя конституционность ряда норм Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», сформулировал в Постановлении от 25 октября 2001 года N 14-П следующие правовые позиции: выполнение адвокатом, имеющим ордер юридической консультации на ведение уголовного дела, процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, основанного не на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, исключающих участие этого адвоката в деле; требование обязательного получения адвокатом (защитником) от лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, разрешения на допуск к участию в деле означает, по существу, что подозреваемый и обвиняемый могут лишиться своевременной квалифицированной юридической помощи, а адвокат (защитник) — возможности выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности, если получению такого разрешения препятствуют обстоятельства объективного (отсутствие следователя) либо субъективного (нежелание следователя допустить адвоката на свидание) характера.

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан»

Меры пресечения, в том числе заключение под стражу, могут применяться лишь при наличии оснований, соответствующих указанным в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации целям; только в этом случае их применение будет отвечать конституционному смыслу данного вида мер уголовно-процессуального принуждения, в связи с чем орган дознания, следователь, прокурор и суд, принимая решение об избрании меры пресечения, о ее отмене или изменении, а также о продлении срока содержания под стражей, в каждом случае должны обосновывать соответствие этого решения конституционно оправданным целям (Определение от 23 июня 2000 года N 175-О по жалобе граждан В.А. Жеребенкова и Е.С. Жигарева на нарушение их конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, касающихся применения в качестве меры пресечения заключения под стражу).

Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2010 N 8-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части второй статьи 30 и части второй статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Р.Р. Зайнагутдинова, Р.В. Кудаева, Ф.Р. Файзулина, А.Д. Хасанова, А.И. Шаваева и запросом Свердловского областного суда»

Специалисты по уголовному праву усматривают повышение объема гарантий обвиняемого благодаря тому, что только суд присяжных способен оценивать виновность не только с позиций вины (умысел либо неосторожность) в уголовно-правовом, формальном смысле. С.А. Пашин, руководитель группы по разработке законопроекта о суде присяжных (1993 год), пишет, что виновность, устанавливаемая вердиктом коллегии присяжных заседателей, не тождественна «вине» в уголовно-правовом смысле. Виновность предполагает не только умышленное или неосторожное совершение деяния, но и мнение суда, что за этот поступок общество и государство вправе с учетом всех выявленных обстоятельств упрекнуть, «обвиноватить» подсудимого (Пашин С.А. Постановка вопросов перед коллегией присяжных заседателей в суде // Состязательное правосудие. Ч. 1. С. 90). И.Л. Петрухин считает, что вопрос о виновности — будь то обобщенный либо третий из трех основных — «позволяет присяжным признать подсудимого невиновным, даже если преступление было совершено, и совершил его подсудимый. Тем самым они признают подсудимого и его формально противоправные действия общественно не опасными и в какой-то мере корректируют закон применительно к данному случаю» (Комментарии к УПК РСФСР / Отв. ред. И.Л. Петрухин. М., 2001. С. 613).

«Комментарии к Методическим рекомендациям по юридико-техническому оформлению законопроектов» (разработаны Аппаратом ГД ФС РФ, 2013)

Существовали законы, которыми одновременно вносились изменения в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. При такой формулировке они целиком должны были бы утратить силу. С другой стороны, существовало несколько указов Президиума Верховного Совета РСФСР, которые, не являясь законами, тем не менее вносили изменения в Уголовный кодекс РСФСР.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 2-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Абубекерова Рестема Исхаковича, Андреевой Алии Исхаковны и Андреева Юрия Николаевича на нарушение их конституционных прав положениями статей 29 и 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Вопросы, связанные с полномочиями суда, в том числе с полномочиями по возбуждению уголовного дела, неоднократно были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. В Постановлении от 14 января 2000 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, Конституционный Суд Российской Федерации признал ряд статей, единых по своему содержанию, не соответствующими Конституции Российской Федерации в той части, в которой они предусматривают или допускают полномочия суда по возбуждению уголовных дел.

Определение Конституционного Суда РФ от 14.10.2004 N 325-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Власова Валерия Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 4, 49, 52, 53 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 года «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

По мнению заявителя, указанные положения в своей совокупности нарушают его конституционные права, гарантированные статьями 17, 18, 19, 45, 46, 48 и 123 Конституции Российской Федерации, поскольку, в отличие от соответствующих норм ранее действовавшего Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, не предусматривают допуск в качестве защитников, помимо адвокатов, представителей профессиональных союзов, а также близких родственников, законных представителей и других лиц по решению суда и исключают возможность участия в качестве защитника близкого родственника или иного лица, приглашенного обвиняемым, в случае отказа последнего от помощи адвоката.

Определение Конституционного Суда РФ от 09.06.2005 N 327-О «По жалобе гражданина Чукова Анзаура Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями пунктов 1 и 3 части первой статьи 6 и подпункта 1 пункта 2 части первой статьи 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

Эти положения, по мнению заявителя, не соответствуют статье 48 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, нарушают конституционный принцип презумпции невиновности, а также противоречат нормам как ранее действовавшего Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, так и ныне действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, исключительно в соответствии с которыми и должна осуществляться деятельность органов дознания при наличии у них сведений о готовящемся или совершенном преступлении.

«Определение стоимости, затрат на восстановление и утраты товарной стоимости автомототранспортных средств. Методическое руководство для экспертов» (утв. Минюстом РФ 15.12.2000)

Определение Конституционного Суда РФ от 18.07.2006 N 286-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Каримова Владислава Филлиратовича на нарушение его конституционных прав статьями 5, 125, 359 и 391 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

2.1. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 14 декабря 2004 года N 392-О по запросу Верховного Суда Республики Карелия о проверке конституционности пункта 9 части первой, частей второй и третьей статьи 448 УПК Российской Федерации, в силу правовых позиций, изложенных в Постановлениях от 29 апреля 1998 года N 13-П по делу о проверке конституционности части четвертой статьи 113 УПК РСФСР и от 14 января 2000 года N 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, и Определении от 27 декабря 2002 года N 300-О по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 УПК РСФСР, часть третья статьи 448 УПК Российской Федерации, предусматривающая дачу судом заключения о наличии или отсутствии в действиях лица из числа указанных в данной статье признаков преступления в качестве основания для возбуждения уголовного дела в отношении этого лица или привлечения его в качестве обвиняемого, не может рассматриваться как предполагающая разрешение судом на указанных этапах уголовного процесса вопросов, являющихся предметом последующего исследования и доказывания.

Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2005 N 7-П «По делу о проверке конституционности положений частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательного Собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска»

Институт производства по делам частного обвинения также предполагает разграничение функции отправления правосудия, возложенной на суд, и функции обвинения, реализуемой потерпевшим. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 января 2000 года N 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, суд не вправе по собственной инициативе вынести решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения и о принятии его к своему рассмотрению, не наделяется он по делам данной категории и какими бы то ни было иными полномочиями, выходящими за пределы осуществляемой им в силу Конституции Российской Федерации функции правосудия. Не могут расцениваться как таковые и действия судьи, связанные с принятием заявления потерпевшего о совершенном в отношении него преступлении и оказанием сторонам помощи в собирании доказательств, которые не могут быть получены ими самостоятельно. В этих случаях судья не осуществляет функцию стороны обвинения или стороны защиты и не проявляет не свойственную ему как органу правосудия инициативу — он лишь разрешает ходатайство соответствующей стороны об истребовании и исследовании указанного ею доказательства, используя властные полномочия, которые в судебных стадиях уголовного судопроизводства имеются у него и отсутствуют у сторон.

УДК 343.13(470)(091)

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОЗНАНИЯ ПО УПК РСФСР 1960 Г.

© Митюкова М. А., 2012

В статье рассмотрены понятие и сущность дознания, виды дознания и порядок его производства по УПК РСФСР 1960 г. Исследованы система органов дознания по УПК РСФСР 1960 г., проблемы реализации полномочий органов дознания в досудебном производстве.

Ключевые слова: предварительное расследование; дознание; виды дознания.

Вопросы форм предварительного расследования всегда привлекали пристальное внимание ученых. В ряде проектов УПК РСФСР (1927, 1934, 1935 гг.) было предложено создать единую форму предварительного расследования, устраняющую разграничение дознания и предварительного следствия.

Против соединения дознания и следствия в единую форму расследования выступил М. С. Строгович. Он указывал, что задачи деятельности органов дознания и предварительного следствия различны и отличаются специфическими особенностями: «…собирание первичных материалов по делу, непосредственный активный розыск преступника, его обнаружение, раскрытие преступления, являясь основной задачей дознания, проводится в иных условиях, связано с иными процессуальными формами, чем задача предварительного следствия, — всесторонне исследовать вопрос о виновности обвиняемого, собрать и взвесить доказательства как уличающего, так и оправдывающего порядка, дать обвиняемому все средства защищаться против предъявляемого ему обвинения и т. д.».

Исходя из этого, М. С. Строгович признавал дознание как самостоятельную форму расследования лишь по несложным делам «…предварительное следствие должно быть восстановлено в своих правах, а дознание введено в соответствующие границы. Только по простейшим делам, несложным по своему фактическому составу, не связанным с применением тяжелых мер наказания, расследование может ограничиваться дознанием, по всем же остальным делам дознание должно ограничиваться производством первичных, неотложных действий, дальнейшее детальное расследо-

вание должно вестись в порядке предварительного следствия (следователем)» .

Состояние предварительного расследования, дублирование в расследовании органов дознания и предварительного следствия не способствовали соблюдению законности и борьбе с преступностью. Большинство ученых-процессуалистов и практических работников приходили к выводу о необходимости организационного реформирования органов предварительного расследования.

В конце 1950-х гг. при обсуждении проекта уголовно-процессуального законодательства развернулась широкая дискуссия о праве на существование дознания как самостоятельной формы расследования. Многие авторы предлагали ее исключить.

Так, И. Д. Перлов и М. Ю. Рагинский выступили с предложением сохранить лишь один вид дознания как «процессуальную деятельность уполномоченных на то законом специальных государственных органов, осуществляющих не терпящие отлагательства действия по охране места преступления, сохранению и закреплению следов преступления и других доказательств, розыску и задержанию лиц, подозреваемых в совершении преступления» .

Часть авторов выступала за упрощение процессуальной формы, предлагая, «чтобы дознание являлось средством в руках милиции для выполнения необходимых первичных действий по раскрытию преступлений», они считали, что по очевидным, несложным преступлениям «суд может успешно и быстро разобраться в них и без материалов предварительного расследования» . Что можно было рассматривать прообразом протокольной формы досудебной подготовки материалов.

Однако многие ученые полагали, что отказ от дознания как самостоятельной формы расследования приведет к перегрузке органов предварительного следствия за счет расследования следователями относительно простых, нетяжких преступлений; кроме того, было нецелесообразным лишать процессуальных полномочий органы, в ходе деятельности которых могли быть выявлены признаки преступления .

Именно данная позиция нашла свое отражение в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, принятых Верховным Советом 25 декабря 1958 г. Основы закрепили осуществление предварительного расследования в форме предварительного следствия и дознания. Причем дознание выделялось двух видов: дознание по преступлениям, по которым предварительное следствие обязательно, и дознание по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно (ст. 29 Основ).

К органам дознания были отнесены органы милиции, командиры воинских частей, соединений и начальники военных учреждений, а также другие уполномоченные на то законом учреждения и организации. Таким образом, перечень органов дознания носил открытый характер.

По делам, по которым производство предварительного следствия было обязательно, орган дознания возбуждал уголовное дело и производил неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов преступления. Новеллой законодательства стало закрепление перечня неотложных следственных действий, к которым были отнесены: осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей. Об обнаруженном преступлении и начатом дознании немедленно должен был уведомляться прокурор.

По делам, по которым предварительное следствие было не обязательным, собранные материалы органом дознания направлялись прокурору, с утверждения которого дело направлялось для рассмотрения в суде. Основы закрепили процедуру задержания подозреваемого в преступлении (ст. 32), порядок применения мер пресечения, в том числе заключение под стражу (ст. 33—34), порядок производства обыска и выемки корреспонденции. Вместе с тем

срок производства дознания ни по одному из его видов не был предусмотрен.

Основы ликвидировали второй следственный аппарат, действовавший в течение ряда лет в органах милиции. На его базе были созданы отделы дознания, которые проводили расследование в форме дознания по значительной категории уголовных дел.

Статья 29 Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик возложила на органы дознания принятие необходимых оперативно-разыскных мер в целях обнаружения признаков преступления и лиц, их совершивших. Именно данное положение Основ привело к тому, что многие авторы при определении понятия и сущности дознания помимо осуществления процессуальной деятельности по расследованию преступлений включали в него и непроцессуальную деятельность — оперативно-разыскные мероприятия.

Вместе с тем от того, что оперативноразыскные действия проводятся органом дознания, они дознанием не становятся: ведь орган дознания наделен и административной, управленческой компетенцией, порядок производства следственных и оперативно-разыскных действий регламентируется разными законами, результаты процессуальной деятельности и оперативноразыскной различны, поэтому под дознанием понимается лишь уголовно-процессуальная деятельность органов дознания по производству неотложных следственных действий и расследованию в полном объеме уголовных дел, отнесенных к подследственности органов дознания. Этот вывод подтверждается и теоретическими положениями наук уголовного процесса и оперативноразыскной деятельности, в соответствии с которыми уголовно-процессуальная и оперативно-разыскная деятельность протекают в различных режимах. Поэтому в Уголовнопроцессуальном кодексе РФ было бы целесообразно понятие органа дознания исключить и использовать термин «орган, на который возложено производство дознания».

27 октября 1960 г. был принят новый УПК РСФСР (вступивший в действие с 1 января 1961 г.) , который принял за основу модель дознания, закрепленную Основами уголовного судопроизводства СССР. Он конкретизировал круг органов, производивших дознание, его сроки и процессуальные полномочия должностных лиц. В УПК РСФСР 1960 г. был дан раз-

вернутый перечень органов дознания (более обширный, чем в Основах) с указанием их компетенции.

Статья 117 УПК РСФСР закрепила следующие органы дознания:

1) органы милиции ;

2) командиры воинских частей, соединений и начальники военных учреждений — по делам о всех преступлениях, совершенных подчиненными им военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими учебных сборов; по делам о преступлениях, совершенных рабочими и служащими Вооруженных Сил, в связи с исполнением служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения;

3) государственной безопасности — по делам, отнесенным законом к их ведению;

4) начальники исправительно-трудовых учреждений — по делам о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками этих учреждений, а равно по делам о преступлениях, совершенных в расположении исправительно-трудового учреждения.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 января 1985 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР» в п. 4 ст. 117 были включены начальники следственных изоляторов, лечебно-трудовых профилакториев и воспитательно-трудовых профилакториев, компетенция которых в части дознания ограничивалась преступлениями против установленного порядка несения службы, совершенными сотрудниками этих учреждений, и преступлениями, совершенными в расположении указанных учреждений;

5) органы государственного пожарного надзора — по делам о пожарах и о нарушении противопожарных правил;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6) органы пограничной охраны — по делам о нарушении государственной границы;

7) капитаны морских судов, находящихся в дальнем плавании, и начальники зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовкой.

В последующие годы круг органов дознания постоянно расширялся. Так, Закон РФ от 2 июля 1992 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федера-

ции”», Закон РСФСР «О государственной налоговой службе РСФСР», Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР включили в число органов дознания Главное управление налоговых расследований и соответствующие подразделения налоговых расследований (п. 8 ст. 117 УПК РСФСР).

Закон РФ от 29 апреля 1993 г. «О внесении дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» дополнил ст. 117 УПК РСФСР пунктом 9, в котором был назван еще один орган дознания — «Таможенные органы Российской Федерации — по делам о контрабанде, а также по делам о преступлении, предусмотренном ст. 78 УК РСФСР» .

УПК РСФСР 1960 г., как и Основы 1958 г., закрепил дознание двух видов: во-первых, производство неотложных следственных действий для раскрытия преступления и обнаружения лица, его совершившего, по делам, по которым предварительное следствие является обязательным (ст. 119 УПК РСФСР); во-вторых, дознание по делам, по которым предварительное следствие не обязательно, как ускоренное и упрощенное расследование в полном объеме несложных дел (ст. 120 УПК РСФСР).

Закрытый перечень неотложных следственных действий, закрепленный ст. 119 УПК РСФСР, ничем не отличался от того, который был указан ст. 29 Основ. Предложения включить в закон открытый перечень неотложных следственных действий в тот момент не нашли поддержки законодателя.

Впоследствии Законом СССР от 12 июня 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» в этот перечень были добавлены одно процессуальное и два следственных действия: наложение ареста на

имущество, экспертиза (в случае необходимости) и прослушивание телефонных и иных переговоров (следственное действие, которое данный Закон впервые установил в качестве такового и неотложного). Указанные дополнения закона были обусловлены потребностями практики. Однако соответствующие изменения в УПК РСФСР внесены не были, и на практике указанные действия в качестве неотложных широко не производились.

Дознание как самостоятельная форма расследования, предусмотренная ст. 120

УПК РСФСР, по сравнению со следствием имела три особенности:

1) защитник не участвует;

2) потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители извещаются об окончании дознания и направлении дела прокурору, но материалы дела для ознакомления им не предъявляются;

3) на органы дознания не распространяются правила, установленные ч. 2 ст. 127 УПК РСФСР. При несогласии с указаниями прокурора орган дознания вправе обжаловать их вышестоящему прокурору, не приостанавливая выполнение этих указаний (ст. 120 УПК РСФСР).

Указанные особенности были призваны упростить предварительное расследование по нетяжким преступлениям и сократить срок дознания до 1 месяца, однако, по справедливым замечаниям многих ученых, данные особенности существенно процедуру предварительного следствия не меняют, никакой специфики по сравнению со следствием данный вид дознания не несет, сроки дознания могли быть продлены прокурором, что зачастую и происходило на практике. Более того, справедливые нарекания вызывали первые две особенности производства дознания, существенно ограничивающие права граждан.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. свел обязанности милиции как органа дознания к следующему: принятию

необходимых оперативно-разыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших; предупреждению и пресечению преступлений; проведению неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, и проведению расследования в полном объеме дел, по которым производство предварительного следствия не обязательно (ст. 118 УПК РСФСР).

Как видно из изложенного, в отличие от иных органов дознания, компетенция милиции в законе определялась гораздо шире. Она должна была рассмотреть поступившие заявление и сообщение о любом преступлении (ст. 109 УПК РСФСР), произвести дознание в виде неотложных следственных действий по любому делу (ст. 119 УПК РСФСР), полное расследование преступлений, отнесенных к ее подследственности (ст. 120 УПК РСФСР). По отдельной кате-

гории дел (ст. 414 УПК РСФСР) обстоятельства преступления устанавливались в так называемой протокольной форме досудебной подготовки материалов (ст. 415 УПК РСФСР).

Являясь органом дознания, милиция обязана была возбуждать уголовные дела в каждом случае обнаружения признаков преступления и принимать меры к раскрытию уголовно наказуемого деяния (ст. 3 УПК РСФСР). В соответствии с УПК она должна была выполнять поручения и указания следователя о производстве разыскных и следственных действий, а также его требования об оказании ему содействия при проведении отдельных следственных действий (ст. 119, 127 УПК РСФСР). В ее обязанности входили розыск обвиняемого (ст. 196 УПК РСФСР) и привод (ст. 147 УПК РСФСР), участие в исполнении приговора и иных решений суда по уголовным делам.

Деятельность органов дознания по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, являлась факультативной по отношению к основной форме расследования — предварительному следствию.

Наделяя органы дознания правом осуществления уголовно-процессуальной деятельности в порядке ст. 119 УПК РСФСР, законодатель, по мнению отдельных ученых, имел в виду исключительные ситуации, в которых эти полномочия реализуются. Во-первых, когда информация о тяжком преступлении, подследственном органам предварительного следствия, поступила непосредственно в органы дознания; во-вторых, если в случае отлагательства возможна утрата следов и иных доказательств совершенного преступления; в-третьих, когда следователь по объективным причинам не может самостоятельно начать предварительное следствие .

В деятельности органов внутренних дел встречалось порой «иное толкование» требований этой нормы. В ряде регионов страны оперативными сотрудниками уголовного розыска возбуждалось практически каждое уголовное дело и, как правило, производилось дознание в порядке ст. 119 УПК РСФСР. Таким образом, следователь в ведомственном порядке фактически отстранялся от производства следствия на первоначальном этапе.

Порядок деятельности органов дознания по делам, подследственным следователю, в

УПК РСФСР определялся совокупностью последовательных процессуальных действий и решений, носящих срочный характер. Он сводился к следующим решениям и действиям.

1. Начало дознания: возбуждение уголовного дела и немедленное уведомление об этом прокурора. Органы дознания обязаны были также принимать исчерпывающие меры оперативно-разыскного, административного и организационного характера по предупреждению и пресечению преступления, охране места происшествия, а при необходимости — потерпевшего, свидетелей и иных лиц, по преследованию и задержанию преступников, установлению очевидцев и т. п.

2. Производство неотложных следственных действий по установлению и закреплению следов преступления. Их полный перечень был представлен в ст. 29 Основ уголовного судопроизводства СССР: осмотр, обыск, выемка, освидетельствование, задержание и допрос подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей (эти следственные действия дублировались ч. 2 ст. 119 УПК РСФСР), а также прослушивание телефонных и иных переговоров, наложение ареста на имущество и назначение экспертизы в случае необходимости. Последние три следственных действия дополнили перечень неотложных в связи с принятием Закона СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик от 12 июня 1990 г. . Данный список был исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежал, хотя правоприменительная и нормотворческая практика в реальной действительности отступали от него.

Очевидно, что орган дознания не был обязан проводить все указанные следственные действия по каждому уголовному делу, более того, в его задачу входил оптимальный выбор тех из них, которые обеспечат успех начального этапа расследования, его безотлагательность и оперативность. При наличии оснований для производства иных следственных действий, исходя из смысла закона, орган дознания должен был без промедления направить дело следователю.

3. После выполнения неотложных следственных действий орган дознания, не ожидая указаний прокурора и окончания срока, отведенного ч. 1 ст. 121 УПК РСФСР на данный вид уголовно-процессуальной дея-

тельности, должен был передать дело следователю.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Дознание, предшествующее предварительному следствию, не могло продолжаться более 10 суток со дня возбуждения уголовного дела (ч. 1 ст. 121 УПК РСФСР). Этот срок продлению не подлежал. В том случае, если данное преступление относилось к компетенции разных органов предварительного следствия, дело направлялось прокурору для определения органа, который должен был проводить предварительное следствие (ч. 3 ст. 119 УПК РСФСР).

В соответствии с ч. 1 ст. 124 УПК РСФСР дознание по делам, по которым предварительное следствие обязательно, заканчивалось только составлением постановления о направлении дела следователю. Других итоговых решений в результате проведения данного вида дознания закон не предусматривал.

В связи с этим не соответствующей закону была позиция авторов Комментария к УПК РСФСР, согласно которой орган дознания мог прекращать уголовные дела, подследственные следователю, в случае установления в ходе дознания отсутствия события или состава преступления (п. 1 и 2 ст. 5 УПК РСФСР) . Подобный подход опровергается анализом норм уголовно-процессуального законодательства, определяющих деятельность органов дознания по делам, требующим предварительного следствия, лишь в рамках принятия следующих процессуальных решений: о возбуждении уголовного дела; о производстве неотложных следственных действий, в том числе задержания подозреваемого; об избрании в отношении него в исключительных случаях меры пресечения в порядке ст. 90 УПК РСФСР; о направлении дела следователю. Других решений органа дознания по делам данной категории уголовно-процессуальное законодательство РСФСР не предусматривало.

4. После передачи дела орган дознания мог производить по нему следственные и разыскные действия только по поручению следователя. Оперативно-разыскное сопровождение расследования по уголовному делу продолжалось, особенно в случае передачи следователю дела, по которому не представилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление. При этом о результатах установления преступника органы дознания обязаны были уведомить следователя, а при необходимости про-

изводства каких-либо следственных или разыскных действий получить у него разрешение, которое могло также носить форму поручения.

Деятельность органов дознания по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, ограничивалась кругом преступлений, определенных ч. 1 ст. 126 УПК РСФСР, за исключением случаев, когда производство предварительного следствия по этим составам признавалось необходимым судом или прокурором либо эти преступления совершены несовершеннолетними или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут осуществлять свое право на защиту.

В соответствии с ч. 1 ст. 120 УПК РСФСР по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно, орган дознания возбуждал уголовное дело и принимал все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст. 68 УПК РСФСР).

При этом орган дознания руководствовался правилами, установленными УПК РСФСР для предварительного следствия, за исключением:

1) потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители лишь извещались об окончании дознания и направлении дела прокурору, но материалы дела для ознакомления им не предъявлялись;

2) на орган дознания не распространялись правила, установленные ч. 2 ст. 127 УПК РСФСР. При несогласии с указаниями прокурора орган дознания вправе обжаловать их вышестоящему прокурору, не приостанавливая выполнения этих указаний (ч. 2 ст. 120 УПК РСФСР).

Материалы дознания по делам, по которым предварительное следствие не обязательно, выступали основанием для рассмотрения дела в суде, т. е. этим видом уголовно-процессуальной деятельности фактически ограничивалось производство предварительного расследования.

Срок дознания данного вида устанавливался в один месяц со дня возбуждения уголовного дела, включая время составления обвинительного заключения либо постановления о прекращении или приостановлении уголовного дела (ч. 2 ст. 121 УПК

РСФСР). Однако данный срок мог быть

продлен прокурором, непосредственно осуществляющим надзор за производством дознания, но не более чем на один месяц, а в исключительных случаях — по правилам, установленным ст. 133 УПК РСФСР.

Дознание заканчивалось составлением обвинительного заключения или постановления о прекращении дела. При наличии одного из оснований, предусмотренных ст. 208 УПК РСФСР, орган дознания прекращал дело мотивированным постановлением, копия которого в суточный срок направлялась прокурору. В остальных случаях составлялось обвинительное заключение, которое со всеми материалами дознания также представлялось надзирающему прокурору.

Необходимо отметить, что дознание по делам данной категории могло заканчиваться раньше в том случае, если в его ходе выявлялись обстоятельства, указывающие на подследственность дела следователю (совершение преступления несовершеннолетним, душевнобольным, установление квалифицирующего признака преступления), или новое преступление, также подследственное органам предварительного следствия. В этих случаях орган дознания обязан был немедленно вынести постановление о направлении дела по подследственности.

Аналогичным образом определялись действия органа дознания и при получении указания прокурора в порядке ч. 1 ст. 126 и п. 3 ч. 1 ст. 211 УПК РСФСР о передаче дела следователю.

При наличии одного из оснований, предусмотренных ст. 195 УПК РСФСР, орган дознания был вправе своим постановлением приостановить производство по делу, по которому предварительное следствие не обязательно, а копию постановления был обязан в суточный срок направить прокурору (ч. 3 ст. 124 УПК РСФСР).

К данному виду уголовно-процессуальной деятельности относилось и так называемое «ускоренное дознание», т. е. сокращенное до 20 суток и предусмотренное ст. 416 УПК РСФСР. Оно проводилось по преступлениям, перечисленным в ст. 414 УПК РСФСР (для протокольного производства) в следующих случаях: при возбуждении уголовного дела начальником органа дознания, когда он убеждается в невозможности осуществления протокольного производства, т. е. в установленный законом срок 10 суток выявить существенные обстоя-

тельства совершения преступления; при возвращении дела судом или прокурором для выяснения существенных дополнительных обстоятельств.

Дознание, которое производилось по делам, перечисленным в ст. 414 УПК РСФСР, осуществлялось по общим правилам, указанным ст. 120—24 УПК РсФсР; особенность состояла в ограничении срока расследования двадцатью сутками. В срок дознания включалось время со дня возбуждения или возвращения уголовного дела до момента направления дела прокурору с обвинительным заключением либо до прекращения производства по делу. В необходимых случаях срок расследования мог быть продлен на общих основаниях (ч. 4 ст. 121, ст. 133 УПК РСФСР).^^ИИЕ

Полянский Н. Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. М. : Госюриздат, 1960. С. 127.

5. Ведомости Верхов. Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 592.

6. Ведомости Верхов. Совета РСФСР. 1983. № 32. Ст. 1153.

7. Ведомости Съезда нар. депутатов РФ и Верхов. Совета РФ. 1992. № 17. Ст. 892.

8. Ведомости Съезда нар. депутатов РФ и Верхов. Совета РФ. 1992. № 27. Ст. 1560; № 29. Ст. 1687; 1993. № 3. Ст. 97.

9. Ведомости Совета нар. депутатов СССР. 1990. № 26. Ст. 495.

10. Деришев Ю. В. Органы предварительного расследования: прошлое, настоящее, будущее. Омск, 1998. С. 27-28.

11. Ведомости Совета нар. депутатов СССР. 1990. № 26. Ст. 495.

12. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М. : Юрид. лит., 1976. С. 187.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Строгович М. С. Вопросы уголовного процесса и новая Конституция … С. 40, 46.

3. Панченко С. Соотношение следствия и дознания // Соц. законность. 1957. № 5. С. 30.

Legal Regulation of Inquiry under the Criminal Procedure Code of the RSFSR 1960

© Mitiukova M., 2012

Статья 6. Назначение уголовного судопроизводства

1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:
1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;
2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
2. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 2 УПК РСФСР
О конституционно-правовом смысле положений статьи 7 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П, Определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. N 42-О

Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.
2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.
3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.
4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 69 УПК РСФСР

Статья 8. Осуществление правосудия только судом

1. Правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом.
2. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном настоящим Кодексом.

3. Подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено настоящим Кодексом.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 13 УПК РСФСР

Статья 9. Уважение чести и достоинства личности

1. В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.
2. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статьи 20, 181, 183 УПК РСФСР

Статья 10. Неприкосновенность личности

1. Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных настоящим Кодексом. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.
2. Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного настоящим Кодексом.
3. Лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 11 УПК РСФСР

Статья 11. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

1. Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.
2. В случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу.
Федеральным законом от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ в часть третью статьи 11 настоящего Кодекса внесены изменения
3. При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные статьями 166 частью девятой, 186 частью второй, 193 частью восьмой, 241 пунктом 4 части второй и 278 частью пятой настоящего Кодекса, а также иные меры безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Статья 12. Неприкосновенность жилища

1. Осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса.
2. Обыск и выемка в жилище могут производиться на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 12 УПК РСФСР

Статья 13. Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

1. Ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения.
О тайне связи см. Федеральный закон от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ
2. Наложение ареста на почтовые и телеграфные отправления и их выемка в учреждениях связи, контроль и запись телефонных и иных переговоров могут производиться только на основании судебного решения.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 12 УПК РСФСР

Статья 14. Презумпция невиновности

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.
3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.
4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статьи 13, 20, 309 УПК РСФСР

Статья 15. Состязательность сторон

1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.
О конституционно-правовом смысле положений части второй статьи 15 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П
2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.
3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.
4. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 429 УПК РСФСР

Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.
2. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.
3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.
4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статьи 19, 47, 49 УПК РСФСР

Статья 17. Свобода оценки доказательств

1. Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.
2. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 71 УПК РСФСР

Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

1. Уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке.
2. Участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном настоящим Кодексом.
3. Если в соответствии с настоящим Кодексом следственные и судебные документы подлежат обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, то указанные документы должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 17 УПК РСФСР

Статья 19. Право на обжалование процессуальных действий и решений

Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 214-ФЗ в часть первую статьи 19 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу с 7 сентября 2007 г.
1. Действия (бездействие) и решения суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящим Кодексом.
2. Каждый осужденный имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном главами 43 — 45, 48 и 49 настоящего Кодекса.
Об аналогичной уголовно-процессуальной норме до 1 июля 2002 г. см. статью 22 УПК РСФСР

Статья 1. Законодательство об уголовном судопроизводстве. Порядок производства по уголовным делам на территории РСФСР определяется Основами уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и издаваемыми в соответствии с ними другими законами Союза ССР и Уголовно — процессуальным кодексом РСФСР.

Статья 2. Задачи уголовного судопроизводства. Задачами советского уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Статья 5. Обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению:

Статья 6. Прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки. Суд, прокурор, а также следователь и орган дознания, с согласия прокурора, вправе прекратить уголовное дело, если будет признано, что ко времени производства дознания, предварительного следствия или рассмотрения дела в суде, вследствие изменения обстановки, совершенное лицом деяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным.

Статья 6.1. Прекращение уголовного дела с привлечением лица к административной ответственности, передачей материалов в товарищеский суд, комиссию по делам несовершеннолетних или передачей лица на поруки. (введена Указом Президиума ВС РСФСР от 11.03.77)

Статья 6.2. Прекращение уголовного дела в связи с применением мер административного взыскания. (введена Указом Президиума ВС РСФСР от 11.03.77)

Статья 7. Прекращение уголовного дела в связи с передачей его в товарищеский суд. Суд, прокурор, а также следователь и орган дознания, с согласия прокурора, по основаниям, указанным в статье 51 Уголовного кодекса РСФСР, вправе прекратить в уголовном порядке дело и передать его на рассмотрение товарищеского суда.

Статья 8. Прекращение уголовного дела в связи с передачей в комиссию по делам несовершеннолетних. Суд, прокурор, а также следователь, с согласия прокурора, вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, совершившего деяние, содержащее признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, и направить дело на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних, если по обстоятельствам дела и данным, характеризующим личность правонарушителя, его исправление возможно без применения уголовного наказания.

Статья 9. Прекращение уголовного дела с передачей лица на поруки. Суд, прокурор, а также следователь и орган дознания, с согласия прокурора, по основаниям, указанным в статье 52 Уголовного кодекса РСФСР, вправе прекратить уголовное дело и передать на поруки организации или трудовому коллективу, возбудившим ходатайство, для перевоспитания и исправления лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления.

Статья 10. Направление материалов без возбуждения уголовного дела для применения мер общественного воздействия. В случае совершения лицом деяния, содержащего признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, когда факт его совершения очевиден, а лицо, его совершившее, может быть исправлено мерами общественного воздействия, суд, прокурор, а также следователь и орган дознания, с согласия прокурора, вправе, не возбуждая уголовного дела, передать материалы на рассмотрение товарищеского суда или комиссии по делам несовершеннолетних либо передать лицо на поруки трудовому коллективу или общественной организации для перевоспитания и исправления.

Статья 11. Неприкосновенность личности. Никто не может быть подвергнут аресту иначе как на основании судебного решения или с санкции прокурора.

Статья 12. Неприкосновенность жилища, охрана личной жизни и тайны переписки. Гражданам гарантируется неприкосновенность жилища. Никто не имеет права без законного основания войти в жилище против воли проживающих в нем лиц.

Статья 13. Осуществление правосудия только судом. Правосудие по уголовным делам осуществляется только судом.

Статья 14. Осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом. Правосудие по уголовным делам осуществляется на началах равенства граждан перед законом и судом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств.

Статья 15. Состав суда при рассмотрении уголовных дел и коллегиальность в осуществлении правосудия. Уголовные дела в суде первой инстанции рассматриваются коллегиально или единолично; коллегиальное рассмотрение дел осуществляется судом в составе судьи и двух народных заседателей. Рассмотрение дел во всех судах, кроме районного (городского) народного суда, может по решению соответствующего суда с согласия обвиняемого осуществляться судом в составе трех профессиональных судей, один из которых является председательствующим (коллегией судей).

Статья 16. Независимость судей и подчинение их только закону. При осуществлении правосудия по уголовным делам судьи и народные заседатели независимы и подчиняются только закону.

Статья 17. Язык, на котором ведется судопроизводство. Судопроизводство ведется на русском языке или на языке автономной республики, автономной области, автономного округа или на языке большинства населения данной местности.

Статья 18. Гласность судебного разбирательства. Разбирательство дел во всех судах открытое, за исключением случаев, когда это противоречит интересам охраны государственной тайны.

Статья 19. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту.

Статья 20. Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела. Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства.

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 17.12.1995, с изм. от 13.06.1996) »

Законодательство РФ «