УПК 1923 текст

Структура:

1 раздел — нормы, закрепляющие положения, имеющие общее значение для всех стадий уголовного процесса (определение подсудности, состав суда, ведение протоколов и др.);

2 раздел — нормы, устанавливающие порядок ведения предварительного следствия и дознания;

3 раздел — нормы по вопросам производства в народном суде, кассационного и надзорного производства, производства по вновь открывшимся обстоятельствам и особые производства в народном суде;

4 раздел — нормы, регламентирующие порядок высшего судебного контроля народного комиссариата юстиции;

5 раздел — нормы, определяющие порядок исполнения приговоров.

Основные положения:

1. Утверждались процессуальные гарантии неприкосновенности личности:

а) никто не может быть лишен свободы и заключен под стражу иначе, как в случаях и в порядке, определенном в законе;

б) исчерпывающими были основания, по которым органы милиции могли задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступления, на 48 часов:

— задержание подозреваемых на месте преступления;

— при наличии доказательств, прямо свидетельствующих о совершении лицом преступления;

— при попытке подозреваемого совершить побег;

— при отсутствии постоянного места жительства;

— в ситуациях, когда не представляется возможным установить личность подозреваемого;

в) задержанный подлежал освобождению в случаях:

— отсутствия постановления народного следователя или судьи о заключении подозреваемого под стражу (должно быть принято в течение 48 часов после задержания подозреваемого);

— неправомерного лишения свободы;

— содержания под стражей без законного постановления уполномоченных на то органов;

— содержания под стражей свыше срока, установленного законом или приговором.

2. Расширялось право обвиняемого на защиту:

а) предусматривалось обязательное участие защитника при рассмотрении народным судом уголовного дела в случаях:

— нахождения подсудимого под стражей;

— при участии в процессе обвинителя;

— при рассмотрении дел глухонемых и иных лиц, лишенных в силу физических недостатков способности правильно воспринимать реальный мир и его явления;

б) предусматривалось ведение производства по уголовным делам на русском языке или языке большинства населения данной местности и предоставление переводчика лицам, не владеющим этим языком;

в) обвинительное заключение и иные документы должны были переводиться на родной язык обвиняемого и по его требованию оглашаться на этом языке.

3. Закреплялся принцип гласности судебного разбирательства:

а) всем желающим и заинтересованным предоставлялась возможность присутствовать на процессе;

б) исключение допускалось лишь по мотивированному определению суда и в случаях, определенных законом:

— необходимость охраны государственной тайны;

— рассмотрение половых преступлений.

4. Последовательно проводился принцип установления истиныпо уголовному делу:

а) следователю предписывалось:

— принимать меры к наиболее полному всестороннему изучению обстоятельств дела;

— допрашивать свидетелей и экспертов по просьбе обвиняемых или потерпевших;

— устанавливать все обстоятельства, смягчающие или отягчающие уголовную ответственность;

б) судам предписывалось:

— принимать все меры к установлению истины;

— не связывать себя какими-либо формальными доказательствами, в том числе и присягой;

— самостоятельно решать вопрос о допустимости тех или иных доказательств.

5. Допускалась непоследовательность в стремлении оградить личность от произвола государства:

а) не было закреплено такое важнейшее право личности, как презумпция невиновности;

б) противоречиво закреплялся принцип, согласно которому совершение преступления является единственным основанием уголовной ответственности:

— с одной стороны, предписывалось прекращать уголовное преследование за отсутствием в действиях состава преступления (т.е. совершение преступления признавалось единственным основанием уголовной ответственности),

— с другой стороны, судам запрещалось останавливать рассмотрение дела под предлогом отсутствия, неполноты законов или неясности и противоречия в них (т.е. суд ориентировался на применение аналогии при отсутствии законодательно установленного состава преступления).

Таким образом, в целом Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. регламентировал деятельность органов по расследованию преступлений, выявлению виновных лиц и рассмотрению уголовных дел судами, стремясь направить дело правосудия в законное, цивилизованное русло.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Уголовный кодекс РСФСР 1922 г.: концептуальные основы и общая характеристика»

Актуальность темы исследования. В истории отечественного уголовного права УК РСФСР 1922 г. занимает особое место, хотя срок его действия был самым коротким. Некоторые его положения были настолько удачно сформулированы, что остаются неизменными до настоящего времени. Очевидно, чтобы более полно уяснить их содержание, нужно иметь представление об их генезисе и эволюции.

Основные институты, закрепленные в первом кодифицированном источнике социалистического уголовного законодательства, выдержали испытание временем, несмотря на серьезные изменения социально-политической обстановки. Все это свидетельствует о том, что УК РСФСР 1922 г. стал концептуальной основой советского уголовного права, в нем отражены результаты весьма кропотливой и сложной работы ученых и практиков.

Став принципиально новым источником отечественного уголовного права, УК РСФСР 1922 г. между тем воплотил не только коммунистические взгляды на уголовную репрессию. Многие содержащиеся в нем норм и институты оказались жизнеспособными, что свидетельствует о наличии преемственности положений, сложившихся еще в дореволюционных науке и праве, несмотря на сложность и противоречивость периода становления советского уголовного права и работ по его кодификации.

Перед разработчиками Кодекса объективно стояла двойственная задача: воплотить в уголовном законодательстве идеи, отвечающие потребностям времени, сохранив при этом его надежный фундамент.

К сожалению, относительно первого советского УК до сих пор встречаются односторонние и противоположные суждения: либо абсолютно положительные, либо, напротив, отрицательные.

И те, и другие не способны дать полной и беспристрастной научной оценки содержания и значения как самого Кодекса, так и периода его фор3 мирования для дальнейшего развития отечественного уголовного права, понимания его закономерностей и движущих механизмов не только сегодня, но и в будущем.

Все вышесказанное свидетельствует о необходимости углубленного комплексного, всестороннего теоретического анализа предпосылок, процесса, результатов и значения создания УК РСФСР 1922 г. как документа, заложившего основы действующего российского уголовного законодательства.

Степень научной разработанности проблемы. В настоящее время отсутствует современное комплексное исследование историко-правовых и юридико-технических вопросов начального этапа эволюции советского уголовного законодательства.

A.А. Герцензон, И.Т. Голяков, Ш.С. Грингауз, П.С. Дагель, Б.В. Даниэль-бек, Н.Д. Дурманов, С.Г. Келина, Е.А. Козельцев, Г.Л. Кригер,

Однако до сих пор отсутствует характеристика Уголовного кодекса РСФСР 1922 г., остаются не исследованными концептуальные основы и нормативно-правовые актов, составившие его основу. Как следствие, не определен ряд важных для науки вопросов, имеющих не только теоретическое, но и прикладное значение с позиций сегодняшнего дня.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступают теоретические и практические проблемы периода становления и первой кодификации советского уголовного законодательства 1917-1922 гг., отражения в нем господствующих в этот период представлений о преступности, наказуемости и мерах уголовной репрессии.

Предметом исследования являются:

— основные этапы развития и становления советского уголовного законодательства;

— социальные, политические, идеологические и правовые предпосылки эволюции уголовного права;

— особенности карательной практики первых лет советской власти;

— научные и идеологические предпосылки формирования и кодификации советского уголовного законодательства;

— концептуальные основы УК РСФСР 1922 г.;

— методологические основы изучения истории уголовного права;

— научные публикации по исследуемым вопросам.

Цели и задачи исследования. Цели диссертации предопределяются его объектом и предметом. К ним относятся, во-первых, исследование теоретических и практических проблем, а также предпосылок, тенденций и закономерностей становления и кодификации отечественного уголовного законодательства в 1917-1922 гг.; во-вторых, сравнительный анализ сложившихся в рассматриваемый период взглядов на уголовное право, основания 5 уголовной ответственности, суть и содержание уголовной репрессии и уголовной политики, основные уголовно-правовые институты; в-третьих, выявление как позитивных, так и негативных аспектов исследуемого исторического опыта; изучение его преемственности на более поздних этапах, а также в действующем уголовном законодательстве.

Сформулированные цели предопределили следующие задачи-.

— исследовать в их взаимосвязи теоретическую базу и практику формирования уголовного права после октябрьской революции 1917 г;

— выделить основные исторические этапы этого процесса;

— выявить особенности механизмов, способов регламентации уголовно-правовых норм;

— проследить эволюцию и трансформацию основных уголовно-правовых институтов в рассматриваемый период;

— исследовать доктрину уголовного права по анализируемым вопросам;

— показать результаты рассматриваемых процессов и их влияние на уголовную политику нашей страны на последующих исторических этапах.

Методологическую основу диссертации составили общенаучные, а также специальные методы познания: исторический, сравнительно-правовой, логический, системно-структурный, лингвистический.

Теоретические и правовые основы работы. В качестве теоретической базы использованы научные труды в области философии, истории, истории права, общей теории права, уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права, криминологии.

Правовой основой исследования послужили источники советского уголовного, уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального права, как рассматриваемого, так и более поздних периодов, а также действующий УК РФ.

В качестве эмпирической основы использованы материалы архивов, публикации, стенограммы, официальная статистика периода создания, кодификации и действия первого советского уголовного кодекса.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно посвящено современному комплексному изучению вопросов формирования концептуальной основы и создания первого советского уголовного кодекса, ставшего прообразом ныне действующего УК. Выявлены и изучены философские и исторические закономерности преемственности развития отечественного уголовного законодательства, показан генезис и содержание концепции уголовного права в период создания УК РСФСР 1922 г., основных уголовно-правовых институтов в сравнении и взаимосвязи с институтами УК РФ. Кроме того, исследованы основы, структура и задачи методологии изучения истории уголовного права, раскрыто ее значение.

На защиту выносятся следующие научные положения и выводы:

1. Развитие уголовного права определяется непрерывностью и преемственностью, диалектической связью различных этапов, на каждом из которых происходит учет и совершенствование предыдущего опыта. Оно идет вслед за эволюцией общества, а следовательно, подчинено общим закономерностям, к основным из которых можно отнести: а) поэтапное совершенствование, усложнение, дифференциация и интеграция элементов социальной системы; б) усложнение общественных отношений, повышение уровня развития общества; в) поэтапное нарастание темпов развития.

2. Методологию историко-правовых исследований можно представить как обусловленную философским мировоззрением систему взаимосвязанных принципов, законов и категорий и вытекающих из них средств (способов), а также процедур познания развития государственно-правовых явлений.

3. Советское уголовное законодательство первоначально формировалось в условиях борьбы за власть, оно прямо или косвенно решало общего7 сударственные задачи. Экономический кризис, голод большинства населения, гражданская война и интервенция представляли прямую угрозу национальной безопасности и целостности советского государства. В этой обстановке жесткая репрессивная политика была призвана стать эффективным и мощным стабилизирующим фактором.

4. Необходимость систематизации и кодификации уголовного законодательства в 1917-1922 гг. была объективно обусловлена, во-первых, сменой экономических и политических условий развития страны и произошедшей вслед за ней изменением уголовной политики, заменившей собой характерные ей ранее революционную аффектированность и гипертрофированную классовую нетерпимость, актуализированные борьбой за власть и ее удержание в экстремальных условиях; во-вторых, усилением централизации государства, требующим концентрации правотворческих функций в руках верховной власти, установлением единства карательной политики и уголовного законодательства в качестве ее инструмента; в-третьих, потребностью в единообразии судебной практики, что в свою очередь диктовало необходимость установления четких оснований и конкретизации мер уголовной ответственности; в-четвертых, концептуальным развитием социалистического уголовного права.

5. Попытка создать новую науку уголовного права на первоначальном этапе не увенчалась успехом. Криминалисты того периода не смогли сформулировать принципиально новую социалистическую уголовно-правовую доктрину; были эклектично соединены идеи марксизма с некоторыми положениями основных предшествующих ему теорий. При этом «новизна» сводилась в основном к классовому отличию советского уголовного права от буржуазного. Советское уголовное право не создавалось на пустом месте, не было чем-то принципиально иным, но восприняло «в снятом виде» ранее существовавшие положения. Немаловажным фактором являлась идеологическая борьба среди специалистов в области уголовного права. Ре8 зультатами предпринятой попытки создать принципиально новую уголовно-правовую концепцию 1917-1922 гг. стали идеологизированность, политизированность и эклектичность уголовного законодательства.

6. УК РСФСР 1922 г. явился итогом не только сложнейших работ по кодификации уголовного законодательства и обобщения судебной и следственной практики первых лет советской власти, но и научного осмысления специфики уголовной политики, ее задач, методов и средств осуществления, обусловленных сменой политического строя, системы ценностей, в охране которых было заинтересовано государство. Общая часть Кодекса в концентрированном виде отражала политику советской власти после пяти лет ее существования.

7. Уголовный кодекс в вопросе об основаниях уголовной ответственности занял двойственную позицию. Статья 5 УК отражала определенный компромисс, поскольку определяла в качестве равноправных оснований преступление и общественную опасность лица, учитывала опасность деяния и лица в их неразрывном единстве, не противопоставляя одно другому. Таким образом, УК РСФСР 1922 г. не рассматривал преступность деяния как единственное основание уголовной ответственности, т.е. на него оказали влияние социологическая и антропологическая теории и политическая целесообразность репрессии в отношении классовых врагов. Исходя из концептуальных и политико-идеологических основ Кодекса, можно заключить, что уголовное законодательство было ориентировано не только на привлечение к ответственности тех, кто уже совершил преступления, и предупреждение их совершения в будущем, но и на закрепление тотального и окончательного социального переустройства. В этом смысле УК РСФСР 1922 г. явился очередным этапом развития политически направленного советского уголовного законодательства.

8. Общей части УК 1922 г. присущи как концептуальные, так и технические недостатки. Первые выразились в том, что она искусственно объе9 динила практически противоположные подходы к основаниям уголовной ответственности, наказанию и мерам социальной защиты, так и не примирив их путем приведения к диалектическому единству. Вторые заключалось в размытости критериев признания лица социально опасным, дублировании наказаний отдельными мерами социальной защиты, аналогии закона. Вместе с тем УК РСФСР 1922 г. во многих аспектах можно охарактеризовать позитивно. Во-первых, в нем четко закреплялись действующие и по сей день фундаментальные уголовно-политические принципы: гуманизма, определенности наказания, сочетания экономии репрессии с применением наиболее строгого наказания за совершение особо опасных преступлений. Во-вторых, были сформулированы наиболее жизнеспособные уголовно-правовые институты, в целом оставшиеся по сути неизменными по сей день: о действии уголовного закона в пространстве, стадиях преступления, формах вины, невменяемости, необходимой обороне и крайней необходимости, ответственности соучастников, судимости, назначении наказания и др. Таким образом, содержание Общей части Кодекса определило на будущее тенденции развития уголовного законодательства нашей страны.

9. Создание Особенной части УК само по себе можно охарактеризовать положительно, поскольку она устанавливала законные рамки уголовной репрессии. При ее составлении было широко использовано законодательство 1917-1921 гг. Из уголовно-правовых норм декретов этих лет в Уголовный кодекс 1922 г. не вошли лишь те, которые вытекали из системы мероприятий, вызванных исключительно трудными условиями обороны и восстановления народного хозяйства страны (военным коммунизмом), имевшими временный характер.

10. В сфере определения преступности и наказуемости, разработки новой системы уголовно наказуемых деяний Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. явился итогом всей предшествующей законодательной деятельности советского государства. Был определен круг объектов, на которые посягали

10 данные преступления. Некоторые составы преступлений были разработаны настолько тщательно, что не утратили своего значения и в настоящее время; другие же послужили основой, в дальнейшем позволившей существенно усовершенствовать общие понятия и юридические признаки соответствующих посягательств.

Кодекс воплотил в себе опыт практики народных судов и революционных трибуналов, устранил многие пробелы и коллизии в уголовно-правовом регулировании, вызывая к жизни новые (унифицированные) виды уголовно-правовых запретов.

11. УК РСФСР 1922 г. сыграл исключительно важную роль в возникновении и развитии уголовного права не только в России, но и в других республиках СССР, став для них своеобразным эталоном, во многом определил направление эволюции отечественного уголовного законодательства.

Теоретическое и практическое значение работы. Теоретическая значимость диссертации обусловлена, во-первых, тем, что она является комплексным монографическим исследованием проблем формирования советского уголовного права в 1917-1922 гг. Во-вторых, в ней не только прослежены основные этапы его развития и особенности, но и установлены причины и условия формирования господствующих представлений, уголовно-правовых воззрений, основных теоретических положений, определивших направление и содержание дальнейшей эволюции отечественных уголовного права и уголовно-правовой политики. В-третьих, прослежена взаимосвязь между теоретическими положениями советской уголовной политики и их практическими результатами.

Практическая значимость исследования заключается в том, что выявленные тенденции и закономерности находятся в обусловленной законом преемственности диалектической связи с ныне существующими теорией и практикой соотношения и развития уголовно-правовых явлений. Полученные результаты могут быть учтены при подготовке законопроектов о вне

11 сении изменений и дополнений в Уголовный кодекс, а также в современной юридической науке с критической точки зрения как антитеза нынешним положениям о критериях преступности и наказуемости, а также в аспекте совершенствования действующего законодательства. Содержащиеся в диссертации выводы и положения могут послужить ориентирами для дальнейших исследований в области наказания и уголовной политики, как в ретроспективе, так и в современный период. Наконец, результаты диссертационного исследования целесообразно использовать в процессе преподавания уголовного права России, истории государства и права России.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права и криминологии Ульяновского государственного университета, там же проводилось ее рецензирование и обсуждение.

Основные положения диссертации опубликованы в научных статьях, использовались автором в ходе преподавательской деятельности в средних и высших учебных заведениях.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и библиографического списка.