Тренинг жизнестойкости мадди

Оглавление ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ЖИЗНЕСТОЙКОСТИ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 6 1.1. Жизнестойкость как объект научного исследования 6 1.2. Исследование жизнестойкости личности в условиях профессиональной деятельности в психологии 14 1.3.Профессиональное выгорание как показатель снижения степени жизнестойкости личности 22 Выводы по 1 главе 33 ГЛАВА 2. ИЗУЧЕНИЕ МЕХАНИЗМОВ СОВЛАДАНИЯ ЛИЧНОСТИ С ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ ТРУДНОСТЯМИ 35 2.1.Изучение совладающего поведения в психологических исследованиях 35 2.2.Особенности совладающего поведения сотрудников организации 39 2.3. Характеристика особенностей совладания с профессиональными трудностями сотрудников организации 43 Выводы по 2 главе 47 ГЛАВА 3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ЖИЗНЕСТОЙКОСТИ И МЕХАНИЗМОВ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ СОТРУДНИКОВ ОРГАНИЗАЦИИ 48 3.1.Организация и методы исследования 48 3.2. Результаты диагностики жизнестойкости и механизмов совладающего поведения на примере сотрудников правоохранительных органов 50 3.3.Рекоментации по оптимизации механизмов совладающего поведения сотрудников организации 58 Выводы по 3 главе 61 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 62 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 67 Введение

Актуальность исследования. В современном динамичном и глобализированном мире человечество испытывает на себе растущее влияние стрессов различных видов. Исследуемая проблема психологических особенностей стратегий стресс-преодолевающего поведения имеет глубокие традиции изучения в отечественной и зарубежной психологии, связанные с основными методологическими положениями теории единства сознания и деятельности (Б.Г. Ананьев , Л. С. Выготский , Г.С.Костюк, А.Н.Леонтьев , Б.Ф.Ломов и др.); субъектным, генетическим (Рубинштейн, С.Д.Максименко и др.) и системно-структурным подходами в исследовании личности (О.Д.Ганнушкин, М.И.Дяченко, Л.С.Нерсесян, В. М.Пушкин, О.Д.Сафин, М.И.Томчук и др.); концепцией психологического стресса (Селье, C.Spielberger, R.Lazarus ; В.В.Суворова, Н.И.Наенко, Л.О.Китаев-Смык, И.О.Бодров , А.Б.Леонова, В. А.Розанов, Е.М.Псядло и др.) . Экстремальные условия деятельности, в которых часто находятся работники органов внутренних дел, можно охарактеризовать, с психологической точки зрения, как события с сильным психотравмирующим воздействием на психику сотрудника. Это влияние может быть как сильным и одноразовым (Задержание преступника, применение оружия и т.п.), так и интенсивным и многократным (несения службы в чрезвычайных условиях, участие в вооруженных столкновениях и т.п.). Эффективность профессиональной деятельности работников органов внутренних дел зависит от успешности выполнения ими профессиональных функций, способности преодолевать стрессовое воздействие внешних условий и определяется сформированность у них необходимых стратегий копинг поведения. Любая профессия является сложным процессом, который предусматривает формирование, развитие профессионально значимых качеств и появление и закрепление различных стратегий поведения, которые позволяют преодолевать стрессовые, проблемные ситуации, а также более эффективно выполнять работу. У работников полиции с разным опытом работы, с разным уровнем стрессовых условий, в которых происходит их профессиональная деятельность, уровнем психосоматического здоровья копинг-стратегии имеют свои особенности проявления. Проблема исследования специфики копинг-стратегий в профессиональной деятельности сотрудников полиции остается на сегодня недостаточно изученной. Целью исследования является теоретический анализ преодолевающего поведения в деятельности сотрудников полиции. Объект исследования — деятельность сотрудников полиции. Предмет исследования — преодолевающее поведение в деятельности сотрудников полиции. Задачи исследования: 1. Изучить личностные характеристики как ресурсы преодолевающего поведения. 2. Провести теоретический анализ преодолевающего поведения. 3. Исследовать копинг стратегии в условиях профессиональной деятельности в условиях профессиональной деятельности работников полиции. 4. Провести исследование особенностей преодолевающего поведения сотрудников полиции с высоким уровнем эмоционального выгорания. Методы исследования: анализ психолого-педагогической литературы, исследовательская работа. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.

Заключение

1. Анализ научной литературы показал, что для преодоления стресса субъект использует индивидуальные стратегии (копинг-стратегии) на основе собственного опыта (личностные ресурсы или копинг-ресурсы). Поэтому преодолевая (стресс-преодолевающего) поведение в науке рассматривают как результат взаимодействия копинг-стратегий и копинг-ресурсов. Установлено, что копинг-поведение человека в условиях профессионального стресса проявляется в базисных копинг-стратегиях и определяется личностно-экологическими ресурсами, включающие различные многоуровневые компоненты. Их значимость и уровень проявлений определяются не только характером стрессовой ситуации, но и психологическими особенностями личности того или иного контингента. 2. Установлено, что сотрудники с адаптивными и неадаптивными копинг-стратегиями имеют личностные черты, которые различаются по выраженности, в рамках факторно-аналитической концепции структуры личности «Большая пятерка». В частности, для лиц с адаптивными копинг-стратегиями характерны: эмоциональная стабильность, целеустремленность, решительность, стремление к принятию взвешенных решений, развитые волевые качества, повышенная жизнестойкость, самодисциплина и компетентность, тогда как для лиц с неадаптивными копинг-стратегиями характерны: эмоциональная нестабильность, высокий степень нейротизма, импульсивность, стресс-уязвимость, ограниченность в принятии нового, узость сферы применения своих способностей, повышенная конформность, переживания субъективной некомпетентности, низкая степень развития волевой сферы. Подытоживая, надо отметить, что ресурсные теории копинга предлагают оригинальные и комплексные трактовки преодоления индивидом стрессов, которые возникают. Внутренние ресурсы, а именно: сенсовность, понятность, самозарядность, выступающие составляющими элементами ощущение когеренции, а также самоэффективности, уверенность в себе, самоуважение и жизнестойкость составляют собой те личностные качества, способствующие эффективной копинг поведения. 3. Выявлено, что среди психологических особенностей, которые способствуют формированию адаптивных копинг-стратегий, преобладают социально-психологические факторы, такие, как успешность профессиональной адаптации, степень профессиональной реализации и использования социальных сетей в стрессовых ситуациях, что позволило получить подтверждение теоретических положений теории стресса по важной роли средовых ресурсов в формировании и реализации адаптивных стратегий преодоления стрессовой ситуации. Кроме того, такие компоненты, как успешность профессиональной адаптации и степень профессиональной реализации впервые включены в структуру экологических ресурсов преодолевающего поведения. 4. Установлено, что в процессе формирования неадаптивных стратегий стресс-преодолевающего поведения преобладает действие личностных факторов, среди которых особого внимания заслуживают неуверенность, эмоциональная нестабильность и незрелость, страх перед стрессовыми ситуациями, подавленная агрессия (которые в основном входят в структуру нейротизма). Таким образом, получили дальнейшее развитие теоретические положения теории стресса о роли личностных ресурсов в формировании стратегий стресс-преодолевающего поведения. При этом впервые установлено, что компонентами личностных ресурсов преодоления стрессовой ситуации выступают эмоциональная зрелость, устойчивость к травматизации и адекватное отреагирование агрессивных тенденций. 5. Некоторое исключение представляет теория саморегуляции, которая более акцентирует внимание на процессных аспектах копинга, чем на диспозиционных. Но и здесь такие личностные факторы, как самонаблюдение, процесс принятия выводов и активная реакция на себя могут определять воздействие на мысли, чувства и действия индивида. Осуществляется это опосредованно через саморегуляторное поведение, и оказываются личностные качества в контексте переноса целей из высших уровней иерархии на низшие . 6. На основе анализа работ как отечественных, так и зарубежных исследователей можно говорить о том, что «копинг» является одним из способов психологической защиты, который используется для ослабления, преодоления напряжения и успешной адаптации; это когнитивные и поведенческие усилия личности направлены на снижение влияния стресса. Функционирование копинга предусматривает включение системы адаптационных процессов личности в процессе решения проблемы. Составляющей системы копинга является процессы психологической защиты, процессы преодоления, копинг-стратегии, копинг-стиле, копинг-поведение и индивидуально-психологические свойства личности. Именно индивидуальные адаптационные реакции человека к сложной жизненной ситуации определяют копинг стратегии, которые она выбирает и использует . 7. Наиболее целесообразным и эффективным является использование сразу нескольких стратегий копинг-поведения в зависимости от ситуации, индивидуально типологических свойств личности и, безусловно, специфики профессиональной деятельности. У работников полиции с различным опытом работы, разным уровнем стрессовых условий, в которых происходит их профессиональная деятельность, уровнем психосоматического здоровья копинг-стратегии имеют свои особенности проявления. Копинг-поведение правоохранителей есть эмоционально-сфокусирована; направленной на урегулирование эмоциональной реакции; она ориентирована на четкие, предполагаемые поведенческие действия. Копинг стратегии и их специфика в условиях правоохранительной деятельности носит неоднозначный характер из-за того, что используются смешанные (эмоциональные, поведенческие, когнитивные) стратегии. Исследованы копинг-стратегии у работников органов внутренних дел в целом можно объединить в три общие группы — стратегии решения проблем, поиска социальной поддержки и избегание. Итак, исследуя особенности выраженности синдрома эмоционального выгорания у сотрудников подразделений специального назначения органов внутренних дел, выявлено, наиболее развитой в этой группе исследуемых есть фаза резистенции, которая характеризуется более или менее развитыми механизмами психологической защиты и включением адаптивных систем реагирования организма. Менее выраженными является фаза выгорания, что характерно в целом для небольшого количества испытуемых. Достаточно низкие показатели выявлены по показателям сформированности фазы «Напряжение». Все эти данные указывают на специфику деятельности, осуществляемой при исполнении обязанностей сотрудниками подразделений специального назначения. Высокая напряженность, опасность для здоровья, риск, ограниченность ресурсов и психическая нестабильность работы предполагает наличие у кандидатов на такую работу сложившихся механизмов реагирования на вышеперечисленные факторы. В том числе мы включаем эмоциональное реагирование на экстремальные и насыщенные негативными эмоциями события. Эти психологические механизмы защиты сразу переводят сотрудника в режим деятельности, характерный для стадии резистенции. У человека, не осуществляет деятельность в экстремальных или угрожающих ситуациях, эта фаза формируется под влиянием длительного стресса или неблагоприятных факторов. Именно поэтому при интерпретации данных результатов важно принять во внимание фактор профессиональной деятельности . Обнаруженные копинг-стратегии указывают на склонность к избежанию у лиц с высоким уровнем выгорания. Несмотря на это, следует отметить, что сотрудникам полиции характерен поиск социальной поддержки. В то же время, они не могут этого получить через превосходящие стратегии «Дистанцирование» и «Избежание» в окружение. В конце концов, это приводит к тому, что в ситуации эмоционального переживания они не получают необходимой поддержки и это опять же усиливает и стимулирует ухудшение эмоционального состояния личности. Итак, наиболее распространенными среди личного состава подразделений специального назначения является копинг-стратегии «Поиск социальной поддержки», «Избегать» и «Дистанцирование».

Список литературы

Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова

Тест жизнестойкости

УДК 159.923.072 ББК 88.3 Л 478

Психодиагностическая серия

Редактор-составитель доктор психол. наук Д.А. Леонтьев

Охраняется законодательством РФ об авторском праве. Запрещает­ся перепечатка, копирование или воспроизведение в печатном, элект­ронном или другом виде как всей брошюры, так и ее фрагментов, включая текст методики, без письменного согласия авторов, за исключением ци­тирования в научных и научно-прикладных публикациях в пределах обще­принятых объемов (до 800 печатных знаков). Любые попытки нарушения будут преследоваться в судебном порядке.

Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект 06-06-00449а «Структура и диагностика личностного потенциала»

Л478 Леонтьев Д.А., Рассказова Е.И. Тест жизнестой­кости. — М.: Смысл, 2006. — 63 с. Методическое руководство по новой методике психо­логической диагностики личности с широкой областью применения. Предназначается для профессиональных психологов-исследователей и практиков.

УДК 159.923.072 ББК 88.3 Л 478

ISBN 5-89357-228-9

© Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова, 2006

ВВЕДЕНИЕ

Тест жизнестойкости представляет собой адаптацию опросника Hardiness Survey, разработанного американ­ским психологом Сальваторе Мадди, теория и исследо­вания которого, за отдельными исключениями {Александрова, 2004; Мадди, 2005), до сегодняшнего дня практически не находили отражения в русскоязычных публикациях. Лич­ностная переменная hardiness (первый из авторов данно­го руководства в 2000 году предложил обозначать эту характеристику на русском языке как жизнестойкость) ха­рактеризует меру способности личности выдерживать стрес­совую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности. Этот конструкт был выделен в ходе исследований, в которых искался ответ на следующий вопрос: какие психологические факторы спо­собствуют успешному совладанию со стрессом и снижению (или даже предупреждению) внутреннего напряжения?

Понятие жизнестойкости, введенное Сьюзен Кобейса и Сальваторе Мадди {Kobasa, 1979; Maddi, Kobasa, 1984), находится на пересечении теоретических воззрений экзис­тенциальной психологии и прикладной области психоло­гии стресса и совладания с ним.

Прикладной аспект жизнестойкости обусловлен той ролью, которую эта личностная переменная играет в успеш­ном противостоянии личности стрессовым ситуациям, прежде всего в профессиональной деятельности. Поданным исследований, жизнестойкость оказывается ключевой лич­ностной переменной, опосредующей влияние стрессоген-ных факторов (в том числе хронических) на соматическое и душевное здоровье, а также на успешность деятельности.

В теоретическом отношении понятие жизнестойкости вписывается в систему понятий экзистенциальной теории личности (Kobasa, Maddi, 1977; Мадди, 2005), выступая опе-рационализацией введенного экзистенциальным филосо­фом П. Тиллихом (1995) понятия «отвага быть». Эта экзистенциальная отвага предполагает готовность «действо­вать вопреки» — вопреки онтологической тревоге, тревоге потери смысла, вопреки ощущению «заброшенности» (М. Хайдеггер). Именно жизнестойкость позволяет чело­веку выносить неустранимую тревогу, сопровождающую выбор будущего (неизвестности), а не прошлого (неизмен­ности) в ситуации экзистенциальной дилеммы (Мадди, 2005; Kobasa, Maddi, 1977).

Концепция жизнестойкости, таким образом, позволя­ет соотнести исследования в области психологии стресса с экзистенциальными представлениями об онтологической тревоге и способах совладания с ней, предлагая практиче­ски эффективный, основанный на экзистенциальных воз­зрениях ответ на одну из наиболее актуальных проблем конца XX века (Maddi, 1998 Ъ, 2002, 2004 а).

Жизнестойкость (hardiness) представляет собой систему убеждений о себе, о мире, об отношениях с миром. Это дис­позиция, включающая в себя три сравнительно автономных компонента: вовлеченность, контроль, принятие риска. Выраженность этих компонентов и жизнестойкости в це­лом препятствует возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях за счет стойкого совладания (hardy coping) со стрессами и восприятия их как менее значимых (отличие от сходных конструктов будет обосновано ниже).

Вовлеченность (commitment) определяется как «убежден­ность в том, что вовлеченность в происходящее дает макси­мальный шанс найти нечто стоящее и интересное для личности» (Maddi, 1998 b). Человек с развитым компонен­том вовлеченности получает удовольствие от собственной деятельности. В противоположность этому, отсутствие по­добной убежденности порождает чувство отвергнутости, ощущение себя «вне» жизни. «Если вы чувствуете уверен­ность в себе и в том, что мир великодушен, вам присуща вовлеченность» {Maddi, 1987, р. 103).

Контроль (control) представляет собой убежденность в том, что борьба позволяет повлиять на результат происхо­дящего, пусть даже это влияние не абсолютно и успех не га­рантирован. Противоположность этому — ощущение собственной беспомощности. Человек с сильно развитым компонентом контроля ощущает, что сам выбирает соб­ственную деятельность, свой путь.

Принятие риска (challenge) — убежденность человека в том, что все то, что с ним случается, способствует его разви­тию за счет знаний, извлекаемых из опыта, — неважно, по­зитивного или негативного. Человек, рассматривающий жизнь как способ приобретения опыта, готов действовать в отсутствие надежных гарантий успеха, на свой страх и риск, считая стремление к простому комфорту и безопас­ности обедняющим жизнь личности. В основе принятия риска лежит идея развития через активное усвоение знаний из опыта и последующее их использование.

Компоненты жизнестойкости развиваются в детстве и отчасти в подростковом возрасте, хотя их можно развивать и позднее (см. ниже о тренинге жизнестойкости). Их раз­витие решающим образом зависит от отношений родите­лей с ребенком. В частности, для развития компонента участия принципиально важно принятие и поддержка, лю­бовь и одобрение со стороны родителей. Для развития ком­понента контроля важна поддержка инициативы ребенка, его стремления справляться с задачами все возрастающей сложности на грани своих возможностей. Для развития при­нятия риска важно богатство впечатлений, изменчивость и неоднородность среды.

Мадди (Maddi, 1998 b) подчеркивает важность выражен­ности всех трех компонентов для сохранения здоровья и оптимального уровня работоспособности и активности в стрессогенных условиях. Можно говорить как об индиви­дуальных различиях каждого из трех компонентов в составе жизнестойкости, так и о необходимости их согласованности между собой и с общей (суммарной) мерой жизнестойкости.

Жизнестойкость в модели стресса

Одним из первых и наиболее убедительных исследова­ний, основанных на конструкте жизнестойкости, явилось лонгитюдное исследование менеджеров крупной телеком­муникационной компании штата Иллинойс (Illinois Bell Telephone Company — IВТ). Стрессогенная ситуация в ком­пании возникла вследствие изменений в законодательстве, регулирующем телекоммуникационный бизнес в США. В результате этих изменений всем предприятиям отрасли предстояли значительные сокращения персонала в течение нескольких месяцев, о чем было заранее известно. Эта си­туация провоцировала реакции дистресса, соматические заболевания и психические нарушения у многих работни­ков, ожидающих решения своей судьбы. Исследование, проведенное Мадди, обнаружило четкую обратную зависи­мость между выраженностью компонентов жизнестойкос­ти и вероятностью серьезного заболевания в течение года после возникновения стрессовой ситуации у менеджеров компании (Maddi, 1987). При низкой выраженности всех трех компонентов жизнестойкости вероятность заболева­ния оказалась равна 92,5 %, при высоком уровне одного из компонентов — 71,8 %, при высоком уровне двух компо­нентов — 57,7 %, и при высоком уровне всех трех компо­нентов — 1,1%. Эти цифры говорят не только о значимости компонентов жизнестойкости в предотвращении стрессо-генных расстройств, но и о системном, синергическом ха­рактере их взаимодействия между собой, при котором суммарный эффект превышает сумму эффектов каждого компонента в отдельности.

Как работает жизнестойкость? За счет чего она позво­ляет преодолевать стресс? Согласно психологии стресса, все психологические факторы влияют на стресс одним из двух способов (см. рис. 1): они могут влиять на оценку ситуации («Несет ли она угрозу для меня?», «Могу ли я с ней спра­виться?»), а могут влиять на реакцию человека, его поведе­ние, преодоление трудностей.

Рис. 1. Структура стрессового события и переработки стресса (Абабков, Перре, 2004, с. 16)

На возникновение стресса влияют различные факторы: врожденная уязвимость организма (например, склонность к различным заболеваниям), внешние события, убеждения человека, его умение совладать со стрессовой ситуацией (Maddi, Kobasa, 1984). Влияние первых двух факторов не всегда подвластно контролю, однако развитие трансфор­мационных копинг-стратегий и жизнестойкости способ­ствует смягчению их последствий — собственно стресса.

Жизнестойкие убеждения, с одной стороны, влияют на оценку ситуации — благодаря готовности активно действо­вать и уверенности в возможности влиять на ситуацию она воспринимается как менее травматичная. С другой сторо­ны, жизнестойкость способствует активному преодолению трудностей. Она стимулирует заботу о собственном здоро­вье и благополучии (например, ежедневная зарядка, соблю­дение диеты и т.п.), за счет чего напряжение и стресс,

испытываемые человеком, не перерастают в хронические и не приводят к психосоматическим заболеваниям.

С. Мадди различает регрессивное и трансформационное совладание со стрессом. Трансформационное совладание, в отличие от регрессивного, подразумевает открытость ново­му, готовность действовать и активность в стрессовой ситуа­ции. Он описывает пять основных механизмов, благодаря которым проявляется буферное влияние жизнестойкости на развитие заболеваний и снижение эффективности деятель­ности (Maddi, 1998 b; Maddi, Kahn, Maddi, 1998; см. рис. 2):

  • оценка жизненных изменений как менее стрессовых;

  • создание мотивации к трансформационному совла-данию;

  • усиление иммунной реакции;

  • усиление ответственности по отношению к практи­кам здоровья;

  • поиск активной социальной поддержки, способству­ющей трансформационному совладанию.

Нормальный уровень для следующих показателей:

Вовлеченность 70%

Контроль 57%

Принятие риска 46%

Жизнестойкость 60%

Источник: Леонтьев Д. А., Рассказова Е. И. Тест жизнестойкости. М.: Смысл, 2006.

Жизнестойкость характеризует меру способности личности выдерживать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности.

Жизнестойкость (hardiness) представляет собой систему убеждений о себе, о мире, об отношениях с миром. Это диспозиция, включающая в себя три сравнительно автономных компонента: вовлеченность, контроль, принятие риска. Выраженность этих компонентов и жизнестойкости в целом препятствует возникновению внутреннего напряжения в стрессовых ситуациях за счёт стойкого совладания (hardy coping) со стрессами и восприятия их как менее значимых (отличие от сходных конструктов будет обосновано ниже).

Вовлеченность (commitment) определяется как «убеждённость в том, что вовлеченность в происходящее даёт максимальный шанс найти нечто стоящее и интересное для личности» (Maddi, 1998). Человек с развитым компонентом вовлеченности получает удовольствие от собственной деятельности. В противоположность этому, отсутствие подобной убеждённости порождает чувство отвергнутости, ощущение себя «вне» жизни. «Если вы чувствуете уверенность в себе и в том, что мир великодушен, вам присуща вовлеченность» {Maddi, 1987).

Контроль (control) представляет собой убеждённость в том, что борьба позволяет повлиять на результат происходящего, пусть даже это влияние не абсолютно и успех не гарантирован. Противоположность этому — ощущение собственной беспомощности. Человек с сильно развитым компонентом контроля ощущает, что сам выбирает собственную деятельность, свой путь.

Принятие риска (challenge) — убеждённость человека в том, что все то, что с ним случается, способствует его развитию за счёт знаний, извлекаемых из опыта, — неважно, позитивного или негативного. Человек, рассматривающий жизнь как способ приобретения опыта, готов действовать в отсутствие надёжных гарантий успеха, на свой страх и риск, считая стремление к простому комфорту и безопасности, обедняющим жизнь личности. В основе принятия риска лежит идея развития через активное усвоение знаний из опыта и последующее их использование.

Компоненты жизнестойкости развиваются в детстве и отчасти в подростковом возрасте, хотя их можно развивать и позднее. Их развитие решающим образом зависит от отношений родителей с ребёнком. В частности, для развития компонента участия принципиально важно принятие и поддержка, любовь и одобрение со стороны родителей. Для развития компонента контроля важна поддержка инициативы ребёнка, его стремления справляться с задачами все возрастающей сложности на грани своих возможностей. Для развития принятия риска важно богатство впечатлений, изменчивость и неоднородность среды.

Мадди (Maddi, 1998) подчёркивает важность выраженности всех трёх компонентов для сохранения здоровья и оптимального уровня работоспособности и активности в стрессогенных условиях. Можно говорить как об индивидуальных различиях каждого из трёх компонентов в составе жизнестойкости, так и о необходимости их согласованности между собой и с общей (суммарной) мерой жизнестойкости.