Свобода труда

Право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию; право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на воз­награждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы гарантировано ч. 1 и 2 ст. 37 Конституции РФ.

Свобода труда означает свободный для гражданина выбор трудиться или не трудиться. Конституция РФ запрещает принудительный труд и закрепляет за каждым человеком право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности. Эти права гарантированы Конституцией РФ, поскольку в ней закреплено право частной собственности, свобода предпринимательской и творческой деятельности, равный доступ к государственной службе и другие права (ст. 32, 34, 35, 37, 44), которые позволяют каждому выбирать для себя род деятельности, в наибольшей степени отвечающий его личным потребностям и интересам. Это может быть реализовано, например, путем занятия самостоятельной предпринимательской, творческой деятельностью без вступления в трудовые отношения, на основе трудового договора с определенным физическим или юридическим лицом (работодателем). Свободный выбор рода деятельности или профессии означает также право менять место работы после соответствующего уведомления администрации, право трудиться после достижения установленного пенсионного возраста и т.д.

Право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, является одним из важнейших. Оно неразрывно связано с охраной труда, т.е. с системой сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающей в себя правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия. Право каждого работника на труд в условиях, соответствующих требованиям охраны труда, включает в себя конкретные права на совершение определенных действий. В частности, согласно ст. 219 Трудового кодекса РФ работники имеют право на:

рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда;

обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; получение достоверной информации об условиях и охране труда на рабочем месте, о существующем риске повреждения здоровья, а также о мерах по защите от воздействия вредных производственных факторов;

отказ от выполнения работ в случае возникновения угрозы жизни и здоровью;

обеспечение средствами индивидуальной и коллективной защиты;

обучение безопасным методам и приемам труда за счет средств работодателя;

личное участие или участие через своих представителей в рассмотрении вопросов, связанных с обеспечением безопасности условий труда на его рабочем месте, а также в расследовании несчастного случая или профессионального заболевания, происшедшего с ним на работе, и т.п.

Работодатели за нарушение правил по охране труда, причинение вреда жизни и здоровью работников несут административную, гражданскую и уголовную ответственность (ст. 5.27 КоАП РФ; ст. 1084 ГК РФ; ст. 215, 216 — 219, 236 УК РФ и др.). Кроме того, за нарушение правил техники безопасности и иных правил охраны труда предусмотрена уголовная ответственность организаторам производства и работникам, допускающим порой такие нарушения, которые могут иметь тяжкие последствия не только для самого работника, но и для других лиц (ст. 143 УК РФ).

Комментируемая статья регулирует порядок определения размера долей в праве общей собственности на общее имущество владельцев помещений в многоквартирном доме. Согласно п. 1 ст. 37 ЖК РФ размер доли собственника помещения в праве общей долевой собственности на общее имущество в многоквартирном доме пропорционален общей площади жилого помещения, находящегося в его собственности. Например, общая площадь жилого помещения составляет 70 квадратных метров, или 0,7% от общей площади всех жилых помещений в многоквартирном доме. Следовательно, собственник этого жилого помещения имеет долю 0,7% в общем имуществе многоквартирного дома. Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает, что доля собственника жилого помещения в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме следует судьбе права собственности на указанное жилое помещение. Иначе говоря, отчуждение жилого помещения, например, в виде его продажи, дарения, обмена и т.д. влечет переход доли в праве общей собственности на общее имущество к приобретателю жилого помещения (новому собственнику). Законодатель установил в п. 3 ст. 37 ЖК РФ, что размер доли в праве общей собственности на общее имущество нового собственника жилого помещения всегда равен размеру доли предыдущего собственника жилого помещения. Пункт 4 данной статьи содержит запреты на отдельные полномочия собственников жилых помещений в отношении долей в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме. Так, собственники не вправе:

осуществлять выдел в натуре своей доли в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме;

отчуждать свою долю в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме, а также совершать иные действия, влекущие за собой передачу этой доли отдельно от права собственности на жилое помещение.

Закрепленная в Конституции России свобода труда означает право свободно распоряжаться своими способностями к труду, вы­бирать род деятельности и профессию, а также запрет принудитель­ного труда. Таким образом, свобода труда проявляется в потенциаль­ной возможности трудоустройства гражданина и выбора им сферы приложения своих трудовых способностей. Однако действующая Конституция России не гарантирует само трудоустройство челове­ка. Государство лишь обеспечивает содействие в трудоустройстве, а также принимает меры по защите от безработицы.

Российское законодательство в широком смысле предусматри­вает две формы трудоустройства граждан — работа по трудовому договору и работа по договору гражданско-правового характера. Гарантии трудовых прав работнику предоставляются, прежде всего, при работе на основе трудового договора.

Трудовое законодательство предусматривает, что в тех случаях, когда договором гражданско-правового характера фактически регу­лируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законода­тельства и иных актов, содержащих нормы трудового права (статья 11 Трудового кодекса Российской Федерации).

Одной из гарантий реализации трудовых прав граждан вы­ступает запрет необоснованного отказа в заключении трудового договора, предусматривающий, что какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в за­висимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, про­исхождения, имущественного, социального и должностного поло­жения, возраста, места жительства, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, запрещается.

По требованию лица, которому отказано в заключении трудового договора, работодатель обязан сообщить причину отказа в письмен­ной форме. При этом отказ может быть обжалован в судебном порядке.

Конституционной гаранти­ей трудовых прав граждан является правило о том, что каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих тре­бованиям безопасности и ги­гиены, а также на вознаграж­дение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом ми­нимального размера оплаты труда.

Необходимо отметить, что заработная плата — это вознагражде­ние за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, ко­личества, качества и условий выполняемой работы, а также компенса­ционные выплаты и стимулирующие выплаты.

К числу одной из основных государственных гарантий по оплате труда работников относится обязательная величина минимального размера оплаты труда в Российской Федерации (с 1 июня 2011 года ми­нимальный размер оплаты труда составляет 4611 рублей в месяц).

В целях защиты своих прав работники наделяются правом на ин­дивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, вклю­чая право на забастовку.

Неотъемлемым элементом свободы труда является право на от­дых, являющееся важным социальным благом, необходимым услови­ем жизнедеятельности человека. Право на отдых возникает с момента заключения трудового договора и состоит в ограничении продолжи­тельности рабочего времени. Рабочая неделя у рабочих и служащих не может превышать 40 часов. Всем трудящимся гарантированы дни еженедельного отдыха, выходные и праздничные дни, отпуск пред­ставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней, имеются отпуска для отдельных категорий работников большей продолжительности.

Основные законодательные акты:

  • Трудовой кодекс Российской Федерации.

УДК 342.7

Е. М. Якимова

Байкальский государственный университет, г. Иркутск, Российская Федерация

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

АННОТАЦИЯ. Проблема обеспечения безопасности предпринимательской деятельности со стороны государства и общества в современной России стоит достаточно остро. Трудовые отношения должны строиться на основе учета интересов и работников, и работодателей, и государства, что позволит соблюсти баланс интересов указанных субъектов и обеспечить устойчивость экономической системы страны. Используя междисциплинарный подход, автор статьи рассматривает особенности конституционно-правового регулирования трудовых отношений в России, выделяет различные блоки вопросов, которые Конституция России обозначила как приоритетные в сфере правовой регламентации отношений в сфере труда. Сделан вывод, что амбивалетность правового регулирования трудовых отношений бесспорна, хотя приоритет защиты интересов работника очевиден, что заложило очаг напряженности и почву для конфликтов между бизнес-структурами и работниками. Усиление давления на субъекты предпринимательской деятельности в части необоснованного повышения уровня защищенности прав работников может нарушить сложившееся равновесие и поставить под угрозу устойчивость экономической системы России. КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА. Трудовые отношения; труд; конституция; работник; работодатель; предпринимательская деятельность.

ИНФОРМАЦИЯ О СТАТЬЕ. Дата поступления 23 июля 2017 г.; дата принятия к печати 11 октября 2017 г.; дата онлайн-размещения 25 октября 2017 г.

Ye. M. Yakimova

Baikal State University, Irkutsk, Russian Federation

CONSTITUTIONAL BASICS OF LABOUR RELATIONS IN THE SPHERE OF ENTREPRENEURIAL ACTIVITY

ARTICLE INFO. Received July 23, 2017; accepted October 11, 2017; available online October 25, 2017.

Права и свободы являются важной составляющей концепции гармоничного развития государства и отражают «проблематизацию базовых концептов современного государства» . Устойчивость архитектуры современного госу-

© Е. М. Якимова, 2017

дарства и общества невозможна без амбивалетности отношения законодателя к одному и тому же явлению. Так, свобода предпринимательской деятельности, несмотря на ее закрепление на международном и национальной уровне, не абсолютна. Как и любая свобода человека, под которой обычно понимается «самостоятельность поведения, выбора поступков и действий» , а также запрет «эту свободу отрицать или ограничивать, обращенный к неопределенному кругу субъектов, обязанных уважать данную свободу, то есть практически к любому возможному нарушителю свободы» , данная свобода ограничена правами других людей, интересами государства. В данной связи справедливым представляется утверждением О. А. Иванюк, что «постижение свободы с позиции правовой науки не лишено некоторой однобокости ввиду формализованного понятийно-методологического аппарата юриспруденции, но позволяет выявить рационально-организующую составляющую…, высший ценностный ориентир деятельности государственных и общественных образований» . Закрепляя свободу предпринимательской деятельности, государство лишь обозначает вектор развития, направленный на предоставление человеку возможности путем применения своего и наемного труда создать интеллектуальный или материальный продукт и реализовать его на свободном рынке товаров и услуг.

Противники предоставления гражданам свободы предпринимательской деятельности в ее крайнем варианте, когда деятельность предпринимателей практически ничем не ограничена, считают, что предприниматели будут злоупотреблять этой свободой, в том числе в трудовых отношениях с работниками, которые будут вынуждены за низкую заработную плату выполнять значительный объем работы. Стремясь получить максимальные прибыли, работодатель будет стремиться уменьшать заработную плату под любыми предлогами, что в итоге приведет к рабскому положению работника. Данную проблему прежде всего приписывают капиталистическому укладу экономики, в то время как для социалистического общества не свойственны принципы «дикого» капитализма. Стоит признать, что подобное «сгущение красок» не является воплощением реальной обстановки, хотя, безусловно, возможны ситуации злоупотребления предпринимателями своими правами по отношению к работникам, что может выразиться в использовании рабского труда, детского труда, увольнении по незаконным основаниям, выдаче «серой» заработной платы и т.п. Государственный сектор экономики данные проблемы практически не поражает в связи с большой дополнительной регламентацией трудовых отношений, что дает основание полагать, что работники в таких организациях имеют большую защиту, однако наличие свободного предпринимательства дает возможность государству существовать и активно развиваться, что обуславливает необходимость поиска консенсуса между интересами государства, предпринимателей и общества.

Стоит признать субъектов трудовых отношений прежде всего субъектами договорных отношений, что позволяет им установить возможность свободного обмена трудовыми ресурсами. Однако нельзя не учитывать важность конституционных норм и положений развивающего Конституцию законодательства в установлении основ взаимовыгодного сотрудничества работодателей (предпринимателей) и работников, поскольку данные нормы отражают баланс трудовых отношений.

Так, Конституция Российской Федерации1 регулирование трудовых отношений осуществляет по нескольким направлениям: через определение компетенции Российской Федерации и ее субъектов в регулировании трудовых отношений (п. «к» ч. 1 ст. 72), охрану труда и гарантированности со стороны государства

1 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 дек. 1993 г.) // Рос. газ. 1993. 25 дек.

определенных стандартов защиты работника (ч. 2 ст. 7, ч. 3, 4 ст. 37), установление свободы труда и, следовательно, запрета рабского и принудительного труда (ч. 1—2 ст. 37). Кроме того, поскольку трудовые отношения тесно связаны с предпринимательской деятельностью, то опосредованно Конституция регулирует трудовые отношения через закрепление права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34). Наличие данного положение в конституции связано с тем, что с точки зрения цивилистического подхода и экономико-стоимостной модели труда человек продает свои способности и время работодателю за определенную плату . Таким образом, Конституция России обозначает прежде всего необходимость защиты прав работников, однако говорит и о возможности применения договорных отношений в сфере труда.

Каждое из обозначенных положений Конституции России имеет сложности в преломлении относительно действующего законодательства и правоприменительной практики.

Так, принцип разграничения полномочий в федеративном государстве является основой федеративных отношений. В юридической литературе отмечается, что «решение вопросов разграничения полномочий является не только правом, но и обязанностью федерального законодателя, исходя из самой природы его компетенции и из отнесения к федеральному уровню государственной власти функций обеспечения государственного единства и территориальной целостности России, с одной стороны, и обеспечения единства стандартов и повсеместности соблюдения прав человека и гражданина на территории страны, с другой стороны» . Необходимо учитывать, что «разграничение полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений осуществляется уже не Конституцией РФ, а трудовым законодательством, а именно ст. 6 Трудового кодекса РФ» .

Конституция России устанавливает возможность участия в правовом регулировании трудовых отношений как Российской Федерации, так и ее субъектов. В данной связи существуют как проблемы собственно совместного регулирования трудовых отношений, так и сложности регламентации отношений, обозначенных в ст. 72 Конституции, в целом. Так, с момента принятия ТК РФ, данный кодекс редактировался 80 раз (последний раз 18 июня 2017 г.). По информации официального сайта Государственной Думы только в 2017 году 10 поправок приняты к рассмотрению и уже проходят различные стадии законодательного процесса, что свидетельствует как о важности регламентации трудовых отношений, так и о несовершенстве трудового законодательства, отсутствии стабильной базы для развития трудовых отношений. Применительно к вопросам совместного регулирования трудовых отношений Российской Федерацией и ее субъектами это означает, что субъекты вправе участвовать в изменении федерального трудового законодательства путем предоставления заключений на законопроекты, в том числе и ТК РФ. Анализ активность субъектов по данному направлению показывает, что, несмотря на важность данной сферы в жизни общества, субъекты РФ нечасто направляют свои заключения в Государственную Думу Федерального Собрания РФ при рассмотрении законопроектов о внесении изменений в ТК РФ. Так, анализ сопроводительных документов к законопроектам по внесению изменений в ТК РФ за 2016—2017 гг. показал, что, во-первых, за этот период более чем восемь законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ никогда не предоставляли заключение (по законопроекту № 105040506 вообще был предоставлен лишь один отзыв), во-вторых, во всех без исключения заключениях

отсутствовали какие-либо замечания к законопроектам, законодательные (представительные) органы государственной власти субъекта ограничивались фразой следующего содержания: законопроект поддерживаем, замечаний и предложений не имеем. Иными словами, участие субъектов РФ в изменении ТК РФ сводится к формальному одобрению законопроектов. Большое количество изменений ТК РФ, которые были внесены с момента принятия рассматриваемого кодекса, свидетельствуют о проблемах с правовой регламентацией трудовых отношений. В данной связи подобный подход субъектов РФ вызывает вопросы.

Вместе с тем, представляется, что изменить данную ситуацию достаточно сложно: обязывание законодательных (представительных) органов государственной власти всех субъектов РФ предоставлять свои заключения породит лишь наличие таких же формальных 85 заключений, обязывание предоставлять отрицательные отзывы нецелесообразно, поскольку законопроект может в действительности не требовать корректировки.

Если в процессе рассмотрения проектов федеральных законов о внесении изменений в трудовое законодательство субъекты РФ принимают пассивное участие, то законодатели субъектов РФ достаточно большое внимание уделяют правовому регулированию трудовых отношений в рамках регионального законодательства. Например, активная работа ведется субъектами РФ по установлению минимального размера оплаты труда (далее — МРОТ). Процесс установления МРОТ в субъектах РФ начался давно, еще до принятия ТК РФ. Например, в г. Москва 7 декабря 2001 года был принят Закон г. Москвы № 69 «О городском минимуме оплаты труда»2. Вместе с тем, в дальнейшем он был признан противоречащим федеральному законодательству, поскольку федеральный законодатель, установив пределы регулирования по вопросам труда работников, не предоставило субъектам РФ права на определение МРОТ.

Следует оговориться, что в случае с установлением порядка минимальной заработной платы в субъектах Российской Федерации, федеральный законодатель использовал правовой механизм социального партнерства и предоставил право социальным партнерам на региональном уровне решать вопрос об установлении величины минимальной заработной платы. Итак, с 1 сентября 2007 года минимальная заработная плата в субъекте Российской Федерации устанавливается региональным соглашением с учетом социально-экономических условий и величины прожиточного минимума, установленного в субъекте Российской Федерации для трудоспособного населения. Таким образом, в настоящее время в России федеральный законодатель устанавливает возможность территориальной дифференциации МРОТ, однако нельзя не отметить, что введение более высоких гарантий по МРОТ в субъектах РФ приводит, помимо положительных моментов, в том числе и «к усугублению различий в уровне жизни регионов России» .

Кроме того, органы государственной власти субъектов России не всегда соблюдают федеральное законодательство при регулировании рассматриваемых общественных отношений. Например, в региональном Соглашении «О минимальной заработной плате в Санкт-Петербурге на 2016 год»3 содержалось серьезное расхождение с определением заработной платы, которое дается в ТК РФ: стороны договорились, что для целей настоящего Соглашения в размер минимальной заработной платы не включаются компенсационные и стимулирующие выплаты. Таким образом, в Санкт-Петербурге устанавливался лишь минимальный размер

2 О городском минимуме оплаты труда : закон г. Москвы от 07 дек. 2001 г. N° 69 // Вестник Мэрии Москвы. 2002. N 2. (Утратил силу).

3 Региональное соглашение о минимальной заработной плате в Санкт-Петербурге на 2016 год (заключено в Санкт-Петербурге 17 нояб. 2015 г.) // Петербургский дневник. 2015. 23 нояб.

вознаграждения за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполнения работы. Подобное расхождение в содержательном наполнении понятий не основано на норме права и не может быть признано законным.

Следовательно, участие субъектов РФ в разработке трудового законодательства фрагментарно, зачастую непоследовательно: заключения на проекты изменения трудового законодательства, если вообще не предоставляются субъектами федерации, либо не содержат каких-либо замечаний, также субъекты допускают нарушение федерального законодательства. Кроме того, повышение уровня защиты работников часто связано с дополнительной нагрузкой на бюджет субъекта РФ и предпринимателей региона, что в условиях кризисных явлений в экономике и отсутствии достаточной экономической основы в субъектах РФ, приводит к невозможности обеспечить достижение обозначенного уровня.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Что касается второго блока конституционных положений, характеризующих охрану труда и гарантированность со стороны государства определенных стандартов защиты работника, то данные положений также нашли воплощения при построении композиции правового пространства в России. Первый уровень защиты трудовых прав работников установлен уже на стадии создания новых актов. Вся защита трудовых прав со всеми ее стадиями и способами входит также в механизм правового регулирования труда. Таким образом, механизмом правового регулирования труда работников является «система правовых средств, с помощью которых осуществляется упорядоченность трудовых и непосредственно связанных с ними других отношений в сфере труда в соответствии с целями и задачами правового социального государства» .

Второй уровень защиты — уровень активной защиты. В данном случае защита предполагает «комплекс мероприятий, направленных на пресечение какого-либо посягательства на законные интересы, и действует непосредственно после начала посягательства как такового» . Стоит обратить внимание, что защита трудовых прав работников «преимущественно связана с такими формами реализации права, как использование права (в случаях самозащиты работником своих трудовых прав) и применение права (в случаях, когда работник обращается к компетентным органам с требованием о защите его нарушенных прав)» .

Иными словами, Конституция России определяет композицию механизма охраны труда и защиты трудовых прав, которая в дальнейшем находит развитие не только в нормативных актах в сфере трудовых отношений, но и в нормах иных отраслей права (гражданском, административном процессе и т.п.).

Ч. 1 ст. 37 Конституции РФ содержит достаточно интересную формулировку: «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию», которая порождает дискуссию в научных кругах. Ведь, действительно, к данной норме, как и в иных положениях Конституции РФ, прямо право на труд и свобода труда не закреплены, или, как отмечает А. Е. Канакова, они закреплены «не традиционным способом (прямое учреждение соответствующих категорий), а посредством изложения содержания данных конституционных положений без упоминания их наименования» , хотя «непосредственное закрепление в тексте этого права могло бы способствовать созданию наиболее эффективного механизма реализации прав и свобод в сфере труда» . Вместе с тем, представляется, что наличие правовой регламентации права на труд и свободы труда в Конституции РФ или ее отсутствие на сущность данного права в правовом пространстве не влияет, поскольку ТК РФ развивает положение Конституции и сущность этих понятий в целом раскрыл.

По сути, даже сама Конституция обозначает четырехэлементное содержание свободы труда: возможность человека выбирать, заниматься какой-либо незапре-щенной законом трудовой деятельностью или нет отражена в положении ч. 1 ст. 37 Конституции РФ «Труд свободен»; возможность осуществления выбора по собственной инициативе определенного рода деятельности и профессии) определена в ч. 1 ст. 37 Конституции РФ: «Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию»; запрета дискриминации закреплен в ч. 3 ст. 37 Конституции РФ («…без какой бы то ни было дискриминации…»); запрет принудительного труда находит прямое отражение в ч. 2 ст. 37 Конституции РФ («Принудительный труд запрещен») . При этом право на труд можно рассматривать как закрепляемую правовыми нормами и гарантируемую государством меру возможного поведения личности в трудовых отношениях.

Вместе с тем, вопрос о свободе труда и праве на труд, подразумеваемых Конституцией России, вызывает не только споры с точки зрения конституционного закрепления, но и реальной возможности осуществления, поскольку достаточно часто различными авторами высказывается мнение о том, что право на труд в настоящее время в той или иной мере «утратило свойство всеобщности, поскольку в полной мере государством не обеспечивается» . Доказательствами справедливости данного утверждения называют: неоправданная дифференциация в оплате труда (в частности, межотраслевая диспропорция); ограниченные гарантии, касающиеся порядка заключения и расторжения трудового договора (например, при заключении срочного трудового договора); ограниченные гарантии при определении размера оплаты труда; ограниченные гарантии при регулировании труда отдельных категорий работников (например, научно-педагогических работников).

Иными словами, конституционные основы трудовых отношений складываются на базе признания и гарантированности прав работников, во многих случаях развивающее Конституцию законодательство существенно ограничивает работодателей в трудовых отношениях. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем4. Анализ судебной практики показывает, что увольнение женщины невозможно, даже если работодатель не знал о ее беременности, даже если сама женщина не знала о своей беременности, в таких ситуациях работодатель должен восстановить женщину на работу5.

Подобную позицию законодателя можно рассматривать, с одной стороны, как установление элементов механизма реализации принципа социального государства, однако, с другой стороны, такая позиция тормозит развитие экономических отношений в России, поскольку вынуждает работодателя нести высокие затраты на фонд оплаты труда (не только на заработную плату, но и на различные взносы) и ограничивает экономическую мобильность в выборе персонала.

Ограничение работодателя в трудовых отношениях возможно не только ради защиты прав работников, но и в целях удовлетворении интересов государства. Примером может служить реализация конституционной обязанности лицами мужского пола по осуществлению службы по призыву. Так, в соответствии с По-

4 Трудовой кодекс Российской Федерации : федер. закон от 30 дек. 2001 г. № 197-ФЗ // Рос. газ. 2001. 31 дек.

ложением о призыве на военную службу граждан Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 11 ноября 2006 г. № 6636, подлежат увольнению работники мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе, в соответствии с решением призывной комиссии. Со стороны и работодатели, и работника призыв на военную службу является негативным явлением, поскольку нарушает сложившиеся между ними трудовые связи, однако установленная в Конституции России обязанность является основанием для реализации интересов государства без учета воли участников общественных отношений, в том числе и трудовых отношений.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что в данном случае государство не в полном объеме защищает права работника. В частности, военнослужащий имеет право на предоставление органами государственной службы занятости населения в первоочередном порядке работы с учетом их специальности в государственных организациях; сохранение в течение трех месяцев после увольнения с военной службы за гражданами, работавшими до призыва (поступления) на военную службу в государственных организациях, права на поступление на работу в те же организации, а за проходившими военную службу по призыву — также права на должность не ниже занимаемой до призыва на военную службу.

Такая гарантия позволяет защитить лицо, а также корреспондируется с положением п. 1 ст. 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих»7, что служба в армии входит в трудовой стаж. Вместе с тем, обозначенное положение указанного федерального закона представляется не в полной мере защищающим права граждан, поскольку предоставляет такое право только работникам государственный органов и организаций, то есть в данный перечень не входят даже органы местного самоуправления и муниципальные организации.

В связи с вышеизложенным предлагаем скорректировать положение п. 5 ст. 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», изложив ее в следующей редакции: сохранение в течение трех месяцев после увольнения с военной службы за гражданами, работавшими до призыва (поступления) на военную службу в государственных организациях, органах местного самоуправления, муниципальных организациях права на поступление на работу в те же организации, а за проходившими военную службу по призыву — также права на должность не ниже занимаемой до призыва на военную службу.

Таким образом, устанавливая общий принцип приоритета защиты прав работника перед интересами работодателя, законодатель допускает несовершенство правового регулирования даже в таких ситуациях, когда само государство вызывает прекращение трудовых отношений, что нельзя признать позитивным.

Все обозначенные выше положения Конституции и развивающего ее законодательства прямо или косвенно защищают положения прежде всего работника, все они в совокупности создают базу для дальнейшего построения механизмов взаимодействия работников и работодателей в трудовых и связанных с ними отношений. С точки зрения предпринимателей, закрепление данных прав и неукоснительная их реализация есть не что иное как вторжение государства в свободный рынок товаров и услуг. Уровень оплаты труда работника для предпринимателя зависит от того, сколько прибыли он приносит сам или сколько прибыли позволяет удержать к компании, а не от его должности. Нанимая человека на работу, предприниматель исходит чаще всего из экономической целесообразности, следовательно, расширение штата сотрудников связано с ростом бизнеса, уменьшение

6 Положение о призыве на военную службу граждан Российской Федерации : утв. Постановлением Правительства РФ от 11 нояб. 2006 г. N° 663 // Рос. газ. 2006. 15 дек.

7 О статусе военнослужащих : федер. закон от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ // Рос. газ. 1998. 06 июня.

прибыли вызывает сокращение штата. За более чем сто лет поиска консенсуса между работодателями и работниками сделано многое как для обеспечения жизнедеятельности первых, так и предоставления гарантий вторым. Причем стоит помнить, что многие гарантии это не результат давления на работодателей, а их выбор, обусловленный здравым экономическим смыслом.

Например, в 1914 году Генри Форд стал платить рабочим невиданную по тем временам зарплату — 5 дол. в день не из доброты или веры в справедливость, он считал, что «вопрос о заработной плате еще более важен для предпринимателя, чем для рабочего. Низкая заработная плата погубит предприятие гораздо скорее, чем она погубит рабочего» . Кроме того, в 1922 году Форд решил сократить рабочую неделю до 40 часов, чтобы у работников появилось свободное время и они тратили больше денег. Иными словами, Форд принял это решение не из-за того, что хотел облегчить жизнь рабочих, а потому, что хотел повысить спрос на свои товары. В интервью журналу World’s Work в 1926 году Форд объяснил, почему он заменил 48-часовую рабочую неделю на 40-часовую, сохранив зарплаты работников: «Отдых — это неотъемлемая часть растущего рынка потребления, потому что работающие люди должны иметь достаточно свободного времени, чтобы использовать потребительские товары, в том числе и автомобили» .

Иными словами, конституционные положения в сфере труда должны быть сбалансированы, права работников не должны быть абсолютны, поскольку их безусловный приоритет сделает любое производство невыгодным, что принесет вред не только предпринимателю, обществу и государству, но и самому работнику, поскольку ему негде будет работать.

Список использованной литературы

1. Чуксина В. В. Права человека в контексте политико-правовой турбулентности /

B. В. Чуксина, О. В. Бондаренко // Известия Байкальского государственного университета. — 2017. — Т. 27. — № 2. — С. 218-230.

2. Авакьян С. А. Конституционное право России : учеб. курс : в 2 т. / С. А. Авакьян. — М. : ИНФРА-М., 2014. — Т. 1. — 863 с.

6. Собянин С. С. Правовые основы социального развития субъектов Федерации /

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

C. С. Собянин // Журнал российского права. — 2005. — № 12. — С. 42-47.

7. Сагандыков М. С. Конституционные основы разграничения полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами в сфере отношений, составляющих предмет трудового права // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». — 2013. — Т. 13. — № 3. — С. 93-96.

8. Бондарева Э. С. Правовое регулирование минимальной заработной платы в субъектах Российской Федерации : монография / Э. С. Бондарева, Л. С. Гетьман, Е. Л. Иванова. — Иркутск : Иркутский институт законодательства и правовой информации им. М. М. Сперанского, 2011. — 40 с.

9. Гусов К. Н. Трудовое право России : учебник / К. Н. Гусов, В. Н. Толкунова. — М. : Проспект, 2009. — 496 с.

10. Андрияхина О. М. Защита трудовых прав граждан : практ. пособие / О. М. Ан-дрияхина, О. К. Гущина. — М. : Дашков и К, 2008. — 216 с.

11. Канакова А. Е. Свобода труда и право на труд в Конституции Российской Федерации: содержание и соотношение конституционных категорий / А. Е. Канакова // Алтайский юридический вестник. — 2016. — № 14. — С. 29-33.

15. Форд Г. Моя жизнь. Мои достижения / Г. Форд. — М. : Астрель, 2017. — 352 с.

16. Маркова П. Так говорил Генри Форд / П. Маркова. — М. : Феникс, 2016. — 64 с.

2. Avak’yan S. A. Konstitutsionnoe pravo Rossii . Moscow, INFRA-M. Publ., 2014, vol., 1. 863 p.

9. Gusov K. N., Tolkunova V. N. Trudovoe pravo Rossii . Moscow Prospekt Publ., 2009. 496 p.

15. Ford H. Moya zhizn’. Moi dostizheniya Moscow, Astrel’ Publ., 2017. 352 p.

16. Markova P. Tak govoril Genri Ford . Moscow, Feniks Publ., 2016. 64 p.

Информация об авторе

Якимова Екатерина Михайловна — кандидат юридических наук, доцент, кафедра правового обеспечения национальной безопасности, Байкальский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, e-mail : yakimova_katerin@mail.ru.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для цитирования

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ.

Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного смоуправления и обеспечиваются правосудием.

Классификация прав и свобод человека и гражданина

Любая классификация прав человека в известной степени условна, поскольку некоторые права с примерно равными основаниями могут быть отнесены к разным видам и должны охватывать друг друга. Права и свободы человека и гражданина разделяются на базовые (неотчуждаемые), основные (конституционные) и общепризнанные (закреплённые в международно-правовых актах). В правовой доктрине по основной сфере проявления в общественных отношениях права человека обычно делятся на личные, политические, социально-экономические и культурные, однако, в значительной степени и такое деление символично. Для ряда из них существенно лишь различие между правами человека и правами гражданина. Права человека также можно поделить на 1) личные + политические; 2) социально — экономические; 3) культурные + коллективные. Ниже приведена наиболее популярная теория классификации прав и свобод человека и гражданина.

Личные права

Личные права являются правами каждого, и хотя часто именуются гражданскими, не связаны напрямую с принадлежностью к гражданству государства, не вытекают из него. Считаются прирождёнными и неотъемлемыми для каждого человека независимо от его гражданства, пола, возраста, расы, этнической или религиозной принадлежности. Необходимы для охраны жизни, достоинства и свободы человека. К личным правам обычно относят:

  • право на жизнь (ст. 20)
  • право на достоинство (ст. 21, ч. 1)
  • право на безопасность (ст. 21, ч. 2)
  • право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22)
  • право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23)
  • право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 23, ч. 2)
  • право на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающие его права и свободы (ст. 24, ч. 2)
  • право на неприкосновенность жилища (ст. 25)
  • право на определение и указание своей национальной принадлежности (ст. 26, ч. 1)
  • право на пользование родным языком (ст. 26, ч. 2)
  • право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (ст. 27, ч. 1)
  • право свободно выезжать за пределы РФ и беспрепятственно возвращаться (ст. 27, ч. 2)
  • свобода совести и вероисповедания (ст. 28)
  • свобода мысли и слова (ст. 29, ч. 1)
  • право на информацию (ст. 29, ч. 4)

Политические права

Политические права и свободы отличаются от личных, социальных, экономических и других прав, тем, что как правило, тесно связаны с принадлежностью к гражданству данного государства. Являются одной из групп основных конституционных прав и свобод граждан, так как определяют их участие в общественной и политической жизни страны. К политическим правам, как правило, причисляются:

Экономические права:

Социальные права

Это возможности личности в сфере производства и распределения материальных благ, призванные обеспечить удовлетворение экономических и тесно связанных с ними духовных потребностей и интересов человека. К социально-экономическим правам относятся:

  • право на отдых (ст. 37)
  • право на материнство, детство и отцовство (ст. 38)
  • право на социальное обеспечение (ст. 39)
  • право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41)

Культурные права

Культурные права обеспечивают духовное развитие личности. К ним относятся:

Экологические права:

  • право на благоприятную окружающую среду (ст. 42)
  • право на достоверную информацию о её состоянии (ст. 42)
  • право на возмещение ущерба, причинённого его здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст. 42)

Правозащитные организации:

КНИГИ

67.400
А22
1467443
Автономов, А. С. Права человека, правозащитная и правоохранительная деятельность / А. С. Автономов ; Фонд «Либеральная миссия». — Москва : Новое литературное обозрение. — : Фонд «Либеральная миссия», 2009. — 444 с.
В книге представлен оригинальный подход к сложному взаимодействию субъективного и объективного права, раскрыты новые тенденции (в том числе и в связи с процессом глобализации) в данной сфере, развиваются идеи обеспечения правового характера юридических норм, соотношения легитимности и легальности, системно рассматриваются различные аспекты прав, свобод и обязанностей человека, предлагается системный подход к понятиям правоохранительной и правозащитной деятельности. Все это проиллюстрировано российским, зарубежным и международным материалом. Книга рассчитана на юристов и всех интересующихся правами человека
67.404.0
А65
1479118
Андреев, Ю. Н. Механизм гражданско-правовой защиты / Ю. Н. Андреев. — Москва : Норма : ИНФРА-М, 2010. — 462, с. ; 22 см. — Библиогр. в подстроч. примеч. — 1000 экз.
В работе исследуются актуальные проблемы механизма гражданско-правовой защиты имущественных, корпоративных и других гражданских прав физических и юридических лиц. Освещена правозащитная деятельность государственных и третейских судов, органов прокуратуры, административных органов, нотариальных и адвокатских структур, дан анализ примирительных процедур, внесены предложения по совершенствованию правовой защиты с учетом отечественного и зарубежного опыта. Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов, судей, прокуроров, нотариусов, адвокатов, а также для всех, кто интересуется проблемами гражданского права, вопросами защиты прав человека.
67.404.0
Г20
1467996
Гаранин, М. Ю. Самозащита в современном обществе : / М. Ю. Гаранин. — Москва : Гаудеамус : Академический Проект, 2008. — 141 с. ; 21 см. — (Социальные технологии) (Академический Проект. Единый гуманитарный мир. Социология). — Библиогр.: с. 132-141 (147 назв.) и в примеч.
В монографии проводится комплексный социально-философский и правовый анализ явления самозащиты личности, социальной группы, общества, государства, человечества от всех угрожающих явлений и обстоятельств. Рассматриваются проблемы самозащиты в российском обществе и круг угроз, актуальных для него, — от преступлений против личности до явлений терроризма и экологических проблем.
67.400.3
Г55
1465243
Глушкова, С. И. Права человека в России : учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 521400 Юриспруденция и специальности 021100 Юриспруденция / С. И. Глушкова. — Москва : Юристъ, 2006. — 494 с. ; 22 см. — (Institutiones). — Библиогр.: с. 440-447. — Библиогр. в прил.: с. 448-469 и в подстроч. прим. — 3000 экз.
В данном издании рассматриваются наиболее важные вопросы, связанные с формированием теории, истории и практики прав человека. В частности, исследуются формирование и утверждение идеи прав человека в российской политико-правовой мысли; развитие конституционализма; история правозащитного движения; международные стандарты и механизмы защиты прав человека; деятельность омбудсмена; правовые аспекты биоэтики и охраны здоровья граждан; актуальные проблемы социально-правовой защиты женщин и др.
67.911
К27
1470984
Карташкин, В. А. Права человека: международная защита в условиях глобализации : / В. А. Карташкин ; Ин-т государства и права Российской акад. наук. — Москва : Норма, 2009. — 287 с. ; 21 см. — Библиогр. в подстроч. примеч.
Монография посвящена процессам в международной защите прав человека, которые происходят в условиях глобализации, существенно корректирующей взаимоотношения государств в этой сфере. В ней раскрываются изменения принципов и норм международного права под воздействием глобализации, роль главных, вспомогательных и конвенционных органов ООН в ходе их реформирования, анализируются универсализация прав человека и сближение региональных правовых систем. Особое внимание уделяется раскрытию преступных нарушений прав человека и обоснованию правомерного применения силы для их пресечения. Анализируется разработка новых международных соглашений по правам человека и реформированию всего правозащитного механизма
67.404.0
М21
1479371
Малько, А. В. Права, свободы и законные интересы: проблемы юридического обеспечения / А. В. Малько, В. В. Субочев, А. М. Шериев ; Рос. акад. наук, Саратов. фил. Ин-та государства и права ; Ассоц. юрид. вузов России. — Москва : Норма : ИНФРА-М, 2010. — 190, с. ; 20 см. — Библиогр. в подстроч. примеч.
В книге исследуются наиболее актуальные проблемы юридического обеспечения, охраны и защиты прав, свобод и законных интересов, выступающих важнейшими инструментами в механизме правового регулироавания. Подчеркивается особая роль законных интересов как уникального правового средства и раскрывается специфика их правообсеспечительных механизмов.
67.400.3
М60
1488758
Милль, Дж. Ст. О гражданской свободе / Дж. Ст. Милль ; пер. с англ. М. И. Ловцовой. — 2-е изд., . — Москва : ЛИБРОКОМ, 2012. — 236 с.
Вниманию читателей предлагается книга выдающегося английского философа, психолога, социолога и экономиста Джона Стюарта Милля, в которой исследуется проблема гражданской свободы личности. По словам самого автора, предметом работы служит «не так называемая свобода воли», а именно гражданская, или социальная, свобода, то есть «свойства и пределы той власти, силою которой общество полноправно управляет отдельными индивидами». В различных главах книги Милль рассуждает о свободе мысли и слова, об индивидуальности как одном из условий человеческого благополучия, а также о существующих пределах власти общества над индивидом.
67.400.3
Э13
1471156
Эбзеев, Б. С. Личность и государство в России: взаимная ответственность и конституционные обязанности / Б. С. Эбзеев. — Москва : НОРМА, 2008. — 383 с. : факс. ; 22 см. — Библиогр. в подстроч. примеч.
Автор, видный ученый в области конституционного права, судья Конституционного Суда Российской Федерации, исследует генетические корни и историческое развитие взаимной ответственности и конституционных обязанностей личности и государства. В центре его внимания — конституционно-правовое регулирование обязанностей государства и человека и гражданина на современном этапе развития России и возникающие в связи с этим теоретические и практические проблемы и способы их решения доктриной и практикой правореализаци.

СТАТЬИ

1. Бадирян, Г. М. Права личности : исторические и теоретические аспекты обоснования и признания / Г. М. Бадирян // Государство и право. — 2006. — № 8. — С. 54-61.
В статье рассмотрены права человека в историческом аспекте. Проблемы личных прав человека в советский период и в современной теории права.

3. Козориз, Н. Л. Конституционно-правовое регулирование обеспечение права граждан на информацию / Н. Л. Козориз // Право и государство: теория и практика. — 2013. — № 1. — С. 32-36. — (Конституционное и муниципальное право). — Библиогр. в сносках.
Сопоставительный анализ норм Конституции Российской Федерации, регулирующих право граждан на информацию с нормами международного права. Предложения по совершенствованию законодательства.

4. Лукашева, Е. А. Совершенствование деятельности государства — необходимое условие обеспечения прав человека / Е. А. Лукашева // Государство и право. — 2005. — №5. — С. 61-65. — Библиогр. в сносках.
В статье автор дает оценку положения дел с правами человека в России и анализирует причины, тормозящие реализацию этих прав.

5. Палчаев, А. Н. Взаимосвязь прав человека и коллективных прав в многонациональном государстве / А. Н. Палчаев // Власть. — 2013. — № 1. — С. 90-94. — (Экспертиза). — Библиогр. в сносках.
На примере Северокавказского региона рассматривается состояние прав человека в многонациональном государстве и анализируется, как они соотносятся с коллективными правами, а именно с правами этносов.

7. Стародубцева, И. А. Конституционный принцип приоритета прав и свобод человека: коллизии в реализации / И. А. Стародубцева // Российская юстиция. — 2010. — № 8. — С. 43-45. — (Точка зрения). — Библиогр.: с. 45 (5 назв.).
В статье исследован конституционный принцип приоритета прав и свобод человека как один из принципов разрешения коллизий в рамках федерального коллизионного права. Автором выявлены и проанализированы коллизии в реализации принципа приоритета прав и свобод человека между Конституцией Российской Федерации и федеральными законами в части ограничения прав и свобод личности.