Ст 308 1 ГК РФ

Считается ли поручительство прекращенным после признания договора о его выдаче недействительным?

Согласно позиции верховного суда, недействительность договора о выдаче поручительства не ведет к прекращению обязательств поручителя перед второй стороной (кредитором). Поручитель в ответе перед кредитором за должника (третье лицо). Эти обязательства действительны только при наличии договора поручительства, заключенного непосредственно между кредитором и поручителем. Договор поручительства и договор о выдаче поручительства — два разных документа. Соглашение о выдаче поручательства заключают должник и поручитель. Оно определяет лишь условия этого поручительства, может содержать также порядок предъявления требований поручителя к должнику. Однако признание договора о выдаче поручительства недействительным, как и его отсутствие в принципе, никак не отражается на обязательствах по договору поручительства. Опираясь на норму п 3 ст 308 ГК РФ, можно утверждать, что в определённых случаях обязательство создает права для третьих лиц. Эти права распространяются как на одну, так и сразу на обе стороны. Обязанностей для третьих лиц закон не предусматривает. Должник, являясь третьим лицом в договоре поручительства, не обязан в случае недействительности своего соглашения с поручителем, брать на себя всю ответственность перед кредитором. Значит кредитор имеет право требовать выполнения договорных обязательств поручителем, в том числе, и после признания договора о выдаче поручительства недействительным.

Какая из сторон обязана оплачивать коммунальные услуги, если в договоре аренды это не указано?

Арендный договор заключают две стороны — арендодатель и арендатор. Если арендатор и арендодатель не разрешат свой спор, касающийся коммунальных платежей, будут нарушены интересы ресурсоснабжающей организации. Эта организация является третьей стороной, а не участником договора. Согласно норме п 3 ст 308 ГК РФ, обязательство (в нашем случае возникшее на основании арендного договора) может создавать права для третьих лиц в отношении одной или сразу обеих сторон договора. У ресурсоснабжающей организации есть право требовать оплаты коммунальных услуг. У арендатора нет установленной законом обязанности по внесению коммунальных платежей. Он должен поддерживать имущество в нормальном состоянии, производить текущий ремонт и т.п., но все его обязанности установлены в отношении второй стороны договора — арендодателя. Согласно ст 210 ГК РФ, бремя содержания принадлежащего ему имущества несет собственник. Таким образом, в отсутствии особых указаний в договоре, коммунальные платежи оплачивает арендодатель.

Может ли договор купли-продажи заключаться более чем двумя сторонами: иметь несколько продавцов и несколько покупателей?

Договор купли-продажи — это двусторонний договор. Поэтому формулировка, согласно которой договор купли-продажи имеет более чем две стороны, не верна. Однако это не означает, что такой договор не может иметь нескольких продавцов и покупателей. П 1 ст 308 ГК РФ содержит общее правило, гласящее, что обязательство подразумевает участие двух сторон — должника и кредитора. Кредитор при этом управомоченная сторона, которая ждет исполнения обязательства от обязанной стороны (должника). Закон не исключает множественности лиц в обязательстве. Исходя из той же нормы ст 308 ГК РФ, как на стороне должника, так и на стороне кредитора могут выступать несколько физических или юридических лиц. Имущество может иметь на момент продажи несколько собственников (например, долевая собственность), и таким образом на стороне продавца выступает несколько лиц. Покупка также может производиться несколькими лицами: допустим, если покупатели тоже выделяют доли в имуществе. Но договор купли-продажи всё равно нельзя называть многосторонним. Существует разница между многосторонними договорами и договорами со множественностью лиц. Эти два вида обязательств легко перепутать, но это приведет к ошибочному пониманию правовых норм. Многостороннее обязательство берут на себя лица, чьи интересы совпадают, как, например, при заключении договора простого товарищества. Все стороны такого договора имеют общую цель: к примеру, стороны товарищества собственников жилья стремятся благоустроить свою домовую территорию. Обязательство со множественностью лиц подразумевает, что хотя бы одну из сторон договора представляют сразу несколько лиц. Интересы сторон при этом могут кардинально различаться, как в договоре купли-продажи. Таким образом, наличие более одного продавца и более одного покупателя при продаже имущества, оформляется в договоре следующей формулировкой: сторона покупателя, представленная такими-то лицами и сторона продавца, представленная такими-то лицами. То есть участников в договоре множество, но стороны только две.

Продолжаю начатое на прошлой неделе выкладывание отдельных фрагментов постатейного комментария к ГК, который я сейчас в соавторстве с рядом коллег пишу. На прошлой неделе я выкладывал проекты комментариев к ст.395 и 317.1 ГК. В этот раз решил выложить для публичного обсуждения проект комментария к ст.308.3 ГК, посвященной вопросам присуждения к исполнению обязательства в натуре. Напоминаю, что этот текст не окончательный. Я его еще буду дорабатывать, возможно, с учетом ваших замечаний. Так что ссылаться на него и цитировать вовне нежелательно.

Статья 308.3. Защита прав кредитора по обязательству

1. В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства. Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1).

2. Защита кредитором своих прав в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи не освобождает должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (глава 25).

1. Пункт 1 ст.308.3 ГК закрепляет, что кредитору по обязательству по общему правилу доступен иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре, то есть иск, цель которого состоит в том, чтобы обеспечить реальное исполнение обязательства. Эта норма, вступившая в силу 1 июня 2015 года, разрешает важный и вызывавший ранее споры вопрос о сфере применения такого иска. Доступность кредитору возможности подать такой признается за общее правило, а иное может вытекать из закона, договора или существа обязательства. В случае когда в силу закона, договора или существа обязательства кредитору недоступен иск о присуждении к исполнению в натуре, обязательство не превращается в натуральное, а кредитор не оказывается беззащитным, так как ему остается доступным универсальный способ защиты – право на взыскание убытков.

Это решение законодателя установить доступность иска о присуждении к исполнению обязательства в натуре в качестве общего правила и допустить исключения, когда это вытекает из закона, договора и существа обязательства, является абсолютно правильным и в общем и целом соответствует доминирующему в цивилистической традиции континентально-европейских стран подходу. Международные акты унификации договорного права идут по этому же пути с той лишь особенностью, что они пытаются исключения из общего правила о доступности иска об исполнении в натуре обозначить прямо, не скрываясь за туманной фразой о существе обязательства (ст.7.2.1-7.2.2 Принципов УНИДРУА, ст.III.-3:301 и ст.III.-3:302 Модельных правил европейского частного права).

1.1. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре имеет место и тогда, когда истец требует погашения денежного долга. В ст.12 ГК, где перечисляются признаваемые правом способы защиты гражданских прав, не упоминается такой способ защиты как взыскание основного денежного долга, но при этом упоминается иск о принуждении к исполнению обязанности в натуре. Именно к последней категории и следует относить иск о взыскании основного долга, так как посредством такого иска кредитор принуждает ответчика к исполнению своей договорной обязанности.

1.2. Применительно к случаям ненадлежащего исполнения неденежного обязательства (например, выполнения работ или поставки товара с дефектами) иск кредитора об устранении дефектов (п.1 ст.475 ГК, п.1 ст.723, п.1 ст.612 ГК и т.п.) также квалифицируется как иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре

1.3. В случае если должник нарушил негативное обязательство аналогом иска об исполнении обязательства в натуре является иск о пресечении действий, нарушающих негативное обязательство (п.6 ст.393 ГК).

1.4. В судебной практике иски об исполнении неденежных обязательств в натуре встречаются не так часто, как иски о взыскании основного долга. Тем не менее, такие случаи нередко поддерживались в практике высших судебных инстанций. См.: п.61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 года №10/22 (истребование в натуре недвижимости, не переданной продавцом по договору купли-продажи, и принудительная регистрация перехода права собственности на покупателя); Постановления Президиума ВАС РФ от 11 апреля 2000 года №6056/99 и от 30 мая 2000 года №6088/99 (удовлетворены иски о поставке товара в натуре); Постановление Президиума ВАС РФ от 15 февраля 2002 г. N 7715/01 (удовлетворен иск о принуждении энергоснабжающей организации к исполнению своих обязательств); Постановление Президиума ВАС РФ от 28 июля 2011 г. N 3024/11 (признан допустимым иск об устранении дефектов в выполненных работах в натуре); Постановление Президиума ВАС от 2 апреля 2013 г. N 17195/12 (признан допустимым иск об устранении недостатков в проектной документации в натуре).

1.5. В п.1 ст.308.3 ГК указывается на то, что в законе право подачи иска о присуждении к исполнению обязательства в натуре может быть ограничено. В качестве примера можно привести п.3 ст.328 ГК в редакции, вступившей в силу с 1 июня 2015 года. Согласно данной норме «ни одна из сторон обязательства, по условиям которого предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду исполнения, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне». Из этой нормы следует, что сторона, чье обязательство должно исполняться вторым по очереди, не вправе требовать в принудительном порядке исполнения встречного обязательства, подлежащего исполнению в первую очередь. Ранее такой подход находил отражение в судебной практике (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 декабря 2012 г. N 9924/11). Соответственно, в частности, продавец (подрядчик, исполнитель) не может принудить покупателя (заказчика) к уплате предоплаты, и получает право на взыскание долга, только если осуществит свое встречное обязательство (подробнее см. комментарий к п.3 ст.328 ГК). С таким подходом можно согласиться. Если должник не желает исполнять договор, а кредитор еще не осуществил встречное исполнение, праву следует стимулировать кредитора расторгать договор, находить должнику замену (то есть того, кто заинтересован во взаимодействии с кредитором) и взыскивать с должника убытки. Но судам следует делать одно исключение. Такой иск (в том числе иск о взыскании предоплаты) следует признать допустимым, если у кредитора нет реальной возможности найти должнику замену или эта замена существенно затруднена.

1.6. Упомянутая в п.1 ст.308.3 ГК оговорка о том, что такой иск доступен кредитору, если иное не предусмотрено в договоре, означает, что стороны вправе в своем соглашении заблокировать возможность подачи иска об исполнении обязательства в натуре. Это в полной мере соответствует принципу свободы договора и не нарушает баланса интересов сторон, если при этом договор не исключает право расторжение договора и возврат предоставленного должнику встречного исполнения, а также взыскание убытков.

1.7. Наибольший интерес представляют случаи, когда иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре блокируется в силу существа обязательства.

Во-первых, такой иск должен отклоняться, когда он направлен на принуждение гражданина к совершению действий, требующих использования им своих личных навыков, мастерства и творческих способностей (например, иск к артисту о принуждении к съемкам в кинофильме). Причины такого ограничения вполне понятны и имеют сугубо этическую природу.

Во-вторых, в таком иске должно быть отказано, если принуждение вовлекает должника в длительное и тесное сотрудничество с кредитором (например, иск об исполнении своих обязательств по договору простого товарищества). Это ограничение связано с тем, что иначе бы право провоцировало возникновение долгосрочного конфликта.

В-третьих, в силу этических соображений суд должен отклонить иск о присуждении к исполнению обязательств одарить по консенсуальному договору дарения. Права одаряемого при этом могут защищаться иском о возмещении убытков.

В-четвертых, такой иск может быть отвергнут, когда должник по неденежному обязательству легко может быть заменен кредитором (то есть существует развитый рынок) и при этом исполнение обязательства крайне затруднительно с точки зрения реальных возможностей должника в их соотношении с интересом кредитора в реальном исполнении. Если для должника исполнение обязательства сопряжено со значительными сложностями (например, у подрядчика, обязанного к выполнению работ, арестовали и продали с торгов строительную технику), а при этом кредитор может легко найти замену должнику, было бы целесообразно пресекать попытки принуждать должника по суду и стимулировать кредитора расторгать договор, заключать заменяющую сделку и взыскивать с должника убытки, в том числе в виде соответствующей ценовой разницы. Этот вариант защиты договорных прав куда более целесообразен и разумен.

В-пятых, такой иск может быть отклонен, если должник по неденежному обязательству легко может быть заменен кредитором и при этом принудительное исполнение крайне проблематично обеспечить на стадии исполнительного производства в связи с невозможностью или затруднительностью исполнения решения без участия ответчика. Это ограничение связано с реализацией принципа эффективности правосудия. Право не должно поощрять иски, которые имеют туманные перспективы на стадии исполнительного производства и могут провоцировать череду новых конфликтов на этой стадии, если у кредитора есть возможность достаточно безболезненно защитить свои права посредством расторжения договора, нахождения должнику замены и взыскания убытков (в том числе в виде ценовой разницы). Так, в частности, судебная практика считает невозможным принуждение продавца, обещавшего построить и передать вещь, к выполнению обязательства по созданию вещи или ее приобретению, допуская лишь иск об отобрании вещи, которая уже находится во владении продавца (п.5 Постановления Пленума ВАС от 11 июля 2011 г. N 54). В тех случаях, когда аналогичная вещь, действительно, может быть легко приобретена на рынке, такой подход следует поддержать. Иное бы решение применительно, например, к договорам купли-продажи создаваемой в будущем недвижимости означало бы, что приставам-исполнителям пришлось бы контролировать процесс строительства недвижимости. Также см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 08 февраля 2001 года №2478/01 (иск о поставке товара в натуре отклонен в том числе в силу того, что истец не доказал фактическое наличие истребуемого товара у ответчика); Постановление Президиума ВАС РФ от 24 июня 2003 года №3260/03 (указано на то, что для удовлетворения иска о поставке товара имеет значение выяснение вопроса о том, имеются ли у ответчика реальные возможности исполнить обязательство). По этой же причине должны отклоняться иски о принуждении к выполнению работ или оказанию услуг в натуре, если заказчик может относительно легко найти должнику замену. См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 7 марта 2000 г. №3486/99 (решение о принуждении к выполнению работ в натуре отменено, так как суды не выяснили наличие реальной возможности обеспечить исполнение подобного решения).

1.8. Удовлетворение иска о присуждении к исполнению обязательства в натуре недопустимо в тех случаях, когда исполнение обязательства должником невозможно. В случаях, когда наступление невозможности исполнения прекращает обязательство, удовлетворение такого иска блокируется в силу отсутствия у кредитора договорного правопритязания. В тех же случаях, когда наступление невозможности исполнения не прекращает обязательство (например, при отзыве у должника лицензии), удовлетворение иска должно быть исключено, так как вынесение по определению неисполнимых решений суда не соответствует принципам правосудия. О невозможности исполнения см. комментарий к статьям 416-417 ГК.

1.9. Также надо выделить еще одно условие удовлетворения данного иска, не упомянутое в ст.308.3 ГК. Речь идет о том, что иск о принуждении к исполнению неденежного обязательства в натуре должен быть заявлен в разумный срок после того, как кредитор узнал или должен был узнать о нарушении договора. Это условие вытекает из принципа добросовестности и недопустимости злоупотребления правом (п.3 ст.1 ГК и ст.10 ГК) и связано с тем, что иначе создавалась бы крайне длительная (до трех лет) неопределенность в отношении перспектив выбора кредитором такой стратегии защиты как принуждение должника к исполнению неденежного обязательства в натуре. Например, если покупатель выявляет дефект в поставленной продукции, предъявление иска об устранении дефекта или замене товара по прошествии двух лет после этого является явным злоупотреблением правом. Если кредитор не воспользовался своим правом на подачу иска о присуждении к исполнению неденежного обязательства в натуре в течение разумного срока, он сохраняет право на расторжение договора, возврат предоплаты и взыскание убытков.

1.10. Если суд вынес решение об исполнении обязательства в натуре (выполнении работ, передаче товара и т.п.), а на стадии исполнительного производства выявляется невозможность исполнения решения, суд на основании соответствующего ходатайства изменяет способ исполнения решения и выдает исполнительный лист на взыскание денежной стоимости присужденного реального исполнения (Определение Верховного Суда РФ от 15.04.2015 N 304-ЭС14-6750, Постановление Президиума ВАС РФ от 19 марта 2013 г. N 12981/12)

1.11. С точки зрения исполнения подобных решений все иски об исполнении обязательства в натуре могут быть разделены на три группы. Первая группа – это иски, решения по которым могут быть исполнены без участия ответчика (в том числе силами приставов-исполнителей). К этой группе могут быть отнесены иски о взыскании долга (исполнение решения по которым осуществляется посредством списания денег или обращения взыскания на иное имущество должника); отобрании имеющейся у ответчика индивидуально-определенной (ст.398 ГК) или родовой вещи и передаче ее истцу; освобождении (выселении из) занимаемого помещения; переоформлении прав на долю в ООО (отражение перехода прав на долю в ЕГРЮЛ согласно п.11 ст.21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), акции (отражение перехода прав на акции в реестре акционеров согласно п.4 ст.149.2 ГК) и прав на недвижимость (отражение перехода прав на недвижимость в ЕГРП согласно ст.551 ГК).

Ко второй группе следует отнести иски, решения по которым могут быть исполнены приставами-исполнителя без участия ответчика путем привлечения третьих лиц, на которых возлагается совершение определенных действий за счет и от имени должника по правилам пп.7 п.3 ст.68 Закона об исполнительном производстве.

Наконец, к третьей группе относятся иски, решения по которым в принципе не могут быть исполнены без участия ответчика (выполнение работ или оказание услуг при отсутствии у приставов-исполнителей возможности возложить исполнение на третье лицо на стадии исполнительного производства по правилам пп.7 п.3 ст.68 Закона об исполнительном производстве). Такие решения исполняются за счет наложения на ответчика административных штрафов. Также существует возможность возбуждения в отношении руководителя организации-ответчика уголовного дела и привлечения его к уголовной ответственности по правилам ст.315 УК РФ.

1.12. Применительно к третьей группе случаев (когда исполнение решения невозможно без участия ответчика) особую актуальность представляет положение второго предложения п.1 ст.308.3 ГК, согласно которому суд вправе присудить по требованию кредитора в его пользу денежную сумму, которую ответчик должен выплачивать в случае неисполнения основного решения суда. Тут мы имеем введение в наше законодательство института, аналогичного признанному во многих странах институту l’astreinte (далее «астрент»). По ходатайству истца суд должен определить размер этой суммы, руководствуясь тем, чтобы он эффективно стимулировал ответчика исполнять решение суда. Это означает, что сумма должна быть такой, чтобы исполнение решения суда для ответчика оказалось более выгодным, чем его неисполнение и уплата данной суммы (п.3 Постановления Пленума ВАС от 4 апреля 2014 г. N 22). При этом суд вправе определить как фиксированный штраф за неисполнение судебного решения, так и периодическое начисление такой суммы в виде своеобразных «судебных пени» (например, за каждый день или неделю неисполнения судебного решения). Процессуальные аспекты применения «астрента» в судебной практике и законодательстве пока не прояснены. При представляется логичной следующая процедура. По итогам начисления установленного судам ранее «астрента» за определенный период суд по ходатайству истца производит окончательную калькуляцию размера «астрента» с учетом длительности периода неисполнения и выдает соответствующий исполнительный лист на его взыскание. При этом суд вправе учесть уважительные причины, помешавшие своевременному исполнению решения суда, и на стадии окончательной калькуляции «астрента» снизить его размер по сравнению с заранее определенной величиной. При установлении «судебных пени» эта процедура калькуляции начисленного «астрента» и его взыскания может повторяться до тех пор, пока ответчик не исполнит судебное решение.

В принципе из буквального толкования п.1 ст.308.3 ГК использование судом механизма «астрент» не ограничено только той группой случаев, когда исполнение решения невозможно без участия ответчика. В то же время удовлетворение ходатайства об установлении «астрента» целесообразно в основном только в тех случаях, когда суд предвидит, что без участия ответчика исполнение решения либо невозможно, либо будет крайне затруднено. В случаях, когда решение суда исполняется без участия ответчика (например, по решениям о переводе прав на долю в ООО или акции) установление «астрента» вряд ли возможно. Кроме того, установление «астрента» по решениям о взыскании денежного долга нецелесообразно, так как, во-первых, такие решения могут исполняться без участия ответчика посредством списания денег с банковского счета или обращения взыскания на имущество ответчика, а, во-вторых, аналогичную функцию стимулирования ответчика к исполнению решения суда о взыскании в определенной степени выполняет начисление на сумму присужденного денежного долга процентов годовых по ст.395 ГК (во многих случаях наряду с законными процентами по ст.317.1 ГК).

1.13. Следует обратить внимание на то, что в случае подачи иска о принуждении к заключению договора (в том числе на основании ранее заключенного предварительного договора) исполнение решения вовсе не требуется, так как суд выносит решение о признании договора заключенным (п.4 ст.445 ГК).

2. Согласно п.2 ст.308.3 ГК тот факт, что кредитор прибегнул к такому способу защиты как иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре, не исключает его права требовать привлечения должника к ответственности за допущенное нарушение договора (взыскание убытков, пени и т.п.). Исключением являются только такие меры ответственности, которые по своей природе не сочетаются с реальным исполнением. Сюда следует отнести взыскание убытков, вызванных вынужденным расторжением договора, согласно п.5 ст.453 ГК и ст.393.1 ГК; взыскание договорного штрафа, установленного на случай вынужденного расторжения договора по вине должника (см. комментарий к ст.330 ГК); а также реализацию прав согласно условию о задатке (см. комментарий к ст.381 ГК).

1. Субъектами (сторонами) обязательства являются должник и кредитор. Обычно в обязательстве с каждой из сторон — управомоченной (кредитор) и обязанной (должник) — выступает по одному лицу, однако существуют обязательства, когда на стороне либо одной либо обеих сторон выступают несколько лиц (см. комментарий к ст. 321 ГК РФ).

Таким образом, даже в том случае, если в обязательстве участвуют более одного кредитора или (и) более одного должника, оно все же является одним обязательством. Когда в обязательстве одновременно участвуют более одного кредитора или (и) более одного должника, то речь идет о явлении, именуемом «множественность лиц в обязательстве». К таким обязательствам применяются специальные нормы, которые содержатся в части 2 п. 1 комментируемой статьи, а также в ст. ст. 321 — 326 и 399 ГК (см. комментарий к ним).

2. В п. 2 комментируемой статьи говорится о двусторонне обязывающих (взаимных) обязательствах, возникающих из договоров, когда у каждой из сторон есть одновременно и права, и обязанности. Таких обязательств подавляющее большинство (купля, продажа, подряд и др.).

3. По общему правилу обязательство создает права и обязанности только для лиц, непосредственно участвующих в нем. Однако эта норма носит диспозитивный характер и иное может вытекать из закона, иных правовых актов или соглашения сторон. В таких случаях обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства.

Так, заключение договора в пользу третьего лица порождает у третьего лица право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу (см. комментарий к ст. 430 ГК). Примером является договор страхования в пользу третьего лица.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении» «по общему правилу, предусмотренному пунктом 3 статьи 308 ГК РФ, обязательство не создает прав и обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Соответственно, стороны обязательства не могут выдвигать в отношении третьих лиц возражения, основанные на обязательстве между собой, равно как и третьи лица не могут выдвигать возражения, вытекающие из обязательства, в котором они не участвуют. Например, при переходе прав кредитора к другому лицу по договору об уступке требования должник в качестве возражения против требований нового кредитора не вправе ссылаться на неисполнение цессионарием обязательств по оплате права требования перед цедентом.

Вместе с тем в установленных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон случаях обязательство может создавать обязанность должника совершить определенное действие или воздержаться от него в отношении третьих лиц, создавать для третьих лиц права в отношении сторон обязательства (например, в случае заключения договора в пользу третьего лица в соответствии со статьей 430 ГК РФ)».

1. В обязательстве в качестве каждой из его сторон — кредитора или должника — могут участвовать одно или одновременно несколько лиц.

Недействительность требований кредитора к одному из лиц, участвующих в обязательстве на стороне должника, равно как и истечение срока исковой давности по требованию к такому лицу, сами по себе не затрагивают его требований к остальным этим лицам.

2. Если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать.

3. Обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

В случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства.

1. Сторонами в обязательстве могут выступать все участники гражданско-правовых отношений: граждане (физические лица), юридические лица, Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования.

Комментируемая статья закрепляет возможность существования двоякого вида ситуации — простейшей, когда в обязательстве каждая из сторон — одно лицо, и осложненной, при которой та или иная сторона либо обе стороны одновременно представлены несколькими лицами. Во втором случае имеет место так называемая множественность лиц в обязательстве.

Обычно множественность лиц образуется с момента возникновения обязательства как на стадии заключения договора, так и при причинении вреда, когда договор отсутствует. Не исключена, однако, возможность появления множественности лиц и впоследствии. Так, обязательство между гражданами, возникнув как простое (один должник и один кредитор), в связи со смертью одного из них в процессе наследования может трансформироваться в обязательство с несколькими должниками или кредиторами.

Если в обязательстве несколько кредиторов и несколько должников, то по общему правилу каждый из кредиторов вправе требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими. Подобные обязательства, признаваемые долевыми, получили распространение в практике предпринимательства. При создании таких, например, коммерческих организаций, как хозяйственные товарищества, в соответствии с учредительным договором учредители принимают долевое участие в образовании уставного капитала юридического лица (ст. ст. 66, 70 ГК). Сложнее ситуация при солидарных обязательствах, когда от любого из должников или от всех них кредитор вправе требовать исполнения долга как в части, так и полностью. Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников (ст. 323 ГК).

При определенных обстоятельствах в обязательствах со множественностью лиц закон ставит в особое положение содолжников. Это может произойти в двух случаях. Когда по основаниям, установленным ГК (ст. 166), выявляется недействительность ранее совершенной одним из должников сделки, вследствие чего становится недействительным и само требование кредитора. Также не затрагивает его требований к должникам истечение срока исковой давности по отношению к одному из должников при условии, что этого не произошло применительно к остальным.

2. Сформулированное в п. 2 комментируемой статьи правило фиксирует двусторонний характер соответствующего обязательства, по которому каждая из сторон одновременно является должником и кредитором. В этом правиле, однако, не отражена последовательность исполнения сторонами своих обязанностей.

Очередность совершения каждой стороной тех или иных действий закреплена обычно в легальных определениях двусторонних договоров. Так, по общему правилу по договору подряда сначала подрядчик обязуется выполнить определенную работу по заданию заказчика из его или своих материалов и сдать ее результат, а затем уже заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (ст. ст. 702, 704 ГК). Очевидно, что подрядчик признается должником заказчика в отношении того, что он должен выполнить в пользу заказчика, а последний — должником подрядчика по принятию и оплате работы. Одновременно заказчик является кредитором подрядчика, поскольку вправе требовать от него выполнения работы и передачи ее результата, а подрядчик — кредитором заказчика в связи с тем, что имеет право требовать принятия результата работы и ее оплаты.

Наряду с изложенным ст. 735 ГК допускает возможность иной последовательности выполнения сторонами своих обязанностей. Согласно содержащимся в них правилам, заказчик обязан оплатить выполненную работу после окончательной сдачи всего объема. Стоимость работ, выполняемых по договору бытового подряда, оплачивается с согласия заказчика либо полностью при заключении договора, либо путем выдачи аванса при заключении договора с окончательным расчетом при получении заказчиком выполненной подрядчиком работы. Этим положениям не противоречит требование ст. 37 Закона о защите прав потребителей «Порядок расчетов за выполненную работу (оказанные услуги)», по которой потребитель обязан оплатить выполненную исполнителем работу по сдаче всего ее объема после принятия потребителем. С согласия потребителя работа может быть оплачена при заключении договора в полном размере или путем выдачи аванса.

Что касается прямо не предусмотренных законом двусторонних договоров, то порядок и последовательность выполнения сторонами обязанностей определяются ими непосредственно.

3. Как видно из содержания ст. 307 ГК и коммент. к ней, правовая связь в виде обязательственного правоотношения предусматривается исключительно между двумя его субъектами — должником и кредитором. Естественно поэтому, что в силу специального указания закона (ст. 308 ГК) обязательство не порождает обязанностей для тех лиц, которые в качестве сторон в нем не участвуют.

Вместе с тем обязательство может создавать для таких так называемых третьих лиц определенные права в отношении одной или обеих сторон обязательства. Подобное может произойти в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами либо соглашением сторон. Это общее правило конкретизировано в ст. 430 ГК «Договор в пользу третьего лица». Таким феноменом, в частности, признается договор, по которому установлено, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Согласно ст. 509 ГК и законодательству о поставках при отгрузках продукции поставщиком по указанию покупателя в адрес организации-получателя последний вправе принять исполненное по договору поставки, но лишен возможности требовать исполнения от поставщика.

Комментарий к Статье 308 УК РФ

1. Основной объект преступного посягательства — общественные отношения, регулирующие нормальную деятельность суда и органов предварительного расследования.

2. Общественная опасность отказа от дачи показаний выражается в невозможности принятия правосудного процессуального решения, в результате чего может быть допущена судебная ошибка.

3. Объективная сторона состава преступления проявляется в бездействии лица, вызванного в суд в качестве свидетеля или потерпевшего, обязанного давать показания. Отказ свидетельствовать может выражаться как в прямом заявлении о нежелании давать показания в целом по делу, или в отношении отдельных лиц, или по отдельным эпизодам, так и в уклонении от дачи показаний путем ссылок на то, что этим лицам ничего не известно по делу.

4. По законодательной конструкции состав преступления формальный. Преступление окончено (составом) в момент отказа от дачи показаний свидетеля или потерпевшего.

5. Субъективная сторона состава преступления выражается только в прямом умысле. Виновное лицо осознает, что, являясь соответственно свидетелем или потерпевшим, вызвано к следователю (дознавателю) или в суд, обязано давать показания, однако желает бездействовать и не давать показания уполномоченным на допрос должностным лицам. Мотив и цель на квалификацию не влияют.

6. Субъект преступного посягательства специальный — вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, вызванное в качестве свидетеля или потерпевшего, обязанное давать показания.

7. Примечание к коммент. статье основано на положениях статьи 51 Конституции о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определен ФЗ.

7.1. Согласно п. 4 ст. 5 УПК близкие родственники — это супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки. Также к этой категории относятся опекуны и попечители. Следует иметь в виду, что, исходя из буквального толкования примечания, оно относится к категории только близких родственников, отказ свидетельствовать против иных родственников влечет УО.

7.2. Согласно ст. 51 Конституции могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности свидетельствовать на основании федеральных законов.

Другой комментарий к Ст. 308 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона состоит в отказе от дачи показаний. Он может быть выражен соответствующим заявлением или молчанием. Отказ бывает полным или частичным, когда свидетель или потерпевший отвечают на одни вопросы и отказываются отвечать на другие. В рассматриваемом преступлении, в отличие от деяния, предусмотренного ст. 307 УК, виновный не скрывает наличия у него определенной информации, а лишь отказывается ее сообщить.

Преступление окончено, когда дознавателем, следователем, судьей воспринят отказ от дачи показаний.

2. Субъект преступления — свидетель или потерпевший, достигшие 16-летнего возраста.

3. Не влечет уголовной ответственности отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников. Согласно п. 4 ст. 5 УПК РФ близкими родственниками, кроме супруга, признаются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки.

Уголовный закон не исключает ответственности за отказ от дачи показаний судьи и присяжного заседателя относительно обстоятельств дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по нему; адвоката и защитника относительно информации, полученной в связи с обращением к ним за юридической помощью или ее оказанием; священнослужителя относительно обстоятельств, ставших ему известными из исповеди; члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы относительно сведений, ставших их достоянием в связи с осуществлением ими своих полномочий. В то же время ч. 3 ст. 56 УПК РФ устанавливает, что данные лица не подлежат допросу в качестве свидетелей.