Социальный капитал

3.3. Социальный капитал и его роль в развитии человеческого капитала в инновационной экономике

Термин «социальный капитал является относительно молодым, появившимся менее ста лет назад. Впервые его ввел Лид Джансон Ханифан в 1916 г., доказывая необходимость налаживания социальных отношений между индивидами, образующими социальную единицу. Он использовал этот термин для описания «тех значимых обстоятельств, которые влияют на повседневную жизнь каждого». Ханифан обосновывал необходимость умения налаживать социальные отношения среди людей, которые «образуют социальную единицу, терпимости и симпатии друг к другу» .

С 1960–1980 годов начались попытки развития теории социального капитала. Джейн Джекобс в 1961 г. использовала понятие «социальный капитал» применительно к городской жизнедеятельности населения и добрососедству .

Понятие «социальный капитал» использовал также Г. Лури .

Пьер Бурдье под социальным капиталом понимает «ресурсы, основанные на родственных отношениях и отношениях в группе членства» .

Дж. Коулмен использовал расширенную трактовку социального капитала , в соответствии с которой это потенциал взаимного доверия и взаимопомощи, целерационально формируемый в межличностных отношениях: обязательства и ожидания, информационные каналы и социальные нормы.

Социальный капитал как научное понятие заключает в себе такие составные части общественной организации, как: социальные сети, социальные нормы, доверие. Они являются предпосылками координации и кооперации в целях объединения усилий для получения взаимной выгоды. Благодаря социальному капиталу мобилизуются дополнительные ресурсы отношений на базе доверия индивидов друг к другу. Это «социальный клей», цементирующий общество посредством социальных единиц. Социальный капитал – «продукт включенности человека в социальную структуру» .

В настоящее время в мире особенно широко используется определение социального капитала, введенное Мировым Банком, в соответствии с которым под социальным капиталом понимаются «институты, отношения и нормы, которые формируют, качественно и количественно, социальные взаимодействия в обществе» . Существует также множество различных авторских определений и смысловых трактовок социального капитала. В частности, Н.Е. Тихонова социальный капитал понимает как включенность в систему отношений, способствующую наращиванию совокупного капитала и как следствие этого – углублению неравенства в обществе .

Профессор Ротштейн считает, что «развитие гражданского общества, без доверия граждан к государству не позволяет быть эффективным. Необходимо накопление «социального капитала», который может появиться и возрастать только при двух условиях – развитие сетей (связей) гражданского общества, умноженного на доверие граждан к государству. В современной России – дефицит такого доверия. Единственный выход – искоренение коррупции во власти и сетевое развитие структур гражданского общества. Если первое – это политическая воля руководства государства («рыба гниет с головы»), то вторая составляющая «социального капитала» находится в руках каждого россиянина» .

Большинство ученых и практиков под социальным капиталом понимает доверие (детальнее феномен доверия при формировании инновационной экономики рассмотрен в 5-ой главе данной монографии) и уверенность. Последние значительно снижают транзакционные издержки, обеспечивают уверенность в том, что можно доверять своим единомышленникам, партнерам, сотрудникам, чиновникам, государству. Доверие заключает в себе три составляющие:

1. Информационную: знание о субъекте, открытость, внешние отзывы.

2. Эмоциональную: чувства и эмоции.

2. Поведенческую: опыт взаимодействия, общения, трудовой деятельности.

Однако доверие и уверенность не возникают «ниоткуда». На уровне государства и всего общество должно быть четкое понимание того, что в них необходимо инвестировать средства – различные ресурсы, в том числе финансовые, временные, интеллектуальные, инновационные и др. Все специалисты единодушны во мнении: рост социального капитала в современном обществе есть необходимое условие социально-экономического роста стран и регионов.

В связи с неоднозначностью и комплексностью этого понятия социальный капитал исследуется в разных общественно-политических областях знаний – политологии, истории, социологии, экономики. В экономике социальный капитал исследуется, главным образом, под углом институционализма: нерационального потребительского поведения и неформальной составляющей хозяйственных отношений экономических субъектов. Результаты исследований социального капитала показывают, что социальный капитал в современном обществе очень неразвит. Более того, в частности, в странах Западной Европы он более совершенен, чем в Восточной Европе, Латинской Америке и на всем постсоциалистическом пространстве. Причины этого явления разные. В общем виде они сводятся к нескольким моментам, которые, на наш взгляд, имеет смысл делить на две группы: причины, тормозящие прогрессивное развитие социального капитала во всем мире и причины упадка социального капитала на постсоветском и всем постсоциалистическом пространстве.

Первая группа причин связана с общемировыми тенденциями индивидуализации современного общества как следствием разрушения института семьи во многих странах мира, изоляции индивидов в социуме, снижения их социальной активности.

Причины второй группы объясняются самой дискредитацией социального капитала в условиях тоталитарного управления на территории бывших социалистических государств, в том числе и России. К ним следует отнести: недоверие общества к формальным управленческим структурам, аккумулирующим социальный капитал, их коррумпированность, бюрократизация, местничество; абсолютная неготовность значительной доли населения участвовать в деятельности некоммерческих организаций (НКО) и, в частности, в общественных организациях; отсутствие у большинства граждан умений и навыков решать социальные проблемы силами собственной инициативы.

Современная экономическая наука доказывает, что формирование особых неформальных институтов – нового типа культуры, основанного на особой культуре – культуре социальной общности, солидаризма способствуют прогрессивному развитию социального капитала, а это, в свою очередь, положительно влияет на расширенное воспроизводство совокупного человеческого капитала, экономический рост, рост качества жизни в обществе . Страны и регионы с высоким социальным капиталом меньше имеют нерешенных острых социально-экономических проблем. В этих странах стабильнее макросреда, они прогрессивно развиваются.

Процессы производства и потребления социального капитала осуществляются только в сфере социальных взаимодействий каких-либо субъектов. Эти взаимодействия всегда носят форму услуг и функционируют в сфере услуг. В условиях информационной экономики на рубеже прошлого, начале настоящего столетий появилось принципиально новое социальное явление – социальная сеть. Ее участниками могут быть субъекты разных отраслей и секторов экономики. В каждой конкретной ситуации у них формируются индивидуальные и (или) коллективные интересы. В данном контексте социальные сети выполняют функцию реализации специфических интересов их участников. Появление и бурное развитие социальных сетей явилось логическим следствием широкомасштабных процессов информатизации общества. В этих условиях социальный капитал изыскивает новые формы и способы своего самовозрастания. Рассмотрим мега– и макропредпосылки зарождения и развития социальных сетей.

1. Переход постиндустриальной экономики на информационную стадию своего развития. Информация становится важнейшим средством производства для всех участников социально-экономических взаимодействий.

2. Ускорение процессов сервизации экономики как глобальная закономерность социально-экономического развития общества. В этих условиях бурно развивается сфера услуг в сфере информатизации социальноэкономических взаимодействий субъектов макросреды.

3. Ликвидация старой и формирование принципиально новой социально-экономической модели развития России и других стран на рубеже прошлого, в начале текущего столетий. Множественность форм собственности, развитие мирохозяйственных связей участников социальных взаимодействий, возможность сосуществования разных интересов субъектов функционирующих социально-экономических систем на всех уровнях управления экономикой, развитие плюрализма мнений и т. д. явились предпосылками роста потребности социального капитала в ускорении процессов своего самовозрастания.

4. Рост деловой активности участников социальных взаимодействий. Вследствие этого постоянно возрастают потребностями участников взаимодействий в использовании технических средств и организационно-управленческих механизмов, направленных на оперативное, гибкое и виртуальное принятие стратегических и тактических хозяйственных решений.

5. Рост социальной активности участников макросреды. В результате этого неуклонно возрастают потребности субъектов макросреды в широком использовании современных средств информатизации и, в частности, глобальной информационной системы, в процессах самовозрастания социального капитала.

Остановимся на одном из концептуальных моментов нашего исследования: каковы роль и место социальных сетей в воспроизводстве индивидуального и совокупного человеческого капитала? Формирование и развитие социального капитала невозможно без формирования и развития социальных сетей. Экспансия социального капитала из социологии в экономику привела к тому, что социальная сеть – социальная структура, состоящая из группы узлов, которыми являются социальные объекты – базовое социологическое понятие становится экономико-управленческим. В информационном обществе одним из современных технических способов функционирования социальной сети является Интернет. В этом аспекте под социальной сетью понимается интерактивный многопользовательский веб-сайт, конвент которого наполняется самими участниками сети. Таким образом, в Интернете создаются сообщества на основе разных признаков. Социальные сети выполняют многофункциональную роль: реализация общих интересов домохозяйств и индивидов, организация совместных видов деятельности домохозяйств и индивидов, поиск информации, связанной с местонахождением людей, животных, предметов и т. д.

В перспективе социальные сети должны четко строиться по признакам: контакты, общение, профессия. Они станут привычным атрибутом социальной жизни, коммуникаций общества. Функции социальных сетей существенно могут расширяться как по их числу, так и по глубине и роли в социально-экономическом росте стран и регионов. Они могут быть широкомасштабным средством: трансформационных преобразований институциональной среды; распространения и популяризации нового знания; формирования сообществ – коллективов и общественных движений; комплексных исследований спроса и продвижения продукции.

Социальная сеть – это особый симбиоз социальных и технических инструментов. При этом техническое, программное обеспечение сети выступает необходимым средством решения ее социальных задач. С этих позиции видится целесообразность называть социальные сети особой, специфической конкретной формой социально-ориентированных Интернет-технологий. Социальные сети оказывают очень большое влияние на процессы воспроизводства индивидуального и совокупного человеческого капитала, улучшения его количественных и качественных характеристик.

Социальный и человеческий капитал находятся в тесной взаимосвязи: как прямой, так и косвенной. Человеческий капитал всегда воспроизводится в результате сложного переплетения внутренних и внешних социальных взаимосвязей. Он не способен самовоспроизводиться в рамках внутренней системы. Многочисленные примеры служат подтверждением этого. С этой позиции социальный капитал первичен, человеческий капитал – вторичен. С другой стороны, рост человеческого капитала в обществе оказывает положительное воздействие на развитие его социального капитала. Чем выше интеллектуальный, профессиональный, культурный уровень общественного развития, тем, при прочих равных условиях, больше понимания необходимости укрепления и сплочения общества – процессов социализации, единства, совместного решения многих социальных и других проблем.

Рост (снижение) социального и человеческого капитала на всех уровнях управления экономикой находится в прямо пропорциональной зависимости. Управление факторами функционирования социального капитала одновременно есть управление факторами функционирования человеческого капитала. Социальный капитал выполняет функцию воспроизводства человеческого капитала. Человеческий капитал на всех уровнях управления экономикой не может производиться, накапливаться и использоваться вне социальных взаимодействий между какими-либо субъектами.

Такая способность возможна только в краткосрочном временном интервале. Следует отметить, что в рамках долгосрочного периода времени процессы функционирования человеческого капитала всегда имеют потоковую природу. Социальный капитал, выполняя информационную функцию, обеспечивает движение информационных потоков как внутри социальноэкономической системы, так и за ее пределами: на «входе» и «выходе» системы. В результате потребления той или иной информации человек «пропускает эту информацию через себя». В зависимости от характера использования данной информации он корректирует ее, сохраняет в первозданном виде, коллегиально обсуждает и т. п. Если эта информация носит профессиональный, специальный, познавательный характер, связана с ведением здорового образа жизни и т. д., то она непосредственно связана с процессами воспроизводства человеческого капитала. Развитие социального капитала есть условие воспроизводства человеческого капитала.

В анализе процесса воспроизводства человеческого капитала следует рассматривать: совокупный человеческий капитал (мирового сообщества, страны, региона); человеческий капитал в рамках данной сферы деятельности (хозяйствующих субъектов одной отросли или смежных отраслей); человеческий капитал домохозяйства и человеческий капитал семьи (в том числе нуклеарной, т. е. с наличием несовершеннолетних детей); индивидуальный человеческий капитал – конкретного физического лица.

В рамках воспроизводства человеческого капитала мы должны признать, что по существу речь идет о воспроизводстве человека как биокультурного существа. В этом смысле действуют биологические и социальные факторы воспроизводства населения. Они являются объектом изучения не только экономических, но и исторических, философских, культурологических, социологических и других областей науки. При этом наиболее актуальными следует признать такие направления исследования, как: брак, семья и их исторические типы; роль брачно-семейных отношений в воспроизводстве человека; производство человека и генезис нравственного сознания; взаимосвязь материального и духовного в воспроизводстве человека; роль этноса как типа социального субъекта на воспроизводство человека; влияние рода, народности, нации на воспроизводство совокупного человеческого капитала; соотношение этнической и классовой структуры в воспроизводстве человеческого капитала на уровне национального хозяйства; социокультурный и этнокультурный характер духовного производства и др.

К структурным элементам воспроизводства индивидуального человеческого капитала отнесем воспроизводство его: биофизического капитала ; интеллектуального капитала; социального капитала.

К биофизическому капиталу человека обычно относят жизненные ресурсы личности – его физический и психологический потенциал. Биофизический капитал может занимать значительную долю человеческого капитала и быть весьма дорогостоящим. Традиционно проблема наращивания биофизического капитала рассматривается с позиции эффективности функционирования системы здравоохранения, которая во многом зависит от политики инвестирования этой отрасли. Однако следует признать не меньшую важность в этом вопросе физической культуры и спорта, здорового образа жизни, в том числе общей культуры питания.

Интеллектуальный капитал личности формируется и наращивается в процессе формального и неформального обучения и представляет собой знания, информацию а также творческие (креативные) способности человека. Он зависит от врожденных и сформированных в процессе воспитания способностей человека. Интеллектуальный капитал личности специалистами определяется системой характеристик, к важнейшим из которых можно отнести: общую и профессиональную подготовку; способность обеспечения наилучшего варианта решения проблем (в том числе жизненных, бытовых – вне рамок рабочего времени); обладание тактическими способностями; реализация выполнения принимаемых решений; инициативность; гибкость и оперативность; способность к саморазвитию (в том числе самокоррекции); уравновешенность; независимость; способность принятия ответственности и делегирования полномочий. С учетом многофакторного подхода их иерархия и значимость в принципе детерминированы. Важной составной частью человеческого капитала является социальный капитал личности – потенциал его социального взаимодействия, или взаимодействия с социальной средой.

Процесс воспроизводства, как известно, претерпевает четыре стадии

– производство, распределение, обмен и потребление. С точки зрения развития общества в целом по важности воспроизводство человека первично. Воспроизводство материальных и духовных благ вторично, оно подчинено воспроизводству человека, в его всеобщности – не только как рабочей силы, но и как биокультурного существа. Воспроизводство человека как экономической единицы прежде всего следует рассматривать с позиции потребления. Производство материальных и духовных условий его жизни и деятельности исследуется в рамках функционирования производственных и непроизводственных сфер экономики. Поэтому инвестиции в формирование и развитие человеческого капитала неотделимы от расходов на потребление.

Очевидно, что все составные части процесса воспроизводства человеческого капитала органически взаимосвязаны и поэтому их содержание в принципе нельзя рассматривать изолированно. Однако в рамках функционального анализа необходим автономный подход к исследованию производства, распределения, обмена и потребления человеческого капитала (в особенности, расширенного воспроизводства) в разрезе всех секторов экономики и на разных уровнях управления.

На воспроизводство человеческого капитала оказывают влияние такие факторы, как: финансовый капитал семьи (в данном случае и далее понятие «капитал» уместен в той же мере, в какой он правомерен в «человеческом капитале»); человеческий капитал родителей; социальный капитал семьи и ближайшего окружения; тип образовательного учреждения (как формального института), в котором обучаются члены семьи; культурный капитал; гендер; раса или этнос . К данному перечню следует отнести биофизический и интеллектуальный капитал человека.

Характер воспроизводства человеческого капитала в значительной степени зависит от особенностей функционирования собственно человеческого капитала. Человеческий капитал неликвиден. Это объясняется тем, что он неотчуждаем от собственника. Кроме этого человеческий капитал обладает свойством несохроаняемости.

Проблема расширенного подхода к человеческому капиталу (то есть не только с точки зрения получения дохода, прибыли) осложняется трудностью количественной оценки его стоимости. Учитывая, что воспроизводство человека следует рассматривать с позиции потребления и, следовательно, издержек потребления, воспроизводство человеческого капитала имеет смысл количественно оценивать с позиции затрат, но не стоимости. Эта методологическая установка является основой для статистического измерения человеческого капитала семьи, страны, общества.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

КАПИТАЛ СОЦИАЛЬНЫЙ — понятие, введенное П. Бурдьё (см.) в статье «Формы капитала» (1983) для обозначения социальных связей, которые могут выступать ресурсом получения выгод.
Источники этой идеи можно найти у Токвиля (см.), Зиммеля (см.), Дюркгейма (см.) и М. Вебера (см.). По Бурдье, социальный капитал является продуктом общественного производства, материальных и тем самым классовых практик, средством достижения групповой солидарности. В таком понимании К.С. выступает не только и не столько причиной экономических выгод, сколько проявлением социально-экономических условий и обстоятельств; он является групповым ресурсом и не может быть измерен на индивидуальном уровне. Связи между экономическим развитием общества и размером совокупного социального капитала опосредованы политическим строем, религиозными традициями, доминирующими ценностями. Последователи Бурдье используют в основном качественные, этнографические и исторические методы оценки социального капитала общностей.

Иная концепция была предложена Дж. Колманом в статье «Социальный капитал в производстве человеческого капитала» (1988). Занимаясь процессами диффузии и влияния, социологическим анализом образования и коллективного действия, Колман основывал свое понимание социального капитала на эмпирической традиции в американской социологии (антропологических исследованиях социальных сетей — см. — Л. Уорнера, сельской и городской социологии) и теории человеческого капитала (см. Капитал человеческий) Г. Беккера. Социальный капитал является общественным благом, но создается свободным и рациональным индивидом для достижения собственных выгод. Этот процесс предполагает социальный контракт, набор социальных норм, социальных обменов и, следовательно, некоторый базовый уровень доверия. Последователи Колмана рассматривают социальный капитал как атрибут индивида, дающий ему серьезные преимущества в достижении жизненных целей, карьере, защите имущества, доступе к информации. Социальный капитал рассматривается как основа либерального общества. Экономическое значение социального капитала состоит в том, что он уменьшает издержки на координацию совместной деятельности, заменяя контракты, формальные правила и бюрократические процедуры отношениями доверия, усвоенными профессиональными стандартами, этикой общения — теми неформальными нормами, которые передаются культурными традициями и образованием. Как и другие формы капитала, социальный капитал приносит дивиденды лишь в случае его активного использования: обмена, интериоризации и экстериоризации. На индивидуальном уровне к получаемым выгодам социального капитала относятся уровень здоровья, воспитание и обучение детей, возможности поиска работы, удовлетворенность жизнью, высвобождение времени (использование услуг), когнитивная простота мира (отсутствие необходимости самостоятельно решать все проблемы), более широкая социальная идентификация; на организационном — снижение текучести кадров, преемственность персонала, неформальные возможности повышения квалификации, коллективный прирост знаний, преемственность организационного поведения; на уровне общества — облегчение социального контроля и передачи социального опыта, солидарность, удешевление бюрократической машины.
Серьезное внимание исследователей к этой проблематике было привлечено работами Р. Патнэма (напр., «Игра в кегли в одиночку: крах и возрождение американского сообщества», 2000), в которых использовалась трехфакторная модель социального капитала: нормы взаимности, доверие и социальные сети. Два первых фактора являются по существу социально-психологическими атрибутами индивида. Поэтому Патнэм измеряет социальный капитал с помощью индивидуальных индикаторов, таких, как интенсивность и сила контактов, членство в общественных объединениях, электоральная активность, удовлетворенность взаимоотношениями, соблюдение норм взаимности, чувство безопасности, доверие к соседям и социальным институтам. Групповые или территориальные показатели получают посредством агрегации индивидуальных. В анализе экономического развития нескольких регионов мира Патнэм показал, что изменение качества социальных отношений предшествовало экономическому развитию. Этот результат противоречит данным Бурдье и встречен социологами скептически. В частности, объяснения Патнэма не лишены тавтологии, недооценивают роль традиции и религиозных предписаний, не учитывают сложившихся структур родственных связей, являются по существу западноцентристскими и строятся на идеях протестантской этики (см.). В исследованиях динамики социального капитала в США Патнэм констатирует существенный спад общественной активности в 1970-1980-е в электоральном и политическом поведении, волонтерском участии в программах неправительственных организациях, участии в добровольных ассоциациях, чтении газет, посещении родственников и друзей, коллективном времяпрепровождении. Проведенный анализ практически не учитывает поколенный эффект (дети Великой депрессии, послевоенного демографического скачка и дети 1980-х), изменение условий и стиля жизни (урбанизация, территориальная мобильность), развитие электронных средств коммуникации и новых форм досуга. Бурная активность неправительственных организаций в предыдущие десятилетия могла отражать чрезмерную политизацию частной жизни. Не получили объяснения другие эмпирические факты, напр., высокие показатели измеряемого социального капитала в чернокожих гетто.
Несмотря на критику, индивидуалистический подход к измерению социального капитала доминирует в исследовательской программе Всемирного банка, посвященной устойчивому развитию стран и регионов, и большинстве экономических и социологических моделей. Индивидуальные индикаторы социального капитала включаются в опросники Всемирного опроса ценностей. К ним относятся вопросы: Сколько своих соседей вы знаете по именам? Присматривают ли соседи за вашей квартирой во время вашего отпуска? Часто ли сталкиваетесь в магазинах с друзьями? Как много у вас знакомых? Часто ли разговариваете по телефону с родственниками? Приглашаете ли вы к себе домой коллег? Сколько раз вы обращались за советом к другим людям за последние три месяца? Считаете ли вы свой район безопасным? Считаете ли вы, что полиции/милиции в вашем городе можно доверять? Знаете ли вы, кто является депутатом местного представительного органа от вашего округа? Насколько вы терпимы к людям, поведение и привычки которых сильно отличаются от ваших? Легитимность усреднения подобных показателей проблематична, поскольку любая агрегация теряет эффект социальности, связности.
Одним из индикаторов социального капитала является принадлежность к группам, наличие контактов. Однако качество и интенсивность этих контактов определяются факторами, внешними по отношению к теории социального капитала Так, полезность слабых связей (см.) увеличивается обратно пропорционально рыночному развитию. Наличие структурных дыр (см.) в социальных связях существенно в среде с высокой конкуренцией. Искусственное поддержание структурных дыр снижает уровень взаимного доверия и тем самым уменьшает социальный капитал Связь между измеренным количеством контактов в социальной сети, количеством групп и индуцированным социальным капиталом нетривиальна и опосредована множеством переменных. Так, картографированные Л. Уорнером 22 000 групп в городке «Янки-сити» с населением в 17 000 невозможно интерпретировать без дополнительной информации.
Эмпирические исследования в странах Восточной Европы часто используют двусмысленные или архаичные индикаторы принадлежности (членство в коммунистических партиях), неадаптированные к культуре шкалы модернизма и протестантской этики, двусмысленные измерения социального капитала, специфического для секторов общественного производства. Не учитываются поколенный эффект и экономические условия (транспортные коммуникации, телефонизация, наличие сектора частных услуг).
Хотя социальный капитал создается и поддерживается в межличностных и межгрупповых отношениях, его не следует путать со сплоченностью и солидарностью. Последняя может создаваться как позитивным отношением к внешнему социальному окружению, когда членам других групп приписываются положительные качества (большой радиус доверия, по Ф. Фукуяма), так и негативной, когда внешние группы воспринимаются враждебно (большой радиус недоверия). Во втором случае общественная этика оправдывает аморальное поведение по отношению к другим ради блага своих (двойную мораль), и совокупный социальный капитал уменьшается. В частности, действия политических организаций часто направлены на достижение желаемых целей (солидарности) за счет эскалации враждебности к представителям других общностей. Особого внимания заслуживают серьезные социальные аномалии — усиление социального неравенства и практик социального исключения при определенных распределениях социального капитала.
В целом социальный капитал является привлекательным и креативным объяснительным понятием, однако соответствующая теория негомогенна и внутренне противоречива, ее определения двойственны, предсказания и объяснения тавтологичны, совокупные индексы социального капитала недостаточно валидны, конструкты плохо измеряемы, а рекомендации для социальных лидеров и политиков невнятны.
С.В. Сивуха
Источник: Энциклопедия социологии

  • Авторы
  • Резюме
  • Файлы
  • Ключевые слова
  • Литература

Беспарточный Б.Д. 1 1 АОУ ВПО Курской области «Курская академия государственной и муниципальной службы» Концепция социального капитала к началу XXI века приобрела значительную популярность. В настоящее время у исследователей не вызывает сомнений важность этого понятия для эффективного осмысления современной экономики и дальнейшего проведения экономических реформ. Ожидается, что сообщества с высоким уровнем социального капитала эффективнее преодолевают социальные проблемы, вынуждают свои правительства быть более ответственными и честными и улучшают эффективность демократических институций. Социальный капитал – это духовно-социальная составляющая человека, своеобразный ресурс, который определяет ее субъективный статус в обществе, который проявляется и воспроизводится посредством социальных связей, построенным на взаимном доверии, репутации, общих нормах и ценностях. Он наделяет индивида и группу, к которой он принадлежит, определенными преимуществами в отношении доступа, владения, распоряжения и пользования ограниченными общественными ресурсами и благами. 124 KB социальная проблема социальные связи социальные понятия описание концепции социальный капитал 1. Беспарточный Б.Д. Социальное образование: институционально-компетентностный подход. – М.: Изд-во РГСУ «Союз», 2007. – 152с. 2. Кутафина Н.В., Медведев И.Н. Влияние физических нагрузок на систему гемостаза // Вестник Сургутского государственного педагогического университета. – 2014. – №3 (30). –С.87-91. 3. Медведев И.Н., Беспарточный Б.Д. Способ ранней диагностики снижения антиагрегационной активности стенки сосудов. Патент на изобретение № 2322941, приоритет 03.10.2006 г. 4. Медведев И.Н., Завалишина С.Ю., Мальцева Т.С. Поверхностная геометрия и спонтанная агрегация эритроцитов у лиц первого зрелого возраста с абдоминальным ожирением 1 степени регулярно испытывающих физические нагрузки // Патогенез. – 2013. – Т.11, № 2. – С.59-63. 5. Симоненко В.Б., Медведев И.Н., Брюховецкий А.Г. Артериальная гипертония и тромбоцитарные дисфункции. – М.: Изд-во «Эко-Пресс», 2010. – 202 с. 6. Социальный капитал как научная категория. «Круглый стол» ученых // Общественные науки и современность. – 2004. – № 4. – С.5. 7. Ставицкая Е.И. Социальное прогнозирование и проектирование. – Пенза: ПГПУ, 2010. – 178с. 8. Фукуяма Ф. Доверие. Социальные добродетели и созидание благосостояния // Новая индустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. – М., 1999. – С. 35. 9. Baker W. Market networks and corporate behavior // American Journal of Sociology. – 1990. –№ 96. – P. 619. 10. Bourdieu P. The forms of capital / P. Bourdieu // Handbook of theory and research for the sociology of education. – N. Y., 1985. – P. 241–258. 11. Bourdieu P. The Forms of capital // Hanbook of Theory and Research for the Sociology of Education, edited by J.G. Richardson. – N.Y.: Greenwood Press, 1983. – P. 245. 12. Coleman J. Foundations of Social Theory. – Cambridge, MA: Harvard University Press, 1990. – Р. 307. 13. Hanifan L. J. The community center. – Boston: Silver, Burdette & Co. – 1920. 14. Portes A. and J. Sensenbrenner. Embeddedness and immigration: notes on the social determinants of economic action // American journal of sociology. – 1993. – Vol. 98. – P. 1320-1350. Современное обострение демографической ситуации в России, во многом вызванное ухудшением здоровья населения уже в молодом возрасте , приводящее к росту заболеваемости, инвалидности и смертности, остро ставит проблему сохранения, имеющегося трудового резерва у трудоспособных лиц . Для ее решения обществом привлекаются средства медицины и физической культуры с обязательной опорой на социальные науки, позволяющие осмыслить проблему в рамках их понятийного аппарата . Сложившаяся ситуация диктует необходимость оперирования понятием социального капитала, в значительной мере интегративно оценивающего имеющийся в обществе человеческий резерв. Как пишет профессор Гарвардского университета Ф. Фукуяма в работе «Доверие. Социальные добродетели и созидание благосостояния»: «Общественный (социальный) капитал — это возможности, возникающие из наличия доверия в обществе или его частях» .

Концепция социального капитала к началу XXI века приобрела значительную популярность. Исследования данного феномена со времени введения соответствующего понятия в научное обращение носят междисциплинарный характер и осуществляются в пределах социологии, политологии, культурологии, философии и экономической теории. Однако методологическая противоречивость и содержательная многозначность, которая сопровождает познавательный процесс, не мешает большинству исследователей рассматривать уровень развития социального капитала в качестве интегрального качественного показателя общественной жизнедеятельности .

В настоящее время у исследователей не вызывает сомнений важность этого понятия для эффективного функционирования современной экономики и дальнейшего проведения экономических реформ. Политическая функция социального капитала, по их мнению, состоит в построении гражданского общества, которое является непременным условием для существования либеральной демократии и позволяет сохранить баланс власти государства и защиты индивидуумов от власти государства с привлечением возможностей образования .

По своему происхождению концепция социального капитала является результатом терминологического заимствования из экономической науки и переосмысления экономической категории в терминах социально-гуманитарных наук . Впервые термин «социальный капитал» использовал американский исследователь Л. Дж. Ханифан в 1920 году в дискуссии по поводу общественных центров в сельских школах для определения «субстанций», важных в повседневной жизни людей. Такими «субстанциями», согласно Л. Дж. Ханифану, были солидарность и социальные связи между теми, кто образует социальную группу .

Современное понимание сущности данного феномена находим у французского социолога П. Бурдье. Используя идею многомерности социального пространства, представленного различными полями, он выделил среди них ключевые, а затем уже с каждым из них идентифицировал тот или иной вид капитала. Так, наряду с экономическим, культурным, политическим, символическим капиталами, П. Бурдье определил наличие в общественной практике феномена социального капитала. В результате первого систематизированного анализа социальный капитал был представлен «как совокупность имеющихся или потенциальных ресурсов, предполагающих наличие системы в определенной мере институционализированных отношений взаимного распознавания или признания» .

Тезис о ресурсном характере социального капитала представлен в замечании Дж. Коулмена по поводу «ресурсов социальных отношений и сетей отношений, облегчающих действия индивидуумов за счет формирования взаимного доверия, определения взаимных обязанностей и ожиданий, формулирования и внедрения социальных норм, создания ассоциаций и т.п.» . Идею использования социального капитала в качестве нематериального ресурса общества поддерживает У. Бейкер и указывает, что акторы (индивиды) получают его из специфических социальных структур, а потом используют в межличностных отношениях с целью их изменения в соответствии со своими интересами .

Первый подход опирается на определение социального капитала как качественной характеристики индивидуального социального актора, тогда как второй трактует его как характеристику группы или всего общества. Наиболее значительный вклад в концептуализацию микроуровневого понимания социального капитала внес уже упоминавшийся французский социолог Пьер Бурдье. Он определяет социальный капитал как совокупность актуальных или потенциальных ресурсов, связанных с наличием крепких сетей связей, более или менее институционализированных отношений взаимного знакомства и признания .

Микроуровневый подход к пониманию социального капитала позволяет выстроить целостную логическую цепочку, которая дает возможность наиболее адекватно анализировать процесс социальной дифференциации: капитал представляет собой часть ресурсов, накопленных индивидом, которая вместе с деятельностью субъекта и объективными особенностями общества определяет его жизненные шансы и детерминирует позицию в социальной структуре.

Рассмотрев взгляды ряда авторов на макроуровневую концепцию социального капитала, отметим, что, несмотря на существующие дискуссии, эти авторы соглашаются относительно важности следующих элементов социального капитала на этом уровне: горизонтальные и неформальные сети, «гражданские» ценности и нормы, горизонтальное диффузное (а не вертикальное, одностороннее, межличностное) доверие и эффективность системы как результат предыдущих составляющих. В целом можно сказать, что социальный капитал здесь трактуется как социокультурный феномен с ударением на второй составляющей. Такой подход, на наш взгляд, обращает внимание на то, что социальные институты активно интегрированы в системные трансформации обществ и в силу этого сами изменяют свои функции и роль в обществе, а значит, и детерминируют производство тех или иных ресурсов в нем. В этой связи для постиндустриальных обществ характерно смещение от институтов производства к институтам в сфере услуг, в том числе и образованию .

Ожидается, что сообщества с высоким уровнем социального капитала эффективнее преодолевают социальные проблемы, вынуждают свои правительства быть более ответственными и честными и улучшают эффективность демократических институций. Композиция ценностей, норм, доверия и сетей, которая существует в таких обществах, способствует воспроизводству и приумножению социального капитала. Сообщества с низким уровнем социального капитала, напротив, попадают в замкнутый круг, когда воспроизводится и приумножается другой, неблагоприятный для эффективности системы вид социального капитала.

А. Портес и Дж. Сенсенбреннер предлагают попытку системного рассмотрения социального капитала и указывают на четыре вероятных механизма формирования социального капитала макроуровня (или на четыре разновидности группового социального капитала) . Первый из этих механизмов — ценностная ориентация, императив, усвоенный акторами в процессе социализации.

Второй источник социального капитала заключается в индивидуальной стратегии социального взаимодействия. Этот источник социального капитала анализировали представители теории обмена и рационального выбора.

Третьим источником социального капитала является так называемая ограниченная солидарность. Речь идет о социальном поведении, ориентированном на группу. Лучше всего, по мнению А. Портеса и Дж. Сенсенбреннера, этот тип генезиса социального капитала объясняет К. Маркс в контексте роста классового сознания и трансформации рабочих в класс-для-себя: оружием рабочего класса становится осознание эксплуатируемого положения.

Последним источником социального капитала служит так называемое вынужденное доверие. Сферой функционирования вынужденного доверия выступает, например, этническое предпринимательство, где доверие является фундаментом сложных механизмов неформальных кредитов, услуг и контроля. Основным элементом, который способствует воспроизводству доверия, является уверенность в том, что сообщество способно привлечь нарушителя к ответственности. При этом не моральный императив, а система поощрений и санкций вынуждает членов группы придерживаться определенных норм.

По нашему мнению, учитывая вышесказанное, целесообразным является следующее дополнение к разделению на микро- и макроуровень анализа социального капитала. В современной социологии аксиомой является то, что общество в смысле ценностей, норм, идентичности представляет собой в любом случае не монолит, а определенную стратифицированную и фрагментируемую совокупность систем, объединенную достаточно общими рамками, которые отделяют норму от девиантной (осуждаемой) и делинквентной (наказуемой законом) форм поведения.

В принципе, теории социального капитала можно классифицировать на основании разных критериев. К примеру, на основании критерия индивидуального или группового блага. Возможной является иная классификация, а именно — по критерию внимания к экзо- или эндогенным факторам формирования социального капитала. Руководствуясь этим критерием, в пределах концепции группового социального капитала можно выделить два направления: один учитывает влияние исключительно экзогенных факторов (идет речь о концепции индивидуального социального капитала); второй учитывает исключительно влияние эндогенных факторов (имеется в виду концепция группового социального капитала, в которой общество воспринимается как своеобразная Вселенная. На микроуровне носителем социального капитала является индивидуальный актор, относительно которого рассматриваются экзогенные детерминанты социального капитала; на макроуровне носителем социального капитала является коллективный актор, то есть общество в целом (относительно него рассматриваются эндогенные факторы).

На наш взгляд, в контексте вышеупомянутого противопоставления экзо- и эндогенных факторов, а также на основании того, что разные группы общества могут быть носителями социального капитала, и эти групповые социальные капиталы могут существенно отличаться, есть основания выделить мезоуровень социального капитала. Носителем социального капитала на мезоуровне выступают сообщества индивидуальных акторов, которые находятся в пределах больших систем, а, следовательно, их социальный капитал определяется как эндогенными, так и экзогенными факторами. В пределах мезоуровневого подхода центральными являются следующие вопросы: когда и при каких условиях возникает групповой социальный капитал (например, в форме ограниченных солидарностей); каким образом социальный капитал этого уровня влияет на своих носителей и актуализируется в их действиях, и может ли эта актуализация приобретать форму конфликта с группами носителями другого социального капитала.

Таким образом, социальный капитал — это духовно-социальная составляющая человека, своеобразный ресурс, который определяет ее субъективный статус в обществе, который проявляется и воспроизводится посредством социальных связей, построенным на взаимном доверии, репутации, общих нормах и ценностях. Он наделяет индивида и группу, к которой он принадлежит, определенными преимуществами относительно в отношении доступа, владения, распоряжения и пользования ограниченными общественными ресурсами и благами.

Рецензенты:

Зотов В.В., д.соц.н., профессор, профессор кафедры государственного и муниципального управления Курской академии государственной и муниципальной службы, г. Курск.

Библиографическая ссылка

Беспарточный Б.Д. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПОНЯТИЯ «СОЦИАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ» // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 4.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=14125 (дата обращения: 26.09.2020).Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

Часть серии по

Социология

  • История
  • Контур
  • Индекс
  • Общественный портал

Часть серии по

Сообщество

Академические исследования

  • Социальные науки
  • Общественные исследования
  • Общественная практика
  • Психология сообщества
  • Социальная работа
  • Вычислительная социология
  • Культурная антропология
  • Интернет-исследования
  • Философия социальных наук
  • Сельская социология
  • Социальная география
  • Социальная философия
  • Социокультурная эволюция
  • Городское планирование

Ключевые идеи

  • Аффинити (социология)
  • Коллективизм
  • Сообщество интересов
  • Общественная практика
  • Сообщество практики
  • Сообщество места
  • Общественные работы
  • Коммунитаризм
  • Политика сообщества
  • Группа (социология)
  • Групповая динамика
  • Воображаемое сообщество
  • Организация
  • Чувство общности
  • Общение в малых группах
  • Социальный капитал
  • Социализация
  • Солидарность (социология)

Сообщество по вопросам развития

  • Управление на базе сообщества
  • Общественное здание
  • Экономическое развитие сообщества
  • Планирование развития сообщества
  • Организация сообщества

  • Контур
  • Сообщество WikiProject
  • Категория: Общественное строительство
  • Категория: Развитие сообщества
  • Категория: Местничество (политика)
  • Присоединяйтесь к сообществу сообщества

Часть серии «Политика» на

Коммунитаризм

Центральные концепции

Политический портал

Социальный капитал — это эффективное функционирование социальных групп через межличностные отношения , общее чувство идентичности , общее понимание, общие нормы , общие ценности , доверие , сотрудничество и взаимность . Социальный капитал — это мера стоимости ресурсов, как материальных (например, общественные пространства , частная собственность ), так и нематериальных (например, действующие лица , человеческий капитал , люди), а также влияния, которое эти отношения оказывают на ресурсы, задействованные в каждой взаимосвязи. и на большие группы. Обычно его рассматривают как форму капитала, производящую общественные блага для общей цели .

Социальный капитал использовался для объяснения повышения эффективности различных групп, роста предпринимательских фирм, превосходных управленческих показателей, улучшения отношений в цепочке поставок, ценности, получаемой от стратегических союзов , и эволюции сообществ .