Согласие на изображение гражданина

Казалось бы, что такого — сфотографировать кого-то и опубликовать фотографию в глобальной сети? Однако такие действия могут быть расценены как нарушение права гражданина на изображение. Чтобы не оказаться правонарушителем, при производстве фото- и видеосъемки необходимо соблюдать законодательно установленные требования.

Помимо того что фотографии граждан могут быть отнесены к биометричес­ким персональным данным, на использование которых оператору необходимо получить согласие сфотографированного лица, такие изображения также представляют собой особый объект защиты гражданского права. Изображение гражданина рассматривается федеральным законодателем как нематериальное благо, которому предоставляется правовая защита по правилам главы 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита». Регулирование допустимых вариантов использования изображения гражданина осуществ­ляется специальной нормой ст. 152.1 ГК РФ. Эти положения российского законодательства соответствуют Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 8), а также правовой позиции Европейского суда по правам человека: концепция частной жизни распространяется на аспекты, относящиеся, в частности, к установлению личности. В том числе на имя лица, его физиологичес­­кую и психологическую неприкосновенность и изображение (постановления по делу Бургхартц против Швейцарии от 22.02.1994, по делу Фон Ганновер (принцесса Ганноверская) против Германии от 24.06.2004, по делу Шюссель против Австрии от 21.02.2002).

Условия договора на использование изображения остаются на усмотрение его сторон

В соответствии со статьей 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видео­записи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей.

Согласие гражданина на обнародование его изображения и его последующее использование может быть выражено различными способами. Исходя из принципа свободы договора, гражданин может предоставить право использования его фотографии на определенных условиях, в том числе за плату (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.03.2008 № Ф08-1048/08 по делу № А53-16736/2006-С2-8).

Изображение может быть использовано как в неизменном виде (формате), так и в другом масштабе или цвете, с нанесением его на товары, с включением в композицию товарного знака или знака обслуживания и т.п. Само согласие гражданина на использование его изображения является гражданско-правовой сделкой, поэтому такое согласие может содержать в себе ряд условий, в частности, о сроке, на который согласие дается, условие ограничения или перечисление способов использования изображения (например, исключительно в рекламе или, наоборот, лишь путем нанесения изображения на тот или иной товар и др.). Не исключается установление гражданином и территориальных пределов допустимого использования его изображения тем или иным способом.

Договор на обнародование изображения может быть заключен не только при изготовлении изображения, но и после начала неправомерного использования уже полученного изображения гражданина (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 05.10.2010 № 13679).

Согласие гражданина на использование его изображения требуется не всегда

Согласие гражданина на использование его изображения не требуется в трех случаях:

  • использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
  • изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;
  • гражданин позировал за плату.

Факт использования изображения в государственных, общественных или иных публичных интересах необходимо будет доказать ответчику. Так, по одному делу на телеканале НТВ была показана передача под названием «ЧП: Расследование. Рынок жулья». Данный репортаж был посвящен сделке по продаже жилого помещения. В одном из эпизодов передачи был показан истец, произносящий фразу о том, что он отказывается отвечать на какие-либо вопросы, после чего уходит. Истец работал в риелторском агентстве в должности начальника юридического отдела на момент съемки, а также в период судебного разбирательства. Передача была посвящена проблемам, связанным с мошенническими действиями застройщиков, риелторов, проблемам коррупции в сфере психиатрической помощи, бытовых и семейных споров по вопросам недвижимости.

Суд в данном деле отказал истцу в удовлетворении заявленных требований, отметив следующее. Кадры с изображением истца были получены в коридоре организации, на них присутствуют и другие люди. При этом просматривая сюжет в целом, невозможно прийти к выводу, что истец причастен к совершению каких-либо противоправных действий. Из текста сюжета усматривалось, что в нем освещаются важные общественно значимые вопросы безопасности, жизни, здоровья и собственности. С этой целью представляется объективная информация об имевшей место в действительности гражданско-правовой сделке, чтобы телезрители могли оценить ситуацию со слов каждого из ее участников, составив объективное мнение о реальной ситуации на рынке жилья. Интерес аудитории является общественно значимым, в связи с чем изображение гражданина, имевшего непосредственное отношение к сюжету, суд признал правомерным (Определение Московского городского суда от 28.10.2010 по делу № 33-30915). Как видимо, в данном деле имело место сразу два обстоятельства, при которых согласие изображаемого гражданина не требуется — проведение съемки в публичном месте и в публичных интересах.

Право на изображение имеет даже Президент

Запрет на использование изображения гражданина без его согласия носит абсолютный характер. Публикация фотографий граждан в газетах и иных изданиях без их согласия нарушает их права, гарантированные Конституцией РФ, и не нарушает права самого издательства на информацию, поскольку реализация прав и свобод одних лиц не должна приводить к нарушению прав и свобод других. Тем более такое использование будет признано незаконным, если помимо публикации фотографии в нее были внесены какие-либо изменения. Один из примеров судебных актов с подобными выводами приведен в Обзоре практики рассмотрения судами РФ дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта (опубликован в «Бюллетене Верховного Суда РФ», 2007, № 12). Гражданин обратился в суд в связи с публикацией в средстве массовой информации его изображения без получения согласия гражданина, при этом в фотографию были внесены искажения — дополнение пороков кожи. Истец посчитал, что такими действиями нарушено его право на личное изображение, поскольку оно не соответствует действительному изображению. Несмотря на ссылки ответчика на творческий подход к видению проблемы, Останкинский районный суд г. Москвы в решении указал, что в данной ситуации имеет место не творческий подход, а искажение действительного изображения.

Законом не предусмотрены изъятия в части правовой охраны изображений каких-либо отдельных категорий граждан. Поэтому правила об охране изображения гражданина распространяются и на иностранных граждан, а также лиц без гражданства (п. 2 ст. 2, ст. 4 Федерального закона от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»). Кроме того, эти правила действуют и в отношении граждан, имеющих публичный статус.

Так, по одному делу ФАС Поволжского округа указал, что использование организацией при оказании платных услуг по подготовке обращений и жалоб в государственные и муниципальные органы изображения Президента РФ представляет собой его использование в коммерческих целях. Следовательно, на такое использование требуется согласие Президента РФ (постановление от 02.06.2011 по делу № А55-19988/2010).

Видеосъемка в общественных местах ничьих прав не ущемляет

Когда встает вопрос о правомерности использования изображения гражданина, как правило, речь идет о фотографии. Но к изображению относится еще и видеозапись, на которой изображен человек. А производство видеосъемки затрагивает не только право гражданина на изображение, но и его право на неприкосновенность частной жизни. Правда, при рассмотрении дел данной категории суды не подходят формально к оценке обстоятельств. Например, действующим законодательством РФ не запрещено устанавливать видеокамеры с целью обес­печения охраны правопорядка, и это не является нарушением права на частную жизнь.

Так, в одном деле суд указал следующее. Установление видео­камеры над подъездом дома не влечет нарушения прав на частную жизнь, поскольку, как следует из представленной фотографии, камера фактически установлена на улице, в дверном косяке подъезда. Улица, даже в непосредственной близости от подъезда дома, где проживает истец, не является той средой обитания, которая неприкосновенна, поскольку это открытое пространство, не обеспечивающее никому мира интимных и деловых интересов, скрытого от чужих глаз не в силу установления камеры видеонаблюдения возле подъезда, а в силу самого понятия «улица». При этом необходимо учитывать, что те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других, гражданин не будет демонстрировать на улице, даже в непосредственной близости от подъезда дома, в котором он проживает. Поскольку обстоятельств дела, которые свидетельствовали о нарушении прав истца на частную жизнь, установлено не было, в удовлетворении ее требований суд отказал (Определение Московского городского суда от 14.07.2011 по делу № 33-19342).

Видеосъемка допустима и в корпоративных отношениях, допустим, при проведении заседаний советов директоров и общих собраний участников или акционеров в хозяйственных обществах. Порядок принятия решения о возможности использования видеосъемки действующим корпоративным законодательством РФ не регламентирован. Вместе с тем с учетом императивных предписаний статьи 152.1 ГК РФ такое решение должно быть принято всеми участниками соответствующего собрания, поскольку это затрагивает их права. К такому выводу пришел ФАС Волго-Вятского округа в постановлении от 17.12.2009 по делу № А31-3140/2009.

Заметим, что ответственность возможна не только за распространение материалов видео­съемки, но и за их создание, особенно если необходимость получить согласие на видео­съемку установлена нормативным актом или же видеосъемка запрещена вовсе. Например, в одном деле сотрудник государственного учреждения трижды проводил видеосъемку на своем рабочем месте, а затем пуб­ликовал видео в Интернете, несмотря на запрет несанкционированной видеосъемки. В итоге работник был уволен, и суд не нашел оснований для признания действий работодателя незаконными (Определение Мос­ковского городского суда от 26.04.2011 г. по делу № ­33-12252).

vova130555@gmail.com / .com

Интернет – это такая среда, в которой люди часто делятся своими персональными данными, в том числе изображениями. При этом в Сети легко можно скопировать фотографию человека, размещенную, например, в качестве аватарки в соцсети, на персональном сайте, форуме и т. д. Изображения граждан могут использоваться в том числе в коммерческих целях, но такое использование должно осуществляться по общему правилу с согласия соответствующего субъекта персональных данных (п. 1 ст. 152.1 Гражданского кодекса, ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»). Однако в некоторых случаях недобросовестные лица просто скачивают, например, интересующую их фотографию без разрешения изображенного на ней человека и используют ее в рекламе, в качестве иллюстраций к разного рода информационным материалам, иногда выдают изображенных на фото людей за разного рода экспертов, которыми они не являются (банкиров, юристов и т. д.), привлекая таким образом внимание к своему контенту. Разберемся, в каких случаях допустимо свободное использование изображений граждан, а в каких использование изображения влечет за собой ответственность, и как гражданам, чье изображение незаконно используется, защитить свои права?

Изображение гражданина представляет собой его индивидуальный облик, запечатленный в какой-либо объективной форме, например, на фотографии или в видеоролике (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 сентября 2017 г. по делу № 33-36381/2017, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 8 февраля 2017 г. по делу № 33-1506/2017). При этом под изображением следует понимать, как пояснила юрист Европейской Юридической Службы Ольга Широкова, и лицо человека, и внешний вид в целом, и отдельные индивидуально определенные части внешнего вида.

Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина, в том числе его фотографий, видеозаписей и произведений искусства, в (на) которых он изображен, допускаются только с согласия этого гражданина. Исключениями, то есть когда не требуется согласие, являются случаи использования изображения:

  • в государственных, общественных или иных публичных интересах;
  • полученного при съемке в местах, открытых для свободного посещения или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и т. д.), если такое изображение не является при этом основным объектом использования;
  • полученного при позировании гражданина за плату (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ).

МНЕНИЕ

Фото: личный архив эксперта

Алексей Головченко, Управляющий партнер юридической компании «ЭНСО», Президент Института развития и адаптации законодательства, глава комитета по оценке регулирующего воздействия «Деловой России»:

«Так, появление публичных людей на мероприятиях, собраниях, заседаниях обычно сопровождается фото- и видеосъемкой. На использование таких изображений разрешения не требуется. Но если публичный человек заснят, скажем, на дне рождения близкого друга, и это событие не освещалось в СМИ, то необходимо запросить согласие на использование изображения. Нужно иметь четкое представление о разграничении личного и публичного. Если использование изображения преследует цель получения прибыли или удовлетворения обывательского интереса к частной жизни лица, то, как поясняется в п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», на это требуется его согласие».

Согласие на обнародование и использование изображения гражданина не требуется, если оно необходимо в целях защиты правопорядка и государственной безопасности, например, в связи с розыском граждан, в том числе пропавших без вести либо являющихся участниками или очевидцами правонарушения. Допустимо обнародование и использование изображения гражданина без его согласия, когда имеется, как уже отмечалось, публичный интерес. В частности, если гражданин является публичной фигурой (занимает государственную или муниципальную должность, играет существенную роль в общественной жизни в сфере политики, экономики, искусства, спорта или любой иной области), а обнародование и использование изображения осуществляются в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым (п. 44 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 25). Следует отметить, что последние названные условия обнародования и использования изображения гражданина являются кумулятивными, то есть должны соблюдаться в совокупности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2019 г. № 274-О).

В судебной практике признается, как правило, что общественный интерес обуславливает возможность использования без согласия изображений популярных деятелей искусства. Так, один известный российский актер театра и кино обратился в суд с иском о защите права на неприкосновенность частной жизни, права на охрану изображения и взыскании компенсации за причинение морального вреда, обнаружив в СМИ публикацию о его вступлении в брак и свои фотографии. Однако суды, как первой, так впоследствии и апелляционной инстанции, не нашли оснований для удовлетворения требований истца. Они обратили внимание среди прочего на то, что истец, будучи известным актером, в силу своего положения является публичным человеком, поэтому должен осознавать, что это автоматически влечет за собой усиление внимания в отношении его частной и публичной жизни. Более того, суды указали, что информация о взаимоотношениях в семье, знакомстве с будущей супругой и отношениях с ней после заключения брака, желании иметь детей, относящаяся к публичной фигуре, которой является истец, представляет общественный интерес в качестве ориентира для формирования поведения людей, принятия либо непринятия тех или иных моральных ценностей и выбора образа жизни.

Суды также отметили, что законодательство не содержит обязательного требования получать письменное согласие деятеля культуры и искусства на использование его изображения. Согласие может быть дано и устно, и путем совершения конклюдентных действий. Спорные фотографии истца были сделаны на предпремьерном показе фильма с участием прессы. Согласно позиции судов из содержания фотографии видно, что истец не уклонялся от объектива фотоаппарата, позировал фотографу, позволил сделать фотоснимки своего изображения, что свидетельствует о совершении истцом конклюдентных действий, посредством которых выразилось согласие на последующее использование его фотографий в СМИ (апелляционное определение Московского городского суда от 2 февраля 2017 г. № 33-3582/17).

Практика показывает, что публичные личности часто сталкиваются с нарушениями их права на охрану изображения. Алексей Головченко справедливо указал на необходимость разграничения «личного и публичного». Дело в том, что использовать изображение известных людей в коммерческих целях, в том числе в рекламе без их согласия, если при этом не соблюдаются условия обнародования и использования изображения в связи с политической или общественной дискуссией или наличием общественно значимого интереса к лицу, недопустимо. Проблема незаконного использования изображения не понаслышке знакома, например, журналисту и телеведущему Владимиру Познеру.

МНЕНИЕ

Владимир Познер, журналист, радио- и телеведущий, первый президент Академии российского телевидения (1994 – 2008):

«Моим изображением пользуются самым что ни на есть пиратским образом, без моего на то согласия. Не знаю, что делать с этим. Считаю, что это совершенно недопустимо. Следовало бы, на мой взгляд, принять меры, направленные на усиление защиты права на охрану изображения гражданина, например принять закон, предполагающий установление серьезного штрафа за соответствующее нарушение».

Генеральный директор юридической службы «Единый центр защиты» Константин Бобров обратил внимание на то, что право на охрану изображения соотносится с конституционными правами на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ). Эксперт заметил, что недопустимо использовать фотографии граждан, сопровождая их текстом или другими материалами, порочащими честь и достоинство изображенного лица (ст. 152 ГК РФ). Кроме того, использование фотографий (иных произведений, содержащих изображения граждан) не должно нарушать интеллектуальные права на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности. При этом Константин Бобров подчеркнул, что даже если фотография сделана профессиональным фотографом, обладающим на нее исключительными правами, для того, чтобы обнародовать и использовать такое фото, все равно необходимо получать на это согласие изображенного лица.

Если право гражданина на охрану изображения нарушается, то, как правило, не составляет особых трудностей защитить его в судебном порядке, требуя удаления изображения, пресечения или запрещения дальнейшего его распространения и компенсации за причинение морального вреда, нанесенного обнародованием и (или) использованием изображения (п. 3 ст. 152.1, ст. 151 ГК РФ). Так, в одном деле участник конфликта, вызванного дорожной ситуацией, выложил в городскую группу «Подслушано» в соцсети фотографию с изображением другого участника конфликта, сопроводив публикацию комментарием и приложив к ней также фотокопию определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. Участник конфликта, изображение которого было размещено в соцсети без его согласия, обратился в суд с иском о защите права на охрану изображения, об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство, и взыскании компенсации за причинение морального вреда. Суд отказал истцу в удовлетворении требований о защите чести и достоинства и взыскании компенсации за причинение морального вреда в этой части, ссылаясь на то, что размещенные в соцсети сведения не носили характер порочащих, а отражали субъективное мнение ответчика о произошедших событиях с участием истца. Но при этом суд пришел к выводу о том, что размещение ответчиком фотографии с изображением истца без его согласия является неправомерным обнародованием и использованием изображения гражданина и нарушением права на его охрану, и взыскал с ответчика в пользу истца соответствующую компенсацию за причинение морального вреда. Такое решение оставил в силе суд апелляционной инстанции (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 1 августа 2016 г. по делу № 33-4169/2016).

Фото из соцсетей, размещенные пользователем

Подлежит ли охране стилизованное изображение гражданина? Узнайте ответ в «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Размещение изображения гражданина им самим в соцсетях, на форумах и т. д., как подчеркнула Ольга Широкова, не дает третьим лицам права свободно скачивать и использовать такое изображение в своих коммерческих и иных интересах, в том числе в рекламе. Соответствующая позиция отражена в п. 43 Постановления Пленума ВС РФ № 25, согласно которому обнародование изображения гражданина, в том числе размещение его самим гражданином в Сети, и общедоступность такого изображения сами по себе не дают иным лицам права на свободное использование такого изображения без получения согласия изображенного лица. Под обнародованием изображения при этом необходимо понимать осуществление действия, которое впервые делает данное изображение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа либо любым другим способом, включая размещение его в Интернете.

Стоит, однако, иметь в виду, что обстоятельства размещения гражданином своего изображения в Интернете могут свидетельствовать о выражении таким лицом согласия на дальнейшее использование изображения, например, если это предусмотрено условиями пользования сайтом, на котором гражданином размещено изображение (п. 43 Постановления Пленума ВС РФ № 25). «До размещения своих фотографий в общедоступном месте, например, в соцсетях, необходимо детально изучить правила ресурса, чтобы в последующем иметь возможность защищать свое право на охрану изображения и случайно не стать лицом рекламной кампании производителя какого-либо товара», – отметил партнер, адвокат гражданско-правового направления адвокатского бюро LOYS Кирилл Куватов.

Добавим, что в судебной практике существует позиция, согласно которой пересылка с помощью Интернета, например, фотографий с изображением гражданина в рамках личной переписки не является обнародованием изображения (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 3 мая 2017 г. по делу № 33-7522/2017).

Произведения с изображениями граждан

Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина не относятся к интеллектуальным правам в смысле положений ч. 4 ГК РФ. При этом произведения, содержащие изображение граждан, охраняются по правилам об объектах авторского права (п. 34 Постановления Пленума ВС РФ от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Младший юрист практики интеллектуальной собственности ANP Law Firm Ирина Шаяхметова пояснила, что если на фотографии, видеозаписи или ином произведении имеется изображение гражданина, то использование такого произведения может осуществляться лишь при условии соблюдения установленных ст. 152.1 ГК РФ правил. Чтобы использовать произведения, исключительные права на которые принадлежат их авторам, фотобанкам или иным лицам, необходимо, как отметила эксперт, получить согласие этих лиц (п. 1 ст. 1229 ГК РФ), например, с помощью заключения лицензионного соглашения. При этом актуальной остается и необходимость получения согласия на использование изображения гражданина, который запечатлен на видео, фото или ином произведении. За получение такого согласия ответственен в первую очередь правообладатель, то есть лицо, которому принадлежат исключительные права на соответствующий результат интеллектуальной деятельности. При этом действуют исключения, предусмотренные п. 1 ст. 152.1 ГК РФ. Если гражданин позировал фотографу за плату, то согласие гражданина на использование соответствующих фотографий уже не требуется. Однако, как подчеркнула Ирина Шаяхметова, в таком случае, фотобанки, например, все равно хотят убедиться в правомерности использования изображения гражданина фотографом, желающим продать свое произведение. Со стороны фотографа должно быть предоставлено подтверждение оплаты услуг гражданина в качестве модели.

Эксперт также обратила внимание на то, что лицензии на фотографические материалы с изображением граждан различных сервисов – фотобанков часто содержат специальное условие, запрещающее использование изображений граждан в порочащем их, клеветническом контексте.

Если гражданин позирует не за плату, а на каких-либо иных условиях, то фотографу (оператору и т. д.) обязательно нужно получить согласие модели на использование соответствующих произведений. Напомним, что согласие на обнародование и использование изображения гражданина представляет собой сделку. Форма согласия определяется общими правилами ГК РФ о форме сделки, которая может быть совершена в письменной или устной форме, а также путем совершения конклюдентных действий, если иное не установлено законом. Использование в агитационных материалах кандидата, избирательного объединения изображения физлица допускается, например, только с письменного согласия этого физлица согласно п. 9 ст. 48 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Согласие гражданина на обнародование и использование его изображения может содержать ряд условий, определяющих порядок и пределы обнародования и использования, например, о сроке, на который оно дается, способе использования изображения и т. д. Такого рода соглашение (релиз модели) может оформляться и при позировании за плату. Если согласие на обнародование и использование изображения было дано в устной форме либо путем совершения конклюдентных действий, таким согласием охватывается использование изображения в том объеме и в тех целях, которые явствуют из обстановки, в которой оно совершалось (п. 46-47 Постановления Пленума ВС РФ № 25).

Инструкция по применению: как гражданину защитить свои права?

Прежде всего отметим, что гражданин вправе в любой момент отозвать свое согласие на использование изображения. Но в таком случае лицо, которое обладало правом на использование изображения, сможет потребовать возмещения причиненных ему таким отзывом убытков (п. 49 Постановления Пленума ВС РФ № 25).

Если речь идет о незаконном использовании изображения гражданина на материальных носителях, то применению подлежит п. 2 ст. 152.1 ГК РФ. Соответствующие экземпляры материальных носителей, изготовленные в целях введения в гражданский оборот, а также находящиеся в обороте, содержащие незаконно используемое изображение гражданина, подлежат на основании судебного решения изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации. То есть гражданину в таких случаях следует обращаться в суд (сначала можно обратиться с претензией к нарушителю, но это не обязательно) с требованием об изъятии из оборота экземпляров материальных носителей с его изображением и их уничтожении. Гражданин вправе потребовать также компенсации за причиненный моральный вред (ст. 151 ГК РФ).

Если изображение гражданина без его согласия в нарушение п. 1 ст. 152.1 ГК РФ распространено в Интернете, в том числе в рекламных материалах, он вправе требовать удаления этого изображения, а также пресечения или запрещения дальнейшего его распространения (п. 3 ст. 152.1 ГК РФ). Партнер, руководитель практики IT и медиа юридического партнерства «Курсив» Елена Янина поделилась практическими рекомендациями о том, как удалить незаконно используемое изображение из Сети.

МНЕНИЕ

Фото: личный архив эксперта

Партнер, руководитель практики IT и медиа юридического партнерства «Курсив» Елена Янина:

«Прежде всего следует связаться с нарушителем либо владельцем сайта или соцсети, где размещено изображение гражданина, и попробовать договориться об его удалении. Контакты администрации сайта или соцсети, как правило, найти не трудно. Если на самом сайте не удалось найти контакты администратора, то можно воспользоваться специальными ресурсами, предоставляющими информацию об администраторах и регистраторах доменных имен. Если администратором является юрлицо, то его адрес и имя руководителя можно узнать с помощью получения выписки из ЕГРЮЛ онлайн на сайте ФНС России. Если администратором является физлицо, то данные о нем можно узнать у регистратора доменных имен. Но для этого может понадобиться помощь адвоката, так как регистраторы, как правило, отвечают на адвокатские запросы, но игнорируют запросы физлиц.

Кроме того, нередко в соцсетях, на видеохостингах и других ресурсах есть специальная форма для обращения с требованием об удалении незаконно обнародованного и используемого изображения либо с иной претензией.

Если договориться с нарушителем или администратором ресурса не получилось, то следует направить в их адрес (одного из них либо обоим) письменную претензию по почте с уведомлением о вручении и описью вложения. Если использованием изображения гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания), то суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации такого вреда (ст. 151 ГК РФ). В претензии также можно заявить соответствующее требование.

Следующим шагом, если требования не исполняются добровольно, является подача в суд общей юрисдикции искового заявления об обязании нарушителя и (или) администратора Интрнет-ресурса удалить изображение, о запрете его дальнейшего распространения и взыскании компенсации за причинение морального вреда в случае необходимости. Кроме того, можно обратиться в суд с иском о защите прав субъекта персональных данных, либо в Роскомнадзор с заявлением о принятии предусмотренных законом мер по восстановлению нарушенных прав субъекта персональных данных и обеспечении удаления Интернет-страницы, на которой размещены персональные данные (изображение) без разрешения гражданина».

Иногда использование изображения гражданина в Интернете без его согласия сопровождается распространением о нем недостоверной информации. Так, если при незаконном размещении изображения гражданина в том или ином материале его выдают за лицо, которым он не является, либо публикуют порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию сведения, то гражданин вправе потребовать опровержения такой информации, опубликования своего ответа, ее удаления, возмещения убытков и компенсации за причинение морального вреда (п. 5, п. 9-10 ст. 152, ст. 151 ГК РФ). Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, гражданин, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности (п. 8 ст. 152 ГК РФ). Следует учитывать, что если речь идет о сведениях, просто не соответствующих действительности (не порочащих честь, достоинство, деловую репутацию), то срок исковой давности по требованиям об их удалении, опровержении и т. д., предъявляемым в связи с распространением таких сведений в СМИ, составляет один год со дня их опубликования (п. 10 ст. 152 ГК РФ).

Отметим также, что за распространение ложных сведений предусмотрена и уголовная ответственность. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию наказывается штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо обязательными работами на срок до 160 часов (ч. 1 ст. 128.1 Уголовного кодекса). Соответствующей статьей УК РФ предусмотрены также квалифицированные составы преступления.

***

Действующее законодательство предусматривает возможности для защиты права на охрану изображения физлица в случае его обнародования и использования без согласия гражданина. Действенными на практике способами защиты оказываются как претензионный порядок, так и судебный. Стоит только не упускать из виду необходимость обеспечения доказательственной базы на случай спора. Так, в случае незаконного обнародования и использования изображения, следует фиксировать факт нарушения, например, с помощью нотариально заверенных скриншотов.

Согласно п. 1 ст. 152.1 Гражданского кодекса РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

В соответствии с правовой позицией Верховного Суда РФ, содержащейся в п. 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласие на обнародование и использование изображения гражданина представляет собой сделку (ст. 153 ГК РФ).

Форма согласия определяется общими правилами ГК РФ о форме сделки, которая может быть совершена в письменной или устной форме, а также путем совершения конклюдентных действий (ст. 158 ГК РФ), если иное не установлено законом (например, использование в агитационных материалах кандидата, избирательного объединения изображения физического лица допускается только с письменного согласия данного физического лица в соответствии с п. 9 ст. 48 Федерального закона от 12.06.2002 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

Кроме этого, исходя из абз. 2 п. 48 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» обязанность доказывания правомерности обнародования и использования изображения гражданина возлагается на лицо, его осуществившее.

Таким образом, в сложившейся ситуации предпочтительнее заключить договор в письменной форме в виде одного документа. В случае возникновения спора в суде такой договор можно привести в качестве одного из доказательств правомерности использования изображения гражданина.

Но и до закона о защите персональных данных были такие запреты:

  • Ст. 24 Конституции РФ запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица; без его согласия это не допускаются;
  • Ст. 152.1 Гражданского кодекса РФ гласит, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, на которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина.

Дети — несовершеннолетние граждане, поэтому, согласно ч. 1 ст. 64 Семейного кодекса, защищают их права родители и законные представители.

С разрешением — можно

В общем виде, формулировки закона сводятся к тому, что без разрешения публиковать фотографии нельзя, а значит, имея разрешение, — можно. Соответственно, все, что нужно сделать учителям, это взять письменное разрешение родителей или законных представителей о возможности использования фотографий детей. Такое разрешение можно спросить у родителей сразу при поступлении в школу, каждый год или для каждого мероприятия.

Фотографии с концертов и мероприятий

Но разрешение родителей на публикацию фотографий не требуется, если фотографии были сделаны во время проведения публичных мероприятий.

Ст. 152.1 Гражданского кодекса РФ говорит, что согласие не требуется в случаях, если:

1. Использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2. Изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3. Гражданин позировал за плату.

Вывод

Руководствуясь Гражданским кодексом РФ, фотографии с публичных мероприятий можно публиковать без проблем и опасений, а фотографии, где ребенок сидит за партой и решает задачу, — нельзя.

По нашему мнению, в любом случае лучше взять разрешение на публикацию фотографий и уведомлять родителей о публикации тех или иных фотографий в сети.

Публикуя что-либо в интернете, вы публикуете это навсегда.

И ребенок, даже через 10-20-30 лет может иметь последствия от публикации, сделанной, когда он был в детском саду. Без крайней необходимости не публикуйте в сети ФИО детей, сведения о них (а это — персональные данные) и их фотографии.

Наказание за незаконное использование фотографий

За публикацию фотографий детей в интернете без согласия их родителей предусмотрена ответственность ст. 137 Уголовного кодекса РФ. В случае, если суд признает вину, лицо, опубликовавшее фотографию, будет наказано штрафом в размере до 200 000 рублей или в размере заработной платы или иного их дохода за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок до 1 года, либо арестом на срок до 4 месяцев.

Шаблон разрешения на размещение фото

РАЗРЕШЕНИЕ НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ФОТОГРАФИЙ РЕБЕНКА

Настоящим я удостоверяю, что являюсь родителем ребенка и имею полное право заключить настоящее соглашение. Я подтверждаю, что полностью ознакомлен (а) с вышеупомянутым разрешением.

Подпись:
Дата:

Разрешение можно оформить как индивидуально на каждого ребенка, так и на всех детей класса на одном бланке.

Пример фотографии без лиц

Фото: Елена Чулихина.

Право на собственное изображение
(Жангир Шалекенов, магистр права (LLM), член Палаты юридических консультантов «Юстус», Алтынай Макешева, нотариус/медиатор, преподаватель/тренер)

Жангир Шалекенов

Юрист в области интеллектуальной

собственности, магистр права (LLM),

член Палаты юридических

консультантов «Юстус»

Алтынай Макешева

Нотариус/медиатор,

преподаватель/тренер, аккредитованный

Республиканской Нотариальной Палатой

Казахстана: обеспечение доказательств,

суррогатное материнство

Аннотация. В статье автором проведен анализ различных точек зрения ученых на определение понятия «изображение», как в правовом, так и в словарном контексте. Присутствует анализ судебной практики в области защиты права на собственное изображение. Произведен анализ европейской модели защиты права на собственное изображение. В заключении автором подведены итоги, сформированы основные рекомендации по совершенствованию законодательства в области права на собственное изображение.

Ключевые слова: изображение, образ, видеосъемка, фото, нематериальное благо, моральный ущерб.

Право гражданина на изображение — наиболее интересная и актуальная тема гражданского права. Интерес к теме давно существует и охраняется государством, но до сих пор эта область очень мало развита и нуждается в более подробном рассмотрении и дополнениях. Отсутствие официальной терминологии, большое количество формулировок статей, Интернет как совершенно новый способ публикации информации — все это формирует существенные проблемы для урегулирования этих правоотношений.

Изображения граждан Республики Казахстан и других лиц в интернете можно найти на личных страницах в соцсетях; на сайтах СМИ; на сайтах, которые посвящены графике, дизайну, фотографии; на официальных сайтах государственных органов; на сайтах организаций разных форм собственности; на сайтах частных физических лиц и в прочих

При популярности изображений граждан в интернете возникают споры. Подразумевается регулярное использование изображений граждан и других лиц в интернете без их согласия. Часто можно найти записи пользователей социальных сетей, где физические лица вместо своих фотографий публикуют изображения другого человека, в большинстве случаев публичного лица, в целях скрыть свою личность и уклониться от ответственности за различные противоправные или преднамеренные действия. В другом случае образ гражданина может быть использован без его согласия в рекламе товара, работы либо услуги на странице организации в Интернете .

В таких ситуациях возникают споры о праве гражданина на собственное изображение. Важная задача на сегодняшний день заключается в улучшении защиты имиджа гражданина, в первую очередь в сегменте Интернета.

На наш взгляд, необходимо выявить ряд актуальных проблем. В частности, отсутствие определений изображения гражданина в гражданском законодательстве; отсутствие доступных видов выражения согласия на раскрытие и дальнейшее использование изображения гражданина, в том числе в Интернете; отсутствие четкого определения исключений из права на изображение гражданина, включая взимание платы; доказательство нарушения права на изображение гражданина в Интернете и выбор средств защиты нарушенного права.

Государство обеспечивает правовую защиту и средства защиты важнейших материальных и нематериальных благ. В этой связи изображение гражданина связано с нематериальными благами, представленными личной неприкосновенностью, неприкосновенностью частной жизни, личной и семейной тайной, достоинством личности, честью и достоинством, деловой репутацией, что означает, что право на него подлежит правовой защите.

Под личными неимущественными благами и правами, нарушение, лишение или умаление которых может повлечь за собой моральный вред потерпевшего, следует понимать блага и права, принадлежащее гражданину при рождении, или права, предоставленные законом, которые неразрывно связаны с его личностью. Права, которые принадлежат человеку с момента его рождения, включают жизнь, здоровье, честь, достоинство, свободу, неприкосновенность личности и права гражданина, предоставленные законом, право на неприкосновенность жилища или имущества; личная и семейная тайна, секрет телефонных, телеграфных сообщений и переписки; использование имени; изображение и другие моральные права, предусмотренные законом об авторском праве и смежных правах; свобода передвижения и выбор места жительства; получение достоверной информации, а также другие права, предусмотренные законом.

Нарушение права на изображение гражданина влечет за собой формирование ущерба. Под моральным ущербом понимаются моральные или физические страдания гражданина в результате незаконного нарушения, уменьшения или лишения, принадлежащего ему имущества и моральных прав. Моральные страдания (эмоциональные и добровольные переживания человека) должны пониматься как чувства унижения, раздражения, депрессии, гнева, стыда, отчаяния, неполноценности, дискомфорта и т. д. Физическое страдание следует понимать как физическую боль, испытываемую гражданином в результате насилия или повреждения здоровья (п.3 Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 27 ноября 2015 года № 7 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда») .

У каждого гражданина присутствует право свободного получения и распространения информации любым, не запрещенным законом способом (п.2 ст. 20 Конституции Республики Казахстан) . В соответствии с п.1 ст.145 Гражданского кодекса Республики Казахстан, никто не имеет право использовать изображение какого-либо лица без его согласия, а в случае смерти — без согласия на то наследников .

Согласно п.4 ст. 78 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан осуществление любой съемки либо записи должно происходить с уведомлением лица о такой съемке или записи. Осуществление скрытой съемки или записи без предупреждения не могут быть использованы в качестве доказательства .

Действия, связанные с опубликованием, воспроизведением и распространением изобразительного произведения (картина, фотография, кинофильм и другие), в котором изображается другое лицо, допускается только с согласия изображенного, а после его смерти с согласия его детей и пережившего супруга. Данное согласие не нужно, когда это устанавливается законодательными актами, либо изображенное лицо позировало за определенную плату (п.2 ст. 145 Гражданского кодекса Республики Казахстан).

Изображение, согласно утверждению В.И. Даля, является изображением предмета, описанием чего-либо или картиной . Глаголы «изображать», «изобразить» — это явление в образе, представление чего-то, что доступно чувствам человека, с помощью ваяния, живописи, устной либо письменной речи. С.И. Ожегов повествует, что глагол «изобразить» обладает значением воспроизведения кого-либо, чего-либо в художественном образе, демонстрации объекта, его представление .

В указанных случаях, толкование глаголов и существительных приводит к выводу о том, что изображение человека направлено на его чувственно-эмоциональное восприятие другим лицом посредством известных науке и технике и доступных способов фиксации конкретного образа, внешнего облика. В случае с изображением человека является важной одна существенная деталь. В изображении запечатляется внешний облик человека. Под обликом В.И. Даль подразумевает «оклад и черты лица, общность вида и выраженья лица, физиономия», С.И. Ожегов — «внешний вид, очертания, наружность», т.е. конкретные идентифицирующие личность признаки.

Можно согласиться с мнением, в соответствии с которым, внешний облик гражданина:

1) «является нематериальным благом, принадлежащим гражданину от рождения, неотчуждаемым и не передаваемым иным способом»;

2) «идентифицирует гражданина наряду с иными личными сведениями: имя, дата рождения и др.»;

3) право на него «относится к той же категории прав, что и права на достоинство личности, личную неприкосновенность, честь, достоинство и деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, имя гражданина» .

Гришаевым С.П. приводится еще одно нематериальное благо, на защиту которого и направлено право на изображение. Этим благом является индивидуальный облик — «нематериальное благо, под которым в доктрине понимают неразрывную совокупность наружных признаков человека (они представлены внешностью, фигурой, физическими данными, одеждой и т.п.), которые воспринимаются в форме целого либо фрагментарного образа» . Такое же мнение высказывает и А.М. Эрделевский, называя в совокупности защищаемых этой нормой благ, помимо сказанного, еще и тайну внешнего облика. Данными определениями дается ответ на поставленный выше вопрос, так как в таком случае под критериями для определения изображения гражданина можно считать наружные признаки человека или их уникальную совокупность. Изображение гражданина, в таком случае, можно считать зрительным отображением неразрывной совокупности наружных признаков гражданина .

Однако в связи с этим возникает еще один, пожалуй, самый двусмысленный вопрос — является ли изображение лишь полным набором всех внешних признаков человека, или достаточно лишь нескольких признаков для опознания гражданина?

Другими словами, будет ли карикатура гражданина изображением гражданина? Или это будет только фотография или видео? (и фотографию даже не нужно ретушировать).

На этот вопрос трудно ответить. Если закрепить в законодательстве определение изображение гражданина как наиболее надежного и полного визуального отображения, то недоброжелатели сразу смогут его использовать. Ведь в этом случае достаточно изменить образ, удалив некоторые внешние признаки (оставив при этом достаточно, чтобы в образе гражданина было возможно безошибочное определение), и тогда в рамках закона публикация такого образа не нарушит прав человека. Это нанесло бы ущерб нематериальным благам, защищающим право человека на изображение — достоинство личности, доброе имя, деловую репутацию и, прежде всего, внешность и личность, не говоря уже о конституционной свободе частной жизни. С другой стороны, включение в законодательство варианта, при котором изображение понимается как наглядное представление некоторых его внешних признаков, уже повлечет за собой произвол со стороны правозащитников. Это повлечет за собой нарушение свободы творчества и развития цензуры, ибо для каждого человека набор критериев, по которым он определяет сходство личности и образа, достаточно субъективен, что даст повод запретить практически любой образ, если угодно.

Еще одна проблема защиты права на изображение — интернет. Это принципиально новый способ обнародования информации, в том числе изображений граждан, поэтому в отношении нее формируются трудности. Особенно интересны этапы формирования общего мнения судов по вопросу соцсетей, то есть можно ли считать публикацию изображения на собственной странице в соцсети актом разрешения гражданина использовать этот образ другими людьми.

Приведем пример судебной практики решения вопроса о нарушении права на собственное изображение. Так, изображение артиста Артура Толепова незаконно использовали для рекламы почтовой службы на календарях 2018 года. По заключению экспертизы специализированного криминалистического исследования был подтвержден фотомонтаж. Также было проведено специализированное габитологическое (портретное) исследование). Исковое заявление Толепова А. суд удовлетворил и взыскал с компании в пользу Толепова А. компенсацию за нарушение личных неимущественных прав сумму в размере 250 000 тенге, расходы понесенные за проведения экспертизы в размере 409 600 тенге и государственную пошлину в размере 36 500 тенге.

Требование о защите права человека на физическую неприкосновенность, а также других личных неимущественных прав обычно сопровождено требованием о компенсации морального вреда, которое должно учитываться при определении личности лица, чье право нарушено, его общественного положения, должности; личности лица, нарушившего право, и его материального положения; содержания клеветнической информации и ее серьезности в общественном сознании; числа экземпляров печатного издания и его воздействия на создание негативного мнения о истце среди населения; моральные и физические страдания человека, право которого нарушено; негативные последствия, которые имели место для человека в результате распространения информации, унижающей честь, достоинство, деловую репутацию; требования разума и справедливости и другие обстоятельства, заслуживающие внимания.

Приведенные выше обстоятельства в первую очередь учитываются при выявлении размера компенсации морального вреда. Но бывают и случаи необоснованного снижения судами суммы компенсации за моральный ущерб, несоблюдения требований рациональности и справедливости.

Представляется, что во избежание неоправданного завышения или занижения суммы денежной компенсации за моральный ущерб и обеспечения требований разумности и справедливости в законодательстве целесообразно установить конкретные обстоятельства, которые должны учитываться судами при определении размера компенсации за моральный ущерб.

Можно привести пример досудебного решения спора о защите права на собственное изображение. Так, актер Мүсiлiм Тәуекел обнаружил свое изображение в рекламе на информационном ресурсе www.instagram.com с сопровождением комментариев о его возможных пластических операциях. В частности, это была реклама казахстанской клиники пластической хирургии. Мүсiлiм Тәуекел не давал разрешения на размещение своего изображения в рекламе клиники. Каким образом были получены фотографии актеру также не было известно. Присутствует нарушение ст. 145 Гражданского кодекса Республики Казахстан. Мүсiлiм Тәуекел потребовал возместить в денежной форме личные неимущественные нрава на собственное изображение. Клиника пластической хирургии дала ответ на претензию в письменном виде. Сообщалось, что данная публикация была размещена по ошибке и сразу же удалена после получения претензии. Согласно соглашению сторон, клиника выплатила сумму в размере 500 000 тенге за причиненный ущерб и принесла свои извинения.

Что касается практики европейских стран, то она вытекает из основополагающих принципов Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция), которая также носит неофициальное название Европейской конвенции о правах человека и является основным документом Совета Европы. Любой гражданин или житель страны Совета Европы, который считает, что его права и свободы, закрепленные в статьях Конвенции, были нарушены, может обращаться в Европейский суд по правам человека, в случае когда соответствующая статья была ратифицирована его страной. Дела лиц, ставших жертвами нарушения права на собственное изображение в средствах массовой информации, рассматриваются в рамках статей 8 и 10 Конвенции. Статья 8 Конвенции, озаглавленная «право на неприкосновенность частной и семейной жизни», гласит:

«1. Каждый обладает правом на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство публичных властей в реализацию данного права, исключением являются случаи, если такого рода вмешательство предусматривается законодательством и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния государства, с целью предотвращения беспорядков либо преступлений, для охраны здоровья либо нравственности или защиты прав и свобод других лиц» .

Решения Европейского суда часто не могут содержать конкретных терминов и четких аргументов суда, которые могут быть намеренно реализованы. Вероятно, разрабатывая решения, Европейский суд стремится обеспечить широкое толкование своих решений в будущем. Избегая применения конкретных терминов и четких принципов правоприменения, Европейским судом предоставляются наилучшие возможности в области защиты нарушенных прав. Однако анализ этой практики, тем не менее, дает возможность определить конкретные принципы Европейского суда для определения взаимосвязи между правом публичного лица на собственное изображение и правом средств массовой информации.

Во-первых, для Европейского суда важен принцип исчерпания всех возможностей для нарушения права во внутренних судах; во-вторых, для Европейского суда важен принцип соблюдения баланса общественных интересов в отношении частной жизни человека и законного права человека на защиту частных сфер жизни. Как правило, общественные интересы общественности должны быть ниже требований индивида в отношении защиты частной жизни. В-третьих, являются значимыми обстоятельства получения изображений персоны: знал ли изображаемый о проводимой фотосъемке и/или видеосъемке его персоны в конкретный период времени, мог ли предполагать вторжение в его личную жизнь, либо изображение получили тайно, в обстоятельствах преследования изображаемого. В тех случаях, когда образ мог предполагать отсутствие необходимой доли частной жизни, например, находился в людном общественном месте, ему, вероятно, не приходилось полагаться на защиту права на собственное изображение. В тех случаях, когда изображение было тайно получено, практика показывает, что суд признает нарушение права на собственное изображение.

Сформируем основные выводы по изложенному материалу.

Определение «изображения гражданина» в Гражданском кодексе Республики Казахстан не нуждается в регламентации, так как может породить большое количество споров в данной области и нарушений права на изображение. Необходимо лишь, наподобие Европейского суда, создавать положительный опыт разрешения споров, возникающих из нарушения права на изображение гражданина.

Рамки компенсации морального вреда от нарушения права на собственное изображение должны быть обозначены в законодательстве Республики Казахстан с указанием минимального размера возмещения ущерба потерпевшему лицу.

Что же делать человеку, чьё изображение было незаконно использовано?

Для начала хотелось бы отметить, что в соответствии со ст. 63 ГПК РК

«Доказательствами по делу являются полученные законным способом сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела». Доказательства бывают как устные, так и письменные. Показания свидетеля — один из самых распространенных средств доказывания в гражданском процессе. Письменные доказательства в соответствии со п. 1 ст. 100 ГПК РК «документы, письма делового или личного характера, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела». Письменные доказательства могут быть представлены сторонами и другими лицами, участвующими в деле, а также по их просьбе истребованы судом.

Самым интересным разделом в нотариате и в судебной практике является обеспечение доказательства. В связи с отсутствием в законодательстве термина что понимается под обеспечением доказательства обратимся в краткий юридический словарь под редакцией А.Н. Азрилияна. Обеспечение доказательств — это способ закрепления данных о юридических и доказательственных фактах в случаях, когда есть основания опасаться, что их источники могут быть уничтожены, исчезнут или использование их станет затруднительным (предстоящий отъезд свидетеля в отдаленную местность, его тяжелая болезнь, дающая основание предполагать возможность смерти; подверженность вещи, являющейся вещественным доказательством, быстрой порче; возможность уничтожения или исчезновения объекта экспертизы и др.).

Согласно ст. 98 Закона Республики Казахстан «О нотариате» по просьбе заинтересованных лиц нотариус обеспечивает доказательства, необходимые в случае возникновения дела в суде или другом компетентном органе, если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным.

Заинтересованное лицо предъявляет Нотариусу заявление с изложением обстоятельств, в соответствии с которыми требуется обеспечение доказательств, указанием объекта или обстоятельства, которые будут служить в качестве доказательств, а также указываются сведения о том, что в суде или ином компетентном органе не имеется возбужденного дела. При принятии заявления Нотариус свидетельствует подлинность подписи заинтересованного лица на заявлении. Нотариус разъясняет заинтересованному лицу, что в случае, если обеспечение доказательств будет произведено после возбуждения дела в суде или ином административном органе, такое обеспечение в соответствии с требованиями законодательства не будет иметь силы.

Вопрос об обеспечении доказательств решается нотариусом каждый раз с учетом конкретных обстоятельств. При решении вопроса о необходимости обеспечения доказательства Нотариус выясняет обстоятельства, затрудняющие или делающие невозможным получение доказательств в будущем.

Далее приводим Вам алгоритм того, что делать, если вас оскорбили или оклеветали в социальных сетях или других СМИ:

Для этого Вам необходимо:

1. Зафиксировать факт оскорбления у нотариуса, который заверит вам Протокол осмотра доказательств.

2. Обратиться к специалисту-лингвисту, который определит — является ли опубликованное клеветой или оскорблением и выдаст профессиональное заключение.

3. Нанять адвоката, который подаст в суд жалобу о привлечении к уголовной ответственности ответчика за клевету и/или оскорбление и иск о возмещении морального вреда.

Список источников:

1. Капышева А.К. Использование изображений человека в средствах массовой информации // Вестник казахско-русского международного университета. — 2013. — С.96-105.

2. Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 27 ноября 2015 года № 7 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» // https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=39217526.

6. Закон Республики Казахстан от 14 июля 1997 года № 155-I «О нотариате» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 21.01.2019 г.)

7. Правила совершения нотариальных действий Нотариусами (Приложение 1 к приказу Министра юстиции Республики Казахстан от 31 января 2012 года № 31).

8. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. 2: И — О. М., 2006. — 754 с.

9. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., 2011. — 736 с.

10. Гаврилов Э. Защита внешнего облика и охрана изображения гражданина // Хозяйство и право. 2015. — № 10. С. 13-25.

11. Гришаев С.П. Право гражданина на изображение // «Гражданин и право», № 9, 2012. — С.96-100.

12. Эрделевский А.М. Об охране изображения гражданина // Законодательство. — М., 2007, № 7. — С. 9-13.

14. Краткий юридический словарь. М., 2005 -191 с.

15. Закон Республики Казахстан от 14.07.1997 года №155-I «О нотариате».