Синников Юрий Владимирович

16 марта свой профессиональный праздник отмечают борцы с экономической преступностью. В этот день в 1937 году в структуре Главного управления милиции НКВД СССР был создан отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией. Знаменитого ОБХСС как огня боялись и мелкие мошенники, и серьезные «дельцы». Но если в советское время махинации чаще совершались с реальным товаром, то сегодня преступники предпочитают иметь дело непосредственно с денежными средствами.

О том, какие преступления экономической направленности были совершены в краевом центре за прошедший год, нам рассказал начальник ОЭБ и ПК управления МВД России по городу Ставрополю подполковник полиции Сергей Шатилов.

— Сергей Николаевич, скажите, пожалуйста, как давно вы возглавляете отдел экономической безопасности и противодействия коррупции?

— С 2012 года. Изначально я пришел на службу в милицию в качестве участкового уполномоченного. В 2003 году перевелся в отдел экономической безопасности, сначала простым оперуполномоченным, затем старшим опером. В 2010 году я был назначен заместителем начальника отдела, а через два года стал руководителем. Хочу отметить, что большинство преступлений сегодня имеет именно экономическую окраску. Отделы БЭП и ПК занимаются всем, что касается борьбы с коррупцией, противодействия хищения бюджетных средств, нецелевого использования средств в сфере ЖКХ, нацпроектов, налоговых преступлений.

— Какие из экономических преступлений в Ставрополе преобладают?

— Безусловно, мошенничества. Пожалуй, с ними чаще других сталкиваются не только подразделения экономической безопасности, но и все остальные службы полиции. Если говорить о нашей работе, то в прошедшем году рост этой категории был связан с одной из известных строительных компаний. Жители города заключили договоры на приобретение строящихся квартир, но недобросовестный застройщик обманул их. Пострадало много людей, мы задокументировали более 80 эпизодов преступной деятельности. Дело масштабное, работали по нему совместно с краевым управлением. В настоящий момент ведется расследование.

— Если говорить о наиболее резонансных преступлениях прошедшего года, какие еще вы могли бы назвать?

— На самом деле их много. Это и фальшивомонетничество, и нецелевое использование бюджетных средств, и преступления в аграрной сфере… К примеру, в прошлом году была задержана группа фальшивомонетчиков, молодые ребята, в недавнем прошлом студенты вузов, которые захотели «легких денег». Они действовали на территории краевого центра на протяжении трех лет, но в очень скромных масштабах и с большой осторожностью.

Группа работала по стандартной схеме: в магазине брали товар на сумму 300 — 400 рублей и расплачивались пятитысячной купюрой. Соответственно, в качестве сдачи получали настоящие деньги. В результате проведения оперативных мероприятий установили и задержали одного из участников данной группы.

В итоге сумели доказать 17 эпизодов сбыта поддельных купюр. Как выяснилось, у них был налажен канал поставки фальшивых денег из одного из соседних регионов. Все материалы по этому поводу мы передали коллегам из данного субъекта для дальнейшей работы. Ну а «наши» доморощенные сбытчики подделок отправились под суд и уже получили заслуженное наказание.

Вообще, отделы БЭП регулярно проводят специальную операцию под названием «Купюра». Например, один раз в квартал собираем директоров магазинов «Магнит», проводим разъяснительную работу, раздаем брошюры, в которых указаны признаки подделок. Это приносит свои результаты: был случай, когда продавщица заподозрила, что купюра фальшивая, именно благодаря нашей брошюре и нажала тревожную кнопку, в результате чего сбытчика задержали.

— В названии вашего подразделения присутствует словосочетание «противодействие коррупции». Расскажите, как обстоит дело с этим направлением?

— Вообще, борьба с коррупцией находится в числе приоритетных направлений нашей работы. Среди самых «громких» коррупционных дел прошлого года можно выделить продажу дипломов о высшем образовании ректором и ее коллегами одного из высших образовательных учреждений Ставрополя. Так называемые «преподаватели» предлагали приобрести дипломы за 120 тысяч рублей без фактического обучения в вузе. Более того, когда эта преступная деятельность была выявлена, ректор предложила сотруднику нашего отдела взятку в размере более 20 тысяч долларов за прекращение проверки. И по факту продажи дипломов, и по факту дачи взятки сотруднику правоохранительных органов были возбуждены уголовные дела, впоследствии направленные в суд.

Если говорить вообще о взятках, то за 2016 год было возбуждено 19 подобных уголовных дел. Самая крупная взятка — 2 млн 200 тысяч — была выявлена еще в 2015 году, но уголовное дело возбуждено в 2016-м — налоговый инспектор взял деньги за прекращение проверки юридического лица.

Также нашим отделом было возбуждено единственное за год в крае уголовное дело по факту нецелевого использования бюджетных средств. Руководитель одного из детских спортивных учреждений города потратил деньги не на развитие детского спорта, а на ремонт собственного кабинета.

— Одно из уголовных дел, над которым вы работали, даже стало примером для соседних регионов…

— Мы выявили несколько преступлений, связанных с хищениями денежных средств у фермеров. Мошенники предлагали фермерам закупить у них химикаты, используемые в сельском хозяйстве, по заниженной цене. Ссылались на акции, прямые поставки, в общем, «заговаривали зубы» и убеждали фермеров оплатить «прямо сейчас», только в этом случае цена останется низкой. Говорили, что КамАЗ с продукцией уже в пути, осталось его только встретить… Конечно, сельхозпроизводители, которые считают каждую копейку, «купились» на щедрое предложение. В результате — ни денег, ни товара, сразу после поступления средств на расчетный счет продавец обрывал все контакты и исчезал.

Нам удалось установить преступников, на основании нашей работы действительно был сделан пример для правоохранителей соседних районов, за опытом приезжали сотрудники из разных регионов.

— Среди самых проблемных сфер нашей жизни вообще — жилищно-коммунальное хозяйство. Обращаются ли к вам с жалобами по этому направлению?

— Обращаются, причем регулярно. Так, на личный прием приходили жители дачного товарищества, жаловались на то, что они, регулярно оплачивая счета за коммунальные услуги, неожиданно для себя оказались в должниках. Начали проверку, обнаружили хищения со стороны руководства товарищества на сумму 1 млн 400 тысяч рублей за три года.

На самом деле таких случаев много: сотрудниками нашего отдела был выявлен ряд преступлений, связанных с хищениями денежных средств в дачных кооперативах.

— К вопросу о личном времени — оно вообще есть?

— Очень мало. На сотрудников приходится большая нагрузка, в месяц каждый рассматривает 15 — 20 обращений граждан, по которым затем принимается решение о возбуждении уголовного дела или отказе. Помимо этого, сотрудники повышают квалификацию — у многих помимо обязательного юридического образования есть еще и экономическое; ездят в командировки. Нам приходилось опрашивать людей в Чите, доставлять подозреваемых из Мурманска… Так же и к нам приезжают коллеги из других субъектов России.

Тем не менее мы не жалуемся. Мы знали, на что шли, когда подписывали контракт. Под Новый год я поздравлял семьи сотрудников, всем говорил спасибо за понимание, за то, что они терпят постоянное отсутствие своих мужей, отцов.

В целом коллектив подобрался молодой и очень трудоспособный.

— Что бы вы хотели пожелать сотрудникам подразделений экономической безопасности в свой профессиональный праздник?

— В первую очередь, здоровья, это самое главное. Конечно, хотел бы выразить признательность своему коллективу за те результаты, которых мы добиваемся сообща. Пусть неприятности обходят стороной, а те идеи, с которыми каждый из нас в свое время пришел на службу, — очищение общества от преступной «грязи», всегда остаются в приоритете.

На скамье подсудимых: начальник отдела по благоустройству и работе с жилыми массивами Советского района Казани Денис Воробьев, экс-начальник отдела муниципального заказа финуправления исполкома столицы РТ Юрий Синников, бывший директор и учредитель ООО «Стройтелеком», тесть Синникова Андрей Макаров и его бывший зам Татьяна Мишечкина. Все четверо находятся под домашним арестом.
По версии следствия, подсудимые от лица подконтрольных фирм участвовали в тендере на нанесение дорожной разметки в разных районах Казани. При этом они сильно занижали цену, из-за чего другие участники сходили с дистанции.

Однако одной фирме все-таки удалось получить контракт и даже начать наносить разметку. Но Воробьев, как считает следствие, направил официальное письмо, в котором значилось, что победитель аукциона якобы отказался от сделки. Поэтому победителем была признана фирма, занявшая второе место, – «Стройтелеком».

«Стройтелеком» заключил договор субподряда с официальным победителем, отдав за работу лишь половину стоимости контракта. В договоре специально были занижены объемы работ, чтобы отдать деньги еще одной фирме, якобы за нанесение разметки. Они, по мнению следствия, были похищены.

Таким же образом подсудимые поступили и с ООО «Автогаз», которое дважды выигрывало тендеры в Кировском и Московском, а также в Вахитовском и Приволжском районах Казани.

Сегодня в суд вызвали начальника отдела правового управления аппарата исполкома Казани Александра Токмакова, который не присутствовал на прошлом заседании.

«В 2015 году проводились работы по нанесению дорожной разметки. В результате торгов выиграла организация, стоимость выполненных работ которой и затраты на это существенно отличаются, – бюджету Казани причинен ущерб», – отметил Токмаков.

Александр Токмаков не смог назвать точную сумму ущерба. По версии следствия, эта цифра перевалила за 45 млн рублей.

Также представитель потерпевшей стороны рассказал о том, как выглядит процесс получения денег из бюджета на нанесение разметки. В 2014–15 годах заказчиками выступали районные администрации. Они составляли смету и отправляли ее в исполком. После одобрения город выделял определенную сумму, на которую проводились торги. Постановления о выделении денег, по словам Токмакова, подписывались руководителем исполнительного комитета.

Однако начальник отдела правового управления аппарата исполкома не смог ответить на вопрос защитников о том, контролируют ли власти, как расходуются выделенные деньги или же нет. По его словам, о том, что бюджету города нанесен ущерб, стало известно только после проведения следствием экспертизы.

Допросили в суде и заместителя генерального директора «Автогаза».

«Мы с 2008 года занимаемся нанесением разметок. Закупили машины, которые наносят разметку краской. Затем взяли машину, которая наносит разметку термопластиком – он долговечнее, но при этом дороже», – рассказал Рустем Хафизов.

«Автогаз» в 2015 году участвовал в двух аукционах, однако в обоих случаях они заметили странную тенденцию – буквально через десять минут после начала торгов цена контракта резко падала вниз. Однако в фирме решили пойти на принцип и во что бы то ни стало получить эту сделку.

В обоих случаях «Автогаз» победил, правда, в первом случае они предложили цену в 11 млн рублей против заявленных 30 млн (Кировский и Московский районы), а также 25 млн рублей против 40 за нанесение разметки в Вахитовском и Приволжском районах.

Не дожидаясь официального подписания контракта, в обоих случаях «Автогаз» заранее приступил к работе. Свидетель на вопрос суда ответил, что это были их коммерческие риски, на которые они пошли, чтобы не простаивала техника и чтобы успеть уложиться в срок.

Однако внезапно выяснилось, что у «Автогаза» нет банковской гарантии. Договор с властями заключить нельзя, а значит, победителем автоматически становится фирма, занявшая второе место, – «Стройтелеком».

Опять же, в обоих случаях «Стройтелеком» заключает с «Автогазом» договор субподряда на цену большую, чем запрашивал сам «Автогаз» в контракте. И при этом просит в документах занизить объем выполненных работ, чтобы вновь вписать еще одну фирму, якобы тоже наносившую разметку.

Свидетель Ленар Алеев – начальник отдела внешнего благоустройства и строительства администрации Вахитовского и Приволжского районов РТ рассказал суду, что именно исполком присылал в администрацию окончательную смету, в которой прописывалось, на каких именно улицах какая разметка должна была появиться, чем она должна быть нанесена – краской или термопластиком и сумма, которую за эти работы можно заплатить.

«Я разговаривал с представителем фирмы «Стройтелеком”. На объекте работали строители. Я не могу сказать, были это рабочие подрядчика или субподрядчика. С представителем «Автогаза” я общался на том этапе, когда они победили в муниципальном конкурсе», – подчеркнул Алеев.

Слова Алеева относительно того, кто же все-таки решал вопрос о том, какая разметка будет на улице, подтвердил и его коллега – Александр Батманов, начальник отдела внешнего благоустройства и строительства администрации Московского и Кировского районов.

«Мы готовим сметы и каждый год передаем в бухгалтерию администрации, сметы на следующий год, нам обратно приходит определенный лимит на разметку. Нам доводят под это сумму, на каких улицах какая разметка должна быть. На 2015 год мы просили большую сумму – хотели больше термопласта нанести», – рассказал Батманов.

Также Батманов подчеркнул, что они не имеют технической возможности проверять качество нанесенной разметки, а потому у властей заключен договор с Ростехнадзором, который этим и занимается. Сотрудник того же отдела Андрей Фомин подтвердил, что на место чиновники выезжали только для контроля некоторых аспектов.

«Мы выезжали на места, я как представитель района выезжал, они делали замеры, а я следил, чтобы они записывали показатели на бумагу и не перепутали цифры», – рассказал Фомин.

У суда осталось много вопросов к представителю стороны пострадавшей, в связи с этим суд попросил Токмакова подготовиться к следующему судебному заседанию и предоставить на них ответы.