Сергей мельник волонтер отзывы

Начинаем цикл постов, который расскажет о тех людях, которые, следуя зову души, делают добрые дела. Сегодня мы расскажем вам о человеке, который, начав со служения людям в качестве добровольца, привлек к этому делу сотни людей, которые, колеся по всей России, помогают людям вещами, деньгами, строят приюты, храмы и монастыри и это далеко не полный перечень всех дел этого замечательного человека! Итак: Сергей Мельник.

Вместе с другими добровольцами Сергей Мельник забирает бездомных с вокзалов, ремонтирует дома многодетным семьям и устраивает экскурсии для детей с Донбасса. Сергей помогает многодетным семьям вещами, продуктами. Каждую субботу из Москвы отправляется машина с разными нужностями в отдаленные и особенно нуждающиеся регионы России.

С апреля мы Сергей начинает труднические поездки. Каждую субботу все желающие могут ездить в села и восстанавливать храмы. Сергей собирает добровольцев через свою страничку вконтакте. https://vk.com/fondmil

Пусть теперь он расскажет о себе сам. Эта статья взята частично из КП. Можете в конце перейти по ссылке на полную статью.

«МЕНЯ БОЯЛИСЬ В МЕТРО»

Первое, что бросается в глаза, когда видишь Сергея Мельника, — борода и в ней улыбка. Улыбается он всегда, везде и всем. И весь такой большой, одной ладошкой сгребет и меня и нашу Женю с камерой, становится похож на Винни-Пуха.

Мельнику звонят.

— На каком вокзале? Без детей? Откуда? А чего не возвращается? К сожалению, пока некуда. Все забито. Была бы с ребенком, еще подыскали бы… Вы ее хоть на Иловайскую отвезите — там приют для бездомных. Помоется, поест, в чистое оденется. Но там долго не не держат.

Потом уже объясняет: звонила незнакомая женщина, увидела на Курском вокзале нищенку, молодую — приехала на заработки из Краснодарского края, обмнаули, а домой возвращаться некуда, сын выгнал. Телефон Мельника можно запросто найти в соцсетях: «Увидели бездомного — позвоните или дайте ему мой номер!» Звонков за день — сотни.

— Я сроду не думал, что моя жизнь вот так сложится. Все рвался зарабатывать. Отучился в ПТУ на сварщика, в 90-х — палатки на рынках. Потом — стройки. Столько профессий освоил — каменщик, стропольщик… Шел к цели, с людьми не церемонился. Милиция? Не. Дрался — это бывало. Но от серьезного Бог отвел.

А 10 лет назад, в 25, «грозовой бородач» познакомился с Людой Покровской — женщиной-волонтером.

РАЗНЫЕ СУДЬБЫ

На тот момент Люда уже 15 лет каталась по детским домам и интернатам, собирала бродяг по вокзалам.

— Она повезла меня под Тулу — в городок Чекалин. В дом престарелых. То, что я увидел — перепахало. Грязь, вонь, гнилые матрасы, крысы. Я узнал, что в таких домах вместе со стариками живут молодые ребята — инвалиды Афгана и Чечни. Без рук, без ног, спиваются… Вместе с еще двумя другими волонтерами мы нашли спонсоров. В интернате сделали ремонт, закупили мебель. Он в конфетку превратился. Но в 2010-м его закрыли. А Люда несколько лет назад погибла.

Сергею постоянно названивают с просьбами о помощи.Фото: Евгения ГУСЕВАtrue_kpru

До Троице-Сергиевой Лавры мы едем полтора часа, потом обратно. Мельник не умолкает ни на минуту, я понимаю, что записывать дальше в блокнот — бесполезно, страниц не хватит, а диктофон… Да к черту. Сиди и слушай. Он листает судьбы — как картинки.

Вот семья Шевчик из Суздаля — у них 16 родных детей. У дедушки Шевчика — 51 внук («про них напишите обязательно»). Или Панины — тоже с Владимирщины. 13 детей и крохотная хижина в 48 «квадратов» на всех.

— Возим им продукты, одежду. Как собираем? Соцсети. Сейчас же все в интернете. Некоторые родители, которым мы помогаем, сами становятся волонтерами. Есть такие Бусыгины — под Тверью. 11 ребят. Мы им теплицу построили. Отец теперь с нами катается, гуманитарку другим развозит. Разные истории. У матери-одиночки забрали пятерых детей — из-за бедности. Мы ей дом отремонтировали, технику купили. И даже коз. Детей вернули. Или Юленька Павлова. Школьница, семья небогатая. Но талантище, занимается пауэрлифтингом. Мы помогли собрать ей деньги на поездку на первенство России, заняла 2-е место. Потом еще на чемпионат Европы отправили — там наша Юля стала первой. А еще мы с лечением детям помогаем. Тем, кому нужны сложные операции — это сейчас называют высокотехнологичной медицинской помощью. Ее ведь порой годами ждут. Наши волонтеры общаются с докторами ведущих московских клиник — ни разу еще никто не отказал.

Долго и по-особому Мельник говорит о Донбассе. Туда — гуманитарка, оттуда — детей в Москву на экскурсии. Когда летом 2014-го к нам хлынули потоки из Донецка и Луганска — мотались по лагерям для беженцев, круглосуточно.

Мельнику снова звонят.

— Вы сейчас где? В какой бытовке на вокзале? Внучка с вами? Четыре годика… Ясно. А дочка? Дайте ей мой номер…

— Алло, здорОво. Нет местечка? Семья с ребенком, некуда идти. Совсем? Ну придумаешь что — звони. Я тоже буду думать.

Женщина с дочкой и внучкой приехали — как раз с Донбасса, работали на каком-то частном заводе. Хозяин сменился. Пришли охранники и прогнали. На мороз. Кто-то дал им телефон Мельника — его вокзальные знают.

— Думал, в центр реабилитации их пристроить — в Подмосковье, он для одиноких мам с детьми. Но там ремонт. Прошлой зимой я снимал отдельный дом, тоже в Подмосковье. Возил народ туда. Только владелец в итоге заявил — мол, хватит, электричества много жгут.

НЕНУЖНЫЕ ЛЮДИ

Мошенников, говорит Мельник, тоже много. Его волонтеры «пробивают» всех — особенно тех, кто просит в интернете. Выясняют в администрации, в полиции. Отсеивается каждый третий.

И ему снова звонят. И снова. И…

— Вы женаты?

— Нет. Не успел еще, — виновато.

— И не хотелось ни разу взять и все ЭТО бросить? Жить — для себя?

— Я не думал. Не успеваю… Я, знаете, придумал такую игру. «Круговорот добра в природе». Помогаешь одному человеку, тот — другому. И по цепочке люди понимают: надо делать добро, и оно к тебе вернется. Помните — как в кино, «закон пяти рукопожатий»?

Мельник не сумасшедший. Сумасшедший не станет среди ночи греть макароны с котлетами и кормить бомжа в подъезде, а Мельник — греет. И потом бежит следом, потому что забыл про баклажку с чаем. Сумасшедший в выходной не поедет драить стены в женском монастыре, а Мельник наутро после картошки для Лавры — погнал в Марфо-Мариинскую обитель. С волонтерами, тряпками и швабрами. Сумасшедший не увидит очевидного:

— Бездомные никому не нужны. А если этими людьми заняться, их реально вернуть к нормальной жизни. Только те, кому я лично помогал, бросали пить, шли работать. Женились даже. Был даже один негр. Настоящий! Учился в России, работу не нашел, зато женился. Но с тещей не поладил — та его и прогнала. Денег ехать на родину нет. Толковый парень, я ему работу нашел на стройке. Разные судьбы. И врачи, и учителя… Люди, в общем.

Картошку в Лавре мы выгрузили. Несколько мешков забросили в центр реабилитации детей с синдромом Дауна (то, что ее привез какой-то Мельник, там не знали — думали, это от монахов). А еще встретили семью Игоря и Татьяны Горбонос из деревни Колодези под Калугой. В середине октября у них сгорел дом и все-все-все —одежда, документы. И коровы.