Семейные соглашения в нотариальной практике

В современных условиях рыночной экономики и конкуренции одним из важнейших ресурсов становится доверие. Компании и корпорации, основанные на доверии между учредителями, выступают на рынке как консолидированная сила, получая тем самым необходимые конкурентные преимущества. Доверие, которое во многом является основой для создания бизнеса, может быть порождено, например, семейной близостью и самой природой семьи. Так, по данным Forbes, семейные компании, где владельцам нечего делить, растут быстрее, чем другие фирмы <1>.
———————————
<1> Жохова А. Компании, где владельцам нечего делить, растут быстрее других // Forbes. 2013. 28 октября // http://www.forbes.ru/kompanii/246653-dinamichnyi-biznes-kak-vyglyadit-semeinaya-kompaniya-v-rossii.
Такие всемирно известные компании, как Ford, Samsung, Siemens и Walmart, по большей части находятся во владении и управлении представителей семей основателей бизнеса, а компания Mars вообще является непубличной и полностью принадлежит внукам ее основателя Ф. Марса. Отсюда следует, что имущественные отношения между членами семьи могут оказывать существенное влияние не только на настоящее и будущее самой семьи, но и на мировой рынок в целом. А значит, всегда будет существовать необходимость в правовом урегулировании и сопровождении имущественно-семейных отношений, которые реализуются главным образом путем заключения семейных соглашений.
Определение понятия «семейное соглашение» в нашем законодательстве отсутствует. Тем не менее современный законодатель все больше ориентируется на соглашение как на средство правового регулирования отношений между сторонами, которое к тому же является многоотраслевым институтом и существует не только в гражданском праве <2>. В зависимости от отрасли права, в которой применяется договорное регулирование, оно приобретает специфический характер, обусловливаемый особенностями регулируемых отношений <3>. Так, трудовые договоры, действующие в рамках трудового права, имеют свою специфику, не похожую на особый семейно-правовой характер соглашений в семейном праве.
———————————
<2> См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 293.
<3> См.: Калабеков Ш.В. О понимании конструкции «договор» // Юрист. 2002. N 11. С. 14.
В отечественной правовой науке издавна ведется дискуссия о соотношении гражданского и семейного права, которая напрямую влияет на определение правовой природы семейных соглашений. Ученые и практики, считающие семейное право лишь подотраслью или институтом гражданского права, относят все сделки в семейном праве, прежде всего соглашения, к обычным гражданско-правовым договорам. Так, М.В. Антокольская, признавая определенную специфику брачного договора и соглашения об уплате алиментов, не считает их особыми договорами семейного права <4>. Другие исследователи, наоборот, ссылаются на множество особенностей, присущих семейным соглашениям, такие как определенный субъектный состав, ограниченность действия принципа свободы договора и направленность семейных соглашений на интересы семьи, и делают вывод об особенной семейно-правовой природе данных соглашений <5>.
———————————
<4> Антокольская М.В. Семейное право. М., 1996. С. 167.
<5> См., например: Чефранова Е.А. Механизм семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2007. С. 334; Чашкова С.Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 51.
По нашему мнению, общая путаница и несогласованность позиций в отношении природы семейно-правовых отношений связана с тем, что члены семьи (участники семейных правоотношений) одновременно являются участниками гражданских правоотношений. Соответственно, на практике все имущественные отношения внутри семьи будут прямо или косвенно влиять на правовое положение супругов и иных членов семьи как участников гражданского оборота. К примеру, заключение брачного договора регулирует собственно семейные отношения (в частности, переход личного добрачного имущества супругов в общую совместную собственность), которые существенно отличаются от гражданских, ведь, даже обладая полной гражданской дееспособностью, два гражданина не могут заключить подобный договор, не вступая в брак, являющийся институтом исключительно семейного права. В то же время брачный договор обязательно отразится на положении супругов как субъектов гражданского права: изменится их имущественное положение, могут быть затронуты права кредиторов, залогодержателей; переход в общую совместную собственность акций или долей в ООО может существенно повлиять на вопросы, связанные с корпоративным управлением, и др.
В связи с этим, когда мы пытаемся однозначно отделить семейные отношения от гражданских или, наоборот, полностью включить семейное право в рамки гражданского, мы неизбежно сталкиваемся с умозрительной, упрощенной моделью, которая для собственной стабильности и непротиворечивости вынуждена корректировать или игнорировать часть реальности. В действительности, как мы уже сказали, семейные правоотношения, особенно связанные с имуществом, практически всегда влияют на положение их субъектов в качестве участников гражданских правоотношений, а значит, создают, изменяют или прекращают гражданские права и обязанности. Но такой подход ни в коем случае не означает, что семейное право является частью гражданского права: он просто демонстрирует взаимосвязь этих отраслей права и их влияние друг на друга.
Таким образом, нам следует констатировать межотраслевой характер семейных соглашений. Чаще всего они не ограничиваются семейным правом и оказывают влияние на гражданско-правовой статус их субъектов. Пользуясь хорошо разработанной терминологией гражданского права, определяющей понятия «сделка» и «договор», мы можем определить, что семейными являются соглашения, совершаемые по основаниям и в порядке, которые установлены семейным законодательством, между лицами, вступающими в брак, супругами и бывшими супругами, иными гражданами, отнесенными семейным законодательством к членам и бывшим членам семьи, направленные на возникновение, изменение или прекращение семейных, а также гражданских прав и обязанностей.
Важную роль в данной сфере играет нотариус, на которого государством возложена функция удостоверения различных семейных соглашений. На протяжении большого периода истории не только России, но и Европы деятельность нотариата тесно связана с семейными отношениями. Так, нотариусы традиционно занимаются ведением наследственных дел, в рамках которых чаще всего осуществляется перераспределение имущества в рамках одной и той же семьи. Законодательное закрепление особой роли нотариуса в удостоверении ряда семейных соглашений, связанных с имуществом, основано на тех прямых и косвенных преимуществах, которые это удостоверение дает членам семьи.
К числу таких преимуществ можно отнести то, что нотариус, во-первых, разъясняет сторонам последствия совершаемого юридического действия, во-вторых, при удостоверении соглашений проверяет дееспособность граждан и, в-третьих, обладая определенной квалификацией и знаниями, оказывает юридическую помощь сторонам при подготовке соглашения, тем самым уменьшая риск заключения незаконных сделок. Перечисленные достоинства приобретают особо важное значение при удостоверении именно семейных соглашений, сторонами которых, как правило, являются юридически неграмотные субъекты, не умеющие ни правильно сформулировать условия договора, ни четко выразить свою волю.
Одновременно требование о нотариальном удостоверении находится в полном соответствии с основными началами семейного законодательства, изложенными в ст. 1 Семейного кодекса Российской Федерации <6> (далее — СК РФ). В частности, семейное законодательство исходит из стремления к укреплению семьи. Нотариус, удостоверяя сделки между членами семьи, помогает им лучше понять их собственные интересы и правовые позиции, услышать друг друга и выработать понятные правила взаимодействия в сфере имущества на годы вперед. Такой подход позволяет заранее согласовать все сложные и спорные аспекты, предотвращая потенциальные конфликты в будущем. Таким образом реализуется превентивная функция нотариата. Нередко в мировой и российской практике нотариус выступает в качестве медиатора в случае конфликта между супругами, помогая найти взаимоприемлемое решение и создать на его основе новый договор. Это способствует указанному в СК РФ разрешению внутрисемейных вопросов по взаимному согласию.
———————————
<6> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.
Одним из самых распространенных примеров нотариального удостоверения семейных соглашений является удостоверение брачных договоров. Рассмотрим этот пример подробнее.
Сегодня в России институт брачного договора получил достаточно большое распространение. Расширился круг объектов права собственности граждан: в него теперь могут входить земельные участки, квартиры, акции, паенакопления в производственном кооперативе, транспортные средства и т.д. Появились семьи, владеющие значительными доходами, у которых возникла потребность защитить свое богатство, капитал. Как и в большинстве зарубежных государств, брачный договор заключается в основном в состоятельных семьях. Вместе с тем опыт зарубежных стран показывает, что все большее число людей даже среднего достатка, вступая в брак, заключают брачный договор. Это объясняется увеличением количества разводов и вытекающим из этого стремлением супругов обезопасить себя от имущественных потерь в случае развода <7>.
———————————
<7> См.: Ралько В.В., Репин Н.В., Дударев А.В. и др. Нотариат: Учебник. М., 2016. С. 172 — 176.
В современном российском законодательстве нормы о брачном договоре впервые появились в Гражданском кодексе Российской Федерации <8> (далее — ГК РФ), а именно в ст. 256, в которой закреплены положения об имуществе супругов. ГК РФ установил в качестве общего правила режим общей совместной собственности в отношении имущества супругов, предоставив последним возможность самим с помощью договора изменить или скорректировать этот режим.
———————————
<8> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
Однако свое настоящее раскрытие институт брачного договора получил после принятия СК РФ, где договорному режиму имущества супругов была посвящена отдельная гл. 8 и где впервые на законодательном уровне был введен термин «брачный договор». В соответствии со ст. 40 СК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих брак, или соглашение супругов, определяющее их имущественные права и обязанности в браке и (или) в случае его расторжения.
Брачный договор может быть заключен как до государственной регистрации брака, так и в любое время в период брака. В зависимости от момента заключения определяется момент вступления этого договора в законную силу: если брачный договор заключен до регистрации брака, то он вступает в силу только с момента регистрации брака, если же он заключен в период брака, он вступает в силу с момента его нотариального удостоверения.
Как уже отмечалось, форма брачного договора — нотариальная. Е.А. Чефранова верно указывает, что цель подобного законодательного решения очевидна — придать отношениям сторон необходимую определенность, снять основания для споров в будущем относительно факта заключения договора и его содержания, а также обеспечить соответствие содержания брачного договора требованиям закона. Такие требования к форме связаны с особенностями семейно-правовых отношений, имеющих длящийся характер, следствием чего брачный договор призван регулировать отношения супругов в течение весьма продолжительного времени, определяя имущественные права и обязанности на будущее время <9>. При этом мы видим две главные задачи нотариуса при удостоверении брачного договора.
———————————
<9> Чефранова Е.А. Указ. соч. С. 323.
1. Обеспечить соответствие воли и волеизъявления супругов. Удостоверяя соглашение, нотариус в соответствии со ст. 54 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате <10> обязан разъяснять сторонам смысл и значение представленных ими проектов договоров и проверять, соответствует ли их содержание действительным намерениям сторон. Без этого не будет проверен важный признак договора — совпадение воли сторон и их направленность на возникновение, изменение или прекращение семейных и гражданских правоотношений. Нотариусу также необходимо удостовериться в том, что стороны осознают последствия (фактические и правовые) вступления в договорные отношения.
———————————
<10> Российская газета. 1993. 13 марта.
Таким образом, прежде чем приступить к составлению, подписанию или удостоверению договора, нотариус (под угрозой его недействительности) должен обязательно выяснить, способно ли совершающее сделку лицо понимать значение своих действий или руководить ими, не заблуждается ли оно в отношении сделки, не совершает ли оно свои действия в результате обмана, насилия или угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны сделки с другой или стечения тяжелых обстоятельств, а равно выяснить, имеются ли иные обстоятельства, на основании которых в соответствии с положениями § 2 гл. 9 ГК РФ сделка может быть признана недействительной. К тому же необходимо разъяснить специальные основания признания семейного соглашения недействительным, которые приведены в СК РФ для каждого семейного соглашения в отдельности. Кроме того, нотариус обязан разъяснить лицам, совершающим сделку, их права, обязанности, ответственность и, главное, последствия совершаемого нотариального действия. Указанные обязанности возложены на нотариуса для того, чтобы юридическая неосведомленность обратившихся к нему лиц не могла быть использована им во вред, и в целом снижает юридические риски для сторон договора <11>.
———————————
<11> См.: Ралько В.В., Ралько В.В., Фомин В.А. и др. Договоры в нотариальной деятельности. М., 2016.
Все это служит обеспечению совпадения воли и волеизъявления сторон, грубо говоря, позволяет каждой стороне получить при заключении соглашения именно то, что она хочет. Следовательно, этим достигается цель предотвращения потенциальных конфликтов и судебных споров в будущем.
2. Обеспечить соблюдение императивных норм права. Семейные соглашения, в отличие от других гражданско-правовых договоров, существенно ограничены нормами СК РФ. Задачей нотариуса при удостоверении семейных соглашений (в рассматриваемом нами случае — брачного договора) является строгое отслеживание соблюдения сторонами императивных норм семейного права. Укажем основные правовые ограничения, установленные в нашем законодательстве для брачного договора.
Главным признаком и одновременно главным ограничителем брачного договора является его тесная связь с институтом брака. В СК РФ отсутствует полноценное определение брака, однако в разных статьях обозначаются его косвенные признаки. К примеру, абзац 2 части 1 ст. 14 СК РФ указывает на то, что лицо, состоящее в зарегистрированном браке, не может заключить новый брак. Из этой нормы можно сделать косвенный вывод о том, что российское законодательство допускает исключительно моногамный брак. Такой подход, естественно, сразу же превращает брачный договор в исключительно двухстороннюю сделку, что подтверждается и Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 18 декабря 2007 г. N 851-О-О <12>.
———————————
<12> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 18 декабря 2007 г. N 851-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Рязапова Нагима Габдлахатовича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1 статьи 12 и статьи 14 Семейного кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».
Не могут стать сторонами брачного договора лица, заключение брака между которыми не допускается, а именно:
— лица, из которых хотя бы одно уже состоит в зарегистрированном браке;
— близкие родственники, которыми признаются родственники по прямой восходящей и нисходящей линии (родители и дети, дедушки, бабушки и внуки), полнородные и неполнородные (имеющие общих отца или мать) братья и сестры;
— усыновители и усыновленные;
— лица, хотя бы одно из которых признано судом недееспособным вследствие психического расстройства.
Субъектный состав брачного договора обладает и другими особенностями. Во-первых, в российском праве брак является исключительно союзом между мужчиной и женщиной, что напрямую следует из пункта 3 ст. 1 СК РФ. В связи с этим субъектами брачного договора могут быть только мужчина и женщина. Эта позиция подтверждена Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 496-О, в котором указано, что и Конституция Российской Федерации, и международные правовые нормы исходят из того, что одно из предназначений семьи — рождение и воспитание детей <13>. Во-вторых, субъектами брачного договора могут быть граждане, либо вступающие в брак, либо состоящие в зарегистрированном браке. Факт состояния в зарегистрированном браке должен подтверждаться свидетельством о заключении брака. Что касается лиц, вступающих в брак, то закон четко не устанавливает, с какого момента гражданин может быть отнесен к этой категории. Некоторые нотариусы требуют справку из органов ЗАГС о том, что данными лицами было подано заявление о вступлении в брак. Однако, на наш взгляд, подобная практика является порочной. Поскольку законодатель не установил четких критериев и документов, которые можно проверить, мы предлагаем ориентироваться на заявление самих обратившихся лиц о том, что они являются лицами, вступающими в брак.
———————————
<13> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2006 г. N 496-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Э. Мурзина на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 12 Семейного кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».
Также особые требования к субъектному составу договора делают невозможным его заключение между фактическими супругами. По мнению М.В. Антокольской, между фактическими супругами возможно заключение соглашения, к которому могут быть применены нормы о брачном договоре по аналогии закона. Более того, автор полагает, что в связи со значительной распространенностью фактических браков целесообразно прямо разрешить таким супругам заключать брачное соглашение, в том числе и с условием распространения на их имущество режима общей совместной собственности <14>. По нашему мнению, следуя принципу свободы гражданско-правового договора, фактические супруги могут оформить соглашение об установлении режима раздельной или долевой собственности на приобретаемое имущество, а также о регулировании обязательственных отношений между собой. Однако это не будет брачным договором в точном значении слова. Такой договор должен подчиняться общим положениям гражданского права.
———————————
<14> Антокольская М.В. Семейное право. М., 1996. С. 134.
Т.И. Зайцева утверждает, что возможность заключать брачный договор появляется также у эмансипированных лиц в соответствии со ст. 27 ГК РФ <15> (согласно этой статье, несовершеннолетний, достигший возраста 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту или с согласия законных представителей занимается предпринимательской деятельностью. Эмансипация производится по решению органа опеки и попечительства с согласия законных представителей либо при отсутствии такого согласия, по решению суда). С этой позицией сложно согласиться, ведь в ходе эмансипации речь идет об обретении гражданином исключительно полной гражданской дееспособности, которая не распространяется на другие сферы права (уголовное, административное, а также семейное). Эмансипация не влечет автоматического возникновения полной семейной дееспособности. Поэтому даже эмансипированному гражданину как для вступления в брак, так и для заключения брачного договора соответственно необходимо получить разрешение органов местного самоуправления до достижения 18-летнего возраста.
———————————
<15> Настольная книга нотариуса: В 4 т. М., 2015. Т. 3. Семейное и наследственное право в нотариальной практике. С. 9.
Законодатель также установил четкие требования к содержанию брачного договора. Коснемся тех аспектов, которые не могут быть предметом брачного договора, однако на практике стороны нередко требуют их включения в договор.
В первую очередь следует упомянуть запрет на ограничение правоспособности или дееспособности каждого из супругов (или лиц, вступающих в брак) в пункте 3 ст. 42 СК РФ. Эта норма воспроизводит применительно к брачному договору общую норму ст. 22 ГК РФ, в соответствии с которой сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны. В нашей практике нередко встречались примеры, когда стороны хотели включить в договор условия, ограничивающие правоспособность одного из супругов, в частности ограничивающие право супруга на употребление алкоголя, участие в азартных играх, общение с определенными людьми, а также работу в определенных компаниях или областях.
По своей сущности брачный договор посвящен урегулированию имущественных отношений между супругами, а потому в нем невозможно урегулировать их личные неимущественные отношения. Это ограничение связано с тем, что юридический характер принимают лишь те общественные отношения, поведение участников которых: (а) закреплено в нормах права и (б) обеспечено мерами государственного принуждения. Включение же в договор положений, носящих, по сути, неправовой характер, не имеет смысла, так как в случае нарушения права будет невозможно применить государственное принуждение. Кроме того, такой запрет обусловлен сущностными особенностями отношений между супругами (неотчуждаемость личных прав, перенос центра тяжести в их обеспечении на нормы нравственного характера) <16>.
———————————
<16> Низамиева О.Н., Сакулин Р.А. Брачный договор: актуальные проблемы формирования содержания // Юрист. 2006. N 12. С. 12.
В заключение следует добавить, что само по себе распространение практики заключения брачных договоров мы рассматриваем как позитивное явление в социальном отношении. Во-первых, благодаря заключению брачного договора супругам (или будущим супругам) удается заранее прояснить «правила игры», согласовать основные моменты имущественных отношений в браке, что делает семейный союз более осознанным и стабильным. Во-вторых, брачный договор позволяет предотвратить или сгладить потенциальные конфликты в будущем, ведь супруги могут предварительно обсудить все спорные пункты в присутствии нотариуса, который является профессионалом в сфере предотвращения споров и конфликтов, и прийти к консенсусу по каждому из них. В-третьих, брачный договор позволяет сохранить или даже приумножить ценность определенного имущества, особенно бизнеса, ценность которого может резко упасть, если в результате конфликта супругов-владельцев происходит паралич деятельности компании. В-четвертых, брачный договор позволяет защитить интересы третьих лиц — прежде всего кредиторов супругов.

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Некоторые вопросы правового регулирования брачного договора как института защиты прав супругов

А.Т. Алтыбаева,

соискатель Института философии и политико-правовых исследований

Национальной академии наук Кыргызской Республики,

депутат Жогорку Кенеша Кыргызской Республики

Кыргызская Республика, г. Бишкек

Аңдатпа

Аталмыш мақала некелесу шартының салалығына қарай анықталады, некелесу шартының субъектілері (неке шартына тұра алатын тұлғалар), некелесу шартының пәні, некелесу шартындағы шектеулер некелесу шартының жеке мәселелерін қарастырады. Неке шартының заңды күшке енуі айрықша ашылған.

Tүйінді сөздер: некелесу шарты, сала бойынша некелесу шарты, некелесу шартының субъектілері, ортақ меншік, әр ерлі-зайыптылардың меншігі, төлеу алименты бойынша мәміле.

Аннотация

Данная статья раскрывает отдельные проблемные вопросы брачного договора: определяется отраслевая принадлежность брачного договора, субъекты брачного договора (лица обладающие правом заключать брачный договор), предмет брачного договора, ограничения в брачном договоре. Особо был раскрыт вопрос порядка вступления в юридическую силу брачного договора. Определена значимость в брачном договоре прав и обязанностей родителей в отношении собственных детей.

Ключевые слова: брачный договор, отраслевая принадлежность брачного договора, субъекты брачного договора, совместная собственность, имущество каждого из супругов, соглашение об уплате алиментов.

Annotation

Договорные отношения в семье являются новыми для законодательства нашей страны. Поэтому вызывают острый интерес в обществе.

Предназначение брачного договора — это определение правового режима имущества супругов или лиц, вступающих в брак.

Брачный договор как договор, содержательно регулирующий семейные отношения включает также нормы гражданского законодательства. Соответственно к брачному договору применяются нормы гражданского законодательства о сделке, об исполнении обязательств.

Согласно ст. 275 Гражданского кодекса было установлено — имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если законом или договором между ними не предусмотрено иное.

Наличие именно данной нормы позволило супругам самостоятельно устанавливать в договорном порядке наиболее приемлемый для них правовой режим в отношении имущества.

Семейный кодекс пропорционально этому устанавливает нормы, допускающие заключение брачного договора, определяющие круг субъектов, содержание договора, порядок его заключения и т.д.

Все же брачный договор как институт семейно-правовых отношений содержит в себе ряд правовых проблем.

Так на сегодняшний день нет ответа об отраслевой принадлежности брачного договора — гражданско-правовой договор или договор особого рода.

Ученые-юристы, исследующие имущественные правоотношения между супругами в большей степени склоняются к мысли о гражданско-правовом значении данного договора .

Однако, существует несколько правовых оснований для того чтобы признать брачный договор договором особого рода, договором семейно-правовым. Категория «договор» является категорией не только гражданско-правовой, но такие конструкции встречаются и в других отраслях права (в трудовом, международном и других).

Представляется, что наличие между супругами действующего брачного договора, в котором урегулирован режим собственности на все имущество, исключает возможность раздела общего имущества по соглашению о разделе.

Заключая брачный договор супруги, могут изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

В статье 45 Семейного кодекса Кыргызской Республики определяется, что «Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов», иначе говоря условия брачного договора являются гибкими. Так как данная норма позволяет сторонам любые положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

Супруги вправе самостоятельно определить те условия, которые они хотят включить в свое соглашение, лишь соблюдая установленные законом ограничения.

Исходя из этого необходимо придать брачному договору комплексный характер, нежели гражданско-правовой.

Специфика брачного договора состоит в том, что он заключается в сфере брачно-семейных отношений. Для этого договора характерен особый субъектный состав.

Субъектами брачного договора являются лица, вступающие в брак (т.е. граждане, ещё не являющиеся супругами, но намеревающиеся ими стать), и лица, уже вступившие в законный брак, т.е. супруги.

В отношении второго субъекта брачного договора вопросов нет. А вот «лица, вступающие в брак» порождает определенные двусмысленные вопросы.

Так с одной стороны создается ощущения, что лица, вступающие в брак после заключения брачного договора, обязаны будут зарегистрировать брак вне зависимости от изменения желания . Однако заключение брачного договора это лишь намерения субъектов, в последующем отказ от вступления в брак, т.е. от регистрации брака автоматически ликвидирует брачный договор. Это прямо вытекает из нормы, которая обозначает, что — «брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения брака, вступает в силу со дня государственной регистрации заключения брака» (п. 1 ст. 44 Семейного кодекса).

Иначе говоря, отсутствие регистрации брака не повлечет за собой правового действия положений брачного договора. Как по этому поводу правильно отмечает Князев А.Г. «если брак между лицами, заключившими брачный договор, так и не состоялся, то брачный договор остается мертвой конструкцией, не влекущей никаких юридических последствий для сторон». При этом по его заверению специальной отмены (расторжения) брачного договора не требуется .

Эту же мысль высказывает и Чашин А.Н. — «брачный договор, заключенный лицами, не вступающими в брак, не породит правовых последствий» .

Вопрос «лица вступающие в брак» при заключении брачного договора порождает еще одну проблему. Так могут ли заключать брачный договор лица не достигшие совершеннолетия (в том числе малолетние) или не обладающие полной дееспособностью?

Если лицо, не обладающее полной дееспособностью или не достигшее совершеннолетия, заключит брачный договор, это не означает, что он вышел за рамки дозволенного, т.е. еще не вступил в брак, это всего лишь его намерение в будущем поступить определенным образом в отношении опять же будущего его имущества.

В литературе высказаны различные мнения по поводу несовершеннолетних.

В частности, П.В. Крашенинников считает, что заключение брачного договора в таком случае между лицами, хотя бы одно из которых является несовершеннолетним, невозможно. Так как, согласно законодательству вступление в брак до достижения восемнадцати лет не допускает либо несовершеннолетний должен приобрести полную дееспособность при наличии согласия соответствующих органов на вступления в брак .

Также Левушкин А.Н. придерживается мнения о том, что несовершеннолетний может заключать брачный договор с письменного согласия законного представителя с момента вынесения решения о снижении брачного возраста .

Левин Ю.В. тоже согласен с вышеотмеченными исследователями, говоря о том, что нотариусы при удостоверении брачного договора проверяют дееспособность и правомочность вступления в брак, т.е. брачный возраст .

Иначе говоря, период заключения брачного договора связано с периодом брачного возраста.

В действительности в законодательстве отсутствуют положения о том, что брачный договор должен быть заключен именно при достижении совершеннолетия или с момента приобретения полной дееспособности.

На совершение такого договора нет ограничений и в гражданском законодательстве. Но, не допустимо, предоставлять несовершеннолетним, если они даже в достаточно зрелом возрасте, право заключать брачные договоры. Поскольку, такое лицо в своем физиологически недостаточном состоянии будет принимать решения направленные на будущее, что определит его будущие взаимоотношения.

В будущем для того, чтобы не допускать разночтений, необходимо законодательно закрепить норму о предоставлении справки подтверждения нотариусу о подаче заявления на регистрацию брака в органы записи актов гражданского состояния. Иначе говоря, прежде чем удостоверить брачный договор «лиц, вступающих в брак», необходимо будет предоставление справки о подаче заявления в органы регистрации актов гражданского состояния. Соответственно же органы регистрации брака должны принимать документы только тех лиц, которые уже достигли брачного возраста.

В связи с чем, в п. 2 ст. 44 Семейного кодекса после слова «удостоверения» необходимо ввести следующее предложение — «Лица, вступающие в брак для нотариального удостоверения брачного договора обязаны предоставить справку о подаче заявления о регистрации брака в органы, которые производят государственную регистрацию актов гражданского состояния».

Здесь же нужно особо отметить, что в соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса — не допускается совершение через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично. Брачный договор в свою очередь неразрывно связан с личностями его участников, следовательно, он может быть заключен только лично. Ни законные представители, ни представители, действующие на основании доверенности не вправе заключить такой договор, хотя прямого законодательного запрета нет.

Таким образом, необходимо нормативно закрепить норму о предоставлении справки, подтверждающей подачу заявления на регистрацию брака в органы регистрации актов гражданского состояния при нотариальном удостоверении брачного договора. Данная норма позволит избежать в разночтениях при определении субъектов, правомочных заключать брачный договор, т.е. тем самым будет однозначно утверждено, что несовершеннолетние и лица, не обладающие полной дееспособностью не вправе заключать брачные договоры.

Одним из проблемных вопросов брачного договора является также предмет указанного договора .

Одни авторы уверяют, что брачным договором супруги вправе изменить режим лишь имущества, нажитого в браке.

Как отмечает Т. И. Зайцева предоставление возможности изменять режим «раздельной» собственности противоречит Гражданскому кодексу. Так как в Гражданском кодексе прямо указано, какое имущество включается в состав совместной собственности и какое имущество является «раздельной» собственностью. По его утверждению, данные нормы Гражданского кодекса носят императивный характер. Поэтому правовой режим раздельной собственности супруги не может быть измен соглашением сторон .

Другой исследователь Н.Ф. Звенигородская, говоря о не возможности распространять действия брачного договора в отношении «раздельной» собственности отмечает, что «…если распространить действие брачного договора на отношения его сторон, возникшие до заключения брака, мы сталкиваемся с нарушением требования к брачному договору, касающегося субъектного состава. В нашем случае стороны до брака супругами не являлись, поэтому они не могут брачным договором изменить режим имущества, нажитого ими до брака. Это возможно осуществить с помощью соответствующего гражданско-правового договора, например дарения, мены, купли-продажи и др. В противном случае мы будем иметь дело с брачным договором, имеющим элементы смешанного договора, поскольку к брачному договору подмешивается соответствующий гражданско-правовой договор (например, дарение)». Конструкция же смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ) к брачному договору неприменима, «поскольку тогда им будут регулироваться отношения хоть и одних лиц (Иванова и Сидоровой), но разных субъектов — до брака их назовем субъектами гражданского права, а уже после брака — субъектами семейного права» .

Как нам кажется, принятие мнений вышеотмеченных исследователей не возможно. Поскольку, во-первых, в Семейном кодексе отмечено, что брачным договором могут быть изменен режим, как совместной собственности, так и имущества «раздельной» собственности, согласно ч. 1 ст. 45 — имущество каждого из супругов. При этом в законодательстве не ограничивается срок приобретения такого имущества одним из супругов. Это говорит о том, что раздельная собственность в этом контексте имеется в виду приобретенная и до заключения брака и после заключения брака.

Во-вторых, аргументы против мнения Т.И. Зайцевой. Да, в Гражданском кодексе определены перечни имущества, включаемого в состав как совместной собственности супругов, так и «раздельной». В то же время в этом кодексе содержится норма, предусматривающая самостоятельное определения судьбы собственности собственником — «Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие законодательству и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, свои правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться имуществом иным образом» (ч. 3 ст. 222 Гражданского кодекса). Тем самым хотя бы учитывая это положение необходимо дать возможность собственнику самому определить, каким образом распорядиться даже «раздельной» собственности каждого супругов, в том числе в брачном договоре.

С другой стороны, какой видится смысл в ограничении для включения в качестве предмета брачного «раздельной» собственности каждого из супругов. Очевидно, предоставление им такой возможности дает им самим решать, каким образом поступить в отношении этого имущества. Каждый из сторон может и не включать это имущества подлежащий рассмотрения в качестве таковой от этого никто и не пострадает. Самое главное предоставить супругам «самостоятельно» решить этот вопрос, т.е. по своему усмотрению как гласит основной принцип «право собственности».

Здесь же следует остановиться на мнении Л. Б. Максимович, она, придерживаясь мнения о том, что брачным договором может быть определена и судьба «раздельной» собственности, предлагает более точно определить норму об этом вопросе посредством внесения соответствующих изменений в Семейный кодекс, таким образом — «Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности и режим собственности каждого из супругов…» .

Как нам кажется, это излишне, так как в Семейном кодексе достаточно четко определено, что «раздельная» собственность также является предметом брачного договора — в ч. 1 ст. 45 «имущество каждого из супругов».

Таким образом, предметом брачного договора могут быть как имущество, которое имеется на момент заключения брачного договора и имущество, которое будет нажито в будущем супругами, так и имущество, имевшееся до заключения брачного договора.

Содержательно для брачного договора предусмотрены отдельные ограничения. Так, предусмотрен запрет на включение в договор ограничений правоспособности и дееспособности супругов. Статья 57. ч. 3 устанавливает — полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

На основе этого и Семейный кодекс определил недопустимость заключения такого брачного договора.

В то же время установлены следующие запреты на включения в брачный договор. Права и обязанности супругов в отношении собственных детей не могут быть предметом брачного договора. Так как, родители обязаны заботиться, воспитывать и др. детей и включение об этих положениях в брачный договор является односторонним отказом от родительских обязанностей.

Более того даже лишенные родительских прав не освобождаются от обязанности содержать своего ребенка (ч. 2 ст. 76 Семейного кодекса).

Не допускается также ограничение прав супругов на обращения в суд. Поскольку не позволяется ограничивать процессуальную правоспособность и дееспособность супругов. В ч. 5 ст. 20 Конституции Кыргызской Республики определено, что не подлежит никакому ограничению установленное настоящей Конституцией право на судебную защиту.

В брачном договоре наложено ограничение и на наличия положений ограничивающих право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания, поскольку в соответствии со ст. 94 Семейного кодекса предусмотрено, что супруги обязаны материально поддерживать друг друга.

В семейном кодексе прямо оговорено, что брачный договор ни должен быть кабальным. Согласно ч. 1 ст. 197 Гражданского кодекса — Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

В том числе брачный договор не должен противоречить основным началам семейного законодательства. Так например, п. 4 ст. 1 Семейного кодекса определяет, что запрещаются любые ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Права и обязанности супругов в отношении детей также не могут быть предметом брачного договора. В то же время в семейном кодексе предусматривается, что супруги в брачном договоре вправе определить порядок несения каждым из них семейных расходов. Последнее дает возможность родителям установить или изменить права и обязанности родителей по отношению к детям. Так, если родители в брачном договоре оговорили, что расходы на детский садик и медицинское обслуживание лежит на одном из родителей, то соответственно здесь не ущемлены права несовершеннолетних детей, но изменен характер субъективных прав другого родителя, который освобождается от несения расходов на ребенка. Тем самым брачным договором опосредованно устанавливается ограничение права одного из родителей в отношении своих детей.

Все же это ни говорит о том, что определением порядка каждым из супругов семейных расходов в брачном договоре идет повсеместное влияние на отношения родителей и детей. Взаимные права и обязанности и родителей, не требующих финансовых расходов, остается не измененной, если даже родители предусматривать на это в брачном договоре источники расходов. Например, право ребенка: жить и воспитываться в семье; на общение с родителями и другими родственниками; на защиту; выражать свое мнение; на имя, отчество и фамилию.

Эта группа прав несовершеннолетних детей не может быть изменена даже соглашением супругов.

Исходя из вышесказанного в Семейный кодекс необходимо внести следующие изменения в п. 3 ст. 45 после слова детей включить текст следующего содержания — «связанных правом ребенка: жить и воспитываться в семье; на общение с родителями и другими родственниками; на защиту; выражать свое мнение; на имя, отчество и фамилию».

Таким образом, в законодательстве предусматривается отдельные положения, которыми не допускается ограничение тех или иных семейных прав: прав супругов и родителей. В виде ограничение прав супругов на обращения за защитой в суд; заключения кабальных сделок и др. Права и обязанности супругов в отношении детей также не могут быть предметом брачного договора. Однако не все права и обязанности. В то же время в семейном кодексе предусматривается, что супруги в брачном договоре вправе определить порядок несения каждым из них семейных расходов. Последнее дает возможность родителям установить или изменить права и обязанности родителей по отношению к детям. Так, если родители в брачном договоре оговорили, что расходы на детский садик и медицинское обслуживание лежит на одном из родителей, то соответственно здесь не ущемлены права несовершеннолетних детей, но изменен характер субъективных прав другого родителя, который освобождается от несения расходов на ребенка. Тем самым брачным договором опосредованно устанавливается ограничение права одного из родителей в отношении своих детей.

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

ЛИТЕРАТУРА

1. Левин Ю.В. Актуальные вопросы брачного договора в Российской Федерации// Право и политика, 2009. — № 2. — С. 23-27.

2. Эта мысль была высказано Максимовичем Л.Б. таким образом — термин «лица, вступающие в брак» неудачен, так как делает возможным предположение о том, что стороны должны вступить в брак в ближайшее время после заключения брачного договора (Максимович Л. Б. Брачный договор в российском праве. — М., 2003. — С. 32). А Чефранова исходя из этой проблематики предлагает данную категории субъектов брачного договора обозначать как «лица, имеющие намерение вступить в брак» (Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. — М., 2006. — С. 53).

3. Князев А. Развод. Раздел имущества. Издательство: Эксмо-Пресс. — С. 93.

4. Чашин А.Н. Актуальные проблемы субъектов брачного договора // Нотариус. — 2006. — № 2. — С. 37-39.

5. Цит. по Гришаев С.П. Права и обязанности супругов по законодательству РФ //СПС «КонсультантПлюс», 2011.

7. Левин Ю.В. Актуальные вопросы брачного договора в Российской Федерации // Право и политика, 2009. — № 2. — С. 87.

8. Пчелинцева Л.М. Семейное право России. — М., 2007. — С. 230.

10. Звенигородская Н.Ф. Действие брачного договора во времени // Нотариус. — 2005. — № 2. — С. 9-10.

11. Максимович Л. Б. Брачный договор в российском праве. — М.: Ось-89, 2007. — 248 с.

12. Низамиева О.Н. и. Сакулин Р.А. Брачный договор: актуальные проблемы формирования содержания // Юрист. — 2006. — № 12 — С. 8-13.