Рынок труда Санкт-Петербурга

Из-за пандемии COVID-19 весной без работы осталось 150 тысяч петербуржцев. Но многие из них в ближайшее время найдут новое место: за последние 2 недели количество вакансий на сайтах по поиску работы выросло на 13%. По этому показателю Петербург занимает одну из лидирующих позиций в стране.

Такие данные представили аналитики Центра прикладных исследований и разработок НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург. Совместно с Комитетом по труду и занятости города они оценили влияние кризиса на рынок труда Санкт-Петербурга. За основу были взяты данные популярных сайтов по поиску работы и статистика по обращениям в службу занятости.

Динамика активных резюме и вакансий

Авторы проанализировали информацию о динамике вакансий и резюме по 621 профессии в 29 отраслях.

Результаты анализа показали, что после каждого этапа продления карантинных мер резко увеличивалось количество резюме, размещенных на сайтах по поиску работы. В марте среднесуточное количество активных резюме составляло 90 тыс., в апреле это значение выросло до 115 тыс., что на 28% выше мартовского уровня. После 12 мая — официального завершения периода нерабочих дней — этот показатель достиг 136 тыс. человек, увеличившись с марта на 51%. Такие темпы роста являются крайне высокими.

«Динамика создания новых резюме и обновления существующих — это один из ключевых индикаторов возмущений на рынке труда,— объясняет Александр Курячий, кандидат экономических наук, директор Центра прикладных исследований и разработок НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург. — Количество активных резюме не снижалось через некоторое время после объявления нового этапа нерабочих дней. Это значит, что всплески носят не эмоциональный характер, а отражают реальную картину: петербуржцы небезосновательно боятся потерять работу или уже остались без источника дохода, поэтому вынуждены пользоваться работными сервисами».

Вторая тенденция заключается в том, что зарплатные ожидания соискателей растут. Если за прошедший год средние зарплатные ожидания петербуржцев составляли 55 тыс. руб., то в апреле эта цифра поднялась до 57 тыс. руб., а в начале мая — до 60 тыс. руб. Рост желаемой зарплаты косвенно связан с увеличением среднего возраста соискателя: за период пандемии он вырос с 35 до 36 лет, что значительно превышает динамику предыдущих лет. Эти данные говорят о том, что паники на рынке труда пока нет, соискатели не готовы снижать свои зарплатные ожидания.

А вот спрос на рынке труда Санкт-Петербурга за время самоизоляции снизился. Проанализировав данные работных сайтов, исследователи обнаружили, что количество вакансий в марте сократилось на 8%, в апреле еще на 27%. В наиболее пострадавших отраслях динамика еще критичнее: например, количество вакансий в туризме и общепите снизилось на 61%, в индустрии спорта и красоты — на 48%, в продажах — на 36%.

Но есть и хорошие новости: в конце мая количество вакансий начало возвращаться к докризисным значениям. Согласно данным компании HeadHunter, Санкт-Петербург является одним из лидеров в стране по восстановлению спроса на рынке труда: за последние 2 недели количество вакансий выросло на 13%.

Безработица

Массовые увольнения в Санкт-Петербурге начались в марте. Помимо пандемии, на состояние рынка труда повлиял нефтяной кризис и ослабление курса рубля. В марте доход потеряли на 2,8% занятых петербуржцев больше, чем в феврале, еще на 1,7% выросла доля безработных в апреле. В итоге уровень дополнительной безработицы, произошедшей по вине кризиса, составил 4,5% от всех занятых в Санкт-Петербурге — а это 144 тысячи человек.

В первую очередь под сокращение попадают молодые малоопытные сотрудники. Эта тенденция менее опасна во время кризисного периода: как правило, у молодежи нет детей и они сами могут какое-то время находится на иждивении у своих родителей. Значит для них увольнение играет менее критическую роль, чем для старшего населения.

В отличие от сотрудников, которые только начинают свою карьеру, количество увольнений среди топ-менеджмента вообще не растет. «Это еще один обнадеживающий индикатор. Он свидетельствует о том, что пока мы наблюдаем «сжатие» объемов деятельности и оптимизацию ресурсов, но не масштабное сокращение экономической активности, — говорит Александр Курячий. — Например, во время кризиса 2014 года от увольнений большего всего пострадал именно высший менеджмент, что характерно для масштабных системных кризисов».

Сильнее всего от пандемии коронавируса пострадали отрасли, связанные с непосредственным обслуживанием людей. Так, в сфере торговли без работы остались свыше 38 тыс. петербуржцев. За два месяца были уволены почти 5 тыс. сотрудников общепита и более 3 тыс. представителей сферы туризма. Кроме того, негативные тенденции почувствовал на себе административно-офисный персонал: с начала пандемии без работы остались 6,5 тыс. секретарей, делопроизводителей и офис-менеджеров.

«Динамика безработицы сейчас выглядит очень характерно для таких кризисных явлений, — рассказывает Александр Курячий. — Мы либо уже прошли пик темпов прироста безработицы, либо подойдем к нему в августе по мере плавного восстановления экономики — пока нельзя спрогнозировать точнее. В течение лета будут сохраняться ограничения экономической активности, включая отсутствие турпотока и снижение потребительского спроса, что не позволит вернуться к докризисному состоянию рынка труда в ближайшее время. Однако, мы увидели, что многие представители пострадавших сфер сумели быстро сориентироваться в ситуации и начать искать работу в других отраслях. Усиления кризиса мы не ожидаем».