Река труп врага

Вот шутка- притча как один из вариантов ответа :
Если долго сидеть на берегу реки,
то можно увидеть, как по течению
проплывает труп твоего врага.
Китайская пословица.
«Однажды монах Дзы Чуань возвращался с берега реки. Он наловил много рыбы и тащил тяжёлое ведро, грузно ступая по тропе. Уже почти у самого монастыря ему повстречался Учитель Сынь Хо и спросил:
— Ты был на берегу реки, Дзы Чуань?
— Да, Учитель, — осторожно признался Дзы Чуань, не ожидая ничего хорошего.
— А трупы твоих врагов проплыли мимо тебя? — не унимался любознательный Учитель.
— Нет, не проплыли, — опять признался монах, обиженно шмыгнув носом.
— Значит, ты не достаточно долго смотрел на бегущую воду, — безапелляционно заявил Сынь Хо, — возращайся к реке и не приходи обратно, пока не свершится.
Дзы Чуаню ничего не оставалось делать, как тащить своё ведро обратно на берег. Он сел на мокрую китайскую траву, хотел было закурить китайскую папироску, но вспомнил, что монах, и закурил ароматическую палочку.
Долго сидел Дзы Чуань под небом голубым, а трупы врагов всё не проплывали и не проплывали. Так, пара утопающих пронеслась мимо с криками, но поскольку они ещё не были трупами, Дзы Чуань решил, что не считается.
И вот сидит он день, и вот сидит он два, а трупов всё нет! Уже стало холодать, пошёл дождь, листья опали, мишки гамми залегли в спячку, завершилась третья мировая война, индусы изобрели вечный двигатель, а рыба в ведре окончательно протухла. Кончилось монашье терпение Дзы Чуаня, выкинул он в сердцах дохлую рыбу в реку, проводил её взглядом в последний путь и пошёл обратно к монастырю. Уж лучше пусть огреет его Учитель своей тростью с серебряным набалдашником (под которым коньяк Хенесси — все монахи знали, но помалкивали), чем пропадать вот так за зря!
На подходе к монастырю опять встретил Дзы Чуань учителя Сынь Хо. Тот, кстати, ничуть не изменился.
— Ну что, — спросил монаха учитель, — видел ли ты трупы врагов своих, Дзы Чуань?
— Нет, не видел, — ответил Дзы Чуань на грани нервного срыва, — только дохлая рыба, которую я выкинул в самом конце урока, и проплыла мимо меня, а больше никого!
— Как ты думаешь, что это означает? — задал наводящий вопрос великий Сынь Хо.
— Ну… наверное, это означает, что у меня вообще нет врагов и я святой, — сглупил Дзы Чуань.
— Это означает, что рыба и была твоим врагом, — открыл монаху глаза Сынь Хо, — жрать тебе меньше надо, дружок.
Сказал так и пошёл прочь, улыбаясь в сбритые усы. А палкой бить не стал, ибо это антигуманно.»

Жила да была в одном сибирском городе симпатичная девочка Лена. Жила, как и полагается дочери крупного лесопромышленника, красиво и с размахом. А нужно сказать, что лесопромышленниками в означенных краях принято называть товарищей с мутным прошлым, которые активно гонят составы с нелегально вырубленным лесом в братский Китай. Дело в том, что город, где посчастливилось родиться Леночке, является столицей региона, который обеспечивает едва ли не половину от всего российского экспорта древесины. И папенька, соответственно, пилил, рубил, строгал, отгружал и совершал прочие конклюдентные действия. Ровно до того момента, как по причине излишней концентрации свинца в голове всякие действия вообще совершать перестал.

И, несмотря на то, что Леночка тогда училась лишь на 4 курсе факультета экономики, она выдохнула, смахнула слезы и твердой рукой взяла под управление папино хозяйство. А все потому, что и Леночка, и ее маменька уже успели приобрести дурную привычку есть ежедневно, и отказываться от нее были не готовы. Благо, папины друзья-товарищи девочку пожалели и дербанить бизнес до конца не стали. Так, понадкусывали маленько.

Поначалу все шло хорошо: лес пилился круглые сутки, по налаженным каналам шел в Китай, и контроль за этой сферой экономики со стороны государства фактически отсутствовал. Точнее, он был, но выражался исключительно пухлыми конвертами и совместным распитием спиртных напитков работниками лесхозов с коммерсантами. С периодическим привлечением сотрудников прокуратуры, полиции и таможни. Леночка уже совсем было успокоилась, и начала испытывать робкую надежду, что так будет всегда – но тут грянул гром. Беда пришла, откуда и не ждали.

В 2012 году нетрадиционно ориентированные товарищи из Правительства РФ решили обрезать хлебную карточку сибирским бизнесменам и ввели зверские пошлины на экспорт круглого леса. В частности, кругляк сосны был признан стратегическим ресурсом, и вывозную пошлину на него установили в размере 80 % от таможенной стоимости. Проще говоря, рубить и вывозить стало неинтересно от слова совсем. Однако как всегда это в России и бывает, нарисовался один маленький нюанс.

Дело в том, что наши нежно любимые соседи в широкополых соломенных шляпах и костюмах от ArmaMi без сосны очень-очень печалятся. А когда они печалятся, то сразу начинают вспоминать о том, что озеро Байкал – это вообще-то их исконное Северное море, а «волосатые обезьяны» там вообще оказались случайно…

А так как если мы начнем еще и китайцев расстраивать, нашим дипломатам останется только вздернуться у здания штаб-квартиры ООН, в правительстве оставили лазейку: выдачу специальных квот. Конечно же, в строго ограниченном количестве. Квоты выдаются нескольким организациям в субъекте, сроком на один год – и эти конторы имеют возможность экспортировать лес по ставке всего 13 – 15 % от таможенной стоимости. К чему привела такая схема? Все немного очевидно.

Объемы экспортируемого леса упали незначительно, но теперь с каждого кубометра свою долю малую (а то и немалую) откусывает фирма. Которая каждому понятным образом смогла пробить себе квоту. И именно к ней в очередь выстраиваются все остальные, обладающие менее лохматыми лапами, фирмы, чтобы с использованием её квоты вывезти кругляк в Китай.

Однако же вернемся от сухого теоретизирования к зеленеющему древу практики. Девочка Лена, как делает и большинство девочек, когда поток легких денег оскудевает, начала оглядываться вокруг в поисках способного ее обеспечивать самца. А какой у него при этом будет разрез глаз – вопрос по счету даже не десятый. И тут как раз на горизонте появился некий Ли Чжан – тридцатилетний сын баснословно богатого китайца, который слабо говорил по-русски, но очень резво и в нужные моменты открывал бумажник. Любовь нагрянула нечаянно и жестоко: уже через пару месяцев бурного романа Леночка с радостью продемонстрировала Ли расплывчатый снимок с УЗИ, заявив, что это – его наследник (ца).

Ежедневно злоупотребляющий горячительными напитками и на корню сломленный жарким и ненасытным темпераментом Леночки, китаец всякую способность к сопротивлению потерял. И когда она попросила у него 25 миллионов рублей, чтобы в удачный момент выкупить фирму с квотой, ни минуты не кочевряжась, согласился. Фирму Леночка действительно очень удачно выкупила и стала на ней не абы кем – а генеральным директором. По каковому поводу на неделю ушла в веселый запой вместе с китайцем.

По окончании же сего приятного занятия, с головой окунулась в бизнес – и бабки потекли рекой. Обрушились в карманы Ниагарским водопадом: желающих прогнать через Леночкину контору свой лес было невпроворот. Но вот незадача – далеко не у всех из числа желающих были документы, подтверждающие легальное происхождение древесины. Ну, там договоры аренды лесного участка, разрешение на санитарную рубку или еще чего в таком роде. И тут Леночка совершила ключевую ошибку: эти договоры она начала рисовать самостоятельно.

Ну а что такого – дело ведь нехитрое. Единой базы между таможней, профильным региональным министерством и лесхозами нет – это означает, что пробить в 2012 году представленные документы на древесину в режиме реального времени было невозможно. Значит, если соблюсти форму договора, шлепнуть туда похожую на оригинал печать и нацарапать закорючку – может и прокатить. Другое дело, что в конце очередного отчетного периода сверка между таможней и иными органами все равно производится – но кто ж думает о столь отдаленных последствиях, когда в месяц можно поднимать по 60-70 миллионов рублей чистыми? Вот никто и не думал.

Все было красиво и замечательно, пять месяцев бизнес шел, и Леночка даже начала задумываться о переезде в Китай с любимым, но тут судьба нанесла первый удар. Из очередной поездки на историческую Родину Ли не вернулся, предпочтя вместо предъявления себя в натуре отправить в вотсапе фотографию. На фотографии наличествовала габаритная китаянка, держащая на руках не менее габаритного китайчонка – худощавый Ли выглядел узником концлагеря на фоне отъевшихся охранников. Впрочем, нам ли судить о перипетиях китайской семейной жизни – факт остается фактом: ни малейшего желания встречать Леночку из роддома Ли не проявлял. Написав ему все положенные в таких случаях слова, щедро приправленные яркими и образными идиоматическими выражениями, Леночка решила сконцентрироваться на будущей дочери.

И вот тут-то ее и подстерег удар номер два: на третий день после непростых родов к ней в палату пожаловал следователь из транспортной полиции. И начал, дрянь такая, задавать всякие гадкие и неприятные вопросы. Внятных ответов на которые у Леночки, как ни странно, не было. Закатывать глаза и ссылаться на плохое самочувствие проканало первые пару дней – а потом ушлый следак о чем-то поговорил с врачом, и Леночку выписали домой. Дочку, правда, оставили в больничке – справедливо рассудив, что в палате-интенсив ребенку будет всяко лучше, чем таскаться с маменькой по различным присутственным местам.

А на очередной встрече со следователем, которая из почти что дружеского чаепития внезапно переросла в очную ставку (дело изначально возбудили объектом, кстати говоря, и Леночка встречалась со следаком в качестве свидетеля), нашу девочку подкосило окончательно. Напротив нее на скрипящие стулья уселись два китайца и мышиной внешности гражданин, чьи бегающие глазки и мерзостное выражение лица однозначно выдавали в нем высококлассного адвоката. Один китаец отрекомендовался как переводчик, а второго она знала более, чем близко – Ли Чжан собственной персоной. И начался, без преувеличения сказать, самый настоящий блядский цирк.

По всему выходило, что Леночка ни больше, ни меньше – а настоящий Дон Корлеоне в ажурных чулках, опутавший своей паутиной простого китайского парня. Она-де заставляла его подыскивать покупателей на древесину в Китае, возить через границу черный нал, давать взятки на Забайкальской таможне, угрожала натравить на него бандитов и платила за все это смешные 20 % от прибыли. А он действовал по ее указке исключительно из страха и беспокойства за будущую дочь – которая, само собой, также появилась на свет в результате принуждения его к половому акту. Поинтересовавшись, где он может заявить о насильственных действиях сексуального характера в отношении себя, китаец с достоинством покинул кабинет, а Леночка осталась. Следователь оказался неплохим мужиком, и закрывать её не стал. Статус девочке изменили тем же днем, и подписка о невыезде была поистине царским подарком.

Дальше было много и разного – судорожные поиски адвоката-решалы, не увенчавшиеся, впрочем, значимым успехом. Попытка отправить поездом с подругой 50 миллионов рублей наличными, пресеченная бдительными операми. Имитация приступа эпилепсии на обыске, окончившаяся обломанным резцом – испугавшийся увиденного молодой опер стал очень быстро и наступательно засовывать ей между зубами металлическую ложку… Ко дню оглашения приговора Леночка пришла уже совсем другим человеком. Поумневшим и погрустневшим. Впрочем, эти вещи обычно и приходят одновременно.

Год с лишним судебных заседаний, и в итоге – шесть с половиной лет лишения свободы – за контрабанду стратегического сырья, уклонение от уплаты таможенных платежей и легализацию денежных средств, полученных преступным путем. В связи с наличием малолетней дочери реальное отбывание наказания отсрочено до достижения ребенком 14-летнего возраста.

Сейчас Леночка очень аккуратно занимается посредничеством в торговле комбикормами. Там, вроде как, стратегического сырья пока что нет…

Все знают знаменитую китайскую пословицу «Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть проплывающий мимо труп своего врага». К сожалению, ее не знают сами китайцы. В английском аналогичный вариант If you sit by the river long enough, you will see the body of your enemy floating by приписывается Конфуцию, Лао Цзы, Сунь Цзы или всем китайцам вместе. Однако в английском эта фраза прослеживается до фильма «Восходящее солнце (Rising Sun)», 1993, режиссера Филипа Кауфмана по роману Майкла Крайтона, причем в романе она отсутствует.

Китайцы также живо обсуждают эту пословицу в обратном переводе с английского (只要你在河边等的足够久,就可以看到敌人的尸首漂过 или 翻译 如果你在河岸久 , 你将看到你的敌人的尸体坐在浮动), но предпочитают приписывать ее японцам (знаете ли, такая необразованная, глупая и воинственная нация, по их мнению), но на эту пословицу почти любой китаец тут же найдет достойный ответ: Only if Zi Lu is pushing people into the river just upstream / только если Цзи Лу (Zhong You – наиболее известный ученик Конфуция) сбрасывает людей в реку чуть выше по течению.

Добавлено: Цзы Лу.

ТРУП ВРАГА ХОРОШО ПАХНЕТ

ТРУП ВРАГА ХОРОШО ПАХНЕТ

В 69 г. н.э. в Риме разгорелась очередная война между претендентами на власть — Отоном и Вителлием. Решающая битва состоялась 14 апреля у городка Бедриак в Северной Италии. Сторонниками Вителлия командовал Фабий Валент. Легионы, поддержавшие Отона, были разгромлены. Началась настоящая резня побежденных: «в гражданской войне, — поясняет Тацит, — не берут пленных, раз их нельзя продать». Немногих похоронили друзья, трупы других остались непогребенными.

16 апреля Отон покончил с собой, а Вителлий со своими войсками не торопясь двинулся в Рим из Галлии. К Бедриаку он подошел через 40 дней после битвы. «Повсюду виднелись растерзанные тела, отрубленные члены, гниющие останки людей и коней, пропитанная кровью земля дышала миазмами, деревья были поломаны, посевы вытоптаны, кругом расстилалась мертвая пустыня». Вителлий, однако, не пришел в ужас, не опустил глаза при виде стольких тысяч своих сограждан, оставшихся без погребения; напротив — радостно приносил жертвы местным богам. Так сообщает Тацит в своей «Истории», написанной 40 лет спустя после этих событий.

А еще через 10 лет другой знаменитый историк, Светоний, выпустил в свет «Жизнь двенадцати цезарей». Здесь-то Вителлий и произносит историческую фразу: «Хорошо пахнут кости врага, а еще лучше — гражданина».

Откуда она появилась? Весьма вероятно, что Светоний сам вложил ее в уста Вителлия. Думаю, источником этой фразы стало одностишие из популярного сборника «Сентенции»: «Пятно от вражьей крови только радует». «Сентенции» публиковались под именем Публилия Сира, актера и драматурга I в. до н.э., хотя возникли столетием позже. Но это лишь половина истории. Вторая ее половина связана с Варфоломевской ночью.

В ночь на 24 августа 1572 года началось избиение гугенотов, съехавшихся в Париж на свадьбу Генриха Наваррского (будущего Генриха IV) с принцессой Маргаритой (будущей «королевой Марго»). Вождя гугенотов, адмирала де Колиньи, вышвырнули из окна собственного дома, потом отрезали ему голову, потом два дня волочили обезображенное тело по улицам. Чтобы придать убийству вид законности, король Карл IX приказал повесить уже мертвого адмирала на виселице; но так как безголовый труп повесить за шею было нельзя, его повесили за ноги.

27 августа король со всем своим двором, включая «королеву Марго», а также видными гугенотами, принявшими католичество под страхом смерти, прибыл к подножию виселицы, на которой висел почерневший труп Колиньи — вернее, то, что от него осталось. Придворные советовали королю удалиться ввиду трупного зловония, но тот ответил: «Я не затыкаю носа, как вы, потому что запах убитого врага очень приятен». Так рассказывали впоследствии. Историки, впрочем, считают, что эти слова едва ли были произнесены в действительности: королю лишь приписали фразу Вителлия, слегка ее изменив.

В 1723 году историк-иезуит Габриэль Даниэль опубликовал свою «Историю Франции». Здесь Карл IХ говорит: «Труп врага всегда хорошо пахнет». Эту же фразу привел и Вольтер в своем «Опыте об обычаях и духе народов» (1756). Такой она и осталась в истории. Можно вспомнить еще одно изречение: «Если достаточно долго сидеть на берегу реки, рано или поздно увидишь проплывающий по ней труп твоего врага». Оно цитируется как китайская мудрость, нередко — со ссылкой на древнекитайского стратега Сунь-цзы, автора «Трактата о военном искусстве». На самом деле в этом трактате говорится нечто прямо противоположное: «Если ведут войну и победа затягивается — оружие притупляется и острия обламываются; если долго осаждают крепость — силы подрываются».

И вообще китайцы здесь не при чем. Изречение о терпении и трупе врага едва ли существовало до ХХ века. В самой ранней из известных мне версий оно приписано арабам: «Будь терпелив, — говорят они, — и ты увидишь, как труп твоего врага принесут к дверям твоего дома». Эта цитата взята из книги Герберта Эйгара «Спасенный остаток: Отчет о выживании евреев с 1914 года», опубликованной в Лондоне в 1960 году.

В 1969 году вышел роман будущего нобелевского лауреата Камило Хосе о гражданской войне в Испании. Роман назывался «Сан Камило 1936», и один из его персонажей говорит: «Просто сиди в кафе, и ты увидишь, как мимо пронесут труп твоего врага». Но в наше время мудрость неясного происхождения скорее припишут китайцам или индийцам. Поди проверь.

Константин Душенко.

В России это считается китайской поговоркой. На Западе («If you sit by the river long enough, you will see the body of your enemy float by.») — то ли (чаще всего) индийской (Indian), то ли японской (так, например, считает «Малый оксфордский словарь пословиц», но сами японцы считают её индийской!), то ли китайской, то ли вообще испанской (!). Сами японцы также считают эту пословицу («土手に坐って待っていれば、どんなに悩まされた強敵でも、やがて死んで、川を流れて来るのが見えるよ。») индийской.
Иногда приписывается Лао-цзы, Кун-цзы или Сунь-цзы (хотя в трактате последнего «Искусство войны» такая фраза отсутствует, а, напротив, есть указания не затягивать войну). На французском я нашёл более полный текст (приписываемый Лао-цзы, что оспаривается): «Si quelqu’un t’a offensé, ne cherche pas à te venger. Assieds-toi au bord de l’eau, et bientôt tu verras passer son cadavre dans la rivière. Mais s’il est encore en vie, sors-le de l’eau et aide-le !».
Лао-цзы эта фраза приписывается в таком виде: «Если кто-то сделал тебе плохо, не кидайся в бой и не спеши мстить, просто сядь на берегу реки и жди пока труп обидчика проплывет мимо». Откуда это взялось — неясно, в «Дао дэ цзин» ничего подобного нет. Отсутствует она и в жизнеописании Лао-цзы авторства Сыма Цяня, а также и в «Чжуан-цзы».
Самое забавное, что, похоже, китайцы вообще не подозревают о существовании такого выражения. По итогам расследования, я не дам голову на отсечение, что эта фраза вообще не придумана впервые в фильме «Rising Sun» (1993) Филипа Кауфмана или, во всяком случае, опубликованной годом ранее её литературной основе — одноимённом романе Майкла Крайтона (впрочем, в книге я этой фразы не вижу, а в сценарии фильма она есть — почти в самом конце; её произносит там детектив Джон Коннор в исполнении Шона Коннери). Во всяком случае, это самое раннее найденное мной документально подтверждённое употребление.