Распределение риска в договорах

Распределение рисков случайной гибели, случайного повреждения материалов, оборудования, результатов работ между сторонами договора подряда

В силу п. 1 ст. 705 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором подряда, риск случайной гибели или случайного повреждения материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая их сторона. Приведенная норма направлена на установление баланса интересов всех сторон обязательства (определение КС РФ от 24.09.2013 N 1477-О) и не должна восприниматься как исключающая обязанность подрядчика принимать все необходимые меры для обеспечения сохранности предоставленных заказчиком в соответствии с условиями договора подряда материалов, оборудования и иного имущества, необходимого для выполнения работ. Буквально из формулировки абзаца второго п. 1 ст. 705 ГК РФ следует, что риск гибели или повреждения используемого для выполнения работ имущества возлагается на предоставившую это имущество сторону лишь тогда, когда такие гибель или повреждение являются случайными. Это подчеркивается и в п. 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 N 51, где со ссылкой на ст. 714 ГК РФ разъяснено, что правила распределения рисков случайной гибели или повреждения имущества не применяются, когда указанные последствия наступили в связи с ненадлежащим исполнением обязательств одной из сторон. Обязанность доказывания того, что гибель (повреждение) имущества вызвана обстоятельствами непреодолимой силы, распределяется с учетом правил п. 3 ст. 401 ГК РФ (см. также постановления Пятого ААС от 06.05.2015 N 05АП-2928/15, Второго ААС от 10.03.2015 N 02АП-780/15). Если же гибель (повреждение) имущества не связана с действиями (бездействием) сторон договора подряда и является случайной, то, поскольку стороны не договорились об ином, применяются правила абзаца второго п. 1 ст. 705 ГК РФ. Эти правила предполагают, что, если вследствие обстоятельств непреодолимой силы повреждено оборудование, предоставленное заказчиком, последний лишен возможности взыскать стоимость такого оборудования с подрядчика (постановление Третьего ААС от 09.07.2015 N 03АП-2961/15).

Риск случайной гибели или случайного повреждения результата выполненной работы до ее приемки заказчиком несет подрядчик (абзац третий п. 1 ст. 705 ГК РФ). Приведенное правило также является диспозитивным (то есть может быть изменено сторонами договора подряда) и также касается случаев, когда гибель (повреждение) результата выполненной работы не связана с действиями (бездействием) сторон договора.

Наконец, при просрочке передачи или приемки результата работы указанные выше риски в силу п. 2 ст. 705 ГК РФ возлагаются на сторону, по чьей вине допущена просрочка (см. также п. 7 ст. 720 ГК РФ). Разумеется, вопрос о том, какая из сторон несет ответственность за просрочку, решается исходя из конкретных обстоятельств (постановление Двадцатого ААС от 26.02.2016 N 20АП-435/16, см. также п. 3 ст. 405, п. 1 ст. 406 ГК РФ).

. Особое значение в договоре подряда имеет распределение риска случайной гибели (повреждения) имущества (материалов, оборудования, переданной для переработки или обработки вещи, иного используемого для исполнения договора имущества) и самого результата выполненной работы.

Регулированию этих вопросов посвящена ст. 705 ГК. Суть содержащихся в ней правил состоит в следующем*(414).

1. Сущность риска случайной гибели (повреждения) имущества состоит в убытках, равных стоимости погибшего (поврежденного) имущества, которые в силу закона или договора несет та или другая сторона договора (сторона, несущая контрактный риск).

Риск случайной гибели (повреждения) материалов, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного используемого для исполнения договора имущества несет предоставившая данное имущество сторона, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором (см. абз. 1, 2 п. 1 ст. 705 ГК). Соответственно сторона, освобожденная законом или договором от данного риска, не несет обязанности по возмещению стоимости случайно погибшего (поврежденного) имущества, возврату его аналога, а также иных неблагоприятных имущественных последствий случившегося.

Риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы до его приемки заказчиком несет подрядчик, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором (см. абз. 1, 3 п. 1 ст. 705 ГК)*(415). Данный риск, возлагаемый по общему правилу на подрядчика, означает утрату подрядчиком права на оплату выполненной работы, а также возникновение у него обязанности вернуть заказчику сумму полученной предоплаты. Поэтому все затраты подрядчика, произведенные в ходе выполнения работы, превращаются для него в никем не компенсируемые убытки. Если в силу закона или договора риск случайной гибели (повреждения) подрядного результата возлагается на заказчика, это означает его обязанность оплатить стоимость выполненных подрядчиком работ без права требовать от него встречного предоставления в виде сдачи результата.

Оба правила п. 1 ст. 705 ГК имеют ввиду любые риски, поэтому неважно, какой именно случай стал причиной гибели (повреждения) имущества — пожар, взрыв, землетрясение, наводнение, кража и проч.*(416) Риск случайной гибели (повреждения) имущества означает опасность (угрозу) случайной его гибели (повреждения) после заключения договора и возникновения ущерба в результате влияния внешних сил или таких свойств имущества, которые не являются его недостатками (например, случайный взрыв газа или воспламенение имущества при проведении сварочных работ). Под случайной гибелью (повреждением) следует понимать гибель (повреждение) имущества, наступившую при обстоятельствах, которые нельзя вменить в вину сторонам договора. Именно сторона, несущая контрактный риск, — надлежащий истец с неопределенной перспективой удовлетворения требования к третьему лицу, ответственному за гибель (повреждение) имущества, или к страховщику*(417). Гибель (повреждение) имущества будет случайной, если поведение сторон договора безупречно (т.е. не заслуживает осуждения), следовательно, исключается возможность привлечения кого-либо из них к гражданской ответственности. В таких условиях риск выполняет функцию локализации случайных убытков на той стороне договора, которая несет контрактный риск. Напротив, в условиях возможности привлечения какой-либо из сторон к гражданской ответственности вопрос о риске случайной гибели (повреждения) имущества не возникает, а в тех случаях, когда гражданская ответственность наступает независимо от вины, категория риска используется уже не в связи с решением вопроса локализации случайных убытков, а для субъективного обоснования безвиновной ответственности и выступает в качестве альтернативы вине.

Поскольку вина в гражданском праве презюмируется, вопрос об ответственности за убытки исключает вопрос о риске случайной гибели (повреждения) имущества всякий раз и до тех пор, пока ответчик не докажет отсутствие вины (см. п. 2 ст. 401 ГК), а если ответственность не подчинена началу вины — пока не будут доказаны обстоятельства непреодолимой силы (см., в частности, п.

3 ст. 401 ГК). Так, подрядчик несет ответственность за несохранность имущества заказчика, которая по общему правилу подчинена началу вины (см. п. 1 ст. 401, ст. 714 ГК). Для исключения ответственности подрядчику необходимо доказать свою невиновность, и только после этого уместен вопрос о риске заказчика как стороны договора, предоставившей данное имущество. Однако по договору бытового подряда подрядчик несет ответственность не только за виновную, но и за случайную гибель (повреждение) имущества заказчика (ответственность на начале причинения или риска), соответственно риск заказчика здесь ограничивается обстоятельствами непреодолимой силы, которые только и способны исключить ответственность подрядчика (см. п. 3 ст. 401, п. 1 ст. 730, ст. 734 ГК).

3. Оба правила п. 1 ст. 705 ГК сформулированы диспозитивно, что отвечает многообразию жизненных ситуаций и условий выполнения работ, позволяя индивидуализировать интересы конкретных заказчиков и подрядчиков. Так, в тех преимущественных случаях, когда необходимое для выполнения работы имущество предоставлено подрядчиком и в процессе выполнения работы у него же находится, вопрос о причине его гибели (повреждения) лишен практического значения: любые убытки падают здесь на подрядчика. Но ив таких случаях риск случайной гибели (повреждения) имущества можно переложить на заказчика, и уж тем более это имеет смысл, если работа ведется на территории заказчика (на дому, в офисе и проч.). Заказчик, не являясь стороной договора, предоставившей имущество для выполнения работы, тем не менее может принять на себя риск как лицо, в хозяйственной сфере (во владении) которого оно находится. Напротив, если подрядчик выполняет работу своими средствами, но из материалов заказчика, риск случайной гибели (повреждения) материала в обход общего правила абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК может быть перенесен с заказчика на подрядчика. Тогда за случайную гибель (повреждение) материала подрядчик должен будет в любом случае возместить заказчику убытки, с той лишь разницей, что при одних обстоятельствах их обоснованием будет п. 1 ст. 705 ГК, при других — ст. 714 ГК (с учетом ст. 401 ГК). В отношении остального имущества (например, оборудования) за отсутствием оговорки об ином будет действовать общее правило абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК, согласно которому риск случайной его гибели (повреждения) несет подрядчик, как предоставившая его сторона договора.

Сходные замечания можно сделать и в отношении подрядного результата. Поскольку в п. 1 ст. 705 ГК речь идет о всяких рисках случайной гибели (повреждении) имущества (т.е. риске вообще), постольку диспозитивная редакция того и другого правила позволяет перенести (перераспределить) риски не только полностью, но и частично. Под частичным перераспределением между сторонами договора риска случайной гибели (повреждения) имущества имеется в виду перенос отдельных рисков в отношении одного и того же имущества, а также возложение неблагоприятных последствий случайной гибели (повреждения) имущества на обе стороны договора. Так, договор может предусматривать, что изменение сторонами общего правила абз. 2 или 3 п. 1 ст. 705 ГК касается только случаев гибели (повреждения) имущества от кражи, но не распространяется на иные случаи (например, пожар), или, к примеру, что случайные убытки делятся между подрядчиком и заказчиком поровну (в иной пропорции). Частичное перераспределение риска случайной гибели (повреждения) имущества имеет смысл при необходимости дифференциации неблагоприятных последствий от разных случаев (например, простого и квалифицированного — так называемого форс-мажора, которые, как известно, не имея четких границ, в то же время имеют неодинаковое гражданско-правовое значение). Это может быть целесообразным и тогда, когда требуется провести различие между несколькими простыми (квалифицированными) случаями.

4. Возможен вопрос: насколько принципиально для решения вопроса о риске и рискующей стороне определение момента превращения материала в результат, иначе говоря, как связаны между собой правила о риске, сформулированные в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 ГК, и исключает ли первое (правило) второе (и наоборот)? Ответ на этот вопрос должен быть следующим. Подрядный материал и подрядный результат — два тесно связанных между собой явления, так как в основе подрядного результата всегда лежит некое количество подрядного материала и (или) труда, а появление результата не исключает тот факт, что для его достижения было затрачено некоторое количество материала. Риски, о которых идет речь в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 ГК, предполагают разные убытки, а поскольку риск в абз. 2 связан с некомпенсируемыми убытками от гибели (повреждения) имущества, тогда как риск в абз. 3 — с некомпенсируемыми убытками от проделанной работы, соответствующие правила, следовательно, не исключают, а, напротив, дополняют друг друга, а потому при наличии на то предпосылок могут и должны применяться совместно. Так, если случайно погиб готовый к сдаче костюм, сшитый из материала заказчика, подрядчик не обязан компенсировать заказчику его убытки от гибели материала, которые, таким образом, ложатся на заказчика (абз. 2). В свою очередь заказчик не должен оплачивать подрядчику стоимость выполненной работы, из-за чего соответствующий убыток терпит подрядчик (абз. 3).

5. При просрочке передачи (приемки) результата выполненной работы риск случайной гибели (повреждения) имущества падает на сторону, допустившую просрочку (см. п. 2 ст. 705 ГК). Данное правило, которое является императивным, развивает правила о просрочке должника и кредитора (см. ст. 405, 406 ГК), его само, в свою очередь, конкретизирует норма п. 7 ст. 720 ГК, посвященная просрочке, вызванной уклонением заказчика от принятия выполненной работы. Причины просрочки имеют значение при решении вопросов гражданской ответственности (см. п. 1 ст. 405, п. 2 ст. 406 ГК), но они безразличны для целей возложения на просрочившую сторону риска случайной гибели (повреждения) имущества. Правило о локализации риска случайной гибели (повреждения) имущества имеет своей целью не осудить просрочившую сторону, а стимулировать участников договора к своевременному исполнению лежащих на них обязанностей по сдаче (приемке) результата. Поэтому смысл правила п. 2 ст. 705 ГК сводится к следующему:

риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы, лежащий по общему правилу на подрядчике, сохраняется на нем при просрочке в сдаче результата на весь период просрочки. Однако он переходит к заказчику, допустившему просрочку в приемке результата, в тот момент, когда приемка должна была состояться;

риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы, который в силу закона или соглашения лежит на заказчике, остается на нем при просрочке в приемке результата. Однако он переходит к подрядчику, допустившему просрочку в сдаче результата, в тот момент, когда сдача должна была состояться;

хотя правило п. 2 ст. 705 ГК говорит о просрочке передачи (приемки) результата работы, оно переносит на просрочившую сторону все риски, предусмотренные в п. 1 этой статьи. Это означает, что просрочившая сторона несет не только риск случайной гибели (повреждения) результата работы, но и риск, указанный в абз. 2 п. 1 ст. 705 ГК. Таким образом, подрядчик, просрочивший сдачу результата работы, при случайной гибели (повреждении) этого результата рискует не получить оплату за свой труд, тогда как заказчик, просрочивший приемку результата работы, при аналогичных обстоятельствах рискует оплатить подрядчику стоимость выполненных работ. Кроме того, как подрядчик, так и заказчик, допустившие просрочку в передаче (приемке) результата, при случайной гибели (повреждении) другого подрядного имущества (например, оборудования) рискуют потерпеть соответствующие убытки вне зависимости от того, кем это имущество было предоставлено.

6. Риски, о которых идет речь в абз. 2 и 3 п. 1 ст. 705 ГК , следует отличать от риска случайной невозможности окончания работы, который лежит на подрядчике и означает, что, если результат не был достигнут, подрядчик не имеет права на возмещение понесенных расходов (см. п. 1 ст. 702 и п. 1 ст. 711 ГК)*(418). Прежде всего риски, о которых идет речь в п. 1 ст. 705 ГК, имеют прямое отношение к гибели (повреждению) имущества, напротив, риск случайной невозможности окончания подрядной работы может быть обусловлен разными причинами, в том числе и случайной гибелью (повреждением) подрядного имущества (материала и проч.). Но это не все.

Риск случайной невозможности окончания работы лежит на подрядчике, что отличает этот риск от риска случайной гибели (повреждения) имущества, переданного для исполнения договора подряда, который обычно несет сторона, предоставившая имущество, а в случаях, предусмотренных законом или договором, — ее контрагент. В то же время между названными рисками возможна связь. Так, гибель юридически незаменимого материала, из которого ведется работа, неизбежно повлечет невозможность ее окончания и прекращение подрядного обязательства (см. п. 1 ст. 416 ГК). Если же подрядный материал юридически заменим, о риске случайной невозможности окончания работы по причине гибели материала и прекращении обязательства говорить не приходится. Поэтому случайная гибель (повреждение) материала — одна из причин случайной невозможности завершения работы, одновременно это далеко не единственная причина случайной невозможности окончания работы.

Риск случайной невозможности окончания работы предполагает случайно неоконченную работу, он лежит на подрядчике и не может быть изменен законом или соглашением сторон, в то же время напрямую зависит от формулировки предмета договора, а также предоставленных или не предоставленных подрядчиком гарантий относительно результата*(419). Напротив, риск случайной гибели (повреждения) результата выполненной работы связан с выполненной (законченной) работой и достигнутым результатом, погибшим до его сдачи заказчику. Хотя этот риск и лежит на подрядчике, указанием закона или соглашением сторон он может быть полностью или в части перенесен на заказчика. Впрочем, даже если следовать общему правилу о том, что риск случайной гибели (повреждения) результата работы лежит на подрядчике, фактическое различие между ним и риском случайной невозможности окончания работы незначительно, если не сказать, что его нет вообще. Дело в том, что заказчику, не получившему от подрядчика результат работы, едва ли интересен и важен вопрос, а был этот результат подрядчиком достигнут или нет. В то же время независимо от того, достиг или нет подрядчик необходимого результата, смысл риска подрядчика состоит в том, что он не получит от заказчика вознаграждения за проделанный труд, если результат не сдан, что и составит его убыток.

7. Известны и другие правила, посвященные подрядным рискам. Так, правила п. 5 и абз. 2 п. 6 ст. 709 ГК регулируют вопросы риска удорожания выполняемой работы, а потому не применяются в тех случаях, когда удорожание вызвано виновными действиями той или другой стороны договора подряда. При наличии вины (точнее, предпосылок для привлечения к гражданской ответственности) убытки от удорожания работы падают на ответственную сторону.