Психическая напряженность

Психическая напряженность

Для обозначения психических состояний человека в трудных условиях исследователи пользуются разными понятиями, среди которых наиболее популярно понятие » стресс «. Его применяют для обозначения широкого круга не только психических, но и физиологических состояний, например физического напряжения, утомления и т. д., а также разнообразных явлений, относящихся к другим областям знания.

Традиционное понимание стресса заимствовано психологами из физиологии. Как известно, Ганс Селье и его школа дали глубокий анализ изменений в организме под действием отрицательных стимулов. Популяризация понятия стресса в биологии и медицине и прямое перенесение его физиологического значения в психологию привели к смешению психологического и физиологического подходов к его изучению.

Против такого смешения выступил, в частности, видный американский учёный Р. Лазарус, предложивший различать физиологический и психологический виды стресса. По мнению Лазаруса, они отличаются друг от друга по особенностям воздействующего стимула, механизму возникновения и характеру ответной реакции. Физиологический стресс характеризуется нарушением гомеостаза и вызывается непосредственным действием неблагоприятного стимула на организм. Восстановление гомеостатической устойчивости осуществляется висцеральными и нейрогуморальными механизмами, которые обусловливают стереотипный характер реакций при физиологическом стрессе.

Анализ психологического стресса, по мнению Лазаруса, требует учёта таких моментов, как значимость ситуации для субъекта, интеллектуальные процессы, личностные особенности. Эти психологические факторы обусловливают и характер ответных реакций. В отличие от физиологического стресса, при котором последние являются высокостереотипными, при психологическом стрессе они индивидуальны и не всегда могут быть предсказуемы. Так, на угрозу один субъект реагирует гневом, а другой страхом и т.п.

Другим сложным вопросом, вызывающим противоречивые мнения при разработке проблемы, является соотношение эмоций и стресса. В целом считается, что главной составляющей, » фундаментальным компонентом » психологического стресса является эмоциональное возбуждение. В сущности, эмоциональные переживания, эмоциональная насыщенность деятельности выделяются в большинстве исследований в качестве основной характеристики этого состояния. Неудивительно, что некоторые исследователи стали отождествлять понятия стресса и эмоций. Характерной является тенденция рассматривать стресс как особое состояние, рядоположенное с другими эмоциональными состояниями ( аффектами, чувствами, тревожностью и др.). Между тем, если исходить из того, что стресс суть особое состояние, то надо признать, что его структура наряду с эмоциональным, включает и другие психологические компоненты ( мотивационные, интеллектуальные, перцептивные и другие ).

Одним из следствий неоднозначности трактовки понятия » стресс «, отягощённости его медикобиологическими и односторонними психологическими представлениями явилось то, что некоторые авторы этому понятию предпочитают другое » психическая напряжённость «, так как этот термин свободен от отрицательных ассоциаций и указывает на необходимость изучения именно психологического функционирования человека в сложных условиях.

Итак, состояние психической напряжённости возникает при выполнении человеком продуктивной деятельности в трудных условиях и оказывает сильное влияние на её эффективность. Характер этого влияния определяется как самой ситуацией, так и особенностями личности, её мотивацией и т. д.

источник неизвестен

Страницы ← предыдущая следующая → 1 2 3 4 Министерство транспорта России Государственный морской университет им. Г. И. Невельского ПСИХИЧЕСКАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ. ФРУСТРАЦИЯ Хрестоматия Рекомендовано методическим советом Государственного морского университета для специальностей 52100, 020400, 031300 Владивосток 2001 4 УДК 159.9 (075.8) ББК 88.4 Психическая напряженност. Фрустрация: Хрестоматия/ Сост. И. В. Гера- симова. – Владивосток: МГУ, 2001. – с. В хрестоматию воши тексты отечественных психологов, в которых подвергается всесторонней разработке понятие психического напряжения, дается его сравнительный анализ с понятим стресса, приводится много экс- периментальных данных. Преназначена для студентов, обучающихся по специальности «Психо- логия”, может быть полезна аспирантам, психологам-практикам, всем инте- ресующимя психическими реакциями и поведением человека в сложных и экстремальных уловиях. Ил. , табл. , библиогр. 81 назв. Составитель И. В. Герасимова Рецензенты: Смирнов А. В., канд. филос. наук, доцент кафедры поли- тологии ДВГУ Песцов С. К., канд. филос. наук, доцент кафедры политологии и основ экономической теории МГУ ISBN 5-8343-0051-0 © Герасимова И. В., сост. © Морской государственный университет им. Г. И. Невельского 5 СОДЕРЖАНИЕ Введение………………………………………………….…………………… 4 Контрольные вопросы……………………………………………………… 5 Наенко Н.И. Психическая напряженность. I. Природа психической напряженности……………………. 6 § 1. Понятие «психическая напряженность»……………….. 6 § 2. Критерии…………………………………………………. 9 § 3. Структура деятельности и напряженность……………. 19 II. Операциональная и эмоциональная напряженность……. 36 Немчин Т.А. Теоретико-методологические представления о механизмах 51 нервно-психической напряженности……………………….. § 1. Структурно-функциональные характеристики нервно- психического напряжения…………………………………… 51 § 2. О механизмах нервно-психического напряжения…….. 62 Левитов Н.Д. Фрустрация как один из видов психических состояний…… 72 Левитов Н.Д. От фрустрации к агрессии…………………………………… 86 6 ВВЕДЕНИЕ Наиболее характерным психическим состоянием человека, развиваю- щимся под влиянием периодических или довольно длительных, интенсив- ных воздействий на него неблагоприятных экологических, социальных, профессиональных и других факторов, является стресс. Однако сегодня не- много найдется терминов со столь неопределенным содержанием, как это. Достаточно вспомнить, что Г. Селье (с чьей легкой руки это слово вошло в обиход не только представителей различных разделов науки, но и широких масс населения) понимал под стрессом «неспецифическую ответную реак- цию организма на любое предъявляемое к нему требование», а ныне значи- тельным кругом исследователей в качестве стрессовой реакции понимается ответная реакция организма в результате воздействия экстремальных усло- вий. Различные аспекты стресса являются предметом изучения физиологов, психологов, социологов и представителей других наук. Понятие стресса ис- пользуется для обозначения широкого круга не только психических, но и физиологических состояний, в частности физического напряжения и утомле- ния. Выделяют физиологический, эмоциональный, социальный стресс. И по сей день даже в специальной литературе не всегда четко разгра- ничиваются понятия стресса, дистресса, напряжения, напряженности, эмо- ционального стресса, конфликта, что затрудняет изучение этой и без того сложной проблемы. Между тем есть исследования, ведущие к разделению физиологиче- ского и психологического подхода в изучении ответной реакции человека в сложных условиях, которые некогда вследствие популяризации были ото- ждествлены. В данной хрестоматии собраны работы отечественных авторов, кото- рые предпринимают попытку осуществить в общетеоретическом и экспери- ментальных планах собственно психологический анализ феномена психиче- ской напряженности, соотнести его с тем, каким образом описывается стрес- совая реакция. 7 КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ 1. Что побудило отечественных психологов обратиться к разработке понятия «психическая напряженность» в то время, когда в научном мире и в обыденной речи укрепилось понятие «стресс». 2. Что традиционно принято понимать под термином «напряжение». 3. Какое прочтение понятия «психическая напряженность» предлагает Н.И. Наенко. 4. В чем различия между напряжением и напряженностью. 5. Каковы психологические детерминанты напряженности. 6. Характеристика операционной напряженности. 7. Характеристика эмоциональной напряженности. 8. Степени выраженности состояния нервно-психического напряже- ния по Т.А. Немчину. 9. Общие характеристики первой степени выраженности состояния нервно-психического напряжения. 10. Общая характеристика умеренно выраженного состояния нервно- психического напряжения. 11. Половые различия в выраженности умеренного нервно- психического напряжения. 12. Структурно-функциональные особенности чрезмерно выраженного нервно-психического напряжения. 13. Распространенность чрезмерно выраженного нервно-психического напряжения. 14. Различия симптоматологии чрезмерно выраженного нервно- психического напряжения у мужчин и женщин. 15. Каковы основные блоки адаптационной системы, активизирующей- ся при нервно-психическом напряжении. 16. Какие звенья адаптационной системы человека включаются в экс- тремальной ситуации. 17. От каких качеств субъекта может зависеть клиническая картина нервно-психического напряжения. 18. Сравните проявления нервно-психического напряжения разных сте- пеней. 19. Что понимается под фрустрацией. 20. Что вызывает состояние фрустрации. 21. Какие реакции при фрустрации предлагает различать Н.Д. Левитов. 22. Какие типы фрустраторов выделяет С. Розенцвейг. 23. Какие формы психологической помощи применяются в работе с людьми, испытавшими стрессовые или трагические события. 8 НИНА ИВАНОВНА НАЕНКО Наенко Н.И. занималась исследованием проблемы психи- ческих состояний человека в сложных условиях. Ей принад- лежит попытка рассмотреть в общетеоретическом и экспери- ментальном планах некоторые вопросы психологического изучения напряженности и ее видов. Основные идеи Наенко Н.И. изложены в монографии «Психическая напряженность», вышедшей в издательстве МГУ в 1976 году. * ** ПСИХИЧЕСКАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ Глава I. Природа психической напряженности § 1. Понятие «психическая напряженность» Для обозначения психических состояний человека в трудных условиях исследователи пользуются разными понятиями, среди которых наиболее по- пулярно понятие «стресс». Его применяют для обозначения широкого круга не только психических, но и физиологических состояний, например физиче- ского напряжения, утомления и т. д. Более того, вследствие широкой попу- лярности термина «стресс» им стали обозначать разнообразные явления, от- носящиеся и к другим областям знания (социологии, биологии, медицине, педагогике и др.). Так, этот термин употребляют для обозначения внешних воздействий и ситуаций, в которых может оказаться человек (например, за- ключение в тюрьму), таких реакций, как, например, гипервентиляция легких и т. д. Неоднозначность понимания стресса, путаница и непоследовательность в применении этого термина имеют результатом противоречивость получен- ных данных, отсутствие строгих критериев при их интерпретации и сопос- тавлении. Нам хотелось бы выделить здесь две категории трудностей, с ко- торыми приходится сталкиваться при изучении психологических проблем стресса. Первая связана с тем, что традиционное понимание его заимствова- но психологами из физиологии. Как известно, Г. Селье и его школа дали глу- бокий анализ изменений в организме, в частности в эндокринных железах, контролируемых гипофизом, под действием отрицательных стимулов. Попу- ляризация понятия стресса в биологии и медицине и прямое перенесение его физиологического значения в психологию привели к смещению психологи- ческого и физиологического подходов к его изучению. * Наенко Н. И. Психическая напряженность. – М.: МГУ, 1976. – 112 с. ** Наенко Н.И. Психическая напряженность. – М.: МГУ, 1976. – С.5 – 52. 9 Против такого смещения выступил, в частности, видный американский ученый Р. Лазарус, предложивший различать физиологиче- ский и психологический виды стресса. По мнению Лазаруса, они отличаются друг от друга по особенностям воздействующего стимула, механизму воз- никновения и характеру ответной реакции. Физиологический стресс характе- ризуется нарушением гомеостаза и вызывается непосредственным действием неблагоприятного стимула на организм (например, при погружении руки в ледяную воду). Восстановление гомеостатической устойчивости осуществля- ется висцеральными и нейрогуморальными механизмами, которые обуслав- ливают стереотипный характер реакций при физиологическом стрессе. Анализ психологического стресса, по мнению Лазаруса, требует учета та- ких моментов, как значимость ситуации для субъекта, интеллектуальные процессы, личностные особенности. Эти психологические факторы обуслав- ливают и характер ответных реакций. В отличие от физиологического стрес- са, при котором последние являются высоко стереотипными, при психологи- ческом стрессе они индивидуальны и не всегда могут быть предсказаны. Так, на угрозу один субъект реагирует гневом, а другой – страхом и т. п. Таким образом, разграничение физиологического и психологического стресса вносит известную упорядоченность в понимание проблемы, привле- кает внимание к необходимости изучения собственно психологических осо- бенностей этого состояния. Другим сложным вопросом, вызывающим противоречивые мнения при разработке проблемы, является соотношение эмоций и стресса. В целом счи- тается, что главной составляющей, «фундаментальным компонентом» психо- логического стресса является эмоциональное возбуждение. В сущности, эмо- циональные переживания, эмоциональная насыщенность деятельности выде- ляются в большинстве исследований в качестве основной характеристики этого состояния. Неудивительно, что некоторые исследователи стали ото- ждествлять понятия стресса и эмоций. Так, М. Арнольд пишет: «Из-за своего подчеркнуто научного звучания понятие психологического стресса в послед- ние годы часто подменяло термин эмоция» . Другие исследователи исходят из того, что не все, а лишь определенные эмоции обуславливают стрессовые состояния. Это главным образом гнев и страх и их смешанные формы. Но, пожалуй, более характерной является тенденция рассматривать стресс как особое состояние, рядоположное с другими эмоциональными со- стояниями (аффектами, чувствами, тревожностью и др.) Некоторые авторы возражают против такого обособления. Так, О. В. Овчинникова и В.К. Вилюнас считают, что понятие стресса представ- ляет собой «гносеологическую абстракцию, усиленно разрабатываемую ме- тодом проб и ошибок». Выступая против теоретической изоляции проблемы стресса, они стремятся включить ее в широкий контекст теоретических во- просов психологии. Авторы предлагают рассматривать проблему стресса в функциональном аспекте – как проблему влияния эмоций на продуктивную 10 деятельность субъекта (неважно, внешнюю или внутреннюю)… В таком аспекте – это старая классическая проблема влияния эмоций на дея- тельность . Это положение вызывает двоякого рода вопросы. Во-первых, оно импли- цитно содержит мысль об иллюзии новизны проблемы стресса. Между тем постановка последней в психологии связана с тем, что стресс – явление, спо- собное возникнуть у каждого человека как в специфических условиях, на- пример во время космического полета, так и в повседневных жизненных си- туациях, носящих характер испытаний для человека, – оказывает существен- ное влияние на деятельность и поведение, вследствие чего вопрос о его при- чинах, природе и формах проявления приобрел самостоятельное научное значение, которое еще больше усиливается в связи с ростом требований, предъявляемых человеку современным производством, техникой, условиями окружающей среды и задачами, которые ему приходятся выполнять. Как пи- шут некоторые авторы, » в наше время богатое событиями … время… слово «стресс» стало как бы символом века и его воздействии на организм» . Очевидно, что в этих условиях со всей остротой встает задача изучения психологических предпосылок выносливости, адаптации человека к стрессо- генным воздействиям. А это в свою очередь предполагает исследование са- мого феномена стресса как особого психического состояния, возникающего в сложных условиях деятельности. Во-вторых, с рассматриваемой точки зрения проблематика стресса сво- дится к изучению функционального влияния отдельных видов эмоций. Меж- ду тем, если исходить из того, что стресс суть особое состояние, то надо при- знать, что его структура наряду с эмоциональным, включает и другие психо- логические компоненты (мотивационные, интеллектуальные, перцептивные и др.) В целом, как нам представляется, понимание стресса как возникающего в сложных условиях феномена психической деятельности открывает реальную возможность исследования этой проблемы. Одним из следствий неоднозначности трактовки понятия «стресс», отя- гощенности его медико-биологическими и односторонними психологиче- скими представлениями явилось то, что некоторые авторы, особенно отече- ственных работ, этому понятию предпочитают другое – «психическая на- пряженность». Мы также предпочитаем пользоваться этим термином, так как он свободен от отрицательных ассоциаций и указывает на необходимость изучения именно психологического функционирования человека в сложных условиях. Поэтому в дальнейшем из суммы работ, использующих понятие «стресс», будут рассматриваться те, авторы которых при описании состояний человека в трудных условиях имеют в виду явления, адекватные психической напря- женности. Другими словами, в нашем контексте понятия «стресс» и «психи- ческая напряженность» будут употребляться как синонимы, характеризую- 11 щие особенности психической деятельности в сложных условиях. Необходимо сказать, что в последнее время наметилась тенденция использо- вать эти понятия при характеристике состояний, отличающихся друг от друга по степени выраженности. В этом случае стресс принято рассматривать как крайнюю степень психической напряженности. Однако рассмотрение со- стояний со стороны динамики их психических и физиологических проявле- ний не входит в нашу задачу, поскольку основное внимание в дальнейшем изложении мы сосредоточиваем на качественном анализе этих состояний. Следует также отметить, что в свою очередь понятие «психическая напря- женность» используется некоторыми авторами для обозначения состояний, оказывающих отрицательное влияние на деятельность, в этом случае оно противопоставляется понятию «напряжение». Так, П. Б. Зильберман считает, что состояние напряженности «должно рассматриваться как помеха и ни в коем случае не может смешиваться с состоянием напряжения, неизбежно со- путствующим любой сложной деятельности, тем более такой, которая вы- полняется на уровне, близком к пределу данного индивидуума». Попытка дифференцировать рассматриваемые понятия заслуживает вся- ческого одобрения. Однако термин «напряжение» в том значении, в котором употребляет его автор, не содержит указания на психологические особенно- сти этого состояния и используется фактически традиционно – для обозначе- ния деятельного состояния организма (или его отдельных систем). По наше- му мнению, за термином «напряжение» следует либо сохранить его традици- онное как для психологии, так и для физиологии и медицины значение: со- стояние повышенного функционирования организма и личности (напряжение сил), либо, если принять его в качестве понятия, обозначающего психическое состояние, необходимо четко указать психологические различия между со- стояниями – напряжения и напряженности. Что касается дальнейшего изло- жения, то мы будем пользоваться в основном термином «психическая на- пряженность», подразумевая под этим психические состояния в сложных ус- ловиях вообще, независимо от вызываемых ими эффектов. Итак, состояние психической напряженности возникает при выполнении человеком продуктивной деятельности в трудных условиях и оказывает сильное влияние на ее эффективность. Характер этого влияния определяется как самой ситуацией, так и особенностями личности, ее мотивации и т. д. § 2. Критерии До 60-х годов при анализе напряженности исследователи связывали ее преимущественно с особенностями ситуаций и стимулов, воздействующих на человека. Такой подход сводился к тому , что исследователи вначале, для того чтобы вызвать реакцию, стремились «найти те факторы окружения, ко- торые действуют в качестве стрессоров» , и после этого измеряли степень или направленность соответствующих изменений. Вопреки ожида- нию экспериментаторов оказалось, однако, что в одних и тех же условиях 12 разные индивиды реагируют неодинаково, причем эти различия касаются как степени подверженности воздействиям, так и типа наблюдае- мых эффектов. Так, у одних отмечается высокая устойчивость к стрессу, у других – низкая, при этом у одних лиц деятельность улучшается, у других – ухудшается вплоть до срыва. Эта специфичность реагирования в стрессе обусловливается не только характером внешней стимуляции, но и психоло- гическими особенностями субъекта. Так, в 1955 г. Базовиц с соавторами пи- сали: «… В будущих исследованиях … не следует рассматривать стресс в качестве фактора, навязанного организму, его следует рассматривать как ре- акцию организма на внутренние и внешние процессы, которые достигают тех пороговых уровней, на которых его физиологические и психологические ин- тегративные способности напряжены до предела или более того» . Это же по существу подчеркивает и Лазарус (1970). Он пишет, что вследствие «индивидуальных различий в психологической конституции от- дельных личностей любая попытка объяснить характер стрессовой реакции, основываясь только на анализе угрожающего стимула, была бы тщетной.» . Таким образом, можно заключить о несостоятельности попыток дать так называемые ситуационные определения психической напряженности, т. е. раскрыть ее природу через «объективные», физические характеристики сти- муляции. Наряду с указанием на особый характер условий, порождающих напря- женность, исследователи описывают изменения, наблюдаемые при этом как в физиологических системах, так и в деятельности, поведении человека. Физиологическим индикаторам придается особое внимание. Здесь можно выделить две тенденции. Одна берет начало от концепции Кеннона о мобилизующей (emergent) функции эмоций, согласно которой в чрезвычай- ной ситуации, требующей быстрого и эффективного приспособления к из- менениям внешней среды, происходит энергетическая мобилизация организ- ма, выражающаяся в изменениях эндокринных, вегетативных, двигательных и других функций. С этой точки зрения признаком напряженности следует считать интен- сивную, сверхобычную величину физиологических изменений, превосходя- щую обычную для организма норму. . Между тем эти реакции являются результатом Страницы ← предыдущая следующая → 1 2 3 4

УДК 159.9 ББК 88.4

К.и. ВОРОБЬЕВА

Дальневосточный институт психологии и психоанализа

г. Хабаровск dvpsycho@mail.redcom.ru

и.А. ЗАВОРОТняя

Дальневосточный институт психологии и психоанализа

г. Хабаровск dvpsycho@mail.redcom.ru

личностные детерминанты нервно-психической напряженности и их УЧЕТ в профессиональной диагностике

СПАСАТЕЛЕЙ

C.I. Vorobyova

Far Eastern Institute of psychology and psychoanalysis,

I.A. Zavorotnyaya

Far Eastern Institute of psychology and psychoanalysis,

PERSONAL DETERMINANTS OF MENTAL STRESS AND INCORPORATING THEM INTO A PROFESSIONAL DIAGNOSIS RESCUERS

Аннотация: Статья посвящена изучению влияния личностных свойств специалистов экстремального профиля на возникновение нервно- психической напряженности в процессе профессиональной деятельности. Статистически достоверно доказано, что у спасателей МЧС состояние нервно — психической напряженности усиливается по мере увеличения тревожности, страха неудач, консервативности, при этом происходит потеря чувства реальности и снижение уровня ответственности, что может препятствовать успешному выполнению задач в условиях профессиональной деятельности, связанной с риском. Выявление личностных качеств, аоказывающих влияние на возникновение состояния напряженности в экстремальной ситуации имеет особую важность для проведения более точного профотбора спасателей, для повышения эффективности превентивных и психокоррекционных мероприятий.

Ключевые слова: Нервно-психическое напряжение, нервно-психическая напряженность, дезадаптация, экстремальная ситуация.

Keywords: Mental stress, mental stress, maladjustment, an extreme situation.

психология в ЭКОНОМИКЕ и УПРАВЛЕНИИ 2014, №1

Выполняя профессиональные задачи в условиях, сопряженных с риском для жизни и здоровья, сотрудники профессий экстремального профиля могут быть отнесены к группе риска возникновения стрессовых состояний и, как следствие, развития психической дезадаптации, приводящей к социально-психологическим нарушениям жизнедеятельности, неблагоприятным изменениям личности, которые в дальнейшем отрицательно сказываются на состоянии здоровья, на служебных взаимоотношениях, в семейно-бытовой сфере личного состава, увеличивают риск самоубийств (Ю.В. Бессонова, Л.Г. Дикая, З.Ф. Зеер, З.И. Кеке-лидзе, А.Г. Маклаков, В.Л. Марищук, А.В. Махнач, Ю.С. Шойгу и др.). Анализ причин и механизмов развития таких нарушений непосредственно связана с проблематикой изучения психической напряженности и стресса (В.А. Бодров, Л.А. Китаев-Смык, А.Б. Леонова, О.И. Медведев, Лазарус, Г. Селье).

Необходимо разграничивать состояния психического напряжения и психической напряженности. Выделяют три разновидности состояния нервно-психического напряжения (НПН) в зависимости от интенсивности его выражения: слабое (I), умеренное (II) соответствующее «напряжению» и чрезмерное (III) соответствующее «напряжённости» .

I степень напряжения может быть названа напряжением лишь условно, так как, в сущности, при этом признаков напряжения либо не наблюдается совсем, либо их проявления настолько незначительны, что испытуемые не склонны считать своё состояние нервно-психическим напряжением. В данном случае экстремальная ситуация не расценивается как сложная, требующая мобилизации усилий на её преодоление и достижение поставленной цели. Испытуемые не отмечают каких-либо явлений соматического или психического дискомфорта, не обнаруживают заметных признаков реагирования на ситуацию, дающих право расценивать их состояние как состояние напряжения.

При умеренно выраженном психическом напряжении (II степень нервно-психического напряжения) в психической деятельности наблюдаются существенные позитивные сдвиги:

— возрастает эффективность основных свойств внимания, что обеспечивает сосредоточенность индивида на решении главных задач в данной экстремальной ситуации;

— изменяется функция памяти, хотя модификация мнемической функции при напряжении не имеет столь отчётливого и целостного положительного характера, как функция внимания;

— увеличивается продуктивность логического мышления, наблюдается повышение эффективности когнитивной деятельности в целом;

— повышается продуктивность, увеличивается точность движений, уменьшается количество ошибок .

При III степени НПН (состояние напряженности) типичны дезорганизация психической деятельности, существенные отклонения в психомоторике, глубокие сдвиги в нейродинамических характеристиках и яркое проявление чувства общего физического и психического дискомфорта, которое сопровождается отрицательным эмоциональным фоном, падением настроения, ощущениями тревоги, беспокойства, острым ожиданием неудачи, провала и других неприятных последствий сложившейся экстремальной ситуации. Проявляются типичные нарушения:

— значительно снижается объём внимания, его устойчивость и способность к концентрации, способность к переключению внимания;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— существенно снижаются продуктивность кратковременной памяти и способность к долговременному вербальному сохранению;

— обнаруживаются ярко выраженные негативные сдвиги в такой характеристике оперативного мышления, как способность к решению логических задач;

— страдает координация деятельности .

В нашем исследовании речь идет о III степени НПН (состояние напряженности), которое может возникать при выполнении человеком продуктивной деятельности в трудных условиях и оказывает сильное влияние на ее эффективность. Применительно к деятельности и особым условиям ее протекания напряженность выступает не как прямой результат этих условий, а как непосредственное интегральное отражение значимой для субъекта ситуации, в которой выполняется деятельность. В психологической структуре напряженности особая роль принадлежит мотиваци-онному и эмоциональному компонентам. Показатели деятельности спасателей служат индикатором, результативным выражением тех психических изменений, которые происходят в сложных условиях. Уровень нервно-психического напряжения у спасателей зависит от характера воздействующих экстремальных факторов, величины их объективных характеристик и субъективной значимости для конкретного человека, и также от особенностей индивидуальной реактивности организма. В качестве высшего уровня психического регулирования выступает личность, которая задает программу всем остальным видам этого регулирования.

ПСИХОЛОГИЯ В ЭКОНОМИКЕ И УПРАВЛЕНИИ 2014, №1

Задачей настоящего исследования является выявление личностных и индивидуально-психологических качеств профессионала, оказывающих влияние на возникновение состояния напряженности в экстремальной ситуации, что имеет особую важность для проведения более точного профотбора спасателей, для повышения эффективности превентивных и психокоррекционных мероприятий.

Для исследования использованы: «Опросник нервно-психического напряжения» Немчина Т.А., Методика «Уровень субъективного контроля» Е.Ф. Бажи-на, Е.А. Голынкиной, А.М. Эткинда, Методика «Характерологические акцентуации личности и нервно-психологическая неустойчивость» Карелина А.А., Методика «16 факторный личностный опросник» Р.Б. Кеттела, Опросник структуры темперамента» В.М. Русалова.

На первом этапе исследования были выделены две группы испытуемых: «группа А» — 24 человека, включает спасателей имеющих завышенный (чрезмерный) уровень нервно-психической напряженности 6,2±1,2. «Группа В» — 42 человека, включает спасателей, имеющих средние (умеренные) показатели по общему уровню нервно-психической напряженности 4,8±1,6. Групп с низкими значениями нервно-психической напряженности не выявлено.

Итоги сравнительного анализа психологических характеристик спасателей, полученные с помощью названных психодиагностических методов, были подвергнуты факторному анализу, с использованием вращения варимакс с нормализацией Кайзера, который позволил выделить основные особенности респондентов группы «А».

Фактор «Ответственность» (вклад общей дисперсии 36%), составляют такие качества как: нормативность поведения, интернальность в области производственных отношений, сдержанность, конкретность. Наряду с ними включаются подозрительность, замкнутость, мнительность, интроверсия, отсутствие гибкости.

Фактор «Страх неудач» (25,7%) связан с богатым воображением, поглощенностью внутренними иллюзиями, что порождает высокий уровень самоконтроля и состояние напряженности.

Фактор «Тревожность» (17,6%), наполняют такие качества как собственно тревожность, низкая пластичность, низкая переключаемость внимания. Вместе с тем спасателям данной группы свойственны дипломатичность, нонконформизм и средний уровень интер-нальности в области достижений.

Составляющие фактора «Реализм» (12,3%) — это

смелость, рациональность, средний уровень интер-нальности в области здоровья и семьи. Оппонентом является склонность к колебаниям в их психическом состоянии, которые проявляются в раздражительности, вспыльчивости, невозможности сдерживать себя при волнениях.

Фактор «Консерватизм» (8,3%), включает ориентацию спасателей группы «А» на конкретную деятельность, что взаимосвязано с их эмоциональной стабильностью и адекватностью самооценки. Оппонентом является эмоциональная чувствительность к несовпадению между задуманным, ожидаемым, планируемым и результатом реального предметного действия, чувствительность к неудачам в работе.

Для выявления взаимосвязи между шкалой напряженности и выделенными факторами нами был проведен корреляционный анализ с использованием критерия корреляции Пирсона. Как следует из полученных данных, у спасателей группы «А» состояние напряженности усиливается по мере увеличения тревожности (г=0,63), страха неудач (г=0,81) и консервативности (г=0,49). При этом теряется чувство реальности (г= -0,62) и снижается уровень ответственности (г= -0,77).

В результате проведенного эмпирического исследования выявлено, что психологическая напряженность у спасателей МЧС проявляется в состоянии отражающем:

— выраженную эксплазивную и психоастеническую формы акцентуаций, что свидетельствует о несоответствии эмоциональных реакций силе и качеству раздражителей: подверженность относительно более легким изменениям и колебаниям в психическом состоянии, что проявляется в раздражительности, вспыльчивости, невозможности сдерживать себя при волнениях. Психастеническая форма акцентуаций свидетельствует о повышенной чувствительности, быстрой истощаемо-сти и утомляемости, критичным отношением к своим поступкам и решениям;

— эмоциональную чувствительность к неудачам в работе и общении, что проявляется в расхождении между задуманным, ожидаемым, планируемым и результатами реального предметного действия, чувствительностью к оценкам окружающих людей. Эти свойства компенсируются развитой волевой регуляцией: умением контролировать свои эмоции и поведение;

— повышенный уровень тревожности и неудовлетворенности, причем, чем выше уровень тревожности, тем выше состояние напряженности;

— сниженный уровень интернальности, особенно

в области достижений и межличностных отношений, это свидетельствует о том, что им свойственно приписывание своих успехов и достижений обстоятельствам, везению, помощи других людей, отсутствие склонности брать на себя ответственность за свои отношения с окружающим миром;

— отсутствие психологического комфорта в определенных условиях труда.

Однако следует отметить, что в сложных экстремальных ситуациях, спасатели МЧС, обладающие состоянием психической напряженности, способны проявлять черты мужества, собранности, реализма и ответственности.

Выявлено, что генерализованный комплекс влияния личностных факторов является постоянно «активированным» и провоцирует нарастание негативных состояний нервно-психической напряженности. Дифференциация проявлений разных личностных характеристик спасателей МЧС является важной задачей в анализе проявлений повышенной нервно-психической напряженности.

Реализованная в исследовании комплексная стратегия изучения психической напряженности и выбранный диагностический инструментарий позволили определить специфику психологической структуры психической напряженности и особенности ее проявления в условиях профессионального риска.

Статистически достоверно доказано, что высокий уровень нервно-психического напряжения связан с проявлениями:

— интеллектуальных особенностей, характеризующихся конкретным практическим мышлением, критичностью и консервативностью в принятии нового;

— эмоционально — волевых особенностей, характеризующихся эмоциональной стабильностью спасателей, определенным недовольством собой, некоторой неудовлетворенностью, подверженностью сомнениям, склонностью к рефлексии;

— коммуникативных свойств и особенностей межличностного взаимодействия, проявляющихся в стремлении к независимости, некоторому противопоставлению себя группе, развитом чувстве долга и ответственности, в принятии общепринятых моральных норм и правил; в сдержанности и рассудительности в установлении межличностных контактов, в деловом лидерстве.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Личностные качества спасателей с завышенным уровнем нервно-психической напряженности проявляются в :

— нормативности поведения, интернальности в

области производственных отношений, сдержанности, конкретности. Вместе с тем отмечается подозрительность, замкнутость, мнительность, интроверсия, отсутствие гибкости;

— богатом воображении, поглощенности внутренними иллюзиями, порождающими высокий уровень самоконтроля и состояния напряженности;

— собственно тревожности, низкой пластичности, переключаемости внимания. Однако вместе с тем в дипломатичности, нонконформизме и среднем уровне интернальности в области достижений;

— смелости, рациональности, среднем уровне ин-тернальности в области здоровья и семьи. При этом в склонности к колебаниям в психическом состоянии, приводящем к раздражительности, вспыльчивости, невозможности сдерживать себя при волнениях;

— ориентации на конкретную деятельность, взаимосвязанную с их эмоциональной стабильностью и адекватностью самооценки, которые проявляются в эмоциональной чувствительности к несовпадению между задуманным, ожидаемым, планируемым и результатами предметного действия.

Выявленные факторы показывают, что у спасателей МЧС состояние нервно-психической напряженности усиливается по мере увеличения тревожности, страха неудач, консервативности, при этом происходит потеря чувства реальности и снижение уровня ответственности, что может препятствовать успешному выполнению задач в условиях профессиональной деятельности, связанной с риском.

Таким образом, выявленные личностные факторы (тревожность, страх неудач, консервативность, чувство реальности и ответственности) являются важным критерием для диагностики нервно-психической напряженности спасателей МЧС. Выводы, полученные в результате исследования, могут использоваться при организации деятельности службы спасателей МЧС, в процессе профотбора и ротации кадров, в профессиональной диагностике для оценки надежности и сохранности здоровья спасателей МЧС.

Библиографический список

1. Наенко Н.И. Психическая напряжённость / Н.И. Наенко. — М., 1976. — 214 с.

2. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения / Т.А. Немчин. — Л., 1983. — 167 с.

3. Терехова Т.А. Профессиональная психодиагностика /Т.А.Терехова. — Иркутск: БГУЭП, 2012. -347с.

К состояниям психической, эмоциональной напряженности, активно влияющим на поведение лиц, вовлеченных в сферу правоприменительной деятельности, прежде всего следует отнести состояния тревоги (тревожности), страха, стресса и его разновидности — фрустрации, а также аффект, страдания.

Состояние тревоги (тревожность, тревога) — это особое состояние психической напряженности человека, возникающее в результате предчувствия им (иногда даже на неосознаваемом уровне) приближающейся опасности. Тревога вызывает активизацию внутренних ресурсов организма, психики человека до того, как наступает ожидаемое событие, помогая субъекту подготовиться к изменяющимся условиям существования, выстоять в любой кризисной ситуации. Тревога (состояние тревожности) нередко рассматривается в качестве эмоциональной реакции тревожного ожидания, своего рода предвосхищения несоразмерной опасности, в ряде случаев как реакция на воображаемую угрозу, возможную неудачу.

Роль субъективного фактора при оценке влияния состояния тревожности на поведение того или иного участника судопроизводства исключительно велика. Какая-то определенная ситуация для одного субъекта может быть совершенно заурядной, не вызывающей никаких особых эмоций, а для другого — с учетом его индивидуально-психологических особенностей — явиться источником сильных эмоциональных переживаний. В этом проявляется своего рода иррациональный характер тревожности, понимание которого помогает увидеть подлинные побуждения людей, их иногда внутренне противоречивые, необъяснимые с точки зрения здравого смысла поступки, неадекватные формы реагирования.

Весьма важная особенность данного эмоционального состояния психики объясняется еще и тем, что оно не лежит на поверхности в мотивационной сфере личности. Более того, состояние тревоги может даже и не осознаваться самим субъектом, что требует от суда еще большей проницательности при оценке поведения человека. Как верно подметила известная американская исследовательница личности Карей Хорни (1885-1952), «тревога может быть определяющим фактором нашей жизни, оставаясь в то же самое время не осознанной нами». Вследствие этого «многие затруднения, обычно приписываемые чрезмерной работе, вызываются в действительности не самой работой, а порой тревогой, которая связана с работой или отношением к коллегам».

В свое время З. Фрейд с позиций психоанализа рассматривал состояние тревожности как «готовность к страху», «страх ожидания», «боязливое ожидание». А поскольку это состояние в значительной мере связано с особенностями психики людей, отличающихся от других по складу своего характера большей чувствительностью, боязливостью, пессимизмом, нежели с объективными обстоятельствами, он называл тревожность «невротическим страхом» (в отличие от «реального страха»).

О переживании субъектом состояния тревоги обычно свидетельствуют различные физиологические, а также определенные внешне наблюдаемые поведенческие признаки (напряженное выражение лица, сниженная активность, заторможенность), нарушения вегетативной нервной системы, познавательной деятельности, нередко проявляемые в неадекватной оценке угрожающей обстановки в сторону ее еще большего усложнения, в не соответствующих реальным условиям решениях, вплоть до принятия решений суицидального характера (рис. 7.1).

Эмоциональные реакции на опасность в состоянии тревоги могут сопровождаться такими физическими ощуще-

Рис. 7.1. Типичная внешняя картина проявления тревожного состояния (рисунок X. Бидструпа)

— Быть или не быть, вот в чем вопрос!.. Вопрос, на который пытался ответить принц Гамлет, до сих пор продолжает волновать многих людей, вызывая у них то тревогу, то страх, то страдания

ниями, как дрожь, учащенное дыхание, сердцебиение, головокружение, усиленное потовыделение, удушье, частые позывы к мочеиспусканию, понос, рвота и т.п. Все эти реакции могут быть настолько интенсивными, что сильная тревога (равно как и страх) может завершиться сердечным приступом либо даже летальным исходом.

Человек, переживающий тревогу, ощущает свою беспомощность, неопределенность собственного положения, неуверенность, беззащитность перед надвигающейся опасностью. Состояние тревоги нередко усиливается в ситуации мотивационного конфликта, когда субъект, пытающийся найти правильное решение, находится под воздействием взаимоисключающих мотивов достижения и одновременно мотивов избегания (боязни) неудачи, что еще более отрицательно воздействует на его активность, а порой и вовсе парализует ее.

Некоторые психологи вполне обоснованно называют сильную тревогу самым неопределенным и поэтому самым мучительным состоянием эмоциональной напряженности, источником страданий2. Чрезмерное эмоциональное возбуждение, и прежде всего тревога, считают другие, может привести к патологическим нарушениям, вплоть до появления симптомов некоторых психических нарушений и расстройств поведения3. Все это следует учитывать при оценке психического состояния виновного по уголовным делам в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, тем более что законодатель не исключает такой возможности (см., например, ч. 2 ст. 61 УК), при расследовании самоубийств, при разрешении гражданско-правовых споров, связанных с компенсацией морального вреда гражданину, перенесшему нравственные, физические страдания (ст. 151, 1101 ГК), а также когда оценивается характер «нервно-психических перегрузок» (ч. 2 ст. 28 УК), которые могли воздействовать на эмоционально-волевую регуляцию действий субъекта, оказавшегося в экстремальных условиях.

Воздействие тревоги на психику, сознание, волеизъявление человека зависит от его индивидуально-психологических особенностей, предрасположенности к переживанию тревоги, а также от культурной, социальной среды, оказавшей ранее, особенно в раннем детстве, и продолжающей оказывать огромное воздействие на рациональное мышление и поведение субъекта. Поэтому оценка судом состояния тревожности у того или иного участника процесса должна проводиться с учетом личности субъекта, его социального статуса, самооценки, ценностных ориентации, уровня интеллектуального развития, приобретенного опыта и т.п.

Известно, например, что некоторые люди вообще не склонны остро переживать состояние тревоги, она как бы неведома им, не проявляется у них даже в минуты реальной опасности. У таких лиц отсутствует должная осторожность и предусмотрительность в поведении, значительно снижен уровень самоконтроля. В большей мере это свойственно молодым, беспечным но характеру, социально незрелым людям, к тому же не имеющим достаточного жизненного опыта, а иногда и просто со сниженным уровнем интеллекта, неразвитыми когнитивными, прогностическими способностями. Данные качества нередко отражаются в их легкомысленном, небрежном отношении к своим поступкам. При определенных условиях все это может способствовать совершению такими лицами противоправных действий по неосторожности: такой оценочный подход не исключается содержанием ст. 26 УК.

Кроме того, сниженный уровень тревожности у субъекта может способствовать формированию так называемого виктимного поведения потерпевших, например, в ситуациях возможных сексуальных посягательств на них. Именно поэтому отсутствие должного уровня тревожности (наряду со сниженным интеллектом, некоторыми другими особенностями личности), точно так же как и высокий, значительно превышающий норму показатель тревожности, парализующий волю, активность потерпевшей (потерпевшего), следует рассматривать в качестве одного из составляющих элементов психологического содержания такого уголовно-правового понятия, как «беспомощное состояние потерпевшей (потерпевшего) или других лиц» (ст. 131, 132 УК).

Опасность в случае тревоги обычно усиливается психологическими факторами, а беспомощность еще более усугубляется собственным отношением к ней человека. Эту закономерность важно учитывать при расследовании указанных выше преступлений, когда с точки зрения здравого смысла, житейской психологии невозможно объяснить поведение потерпевшей, а также когда требуется юридически грамотно оценить действия лица, находившегося в ситуации превышения пределов необходимой обороны, крайней необходимости, в каких-либо иных экстремальных условиях.

При рассмотрении тревожности различают личностную тревожность в качестве константного, устойчивого свойства характера индивида и ситуативную тревожность как временное состояние психики в виде реакции человека на возникшую угрозу, которая может периодически появляться и проходить.

При сильном деструктивном воздействии состояния тревожности на сознание, поведение человека оно может рассматриваться как психическое расстройство, во многом объясняющее различные неадекватные формы поведения, в том числе и такие, как самоубийство.

Состояние страха. Это весьма близкое к тревожности по характеру происхождения психическое состояние. Как и тревога, страх во многом связан с прогнозированием, ожиданием субъектом надвигающейся опасности. Однако в отличие от тревоги страх в большей мере является эмоциональной реакцией на конкретную, чаще объективно существующую, реальную угрозу. Как заметил по этому поводу С. Л. Рубинштейн, «человеку может быть «вообще» тревожно, но боятся люди всегда чего-то».

По мнению американского психолога Кэррола Изарда (р. 1923), страх наиболее опасное из всех состояний. Он мешает людям использовать свои способности, добиваться поставленных целей, быть счастливыми и довольными. Переживание страха обычно варьируется от предчувствия опасности, боязни до ощущения испуга, ужаса. В последнем случае ситуация, вызывающая интенсивный страх (аффект страха), может даже завершиться летальным исходом.

Обычно страх зарождается, когда источник тревоги невозможно устранить, и тревожность, постепенно трансформируясь, переходит в состояние страха, который является своего рода «производным продуктом» воздействия на психику, сознание человека переживаемой им тревоги и се интеллектуальной переработки. Наиболее общими причинами появления страха считаются ощущение субъектом непреодолимой опасности для себя и своих близких, ощущение приближающейся неудачи, чувство собственной беспомощности, беззащитности перед ней. Одной из распространенных причин, вызывающих у человека страх, являются также физическая боль и прогнозируемые в связи с ней негативные последствия для жизни и здоровья. Боль может вызывать физические страдания, которые в еще большей степени усугубляются страхом. Боль, страдания, страх создают, таким образом, определенный устойчивый эмоциональный уголовно-релевантный симптомокомплекс.

Признаки страха, как и признаки сильной тревоги, могут свидетельствовать о пережитом субъектом страдании. Вот почему, когда суду приходится решать вопросы, связанные с компенсацией морального вреда гражданину, оценкой степени причиненных ему физических и нравственных страданий (ст. 151, 1101 ГК), установление (в необходимых случаях с помощью эксперта-психолога) факта того, что пострадавший пережил эмоции страха (равно как и состояние сильной тревоги), может быть признано в качестве доказательства причинения ему нравственных страданий.

Внешними, поведенческими проявлениями, своего рода индикаторами сильного страха являются:

  • — испуганное выражение лица (широко открытые глаза, приподнятые брови, сдвинутые внутренние углы бровей, горизонтальные морщины на лбу, открытый, эллипсовидной формы рот, напряженные губы);
  • — напряжение мышц, сильно сокращающее число степеней свободы в движениях, двигательные расстройства;
  • — нарушения поведения — от не требуемой обстоятельствами гиперактивности, импульсивности в виде совершения бесцельных, панических малоэффективных действий до состояния ступора, когда человек как бы застывает на месте, старается «уменьшиться», садится на корточки, обхватывает голову руками, принимая так называемую эмбриональную позу.

Рис. 7.2. Все признаки аффекта страха у потерпевшей, как говорится, налицо… (рисунок X. Бидструпа «Плоды цивилизации»)

Субъективные переживания страха выражаются в расстройстве психических познавательных процессов: снижаются уровень и острота восприятия, искажается оценка расстояния между предметами, их размеров и формы; нарушаются мышление, которое становится более узким («суженным») по объему и более ригидным по содержанию; память, воспоминания о пережитом становятся фрагментарными, отрывочными; сознание носит деструктивный характер, в результате чего пострадавшие испытывают растерянность, ощущают оглушенность, не понимают до конца происходящее. У них учащаются дыхание, сердцебиение. Некоторые люди в состоянии сильного страха ощущают тошноту, головокружение, частые позывы к мочеиспусканию, теряют сознание.

Все эти признаки имеют немаловажное значение при расследовании преступлений против жизни и здоровья граждан в ходе доказывания неосторожной формы вины; внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), какого-либо иного временного особого психического состояния в качестве обстоятельства, смягчающего наказание; превышения пределов необходимой обороны; при рассмотрении в суде вопросов о признании недействительности сделки, совершенной гражданином под воздействием угрозы (вызывающей страх) (ст. 179 ГК), о компенсации морального вреда при причинении нравственных страданий потерпевшему (ст. 151, 1101 ГК).

Особой разновидностью страха на уровне пограничных состояний психики, неврозов, психозов являются фобии — постоянные навязчивые, иррациональные переживания, имеющие в основе боязнь конкретного содержания (высоты, открытого пространства, толпы, каких-либо животных, микробов и т.д.).

Эмоции страха, нравственные страдания, переживаемые субъектом в той или иной криминальной ситуации, могут быть составным элементом мотивационной сферы личности, рассматриваться в качестве психологического мотива, побудительной силы, толкнувшей его на совершение преступления (убийства, причинения телесных повреждений и т.п.), своего рода психологическим фактором, свидетельствующем о снижении (утрате) им способности «в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими» (ч. 1 ст. 22 УК), понимать их значение (п. 1 ст. 177 ГК).