Процессуальное соучастие в арбитражном процессе

Институт процессуального соучастия регулируется ст. 40 ГПК, где сказано, что иск может быть предъявлен в суд совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам. Каждый из истцов или ответчиков по отношению к другой стороне выступает самостоятельно. Соучастники могут поручить ведение дела одному или нескольким из соучастников. В случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе. После привлечения соответчика или соответчиков подготовка и рассмотрение дела производятся с самого начала (ч. 3 ст. 40 ГПК РФ).

Таким образом, закон дает лишь абрис процессуального соучастия, но не раскрывает его содержательную сторону. Между тем в науке гражданского процессуального права процессуальное соучастие определяется как такая множественность лиц на истцовой или (и) ответной стороне, при которой каждое лицо, участвующее в деле на стороне истца или ответчика, предположительно состоит в самостоятельных материально-правовых отношениях с противоположной стороной.

Таким образом, процессуальное соучастие представляет собой участие в одном деле на стороне истца и (или) ответчика нескольких субъектов права, каждый из которых состоит в споре о субъективном праве или охраняемом законом интересе с противоположной стороной. Из этого следует, что процессуальное соучастие есть не что иное, как субъективное соединение исков, которое характеризуется тем, что в одном процессе (производстве) объединяются требования нескольких управомоченных субъектов против нескольких обязанных субъектов как участников (предположительно) регулятивных (материальных) правоотношений.

Целью процессуального соучастия (и в этом состоит его практическое значение) является совместное рассмотрение судом в одном процессе нескольких требований. Это означает, что при соучастии несколько процессов сливаются в один, в результате чего, во-первых, сокращаются (минимизируются) судебные расходы; во-вторых, сокращается число судебных заседаний и, следовательно, явок участников процесса в суд; в-третьих, экономится время суда на проверку и оценку доказательственного материала, которые проводятся только один раз; наконец, в-четвертых, исключается вынесение противоречивых судебных решений по одним и тем же вопросам.

Таким образом, институт процессуального соучастия — одно из проявлений принципов процессуальной экономии, законности и обоснованности.

Поскольку соучастие всегда характеризуется наличием исковых требований о защите нескольких истцов против нескольких ответчиков, то лица, выступающие на стороне истца, называются соистцами, а лица, выступающие на стороне ответчика, — соответчиками.

Различают активное, пассивное и смешанное соучастие. При активном соучастии несколько истцов предъявляют иски против одного и того же ответчика. Активное соучастие характеризуется множественностью лиц лишь на истцовой стороне. Например, активное соучастие будет иметь место в случае предъявления исков о восстановлении на работе несколькими работниками, уволенными по одному и тому же основанию (например, по сокращению штатов), против одного и того же работодателя.

При пассивном соучастии один истец предъявляет иск против нескольких ответчиков. Следовательно, пассивное соучастие характеризуется множественностью лиц только на ответной стороне. Например, пассивное соучастие будет иметь место в случае предъявления иска одним из сособственников о выделе своей доли в общем имуществе. В качестве соответчиков в этом деле выступают остающиеся сособственники.

При смешанном соучастии несколько истцов предъявляют иски против нескольких ответчиков. Таким образом, смешанный вид соучастия характеризуется множественностью лиц, как на истцовой, так и на ответной стороне. Примером смешанного соучастия может служить предъявление иска об освобождении от ареста (исключении из описи) общего имущества (т.е. имущества, находящегося в общей долевой или совместной собственности). Соистцами в таком деле выступают сособственники арестованного имущества, а соответчиками — должник, по долгам которого описано имущество, и взыскатель, т.е. лицо, в пользу которого описано имущество. Если арест имущества проводился в связи с конфискацией как мерой уголовного наказания за совершенное преступление, то в качестве соответчиков выступают осужденный и государство в лице соответствующего финансового органа.

В этой связи обращает на себя внимание недостаточно корректная редакция ч. 1 ст. 40 ГПК РФ, в соответствии с которой иск может быть предъявлен в суд совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам (процессуальное соучастие). Использование законодателем при формулировании данного правоположения союза «или» исключает при буквальном его толковании возможность существования смешанного вида процессуального соучастия, что не соответствует правовой действительности. Поэтому представляется необходимым уточнить редакцию ч. 1 ст. 40 ГПК РФ следующим образом: «Иск может быть предъявлен в суд совместно несколькими истцами и (или) против нескольких ответчиков (процессуальное соучастие)».

Однако наибольшее практическое значение имеет иная классификация соучастия, а именно деление соучастия на обязательное (необходимое) и необязательное (факультативное). Правовым основанием этой классификации служит ч. 2 ст. 40 ГПК. В соответствии с указанной нормой процессуальное соучастие допускается, если:

· предметом спора являются общие права и (или) обязанности нескольких истцов либо ответчиков;

· права и обязанности нескольких истцов и (или) ответчиков имеют одно основание;

· предметом спора являются однородные права и обязанности.

Обязательное или необходимое соучастие представляет собой такую множественность лиц на истцовой и (или) ответной стороне, при которой раздельное рассмотрение и разрешение нескольких исковых требований между несколькими лицами невозможно. Невозможность раздельного рассмотрения исковых требований при обязательном соучастии обусловлена наличием у соучастников общих или взаимосвязанных субъективных прав либо (и) юридических обязанностей.

Общность или взаимосвязанность субъективных прав либо юридических обязанностей соучастников такова, что рассмотрение и разрешение судом вопроса о субъективном праве или юридической обязанности одного управомоченного либо обязанного лица затрагивают права или обязанности другого (других) управомоченного или обязанного субъекта.

Таким образом, невозможность раздельного рассмотрения нескольких исков (исковых требований) между несколькими лицами обусловлена тем, что соистцы и (или) соответчики предполагаются субъектами одного и того же материального правоотношения. Поэтому правило абз. 2 ч. 3 ст. 40 ГПК РФ предписывает суду обязанность привлекать по своей инициативе к участию в деле соответчика или соответчиков в случае невозможности рассмотрения дела без его или их участия. В этой связи разрешение судом вопроса о субъективных правах и (или) обязанностях субъектов регулятивного правоотношения, не привлеченных к участие в деле, расценивается законодателем как существенное нарушение норм гражданского процессуального права, выступающее безусловным основанием отмены незаконного решения и направления дела на новое рассмотрение (п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ).

Правило о жесткой зависимости характера спорных прав и обязанностей соучастников как предполагаемых субъектов спорного материального правоотношения и вида соучастия знает одно исключение. Речь идет об исках, вытекающих из солидарных требований (ст. 326 ГК РФ) и солидарных обязательств (ст. 322 ГК РФ). Несмотря на то, что субъекты солидарных требований и обязательств обладают взаимосвязанными (совместными) правами и обязанностями, соучастие по спору о солидарных правах и солидарных обязанностях в силу материально-правовой специфики их реализации носит не обязательный, а факультативный (необязательный) характер.

Например, в соответствии со ст. 670 ГК РФ, регулирующей лизинговые отношения (договор финансовой аренды), арендатор и арендодатель выступают в отношении продавца лизингового имущества как солидарные кредиторы (ст. 326 ГК РФ). Если ответственность за выбор продавца лизингового имущества возлагается на арендодателя, то арендатор (лизингополучатель) вправе по своему выбору предъявить иск, вытекающий из договора купли-продажи, как непосредственно против продавца, так и против арендодателя, которые несут солидарную ответственность (ст. 323 ГК РФ). В соответствии со ст. 885 ГК РФ в случае отказа плательщика от оплаты чека чекодержатель вправе по своему выбору предъявить иск против одного, нескольких или всех обязанных по чеку лиц (чекодателя, авалиста, индоссанта), которые несут солидарную ответственность.

Следует отметить явную непоследовательность высших судебных органов России при решении вопроса о виде процессуального соучастия по делам, возникающим из правоотношений с солидарным характером требований и (или) обязанностей. Так, разъясняя вопрос о виде соучастия основного и дочернего обществ (товариществ) по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение обязательных для него указаний основного общества, Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ пришли к выводу о том, что оба юридических лица (основное и дочернее общества) привлекаются по таким делам в качестве соответчиков в порядке, установленном процессуальным законодательством.

Поскольку согласно п. 2 ст. 105 ГК РФ основное общество, имеющее право давать дочернему обществу обязательные для него указания, отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным во исполнение таких указаний, приведенное выше разъяснение Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ противоречит правилу ст. 323 ГК РФ: при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно (в этом случае будет иметь место соучастие), так и от любого из них в отдельности, как полностью, так и в части долга. Это означает, что по действующему гражданскому законодательству не суду, а кредитору-истцу принадлежит право определения ответчика. И если кредитор решил предъявить иск только против основного общества, суд не вправе, дабы не нарушить принцип диспозитивности, привлекать дочернее общество к участию в деле в качестве соответчика.

В то же время, высказываясь по вопросу о виде соучастия по делам о вексельной ответственности, Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ заняли иную позицию, в соответствии с которой соучастие солидарных должников по делам о вексельной ответственности не обязательно. Действительно, материально-правовая специфика реализации солидарных прав и исполнения солидарных обязанностей такова, что соучастие по делам, возникающим из правоотношений с солидарными правами и (или) обязанностями, носит факультативный (необязательный) характер, потому что зависит от волеизъявления истца как предполагаемого субъекта спорного материального правоотношения.

Факультативное (необязательное) соучастие представляет собой такой вид процессуального соучастия, при котором возможно как раздельное, так и совместное рассмотрение судом требований нескольких истцов против нескольких ответчиков. Возможность раздельного, т.е. самостоятельного рассмотрения нескольких исковых требований при факультативном соучастии может быть обусловлена двумя причинами: во-первых, солидарным характером прав и (или) обязанностей субъектов одного и того же материального правоотношения; во-вторых, однородным (однотипным) характером прав и обязанностей субъектов разных, т.е. самостоятельных материальных правоотношений (классическая разновидность факультативного соучастия).

Примером однородного (однотипного) характера исковых требований могут служить иски нескольких работников, уволенных по одному и тому же основанию (например, по сокращению штатов), против работодателя о восстановлении на работе. Возможность факультативного соучастия на стороне истца предусмотрена в ст. 232 ГК РФ: в случае возврата безнадзорных домашних животных их собственнику лицо, задержавшее животных, и лицо, у которого они находились на содержании и в пользовании, имеют право на возмещение собственником необходимых расходов, связанных с содержанием животных.

Для классической формы факультативного соучастия, в основе которого лежит однородность гражданских дел (п. 3 ч. 2 ст. 40 ГПК РФ), характерно, что соистцы и соответчики не имеют между собой внутренней, материально-правовой связи. Иными словами, при факультативном соучастии соистцы и соответчики предположительно связаны в материально-правовом плане только с противоположной стороной, но не между собой. Исключение представляют случаи участия в деле солидарных соистцов и (или) солидарных соответчиков.

Практическое значение деления соучастия на обязательное и факультативное состоит в следующем.

При обязательном соучастии суд (судья) не вправе рассматривать дело в отсутствие кого-либо из обязательных соучастников, потому что не вправе решать вопрос об общих или взаимосвязанных правах либо обязанностях в отсутствие хотя бы одного из его носителей. В противном случае решение суда, затрагивающее права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в деле, подлежит безусловной отмене как незаконное независимо от правильности разрешения дела по существу (п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ).

При факультативном соучастии суд (судья), руководствуясь соображениями процессуальной экономии, с учетом мнения сторон вправе объединить несколько однородных (однотипных) дел в одно производство с целью их совместного рассмотрения и разрешения (ч. 4 ст. 151 ГПК РФ). Суд может также выделить одно или несколько из соединенных истцом в исковом заявлении требований в отдельное (самостоятельное) производство, если сочтет раздельное рассмотрение однотипных дел более целесообразным (ч. 2, 3 ст. 151 ГПК РФ).

При анализе процессуального соучастия необходимо всегда помнить о главном его признаке, позволяющем отличить соучастника от иных субъектов процессуального отношения. Для процессуального соучастия независимо от его вида характерно, что общие (взаимосвязанные) или однотипные (однородные) субъективные права и юридические обязанности соучастников не исключают друг друга в целом или в части. Иными словами, право требования одного соистца должно мирно «уживаться» с правом требования другого соистца. Например, право требовать признания увольнения по сокращению штатов незаконным и восстановления на работе одного работника не исключает аналогичного требования другого работника, уволенного по тому же основанию одним и тем же работодателем. Аналогичное положение имеет место при пассивном соучастии, потому что обязанность одного соответчика ответить по иску не исключает такую же обязанность другого соответчика.

Указанный признак, т.е. сосуществование субъективных прав соистцов и юридических обязанностей соответчиков позволяет отграничить соучастие от участия в процессе ненадлежащих сторон. Участие в деле надлежащей и ненадлежащей сторон в случаях невозможности произвести замену нельзя рассматривать как соучастие, потому что субъективное право надлежащего истца всегда исключает право ненадлежащего истца, а юридическая обязанность надлежащего ответчика исключает обязанность ненадлежащего ответчика.

Процессуальное положение соучастников регламентируется ч. 3 ст. 40 ГПК РФ, где говорится, что независимо от вида соучастия каждый из истцов или ответчиков по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно. Это означает, что реализация каждым из соучастников процессуальных прав и исполнение процессуальных обязанностей порождает (создает) процессуальные последствия только для данного соучастника. Например, если один из соистцов в процессе судебного разбирательства дела заявляет отказ от иска, то он влечет прекращение производства по делу только в отношении данного соистца. Что же касается остальных соистцов, то суд (судья) обязан продолжить разбирательство дела по существу с вынесением соответствующего решения.

В соответствии с ч. 3 ст. 40 ГПК РФ соучастники могут поручить ведение дела одному или нескольким из соучастников. Данное положение ГПК РФ имеет важное практическое значение, потому что участие на стороне истца или ответчика нескольких лиц существенно усложняет ведение процесса, ибо вынуждает суд (судью) говорить с каждым из соучастников об одном и том же, выяснять одни и те же обстоятельства, имеющие значение для дела.

Особенностью судебного решения при процессуальном соучастии является то, что суд (судья) выносит не отдельные решения по каждому соучастнику (каждому рассмотренному требованию), а одно решение, в котором дается ответ на каждый иск (исковое требование). Причем, если решение выносится в пользу нескольких истцов, суд (судья) указывает в решении, в какой доле оно относится к каждому соистцу, либо указывает, что право взыскания является солидарным (ч. 1 ст. 207 ГПК РФ). В случаях вынесения решения суда против нескольких ответчиков суд (судья) также указывает в решении, в какой доле каждый из соответчиков обязан выполнить это решение, или указывает, что их ответственность солидарна. Однако в любом случае на основании судебного решения исполнительные листы могут быть выданы каждому соистцу или в отношении каждого соответчика.

Таким образом, для процессуального соучастия характерно наличие одного решения по делу, но нескольких исполнительных листов по числу соучастников. Например, в результате рассмотрения нескольких исков работников о взыскании с работодателя заработной платы за время вынужденного прогула выносится одно решение. Однако каждый работник-соистец в этом деле получает отдельный исполнительный лист, необходимый для принудительного исполнения судебного решения.

ЧечотД.М. Участники гражданского процесса. М, 1960. С. 56.

п. 31 постановления № 6/8 Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // БВС РФ. 1996. №9. С. 6.

п. 38 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» // ВВС РФ. 2001. № 3. С. 9

Гражданское процессуальное право /под ред. М.С. Шакарян. М., 2004. С. 162.

ПОНЯТИЕ И ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ СОУЧАСТИЯ
ВИДЫ СОУЧАСТИЯ
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СОУЧАСТНИКОВ В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ
Понятие и характерные черты соучастия
Иск может быть предъявлен в арбитражный суд совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам. Участие нескольких лиц, обладающих материально-правовой заинтересованностью в исходе дела, занимающих одинаковое процессуальное положение, может осуществляться в форме процессуального соучастия.Характерными чертами процессуального соучастия являются
1) Множественность лиц.
2) Тождество их отношений к объекту спорного правоотношения. Причем, для того, чтобы выступать в качестве соучастника, лицо не обязательно должно быть участником спорного материального правоотношения, как это зачастую указывается в научной процессуальной литературе. Возможно не только прямое, но и косвенное (опосредованное) отношение соучастников с объектом спорного материального правоотношения. Таким образом, при прямых связях участников с объектом спора возникает соучастие на стороне истца, ответчика или третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, а при опосредованном — (косвенном) отношении — соучастие возникает между третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора.
3) Совпадение интересов, требования истцов и возражения ответчиков не должны быть взаимоисключающими. Соучастниками можно назвать только такую множественность лиц, при которой их интересы не будут взаимоисключающими. Интересы соучастников должны совпадать и являться однонаправленными в определенный промежуток времени. Полное тождество интересов не всегда представляется возможным (например, при участии соответчиков), но конкретные интересы лиц в основном должны совпадать, образуя объединяющий групповой интерес. Именно наличие общего группового отношения к предмету спора позволяет указывать на наличие соучастия. Объектом группы этих совпадающих интересов могут выступать различные обстоятельства:
— необходимость установления определенной группы фактов, отношений, зависимости (при факультативном соучастии),
— единый объект многосубъектного правоотношения (при обязательном соучастии).
Здесь необходимо, чтобы удовлетворение материальной заинтересованности каждого соучастника напрямую зависело от установления обстоятельств, входящих в общегрупповой интерес.
Иными словами, частичное несовпадение интересов нескольких лиц не препятствует возможности возникновения процессуального соучастия.
4) Равенство процессуального положения. Соучастники должны находиться в равном (одинаковом) процессуальном положении.
Таким образом, под процессуальным соучастием понимается множественность заинтересованных лиц, выступающих в процессе самостоятельно в целях защиты своих субъективных прав и охраняемых законом интересов, объединенных в однородную группу субъектов по характеру связи в материальном правоотношении и по процессуально-правовому положению.
Виды соучастия
Соучастие может быть активным (при множественности лиц на стороне истца), пассивным (при множественности лиц на стороне ответчика) и смешанным (при множественности лиц на стороне истца и ответчика).
Кроме того, в зависимости от характера соединенных для совместного рассмотрения требований разграничивается обязательное (необходимое) и факультативное соучастие.
Обязательное (необходимое) соучастие возникает в силу сложности содержания спорных правоотношений, которые оказываются многосубъектными. Наличие общих спорных прав и обязанностей, нескольких притязаний на один предмет спора обуславливает необходимость привлечения к участию в споре всех заинтересованных лиц. Решить вопрос о правах (обязанностях) каждого соучастника можно только установив общие права и обязанности всей группы лиц. Поэтому нельзя каждое требование рассматривать отдельно. Участие всех необходимых соучастников является обязательным процессуальным условием разрешения спора.
Иначе нельзя будет ни правильно разрешить спор, ни исполнить судебное решение.
Обязательное соучастие возникает в следующих случаях:
1) при рассмотрении дел, возникающих из отношений общей собственности,
2) при множественности субъектов обязательственного отношения,
3) при совместном причинении вреда,
4) при субсидиарной ответственности,
5) при аффилированности лиц (взаимной зависимости, которая порождает заинтересованность в совершении какого-либо действия, сделки от имени хозяйственного общества).
При невозможности рассмотрения дела без участия другого ответчика арбитражный суд первой инстанции по ходатайству сторон или с согласия истца привлекает к участию в деле другого ответчика. По своей инициативе арбитражный суд может привлечь другого ответчика в случаях, когда федеральным законом предусмотрено обязательное участие второго ответчика. А также по делам, вытекающим из административных и иных публичных правоотношений. После привлечения к участию в деле другого ответчика рассмотрение дела начинается сначала.
Если спорное право может принадлежать нескольким лицам, но не все они выступают в качестве соистцов, то суд должен известить всех остальных об имеющемся в суде деле. Судья не вправе (учитывая положения принципа диспозитив- ности), привлечь их в качестве соистцов в процесс, но и рассмотрение дела без привлечения соответствующих субъектов может повлечь за собой отмену судебного решения (п. 4 ч. 4 ст. 270 АПК РФ). Поэтому при бездействии заинтересованных лиц арбитражным судом должно быть вынесено определение об их привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора на стороне истца.
Факультативным считается соучастие, которое возникает по усмотрению сторон, третьих лиц или суда, когда каждое из предъявленных требований могло быть рассмотрено в самостоятельном производстве, но объединение их в один процесс вызывается соображениями процессуальной целесообразности (сосредоточие всех доказательств в одном процессе, экономия времени и т.п.). Если соучастие не способствует достижению указанных целей, то арбитражный суд вправе выделить одно или несколько требований в самостоятельное производство (ч. 3 ст. 130 АПК РФ).
Основаниями возникновения факультативного соучастия выступают
1) однородность исковых требований,
2) однородность основания исков,
3) когда в основаниях исков лежат сходные факты, доказываемые одними и теми же доказательствами,
4) когда требования одного лица производны от требований другого.
Взаимодействие соучастников в арбитражном процессе
Каждый из соучастников обладает полным комплексом процессуальных прав того субъекта, в чьем процессуальном качестве он выступает. Все процессуальные соучастники наделяются одинаковыми правами и несут одинаковые обязанности в процессе. Между ними имеется равенство прав и обязанностей как по отношению друг к другу (внутреннее равенство), так и по отношению к иным участникам процесса (внешнее равенство). При этом, в соответствии с принципом диспозитивности соучастники вправе использовать свои процессуальные права и обязанности независимо от мнения иных соучастников, то есть соучастники полностью самостоятельны в процессе. Они действуют автономно, вступая в самостоятельные процессуальные правоотношения с арбитражным судом, реализуя весь объем принадлежащих им процессуальных прав.
В процессе рассмотрения дела соучастники могут действовать как индивидуально, единолично, в полном объеме выполняя все необходимые процессуальные действия, так и совместно, используя групповой способ взаимодействия. В последнем случае у всех соучастников должна быть выработана согласованная позиция в деле, что выражается в совпадаю- тих способах реализации предоставленных им процессуальных прав и обязанностей.
Соучастники могут поручить ведение дела одному или нескольким соучастникам. В этом случае действуют правила представительства.

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ СОУЧАСТИЕ И ГРУППОВОЙ ИСК ПО АПК РФ:
СХОДСТВО И ОТЛИЧИЕ <*>
А.Ю. АБАНИНА
———————————
<*> Abanina A.Yu. Procedural complicity and class action in accordance with the Arbitrazh procedure code of the RF: similarity and difference.
Абанина Анна Юрьевна, преподаватель кафедры гражданского процесса МГЮА им. О.Е. Кутафина (Филиал МГЮА им. О.Е. Кутафина в г. Вологде).
Статья посвящена сравнительному анализу институтов процессуального соучастия и группового иска по Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. Наряду с общими чертами указанные институты имеют существенные отличия. Это позволяет сделать вывод о том, что процессуальное соучастие и групповой иск — самостоятельные виды субъективного соединения исковых требований.
Ключевые слова: процессуальное соучастие, групповой иск, субъективное соединение исков, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации.
The article considers the comparative analysis of such institutes as a joinder of party and class action by the Arbitration remedial code of Russian Federation. Along with the same features these institutes have significant differences. This suggests that the joinder of party and the class action are independent types of subjective joinder of claims.
Key words: joinder of party, class action, subjective joinder of claims, Arbitration remedial code of Russian Federation.
Федеральный закон от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» закрепил в российском процессуальном законодательстве новый институт группового иска, заимствованный из стран англосаксонской правовой семьи. Имеющиеся ранее в науке определения данного понятия были сформулированы на основе зарубежного правового регулирования. Так, Г.О. Аболонин, исследовавший законодательство США о групповых исках, понимает под ними следующее: «Групповой иск представляет собой обращенное к суду процессуальное требование участника многочисленной группы лиц, уполномоченного законом юридического или физического лица о принятии судебного решения по гражданскому делу в отношении многочисленной группы лиц» . Кардинальным принципом американского группового иска является его частный характер. Иными словами, интересы всех истцов в деле защищаются не органами публичной власти или общественными организациями, а только частными добровольно вызвавшимися лицами, действующими без предварительного поручения от представляемых лиц. Состав такой группы лиц количественно не определен. Она должна быть настолько многочисленна, что привлечение к судебному разбирательству всех ее участников не представляется возможным по практическим соображениям.
До того, как в российском процессуальном законодательстве получил закрепление институт групповых исков в защиту определенного круга лиц, преобладающей точкой зрения на их природу была позиция о том, что групповой иск — это своеобразный синтез конструкций процессуального соучастия и представительства. По мнению В.К. Пучинского, специфика соучастия по групповым искам состоит в том, что на стороне лиц, возбудивших иск или отвечающих по нему, незримо выступают другие субъекты. Элементы представительства также довольно очевидны. Правда, существует одно значительное исключение, а именно — те, кто реально ведет процесс, не обладают формально зафиксированными полномочиями (в виде доверенностей), исходящими от остальных членов группы . Н. Батаева полагает, что с юридической точки зрения групповые иски представляют собой процессуальное соучастие в чистом виде . По мнению И.Д. Алиевой, соучастие и представительство по групповым искам имеют место не в чистом виде, а отличаются особенностями, как то: возбуждение дела без специальной доверенности со стороны других участников группы, отсутствие необходимости привлечения всех соучастников к рассмотрению дела .
В настоящее время в Российской Федерации правом на обращение в арбитражный суд в защиту прав и законных интересов группы лиц (не менее пяти граждан или организаций) обладают юридическое или физическое лицо (не обязательно зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя), являющееся участником правоотношения, из которого возникли спор или требование, а также органы, организации и граждане в случаях, предусмотренных законом. В соответствии со ст. 225.12 АПК РФ лицо, обратившееся в арбитражный суд в защиту прав и законных интересов группы лиц, действует без доверенности на основании документов о присоединении участников группы к требованию, а также пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца. Таким образом, на заявителя по групповым искам законодатель распространил конструкцию «процессуального истца», считая, по-видимому, что групповые иски будут предъявлять в основном публичные органы и общественные организации, хотя сделать это может и сам участник спорного правоотношения, т.е. истец в материальном смысле слова. В таком случае лицо как бы сочетает в своем положении два процессуальных статуса — истца и представителя. И в этом есть сходство с институтом процессуального соучастия, поскольку при поручении дела соучастниками одному из них последний одновременно защищает свои интересы как истец и интересы других лиц как представитель. Отличие в том, что при процессуальном соучастии такому лицу требуется оформлять свои полномочия нотариально либо путем заявления, представляемого в судебном заседании, занесенного в протокол (ч. 4 ст. 61 АПК РФ).
Сходство групповых исков с процессуальным соучастием (а именно с обязательным процессуальным соучастием) заключается и в основании их предъявления: участники группы лиц должны быть субъектами одного (в ч. 1 ст. 225.10 АПК сказано — «этого же правоотношения») материального правоотношения, из которого возникли спор или требование (т.е. подразумевается, что такое дело может быть рассмотрено как в порядке искового производства, так и в неисковых производствах). Единство правоотношения, являющегося предметом иска, предполагает, что процессуальные действия одного из участников правоотношения неизбежно отразятся на материально-правовом положении других. Это характеристика обязательного соучастия, и таких дел, подлежащих рассмотрению в арбитражных судах, не так много, например о праве общей собственности, об исключении имущества из описи. Едва ли необходимо так ограничивать предъявление групповых исков в российском арбитражном судопроизводстве, тем более что многочисленность участников группы обусловлена, как правило, не количеством субъектов одного материального правоотношения, а множеством однородных спорных правоотношений, которые целесообразнее рассмотреть в одном производстве. Именно такую природу имеют примеры дел о защите прав и законных интересов группы лиц, перечисленные в ст. 225.11 АПК: корпоративные споры, споры, связанные с осуществлением деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг. Следует согласиться с выводом С.А. Алехиной и Д.А. Туманова о том, что содержащееся в АПК РФ общее условие для предъявления группового иска является некорректным, дающим возможность различного толкования, а следовательно, ведущим к порождению существенных практических проблем .
Также следует отметить, что назвать группу из пяти лиц настолько многочисленной, что привлечение к судебному разбирательству всех ее участников не представляется возможным из соображений процессуальной экономии, явно нельзя. Традиционная конструкция процессуального соучастия больше подходит для рассмотрения требований пяти истцов. Такой подход законодателя стирает одно из отличий соучастия от групповых исков, отмечаемое Г.О. Аболониным, который писал, что число участников многочисленной группы лиц не имеет ничего общего с числом соучастников . Думается, что конкретное количество лиц, входящих в группу пострадавших, устанавливать в законе нецелесообразно. Этот вопрос должен быть отдан на усмотрение судей. Критерием многочисленности должно быть такое количество участников группы, чтобы участие каждого из них в судебном процессе было практически невозможным.
Переходя к отличиям процессуального соучастия от групповых исков в российском арбитражном процессе, необходимо отметить, что соучастники — это лица, вступившие или привлеченные в процесс в качестве сторон (истцов и ответчиков), наделенные широким кругом процессуальных прав и обязанностей, а процессуальный статус участников группы лиц в АПК РФ не определен, они не называются в законе истцами, не обладают статусом и правами лиц, участвующих в деле. Так, ч. 3 ст. 225.16 АПК РФ предоставляет таким лицам лишь ряд общих процессуальных прав: право знакомиться с материалами дела, делать из них выписки, снимать с них копии. Следует согласиться с мнением Е.Г. Стрельцовой о том, что лица, присоединившиеся к групповому требованию, должны быть признаны лицами, участвующими в деле, и наделены всеми их правами и обязанностями . Лицо, предъявившее иск, обладает наибольшим объемом процессуальных прав и обязанностей, но назвать его истцом нельзя, потому что полномочия указанного лица могут быть прекращены судом по требованию большинства присоединившихся к группе лиц при наличии серьезных оснований, в частности грубого нарушения этим лицом своих обязанностей или обнаружившейся неспособности к разумному ведению дела. Соучастники также вправе отказаться от представительства другим соучастником, но это не лишает последнего прав стороны в процессе. Таким образом, лицо, обладающее правами и обязанностями истца по делу, занимает промежуточное положение между положением истца и фигурой представителя.
Помимо отличий в процессуальном статусе соистцов и участников группы лиц также следует отметить следующую важную особенность групповых исков: процессуальная активность стороны истца выражается лишь заявителем иска. Участники группы не могут принять участие в процессе в полном составе, они обязаны поручить ведение дела истцу-представителю. В то время как каждый из соучастников выступает в процессе самостоятельно в качестве стороны по делу, а поручение ведения дела одному из них — это право, а не обязанность.
Все вышесказанное не позволяет согласиться с позицией отдельных авторов о том, что институт групповых исков — подвид процессуального соучастия, воспринявшего отдельные признаки исков в интересах неопределенного круга лиц и представительства . Наличие множественности лиц на истцовой стороне — это общий признак для субъективного соединения исков в широком смысле слова. Институты процессуального соучастия и группового иска — его самостоятельные разновидности, каждый из которых обладает специфическими признаками, и их не следует смешивать.
Отсутствие четкого разграничения рассматриваемых институтов в науке и непродуманность законодательного регулирования групповых исков в защиту определенного круга лиц имеет своим следствием невостребованность этого нового института в арбитражной практике. Крайне редкие случаи рассмотрения исков, предъявленных в порядке гл. 28.2 АПК РФ, показывают нецелесообразность и непонимание такого новаторства, и даже неприменение к таким делам общих правил разграничения подведомственности между арбитражными судами и судами общей юрисдикции, как в нижеследующем примере.
Так, Арбитражный суд г. Москвы оставил без движения заявление председателя правления жилищно-строительного кооператива, предъявленное в интересах пяти собственников помещений многоквартирного дома к Правительству г. Москвы, о признании незаконным отказа в формировании границ земельного участка на том основании, что приложенные к заявлению пять доверенностей представлены в виде незаверенных светокопий, а ведь это прямо противоречит упоминавшейся ранее ч. 1 ст. 225.12 АПК РФ. Также в Определении об отложении судебного разбирательства Арбитражный суд указал на необходимость привлечения в дело всех собственников в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, чего на самом деле не требуется в силу преюдициальности фактов, установленных в решении по групповому иску, относительно не присоединившихся к нему участников спорного правоотношения (ч. 2 ст. 225.17 АПК РФ) . Поскольку указанное заявление было принято к производству еще 23 апреля 2010 г., и на момент написания настоящей статьи (ноябрь 2010 г.) все еще не рассмотрено по существу, сложно сказать, чем будет окончено данное дело. Хотя представляется, что производство по нему должно быть прекращено, так как оно непосредственно не связано с ведением предпринимательской деятельности. Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц не предусмотрено нормами ГПК РФ, но в соответствии со ст. 33 АПК РФ они не относятся и к специальной подведомственности арбитражных судов.
Литература
1. Федеральный закон от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 29. Ст. 3642.
2. Аболонин Г.О. Групповые иски. М., 2001.
3. Пучинский В.К. Участники буржуазного гражданского процесса (Англия, США, Франция): Учеб. пособие. М., 1991.
4. Батаева Н. Необходимость ввести институт группового иска // Российская юстиция. 1998. N 10.
5. Алиева И.Д. Защита гражданских прав прокурором и иными уполномоченными органами. М., 2006.
6. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Парламентская газета. 2002. 27 июля.
7. Алехина С.А., Туманов Д.А. Проблемы защиты группы лиц в арбитражном процессе // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 1.
8. Аболонин Г.О. Групповые иски. М., 2001.
9. Стрельцова Е.Г. О некоторых сложностях практического применения гл. 28.2 АПК РФ // Право и политика. 2010. N 4/124.
10. Шегида Е.А. Институт процессуального соучастия в гражданском процессуальном праве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 20.
11. Дело N А-40-43685/10-106-222. URL: www.msk.arbitr.ru.