Процессингового центра

Сбербанк планирует перевести обслуживание пластиковых карт своих дочерних банков в Европе на процессинг своего Международного процессингового центра (МПЦ), отказавшись от услуг европейских банков. Первым переводится на собственное обслуживание дочерний БПС-Сбербанк, работающий в Белоруссии.

Реклама

«Мы начали подключение к МПЦ Белоруссии, затем состоится подключение Германии, Чехии и Хорватии. До конца 2017 года будет завершен полный функциональный запуск центра, — рассказала корреспонденту «Газеты.Ru» зампредседателя правления Сбербанка Светлана Сагайдак, — в перспективе мы планируем в 2018 году выход на рынки в качестве провайдера услуг для обслуживания других банков».

Серверы МПЦ будут находиться в Москве, для того чтобы обеспечить их безопасность, рассказал «Газете.Ru» источник в руководстве Сбербанка.

«Решение о том, где будут находиться аппаратные мощности, было принято в связи с геополитической обстановкой и непростыми взаимоотношениями с Украиной, — пояснил источник. — Физическое местонахождение серверов не имеет большого значения для работы, но снижает пусть и минимальные, но возможные риски в сфере безопасности».

Впрочем, пока руководство банка не планирует отказываться от своей стратегии по развитию иностранного сегмента, в том числе расставаться с активами в Турции и на Украине из-за геополитики. Так, в середине марта Герман Греф заявил, что, если геополитическая ситуация между Россией и Турцией будет относительно стабильной, Сбербанк будет получать на турецком рынке стабильные результаты. «Если говорить про Турцию, у нас один из самых высоких коэффициентов ROE (рентабельность собственного капитала) в стране. У нас хороший потенциал, чтобы трансформировать нашу бизнес-модель в Турции. Мы можем говорить о повышении нашего ROE и напряженно работаем с нашими партнерами по наращиванию их потенциала в риск-менеджменте. Откровенно говоря, я думаю, что турецкий банк — самый инновационный в нашей группе», — сказал он.

Сейчас у дочерних отделений Сбербанка в Европе и Турции около 11 млн клиентов, а общее количество обслуживаемых карт превышает 20 млн штук, следует из презентации для руководства банка (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»).

Дочерние банки пользуются услугами десяти сторонних банков и процессингов для обслуживания карточного бизнеса, при этом из-за низких объемов транзакций стоимость обслуживания достаточно высока.

Полный функциональный запуск МПЦ будет завершен через 1,5 года. Главной задачей на ближайшие несколько лет станет сокращение расходов на обслуживание пластиковых карт, что поможет сэкономить около 500 млн руб., следует из презентации банка.

Внешний процессинг (обслуживание) карт имеет свою специфику: для небольших банков аутсорсинговое обслуживание пластиковых карт позволяет заметно сократить издержки на строительство инфраструктуры, покупку дорогостоящих лицензий и необходимых шлюзов (специализированных закрытых каналов связи), однако взамен банк лишается возможности контролировать и управлять работой процессингового центра. Это означает, что, в случае отключения серверов внешнего ПЦ, карты банков, работающие на его процессинге, перестают обслуживаться.

Так, в 2013 году после остановки работы Мастер-банка более 3 млн пластиковых карт перестали обслуживаться и выдавать деньги в банкоматах. Тогда многим средним и мелким банкам пришлось экстренно искать новых контрагентов для восстановления работы карт, в итоге пул клиентов Мастер-банка поделили между собой ВТБ и Сбербанк.

Сейчас иностранный бизнес Сбербанка не приносит ему прибыли. По итогам 2015 года доналоговый убыток банка от международного бизнеса составил 5,5 млрд руб., при этом основной убыток был получен от деятельности на Украине, говорится в отчетности банка.

Операционные доходы зарубежных подразделений сократились в 1,8 раза, до 107,3 млрд руб., впрочем, активы группы в этом сегменте увеличились с 4,43 до 5,2 трлн руб.

У вас есть шанс вернуть деньги в «борьбе» с международными платежными системами Фото: Banki.ru

У покупателя, обманутого магазином, или путешественника, несправедливо оштрафованного гостиницей за порчу имущества, есть шанс вернуть свои деньги. Портал Банки.ру разбирался, как применяется процедура возвратного платежа (chargeback) в международных платежных системах.

Что такое chargeback

Развенчаем бытующий миф: chargeback – это вовсе не услуга, которую банк предоставляет клиенту после получения заявления. Более того, формально процедура возвратного платежа к держателю карты отношения не имеет. Chargeback – инструмент, с помощью которого ваш банк может затребовать и получить возврат денег с эквайера при получении претензии от своего клиента. А может и не затребовать.

Банк имеет обязательства перед своим клиентом в рамках законодательства страны, а также договора, заключенного между ним и клиентом. Возвратные платежи регламентируются правилами платежных систем, с которыми банки-участники заключают договоры. Получается, что банк не обязан выставлять требование о возвратном платеже по заявлению клиента.

Как рассказали порталу Банки.ру в MasterCard, «банковская карта является уникальным платежным инструментом, в том числе и потому, что дает держателям карт, помимо возможностей оплаты товаров и/или услуг, высокую степень защищенности их денежных средств. В частности, у держателя карты есть возможность опротестовать операции в целом ряде случаев: если операция не была совершена, если операция была обработана некорректно (например, двойное списание средств) или если оплаченная картой услуга не была фактически предоставлена. Платежная система для этого предоставляет своим клиентам (банкам) различные инструменты, такие, например, как процедура chargeback: чтобы, в свою очередь, их клиенты (держатели карт) могли защитить свои интересы в указанных выше спорных ситуациях.

При этом важно понимать, что chargeback определяет именно порядок работы по спорным операциям между банком-эмитентом и банком-эквайером, а не между держателем карты и банком. Держателю карты нужно очень внимательно ознакомиться с договором оферты, который подписывается с банком при получении карты. Ведь именно в этом договоре банк сообщает о том, какие возможности и сервисы он предоставит по своему конкретному продукту, при каких условиях и в какие сроки возможен возврат денежных средств. Как правило, каждый конкретный случай опротестования требует отдельной проработки вопроса и принятия решения на стороне эмитента карты».

Получив от клиента заявление на возврат уплаченных средств, банк оценивает возможность возврата платежа в рамках МПС. По некоторым заявлениям банк обязан возместить деньги в соответствии с девятой статьей 161-ФЗ, по некоторым – нет. Но начинать ли chargeback, в каждом случае решается индивидуально, исходя из обстоятельств.

Максимальный срок подачи заявления после совершения платежа устанавливается банком в договоре с клиентом. Но при этом следует помнить, что, даже если вы этот срок нарушили, девятая статья 161-ФЗ предписывает банку ваше заявление рассмотреть, а правила Visa и MasterCard подразумевают достаточно большие сроки для отправки chargeback. В большинстве случаев это 120 дней. В этом случае банк может отправить требование о возвратном платеже, и у вас есть шансы получить свои деньги назад.

Выглядит процедура следующим образом: банк-эмитент отправляет требование о возвратном платеже, эквайер его рассматривает. И если считает возвратный платеж обоснованным, то производит выплату и взыскивает средства с торгового предприятия, чьи действия привели к возвратному платежу. В случае если эквайер не согласен с требованием возвратного платежа, он выставляет повторное представление (отбивает chargeback). Если эмитент по-прежнему настаивает на возвратном платеже, он снова отправляет chargeback – это имеет смысл, если, например, за прошедшее время удалось собрать какие-то свидетельства того, что оплаченная услуга оказана не была. При получении второго chargeback начинается арбитраж, тут уже в дело вступит платежная система и рассудит спор в соответствии со своими правилами.

Рассмотрим максимальные сроки полного прохождения процедуры на примере MasterCard. После заказа товара или услуги до списания средств может пройти до 30 дней. Подать заявление на возвратный платеж можно в срок вплоть до 120 дней после этого. Эквайер может отбить chargeback в течение 45 дней. На отправку повторного chargeback дается до 45 дней, и, наконец, на арбитраж платежная система может затратить еще 45 дней. В сумме выходит до 285 дней с момента совершения оплаты.

Ситуации возврата

«Обращаться в банк имеет смысл во всех случаях, когда клиент, получив выписку, не согласен со списанной со счета суммой, – утверждает заместитель руководителя блока операционного и IT-сопровождения Бинбанка Игорь Новожилов. – К примеру, если клиент «не узнает» операцию, если сумма списания больше суммы покупки, или сумма списана повторно, или если клиент вернул товар, но сумма на его счет не поступила».

В соответствии с правилами платежных систем заявление на возвратный платеж подается в четырех случаях: неавторизованный платеж, мошенничество, спор плательщика с торговой точкой, ошибка в обработке платежа.

Неавторизованный платеж происходит, если эквайер не запросил у эмитента авторизацию, но после прислал клиринг с суммой платежа. В этом случае эмитент не имеет права отказать в платеже, но имеет право запросить возврат этого платежа. Чаще бывает, когда итоговый клиринг превышает сумму начальной авторизации, тогда можно вернуть неавторизованную разницу.

Причиной неавторизованного платежа могут быть технические неполадки у эквайера. Также такая ситуация возникает, например, при оплате аренды автомобиля, когда прокат авторизует на карте клиента некую условную сумму, но в итоге ущерб, причиненный клиентом автомобилю, вынуждает снять большую сумму. Правила платежной системы позволяют превысить авторизованную сумму на 15%, если же превышение больше, остаток можно затребовать по процедуре chargeback.

Мошеннические трансакции подразумевают, что произошло списание без участия держателя карты. В отдельных случаях успех chargeback может обеспечить принцип переноса ответственности, но чаще дело доходит до арбитража (а еще чаще банк просто не отправляет такой chargeback).

Спор плательщика с торговой организацией начинается, когда плательщик не получил оплаченный товар или услугу либо же товар или услуга ненадлежащего качества. Тут основная сложность – доказать факт неполучения товара или услуги либо факт их низкого качества. Чаще всего это сделать не удается: эквайер обращается к торговцу, торговец уверяет, что полностью выполнил свои обязательства, эквайер отбивает chargeback, и арбитраж решает спор в пользу эквайера, за отсутствием веских доказательств. Успех дела возможен, если торговец по своей воле или в соответствии с требованиями закона «О правах потребителя» возвращает деньги.

Ошибки в обработке платежа случаются и бывают достаточно неприятны – например, банки иногда грешат задвоенным клирингом, и ваша оплата может неожиданно повториться. Эта проблема также решается через chargeback.

«В случае обнаружения расхождений между операциями, указанными в выписке, и фактически произведенными операциями клиент всегда может обратиться в банк для разъяснения ситуации или для оформления заявления, – рассказал Банки.ру директор департамента розничного бизнеса Росгосстрах Банка Андрей Борискин. – Наиболее часто клиенты оспаривают операции неполучения денежных средств в банкомате, двойное процессирование трансакции и неполучение товаров/услуг».

Ваши доказательства

Правильное, имеющее шансы на удачное завершение, заявление на возвратный платеж сопровождается пакетом документов. В зависимости от конкретных условий это может быть копия слипа, полученного держателем карты при оплате в магазине, заявление, которое держатель карты подал в банк, различные трансакционные данные, описание неполученного или некачественного товара.

В большинстве случаев там должны присутствовать подтверждения того, что держатель карты пытался урегулировать спор непосредственно с получившим оплату предприятием и не достиг успеха. Причем тут нет необходимости прилагать юридически значимые доказательства. Достаточно приложить электронную переписку или просто написать в заявлении: «Я им звонил, но там никто не смог поговорить со мной на русском или английском языке». В случае отсутствия таких доказательств эквайер с полным основанием отобьет chargeback.

Есть несколько случаев, когда возвратный платеж гарантирован. Первый – если эквайер не уложился в срок подачи повторного представления. По опыту банков, это самый частый случай удовлетворения chargeback.

Второй случай наступает, если имеет место перенос ответственности. Тут тоже все просто. Если держатель предъявил карту, оснащенную EMV-чипом, а эквайер принял ее по магнитной полосе (например, если терминал не имеет считывателя чипов), ответственность полностью ложится на эквайера, и он обязан вернуть деньги при получении chargeback. Аналогично и с платежами через Интернет (CNP), если эмитент поддерживает технологию 3D Secure, а эквайер нет, то платеж должен быть возвращен по требованию.

«Запрос Chargeback имеет смысл направлять в платежную систему, если существуют основания для получения от платежной системы средств, списанных с карты нашего клиента в результате ошибки или мошенничества,– рассказал Юрий Божор, вице-президент, начальник управления пластиковых карт банка «Открытие». – Например, если карта банка подверглась атаке на сайте, не поддерживающем технологию 3DSecure, то вероятность получения возмещения от банка – эквайера по данной операции практически равна 100%. Аналогичная ситуация, если по чиповой карте в России прошла операция снятия средств в банкомате, не оборудованном устройством чтения чипа. С другой стороны, если клиент сам сообщил мошенникам данные карты и одноразовые пароли и средства у него похитили на сайте, поддерживающем технологию 3D Secure, то направление в платежную систему запроса Chargeback бессмысленно».

Начальник операционного управления Райффайзенбанка Наталья Воеводина утверждает, что «заявление стоит подавать, если компания обанкротилась и у человека есть документы, подтверждающие обязанность этой компании предоставить услуги. В таких случаях вероятность успешного оспаривания операции очень высока, практически сто процентов».

Как рассказали в Тинькофф Банке, «клиенты могут рассчитывать на chargeback в следующих случаях: стоимость покупки отличается от суммы операции по карте; деньги за одну и ту же операцию были списаны несколько раз; реквизиты платежной карты попали в руки мошенников, с карты клиента списаны деньги за покупку, которую он не совершал.

Есть шансы и в случаях регулярных платежей: с карты клиента списаны деньги по подписке после того, как клиент отменил эту подписку; клиенту подключили подписку без соответствующего уведомления.

Клиент сделал возврат (refund) товаров, но деньги не были возвращены на счет. Причины возвратов: товар доставлен в ненадлежащем качестве; товар не соответствует описанию; продавец изменил гарантию или правила возврата товара без согласия клиента; деньги клиента списаны с платежной карты, при этом клиент не получил товар или услугу.

В отдельную категорию chargeback входят следующие случаи: списания за no-show (например, если отель снял деньги с клиента за незаезд); дополнительные списания (например, при аренде автомобиля: клиент воспользовался услугой и уехал, а через некоторое время компания по прокату автомобилей сняла деньги за повреждения); клиент получил не полную сумму при снятии денег в банкомате или не получил наличные вовсе».

Михаил ДЬЯКОВ, Banki.ru

Межбанковский процессинговый центр был создан 13 мая 2004 года совместными усилиями НБКР и 11 коммерческих банков в рамках Государственной программы по внедрению системы безналичных платежей в Кыргызской Республике и по созданию инфраструктуры, способной обеспечить эффективное проведение платежей. На текущий момент акционерами ЗАО «Межбанковский процессинговый центр» являются 14 коммерческих банков, ОАО «Кыргызтелеком» и ОсОО «Объединенная система моментальных платежей» (контрольный пакет акций у НБКР).

В течение последних 9 лет в республике были разработаны и внедрены основные технологические инструменты, необходимые для организации платежной системы. В их число, наряду с системой пакетного клиринга и гроссовой системой расчетов, входит единый межбанковский процессинговый центр. Данные компоненты составляют основу современной платежной системы, существующей во всех экономически развитых странах. Опираясь на их опыт, платежная система Кыргызской Республики прошла свой путь развития значительно быстрее, чем аналогичные системы в других странах, где эволюция платежных систем продолжалась несколько десятков лет. Успешный запуск данных проектов, включая создание МПЦ, по праву принадлежит НБКР при содействии Всемирного Банка. Основной целью реализации проекта ЕМПЦ являлось создание Национальной платежной системы с использованием банковских платежных карт, действующей в масштабах всей страны. Данная система нацелена на выполнение функций по расчетам на рынке розничных платежей за товары и услуги, что должно позволить сократить потребность в наличных расчетах и расширить повсеместный доступ широких слоев населения с небольшими доходами к банковским услугам (снятие наличных, платежи и краткосрочные кредиты) посредством использования платежных карт ЭЛКАРТ. В настоящее время прямыми участниками системы ЭЛКАРТ являются 18 из 24 действующих коммерческих банков. 4 банка, имеющие свои процессинговые центры, подключены к Национальной системе расчетов платежными картами Элкарт в качестве участников host-to-host соединения. При заключении договоров с МПЦ, имеющим единственную и самую широкую сеть подключенных к МПЦ банков, коммерческие банки могут предлагать своим клиентам наиболее дешевые тарифы, как при обслуживании национальных Элкарт, так и международных карт внутри Кыргызстана. Это достигается за счет маршрутизации всех платежей на территории Кыргызстана через единую систему МПЦ, к которой подключена самая широкая сеть периферийных устройств коммерческих банков, работающих с МПЦ. МПЦ — это единственный Процессинговый Центр на территории КР, обслуживающий более 2-х коммерческих банков и предлагающий самые широкие возможности. МПЦ имеет наиболее развитую инфраструктуру и самую разветвленную терминальную сеть (банкоматы, ПОС-терминалы, информационно-платежные терминалы). В настоящий момент МПЦ является единственным оператором национальной платежной системы КР и единственным процессинговым центром на территории КР, осуществляющим эмиссию чиповых международных карт. Новое помещение МПЦ отвечает всем требованиям международных платежных систем к процессинговым центрам, обслуживаюшим более одного банка. Персонализационный комплекс МПЦ позволяет персонализировать в день до 4 000 карт национальной платежной системы и до 3 000 карт международных платежных систем. Организационная структура персонализационного комплекса МПЦ позволяет выдавать персонализированные карты клиентам день в день с соблюдением требований международных платежных систем по безопасности хранения и выдачи готовых карт.

Генеральный менеджер интернет-процессора CNP Processing GmbH Константин Горожанкин не желает процессинговым центрам судьбы пенсионных фондов, так как полагает, что любое объединение приводит к снижению конкуренции и созданию монополии. Отвечая на вопросы LS, К.Горожанкин перечислил риски, связанные с созданием единого процессингового центра. Недавно в своем посте на Facebook Вы озвучили предположение, что готовится почва для волевого решения в банковской системе – создание единого государственного процессингового центра. С чем это связано? Как вы знаете, совсем недавно провели пенсионную реформу: взяли и объединили одним махом все пенсионные фонды. Сообщения на эту тему стали появляться за полгода до часа Х, мол, надо объединять пенсионную систему. И сейчас у меня сложилось ощущение, что по процессинговому центру складывается такая же ситуация. Примерно в декабре прошлого года появились разговоры, что нужно объединять все процессинговые центры банков в один. А в январе на конференции, организованной Казпочтой, я услышал, как представитель Нацбанка озвучил эту идею, и его поддержал представитель Альянсбанка (основной акционер банка сейчас государство). Мне это очень сильно не понравилось, я выступил против, сказав, что ничего хорошего от этого не будет. Сейчас вижу, что появляются определенные статьи блогеров, которые вдруг начали поддерживать эту идею. Явно видно, что создается информационная волна. К чему же приведет создание единого процессингового центра? Чего в этом будет больше: плюсов или минусов? Любое создание чего-то «единого» ведет к снижению конкуренции и появлению монополии. Тут есть несколько рисков, ведь будет создан некий очень большой процессинговый центр, через который должны лететь все карточные транзакции. Первый риск – технический. Если сейчас у какого-то банка появляется проблема, то страдают клиенты только этого банка. А теперь представьте, если что-то случится в этом едином процессинговом центре, то все казахстанцы по всей стране просто не смогут обслуживаться по карточке, не смогут снять деньги в банкомате, не смогут снять деньги в магазине. А многие из нас находятся за рубежом с казахстанскими карточками, они, соответственно, не смогут расплатиться за гостиницу и просто застрянут там. И это проблема для всех. Второй риск – это риск снижения конкуренции. Учитывая, что процессинговый центр будет один, им, скорее всего, будет управлять государство. Не отдадут же они центр какому-то частному лицу. Возникнут моменты коррупции: банки будут бороться за ресурсы, будут просить себе более правильные условия, более широкий канал интернета. Сейчас в банковском бизнесе, по большому счету отсутствует коррупция (уводим за скобку вопросы банков и вендоров). Потому что есть конкуренция, если не понравился один банк – уходишь в другой. А тут получится, что банки должны будут идти на поклон к какому-то одному игроку.

Любое создание чего-то «единого» ведет к снижению конкуренции и появлению монополии

Третий момент – это момент конфиденциальности. Сейчас банки как зеницу ока охраняют банковскую тайну. Никто не знает, какие у них клиенты, каковы обороты этих клиентов. Это все скрыто банковской тайной. Теперь представьте, как только создастся такой единый центр, все транзакции по всем картам будут лететь через одного какого-то игрока. Если центр будет контролироваться государством, то, естественно, госорганы будут знать о любых операциях любого человека в Казахстане. С одной стороны, усилится контроль государства и теряется наше право на банковскую тайну. С другой стороны, что если эта база попадет в руки каких-то криминальных элементов? Порой в прессе появляются сообщения, что пропадают какие-то госбазы (телефонные, адресные. ГАИ и т.д.). А вы слышали, чтобы в Казахстане хоть раз всплывала база клиентов банка? Нет. Потому что банки умеют хранить свои секреты, там отстроена система, в отличие от госучреждений. Вот эти три момента самые ключевые. Какими опасностями грозит череда объединений: уже решенное объединение пенсионных фондов, возможное слияние государственных банков и вот теперь процессинговых центров? Можно ли это предупредить или противодействовать? Что называется, против лома нет приема. Единственные меры против государства – это пресса, СМИ, подключение каких-то людей, которые понимают, что это приведет к ухудшению ситуации. Я вышел из банковской сферы 4 года назад, но я работал там 10 лет и знаю, как работает этот бизнес, и также понимаю, что ни к чему хорошему это объединение не приведет. Как вы видели из обсуждений на Facebook, большое число профессионалов придерживаются такой же точки зрения. Государство, делая такие вещи, должно предварительно обсуждать их с сообществом. Профессиональным и гражданским. В пенсионной системе у нас 11 фондов, в каждом из них работает от 200 до 1000 человек и больше. Объединение всех фондов в один махом вырезало целую отрасль. Все эти люди, а это тысячи семей, остались без работы. Мы просто вымываем из этой сферы хороших специалистов. А если сейчас то же самое случится в банковской системе? У нас сейчас 38 банков, 16 из них имеют свои процессинги, и государство говорит: «А давайте их объединим, они же столько лишних расходов несут». А через какое-то время и вовсе скажут: «А давайте сделаем единый банк, зачем нам много банков, это лишние расходы». И все – здравствуй СССР и единый госбанк. Я считаю, это неправильно и убивает конкуренцию. Страдает частная собственность людей. Заметьте, это ведь не недра, это бизнес, который был построен большинством владельцев банков с нуля. Зачем же забирать у людей то, что принадлежит им? Это неправильные подходы, государство должно от этого отказаться. Как Вы думаете, как скоро начнется процесс создания единого процессингового центра, если, по Вашим словам, государство взялось за банковскую систему? Похоже, что волна, которую мы создали, дает какой-то эффект. Потому что, как мне сказали журналисты, в Нацбанке заявили, что это (объединение процессинговых центров – LS) было личное мнение Марченко, и Нацбанк пока не выработал своего мнения по этой позиции. Я так чувствую, что пошел обратный откат, может быть, нам и удастся все сгладить. Если же сравнивать с ситуацией с пенсионными фондами, то первая информация появилась где-то полгода назад. А конечное решение об объединении фондов президент озвучил недавно. То есть, процесс занимает по времени около 6 месяцев: сначала вброс информации и через полгода принимается решение. Выходит, если первые сообщения появились в декабре, ближе к лету все должно было закончиться. Надеемся, нам удастся этот процесс остановить.

Мы просто вымываем из этой сферы хороших специалистов

Известны ли Вам подобные опыты в других странах? Нечто подобное пытаются сделать в Кыргызстане. Но безрезультатно. Да и у нас в Казахстане пытались сделать единый процессинговый центр. Впервые эта идея была озвучена в 2000 году. В 2002 году 9 банков и Нацбанк открыли совместную компанию и попытались запустить процесс. Но ничего не удалось, и система постепенно умерла. В 2005 были сообщения, что Национальный Процессинговый центр (так он назывался) и Казпочта будут выпускать карточки. Однако они так ничего и не выпустили (Казпочта сейчас сидит на процессинге Казкоммерцбанка) и неизвестно сколько государственных денег было потрачено впустую. Сейчас эта волна поднимается снова. И я думаю, что сегодня у государства больше шансов это запустить, так как оно находится в акционерном капитале у Альянса, Темира, БТА и Казпочты. Соответственно, ему легко заставить эти четыре банка поддержать идею и поднять какую-то волну. Я думаю, если государство хочет сделать общий процессинговый центр, пусть начинает со своих банков. Объединит эти 4 банка, докажет эффективность и жизнеспособность модели, а затем уже зовет остальные частные банки. Как Вы думаете, какие еще нововведения в банковской сфере ожидают Казахстан? Сложно сказать. Если говорить по части процессинга… Банковская система Казахстана вообще отлажена. Не зря ее до кризиса называли лучшей на территории СНГ. Все, что нужно, уже было придумано и, главное, просто не вмешиваться. Поэтому никаких особых нововведений не жду, главное, чтобы не придумывали вот такие непонятные монопольные организации.