Протокол судебного заседания как доказательство

Одним из важнейших документов, имеющим статус доказательства, отражающим ход судебного процесса и достоверность добытых предварительным следствием и вновь получаемых судом доказательств, является протокол судебного заседания. Статья 83 УПК устанавливает, что протокол судебного заседания допускается в качестве доказательства, если он соответствует требованиям, установленным УПК (то, что протокол является доказательством по делу, прямо указано и в п. 5 ч. 2 ст. 74 УПК). Протокол судебного заседания является строго процессуальным документом, который отражает весь ход судебного разбирательства, способствует постановлению законного и обоснованного приговора в соответствии с доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, и обеспечивает возможность контроля со стороны вышестоящих судебных инстанций за выполнением судом требований закона при рассмотрении уголовных дел.

К сожалению, ныне действующая статья 259 УПК РФ пробельна. В ряде случаев эти пробелы ставят под сомнение законность протокола судебного заседания, не способствуют правильности его составления, во многих процессах сторона защиты ставит под сомнение отраженные в нем как ход судебного разбирательства, так и показания участников процесса. Сложившаяся практика принесения сторонами процесса замечаний на протокол судебного заседания и почти всегда, отклонения их председательствующими судьями, способствует формированию общественного мнения об отсутствии беспристрастности судейского корпуса, о предвзятости судей и несправедливости судебных актов.

Протокол судебного заседания — это то доказательство, которое должно быть безупречно законным, абсолютно достоверным, без тени сомнений в его допустимости. Согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 50) и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, использование доказательства, полученного с нарушением федерального закона, запрещено. В частности, запрещают использовать протокол судебного заседания, полученный путем фальсификации, искажения отраженных в нем обстоятельств или не содержащий полноту сведений судебного следствия. Протокол, не отвечающий требованиям достоверности отражения в нем хода судебного заседания, либо содержания показаний участников, достоверным доказательством быть не может.

Качество протокола судебного заседания имеет значение, которое невозможно недооценить, так как он является единственным юридически значимым источником сведений о ходе процесса. В том случае, если в протоколе судебного заседания отражены события в искаженном виде, то в первую очередь, сам председательствующий судья заинтересован в том, чтобы отказать в удостоверении замечаний на протокол судебного заседания, поданных участниками процесса. Таким образом, содержание протокола судебного заседания полностью зависит от одного лица — судьи. Понятно, что такой порядок не обеспечивает правильность и объективность протокола, следовательно, и приговора.

Законодательство и Пленум Верховного Суда о протоколе судебного заседания

Нормы статьи 259 УПК Российской Федерации прямо закрепляют, что: «в протоколе судебного заседания обязательно указываются подробное содержание показаний допрошенных судом лиц, вопросы, заданные допрашиваемым, их ответы, обстоятельства, которые участники судебного разбирательства просят занести в протокол, и заявления, возражения и ходатайства лиц, участвующих в уголовном деле (пункты 6, 10, 11 и 13 части третьей)».

Согласно п. 5 ст. 259 УПК РФ, «если в ходе судебного разбирательства проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка допросов, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. В этом случае материалы фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки прилагаются к материалам уголовного дела».

В порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации (статьи 35, 166 ГПК РФ, статья 24.4 КоАП РФ, статьи 119 — 122 УПК РФ), участники процесса вправе заявить ходатайство о приобщении к делу материалов, полученных в результате фиксации хода судебного разбирательства (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов»).

Из приведенных выше норм законодательства следует, что по смыслу уголовно-процессуального закона, аудиозапись судебного заседания должна быть доступна для ознакомления сторонами вместе с протоколом судебного заседания и использоваться судьей при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания.

Согласно же статье 260 УПК РФ, в течение трех суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания, подлежащие незамедлительному рассмотрению председательствующим; по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, председательствующим в судебном заседании должно быть вынесено мотивированное постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении, которое вместе с замечаниями приобщается к протоколу судебного заседания. В ч. 3 ст. 260 УПК РФ по поводу замечаний на протокол судебного заседания сказано: «По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении».

В случае отказа в удостоверении замечаний к протоколу судебного заседания у сторон возникает вопрос о возможности обжалования такого постановления. Как это сделать? Действующие нормы УПК РФ четкого ответа на этот вопрос не содержат. Однако, руководствуясь общими правилами, регулирующими порядок обжалования решений суда, можно обоснованно прийти к выводу, что такое постановление судьи может быть обжаловано в вышестоящий суд. Это следует из ст. 389.2 УПК РФ, в которой сказано, что решения суда первой инстанции, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы сторонами в апелляционном порядке, включая «определения или постановления о порядке исследования доказательств, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства и другие судебные решения, вынесенные в ходе судебного разбирательства могут быть обжалованы в апелляционном порядке одновременно с обжалованием итогового судебного решения по делу».

Но у защитников всегда возникает вопрос: чем мотивировать обоснованность своих замечаний? Доводы и утверждения защиты о несоответствии содержания протокола судебного заседания должны подкрепляться надлежащими доводами. Но как это сделать в отсутствии аудиозаписи произведенной непосредственно самим судом, с учетом того, что аудиозапись, произведенная стороной защиты, им игнорируется?! Очевидно, что в отсутствие императивных норм, требующих приобщения и признания аудиозаписи, производимой сторонами в процессе достоверной, практика обжалования и опротестования постановлений судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания не сложилась и сложиться не могла.

Практика применения в российском уголовном процессе технических средств уже далеко не нова. Например, при проведении следственных действий их практическая польза вполне очевидна. В п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 N 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» говорится: «При наличии технической возможности судам надлежит осуществлять фиксацию хода судебного разбирательства с использованием средств аудиозаписи и иных технических средств, а в случае недостаточной вместимости зала судебного заседания, в котором проводится слушание дела, осуществлять в здании суда трансляцию хода судебного заседания в режиме реального времени с использованием технических средств. Материалы фиксации хода судебного разбирательства, осуществляемой судом (например, носитель аудиозаписи), приобщаются к делу (часть 1 статьи 230 ГПК РФ, часть 5 статьи 259 УПК РФ)».

Поэтому более чем странно, что такой вид научно-технических средств, как аудиозапись (звукозапись), не используется для фиксации судебного процесса. Тем более что речь идет не об отсутствии соответствующей нормы закона, а о практике ее применения. Звукозаписывающими устройствами оборудовано большинство залов судебных заседаний московских судов и МГС в том числе, о чем неоднократно в средствах массовой информации говорит председатель МГС О. А. Егорова. Однако, в протоколе судебного заседания отметок о применении аудиозаписи, производимой непосредственно судом как не делалось, так и не делается по сей день, а аудиозаписи, производимые защитниками, по-прежнему, игнорируются. Ответ прост: звукозапись — это улика против того, кто в своих (нерасторопность секретаря, недостаток времени, безразличность, и т.д.) или интересах стороны обвинения (скрыть оплошности и недоработки следствия, обвинительный уклон и надуманность обвинения), с целью недопущения вынесения оправдательного приговора или переквалификации на менее тяжкое деяние, фальсифицирует протокол.

По смыслу указанной нормы ст. 260 УПК РФ, процесс рассмотрения поданных замечаний на протокол является одной из форм осуществления правосудия. Однако, практическое следование правилам этой статьи приводит к факту, что эта составная часть правосудия осуществляется председательствующим единолично, без участия сторон, подавших эти замечания. И что самое главное, что судебное решение уже оглашено и принятие или отклонение поданных замечаний лишается всякого смысла и процессуального значения, так как являясь частью процесса суда той инстанции, фиксация хода которого оспаривается сторонами, а принятое решение об отказе в удостоверении замечаний на протокол судебного заседания может быть оспорено только путем подачи апелляционной жалобы на постановление об отказе в удовлетворении замечаний, либо непосредственно при рассмотрении апелляционной жалобы на итоговое решение суда первой инстанции.

Ныне существующая процедура рассмотрения замечаний не только не дает сторонам возможности оценить протокол судебного заседания как достоверное доказательство, на котором должен основываться приговор, но и реализовать установленное ст. 64 и 68 УПК право отвода судьи и секретаря судебного заседания по основаниям наличия искажения или фальсификации протокола.

Конечно, право производить аудиозапись без согласия судьи было большим шагом к гласности уголовного судопроизводства при принятии нового УПК РФ. Однако, ответа на вопрос о правовом значении такой аудиозаписи и возможности ее полноценного использования сторонами процесса не дало.

Рекомендации

На сегодняшний день остро стоит проблема восполнения данного пробела новой нормой, предписывающей, что в ходе любого судебного заседания силами и средствами самого суда должна производиться аудиозапись, используемая затем при составлении протокола судебного заседания. Такая запись должна быть в обязательном порядке приложена к протоколу судебного заседания. В случае принесения замечаний на протокол, судья должен исходить из сделанной аудиозаписи.

Кроме того, ознакомление с протоколом судебного заседания в части фиксации хода судебного заседания до момента окончания судебного следствия и перехода к прениям сторон, должно происходить до прений сторон, замечания к протоколу должны рассматриваться в судебном заседании и решение об удостоверении или отказе в удостоверении должно выноситься до прений сторон. В этом случае установленная достоверность протокола судебного заседания как доказательства будет соответствовать применению норм ст. 88 УПК РФ как в отдельности каждого доказательства, так и их совокупности.

Кроме того, в случае отклонения замечаний на протокол судебного заседания, в законе должно быть указано, что «постановление судьи об отклонении замечаний на протокол судебного замечания может быть обжаловано в апелляционном порядке. При рассмотрении данной жалобы также заслушивается аудиозапись судебного заседания и только на основании этого выносится соответствующее решение».

Безусловно, что такие изменения в уголовно-процессуальный закон могут способствовать удлинению процесса судебного разбирательства, однако он будет способствовать значительному снижению количества судебных ошибок и случаев должностного произвола. При этом, сам приговор будет более мотивированным и обоснованным, что в свою очередь, будет способствовать снижению уровня недоверия граждан к деятельности судов. В конце концов, справедливость и законность приговора нельзя ставить в зависимость от незначительного увеличения времени судебного разбирательства. Что делать? Необходимость изменения законодательства очевидна.

Практика применения, способы борьбы и ошибки

Приведем три значимых выводах, сформулированных в судебной практике:

1) «Постановлением судьи от 21 апреля 2014 года отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Ш. об ознакомлении с аудиозаписью судебного заседания суда апелляционной инстанции от 24 марта 2014 года.

В соответствии с ч. 5 ст. 259 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства проводилась аудиозапись, она прилагается к материалам уголовного дела.

В нарушение приведенных выше требований уголовно-процессуального закона осужденному Ш., при наличии соответствующего ходатайства последнего, аудиозапись судебного заседания для ознакомления предоставлена не была, что послужило основанием к отмене постановления и возвращению уголовного дела в отношении Ш. в суд первой инстанции для выполнения требований ст. 259 УПК РФ» («Обзор апелляционной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда республики Марий Эл за II квартал 2014 года»)

2) «Из материалов уголовного дела следует, что осужденные и их защитники были ознакомлены с протоколами судебных заседаний, участниками процесса были принесены замечания на протоколы судебных заседаний, которые рассмотрены в соответствии с положениями ст. 260 УПК РФ, в связи с чем доводы жалоб о том, что протоколы судебных заседаний не отражают должным образом ход судебного разбирательства и содержат неверное изложение показаний допрошенных по делу лиц, являются необоснованными.

Кроме того, согласно материалам уголовного дела, аудиозапись в ходе судебном заседания в порядке части 5 статьи 259 УПК РФ официально не производилась, а запись, которую вела сторона защиты неофициально, не может являться допустимой и использоваться в качестве источника для сравнения, в связи с чем доводы жалоб относительно сравнения печатного текста протокола судебного заседания с аудиозаписью судебного заседания, не могут быть приняты во внимание» (Апелляционное определение Московского городского суда от 06.03.2014 по делу N 10-2008/2014).

3) «В постановлении от 17 августа 2012 года об отклонении замечаний П. на протокол судебного заседания суд указал, что протокол в полной мере отражает происходившее в судебном заседании, при ведении протокола секретарем использовались технические средства записи. Однако в протоколе судебного заседания указания на использование технических средств записи не содержится, носители записи, которые в соответствии с ч. 5 ст. 259 УПК РФ должны прилагаться к материалам дела, к делу не приобщены.

При указанных обстоятельствах обжалуемое постановление подлежит отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, выразившемся в несоблюдении процедуры судопроизводства, повлекшем нарушение процессуальных прав осужденного» (Кассационное определение Ивановского областного суда от 24.09.2012 по делу N 22-2305).

Выводы

Внесение изменений в уголовно-процессуальный кодекс РФ по поводу ознакомления участников процесса с протоколом судебного заседания до прений сторон очень важно и необходимо. Без анализа протокола судебного заседания в рамках конкретного судебного разбирательства в судебном заседании суда первой инстанции, т.е. без возможности употребления участниками процесса всех своих прав, в том числе и возможности осуществления адвокатами защиты интересов подсудимых всеми, не запрещенными законом способами, сделать это невозможно. Такой способ защиты, как ведение в ходе процесса аудиозаписи законом не запрещен, следовательно, он законен. Ныне действующие нормы УПК РФ не дают четко прописанными в законе способами осуществить сторонам процесса его логическое завершение. При подаче замечаний на протокол судебного заседания вынесении судебного решения по этому поводу, судья, принимая решение об удостоверении принесенных замечаний, либо их отклонении, должен руководствоваться сравнительным анализом содержимого протокола судебного заседания с предоставленной стороной процесса аудиозаписью. Это необходимо делать по окончанию судебного следствия, перед прениями сторон, и ни в коем случае на стадии обжалования судебного решения. Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ, судебное решение должно быть законным, мотивированным и обоснованным. Отсутствие указанных действий на стадии принятия судом решения уже ставит законность приговора под сомнение.

Есть небольшая адвокатская хитрость, вполне вписывающаяся в нормы УПК РФ, способная законно закрепить хоть часть показаний свидетелей, которые могут сыграть ключевую роль в стратегии защиты. Согласно п. 5 ч. 4 ст. 56 УПК РФ, свидетель вправе заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда. Следовательно, он имеет право приносить ходатайство. Если это свидетель защиты, перед его допросом в зале суда, надо попросить его изложить все обстоятельства в письменном виде. После допроса стороной защиты, которая будет допрашивать его первой, ходатайствовать о приобщении его показаний в письменном виде к материалам уголовного дела. Судья не может отказать, хоть его допрос к этому моменту еще не окончится, его должны допрашивать сторона обвинения и может задавать вопросы суд. Но это не может быть основанием отказа в приобщении его письменных показаний. Главное, что в протоколе судебного заседания нельзя будет «что-то пропустить», так как информация будет в его письменных показаниях.

Адвокат Георгий Тер-Акопов

Категория Суды общей юрисдикции / › Образцы судебных документов

Для поиска на сайте однородных и связанных материалов воспользуйтесь меткой внизу страницы. Чтобы просмотреть содержание категории (раздела, страницы), воспользуйтесь активной, ссылкой голубого цвета, расположенной в верхней части страницы. После активации ссылки откроется перечень статей категории в кратком виде.

В Черемушкинский районный суд г. Москвы

судья ХХХ С.С., дело №2-215/хх

Заявитель/ 3-е лицо

ПОГ…

почтовый адрес: 129082

ЗАМЕЧАНИЯ

на протокол судебного заседания

11 февраля 2016 года состоялось судебное заседание по делу №2-215/хх по иску ВМИ. Ознакомившись с протоколом судебного заседания, нахожу протокол неточным и неполным.

В протоколе не указано, что я, третье лицо ПОГ, дважды просила суд не препятствовать в оглашении письменных объяснений, но всякий раз судья прерывала меня и лишила возможности огласить письменные материалы. По спору с судьей за право, гарантированное статьей 157 ГПК РФ, высказать свою позицию суду устно на основании статьи 156 ГПК РФ были сделаны возражения с ходатайством о занесении в протокол, 47 минута записи и далее.

В протокол на странице 4 внесены недостоверные сведения в части вопросов суда к ПОГ о том, оспаривает ли она договор социального найма и ее ответ, что договор найма ПОГ не оспаривает.

Такого вопроса судом не задавалось, ответа на вопрос в таком виде суду не давалось. Суду не давалось объяснений о том, что договор социального найма ПОГ не оспаривает.

Неполнота и неточность протокола имеет существенное значение для правильного разрешения дела. Достоверность замечаний подтверждается доказательствами, сделанными в соответствии со статьей 10 (часть 7) ГПК РФ: аудиозаписью судебного заседания, Актом наблюдателей, (письменным свидетельством) и свидетельскими показаниями наблюдателей, присутствовавших в судебном заседании, замечания на протокол которого представлены суду. Явка свидетелей в судебное заседание по рассмотрению замечаний на протокол будет обеспечена.

Аудиозапись представлена в суд на CD-R и в силу статей 71 и 157 (часть 1) ГПК РФ о непосредственности исследования доказательств, суд обязан заслушать аудиозапись. Аудиозапись может быть воспроизведена с помощью технических средств суда или моих.

Таким образом, замечания отвечают требованиям об относимости, поскольку поданы на протокол заседания суда; отвечают требованиям допустимости, поскольку поданы в полном соответствии гл. 21 ГПК РФ; отвечают требованиям достоверности – поскольку подтверждаются аудиозаписью, проводимой на диктофон представителя и свидетельскими показаниями.

Информация для исчисления процессуальных сроков:

11 февраля 2016 года состоялось судебное заседание.

В силу статей 107 и 108 ГПК РФ и при соблюдении судом сроков составления и подписания протокола, течение срока обжалования начинается 12 и истекает 14 февраля 2016. Иная, чем назначено законом, дата составления и подписания протокола судом не назначалась.

Срок подачи замечаний на протокол начинается 15 и истекает 19 февраля 2016 года.

18 февраля 2016 года, по истечении установленного законом 3-х дневного срока изготовления протокола заседания, дело в канцелярию сдано не было. Помощники судьи отказались выдать копию протокола или передать дело в канцелярию. Получить протокол, ознакомиться с ним и подать замечания не представлялось возможным.

18 февраля 2016 года для устранения спора о пропуске сроков, подано заявление вх. № о высылке протокола. Считая свои гражданские обязанности исполненными, я просила суд сообщить о готовности протокола по телефону и учесть, что закон не возлагает на меня обязанности периодически являться в суд, чтобы удостовериться в завершении судом процессуальных действий.

03 марта 2016 года, с существенным нарушением судом сроков выдачи, протокол был получен. Из протокола усматривается, что он составлен и подписан 12 февраля 2016 года.

Учитывая, что протокол составлен и подписан до истечения установленного законом трехдневного срока, возникает неопределенность с началом течения сроков, установленных статьей 231 ГПК РФ.

Статьей 230 (часть 3) ГПК РФ предусмотрен трехдневный срок составления и подписания протокола. С учетом статьи 107 (часть 3) ГПК РФ течение срока начинается на следующий день после даты проведения заседания.

Статья 231 ГПК РФ содержит правило о подаче замечаний на протокол в течение пяти дней со дня его подписания. Между тем, протокол может быть подписан как в последний день трехдневного срока, назначенного статьей 230 (часть 3), так и ранее. В случае, если протокол составлен и подписан до истечения трехдневного срока, применяется общий порядок исчисления срока с даты, установленной статьей 230 (часть 3) ГПК РФ.

Судебная практика толкования и применения закона о восстановлении срока реализации права на подачу процессуальной жалобы в суд, признает пропуск сроков подачи жалобы уважительным и подлежащим восстановлению, если срок пропущен по не зависящим от граждан обстоятельствам в результате нарушений допущенных судом. В таких случаях сроки, установленные законом для подачи жалобы, исчисляются с даты ознакомления с мотивированным судебным актом.

На основании статьи 1 (часть 1) ГПК РФ по аналогии закона и в силу статьи 6 ГПК РФ о равенстве перед законом и судом на спорные вопросы восстановления сроков распространяются аналогичные правила.

В силу изложенного, считаю, что срок подачи замечаний на протокол мной не пропущен, исчисляется с 04 и истекает 08 марта 2016.

«… право на эффективную судебную защиту предполагает, что стороны должны иметь возможность воспользоваться своим правом на обжалование с того момента, когда они фактически ознакомились с судебными решениями, которые могут нарушить их законные права или интересы».

ЕСПЧ, Постановление от 01 апреля 2010, дело «Михайлов против России», жалоба № 4543/04, опубликовано на сайте Верховного Суда, обзор судебной практики 3 кв. 2011

«8. … Заявление о восстановлении срока на подачу апелляционных жалобы, представления рассматривается судом первой инстанции по правилам статьи 112 ГПК РФ в судебном заседании с извещением участвующих в деле лиц, неявка которых не является препятствием к разрешению поставленного перед судом вопроса.

Суд первой инстанции на основании статьи 112 ГПК РФ восстанавливает срок на подачу апелляционных жалобы, представления, если признает причины его пропуска уважительными.

Для лиц, участвующих в деле, к уважительным причинам пропуска указанного срока, в частности, могут быть отнесены: обстоятельства, связанные с личностью лица, подающего апелляционную жалобу (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.); получение лицом, не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, копии решения суда по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированных апелляционных жалобы, представления; неразъяснение судом первой инстанции в нарушение требований статьи 193 и части 5 статьи 198 ГПК РФ порядка и срока обжалования решения суда; несоблюдение судом установленного статьей 199 ГПК РФ срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения суда, или установленного статьей 214 ГПК РФ срока высылки копии решения суда лицам, участвующим в деле, но не присутствовавшим в судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела, если такие нарушения привели к невозможности подготовки и подачи мотивированных апелляционных жалобы, представления в установленный для этого срок.

При решении вопроса о восстановлении срока апелляционного обжалования лицам, не привлеченным к участию в деле, о правах и обязанностях которых судом принято решение, судам первой инстанции следует учитывать своевременность обращения таких лиц с заявлением (ходатайством) о восстановлении указанного срока, которая определяется исходя из сроков, установленных статьями 321, 332 ГПК РФ и исчисляемых с момента, когда они узнали или должны были узнать о нарушении их прав и (или) возложении на них обязанностей обжалуемым судебным постановлением.

Пропуск прокурором срока принесения апелляционного представления не лишает лицо, в интересах которого прокурор обращался с заявлением в суд первой инстанции, права самостоятельно обратиться с заявлением (ходатайством) о восстановлении срока подачи апелляционной жалобы.

Вместе с тем не могут рассматриваться в качестве уважительных причин пропуска юридическим лицом срока апелляционного обжалования такие обстоятельства, как нахождение представителя организации в командировке или отпуске, смена руководителя организации либо его нахождение в командировке или отпуске, отсутствие в штате организации юриста и т.п.».

Постановление Пленума Верховного Суда от 19 июня 2012 года N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»

С учетом изложенного, на основании статей 107 -112, 157 (часть 1) 231, 232 ГПК РФ и судебной практики прошу:

1. Восстановить срок подачи замечаний на протокол, пропущенный по уважительной причине.

2. Уведомить меня о месте и времени рассмотрения заявления о восстановлении сроков и замечаний на протокол на основании статьи 112 (часть 2) ГПК РФ.

3. Обеспечивая явку в заседание, руководствуясь статьей 113 (часть 3) ГПК РФ назначить заседание в разумные сроки и время.

4. Исследовать доказательства, прослушав аудиозапись и допросив свидетеля, статья 157 (часть 1) ГПК РФ.

5. Удостоверить правильность замечаний на протокол заседания от 11 февраля 2016.

6. Определить порядок взыскания компенсации за потерю личного времени, ограничение свободы перемещения и воспрепятствование в доступе к правосудию.

Это письменные акты, в которых фиксируются ход и результаты различных следственных действий (осмотра, предъявления для опознания и др.). К ним относятся протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний (ст. 83 УПК). В ходе досудебного производства каждое следственное действие оформляется отдельным протоколом, на судебном следствии все проводимые судом действия фиксируются в одном документе — протоколе судебного заседания.

Самостоятельное доказательственное значение имеют протоколы следующих следственных действий по собиранию доказательств: осмотра (в том числе осмотра трупа и эксгумации), освидетельствования, выемки, обыска, предъявления для опознания, следственного эксперимента и проверки показаний на месте. От этих протоколов следует отличать другие протоколы, которые также составляются в ходе расследования и судебного рассмотрения дела, однако самостоятельными источниками доказательств не являются (например, протокол допроса, очной ставки). В этих случаях доказательственную силу имеют показания допрошенных лиц (свидетелей, обвиняемых и т.п.), а не протокол, который выступает лишь техническим средством фиксации показаний и самостоятельного значения источника доказательств не имеет.

Протоколы других следственных действий доказательств не фиксируют, а отражают лишь выполнение следователем определенных требований закона (например, протокол ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела), и поэтому они не имеют доказательственного значения. При производстве следственных действий могут применяться различные научно-технические средства — фотографирование, аудио и видеозапись, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, которые прилагаются к протоколу (ст. 166 УПК).

Все эти источники доказательственной информации не названы в числе отдельных видов доказательств (ст. 74 УПК), поэтому их обычно именуют приложениями к протоколам. Они могут иметь доказательственное значение только при наличии протокола, в котором отражены конкретный факт, а также условия изготовления слепков и оттисков. Тем не менее они не только подтверждают и иллюстрируют содержание протокола, но могут содержать и дополнительную доказательственную информацию.

С точки зрения теории доказательств наибольшую ценность имеют протоколы заседания суда первой и апелляционной инстанции, в которых уголовное дело рассматривается по существу. В таких протоколах отражаются от начала до конца все судебные действия и решения, совершенные или принятые в ходе судебного процесса. Он служит самостоятельным доказательством (ст. 83 УПК) и в качестве такового может быть использован при пересмотре данного уголовного дела вышестоящим судом, также при повторном его рассмотрении судом первой или апелляционной инстанции.

Протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств только при условии, если они соответствуют требованиям, установленным законом. Поэтому нарушения этих правил могут повлечь недействительность — в целом или в части — протокола как доказательства (например, отсутствие подписей понятых или предъявление для опознания объекта в единственном числе).