Протокол изъятие

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 927-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Катаева Максима Владимировича на нарушение его конституционных прав статьями 259 и 260 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.В. Катаев, осужденный за совершение преступлений, утверждает, что статьи 259 «Протокол судебного заседания» и 260 «Замечания на протокол судебного заседания» УПК Российской Федерации, как позволившие председательствующему произвольно и немотивированно отклонить принесенные им на протокол судебного заседания замечания на том лишь основании, что такой протокол не является дословной стенограммой всего судебного процесса, нарушили права, гарантированные статьями 18, 19 (часть 1), 45 (часть 2), 46 (части 1 и 2) и 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 29.03.2017 N 73-АПУ17-5 Приговор: По п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Приговор изменен, в срок отбывания наказания зачтено время содержания осужденного под стражей.

Из протокола судебного заседания видно, что он соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ.

Замечания адвоката Зояркина А.Д. на протокол судебного заседания председательствующим по делу судьей Ц. рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и частично удовлетворены.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ. Все замечания осужденного Лобанова А.С., в том числе в части неверного изложения показаний свидетеля Д. и речи государственного обвинителя, были рассмотрены судом в соответствии со ст. 260 УПК РФ, в том числе с прослушиванием аудиозаписи судебного заседания, и частично удостоверены.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 24.03.2017 N 20-АПУ17-2сп Приговор: Обвиняемые-1, 2, 3, 4 осуждены по п. п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, по п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; обвиняемые-1, 3, 4 осуждены по ч. 4 ст. 166 УК РФ за неправомерное завладение автомобилем; обвиняемый-2 оправдан по ч. 4 ст. 166 УК РФ за неправомерное завладение автомобилем; обвиняемый-1 осужден по ч. 2 ст. 222 УК РФ за незаконные приобретение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов; обвиняемый-4 осужден по ч. 2 ст. 222 УК РФ за незаконные приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Вопреки доводам жалоб, ознакомление обвиняемого с постановлениями о назначении экспертиз после их проведения, а также изготовление протокола судебного заседания за пределами срока, установленного ст. 259 УПК РФ, не является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, не влечет за собой нарушение право обвиняемого (осужденного) на защиту и не является основанием для отмены судебного решения.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Замечания на протокол, поданные осужденным Мокриевым В.С., были дважды рассмотрены председательствующим в порядке, предусмотренном ст. 260 УПК РФ, с вынесением постановлений, соответствующих закону.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 22.03.2017 N 72-АПУ17-6 Приговор: По п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Из протокола судебного заседания видно, что он соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Доводы жалобы Рубчикова об искажении в протоколе показаний допрошенных в судебном заседании лиц — неосновательны.

Осужденным Рубчиковым после ознакомления с протоколом судебного заседания не было подано замечаний на него в порядке, предусмотренном ст. 260 УПК РФ.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15.03.2017 N 78-АПУ17-6СП Приговор: По ч. ч. 4, 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за подстрекательство и пособничество в убийстве. Определение ВС РФ: Приговор изменен, в срок отбытия наказания, назначенного по приговору, зачтено время предварительного содержания осужденного под стражей.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия считает, что протокол заседания суда первой инстанции по настоящему уголовному делу, состоящий из 422 листов, в целом соответствует требованиям ч. ч. 1 — 5 ст. 259 УПК РФ, что позволяет провести проверку законности приговора, постановленного в отношении Тюрина С.Н., в апелляционном порядке.

Определение Верховного Суда РФ от 21.02.2017 N 46-УД17-3 Приговор: По ч. 1 ст. 228 УК РФ за незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств. Определение ВС РФ: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку осужденному не разъяснялось право на участие в прениях сторон, слово в прениях ему не было предоставлено, данных о том, что он отказался от участия в прениях, не имеется.

Так, согласно ст. ст. 245, 259 УПК РФ в судебном заседании ведется протокол судебного заседания, в котором излагаются действия и решения суда, а равно действия участников судебного разбирательства, полно и правильно отражаются все необходимые сведения о ходе рассмотрения дела. Полнота и правильность изготовления протокола должна быть заверена подписью председательствующего и секретаря судебного заседания. Протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем.

Сопоставив данные аудиозаписи хода судебного заседания, осуществляемой в порядке ч. ч. 2 и 5 ст. 259 УПК РФ, с письменным текстом протокола судебного заседания и текстом приговора, Судебная коллегия отмечает, что протокол в целом соответствует содержанию аудиозаписи.

Протокол судебного заседания отвечает требованиям ст. 259 УПК РФ, и поданные на него осужденным Изместьевым Д.А. замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке (т. 59 л.д. 90 — 91, 144 — 145).

УДК 343

А. Н.Кузнецов

НЕЗАКОННОЕ ИЗЪЯТИЕ И УДЕРЖАНИЕ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ В КАЧЕСТВЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ: ВОПРОСЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ УБЫТКОВ

Рассматриваются вопросы изъятия денежных средств и их хранения в качестве вещественных доказательств по уголовному делу в период его расследования. Обращается внимание на причинение имущественного вреда (убытков) лицам, которым они принадлежат, и отсутствие механизма компенсации таких убытков. К л ю ч е в ы е с л о в а: вещественные доказательства, хранение вещественных доказательств, мера принуждения, изъятие предметов, обыск, возвращение вещественных доказательств, удержание вещественных доказательств, реабилитация, компенсация.

ILLEGAL WITHDRAWAL AND DEDUCTION OF MONEY AS MATERIAL EVIDENCES: INDEMNIFICATION QUESTIONS

Поступила в редакцию 16 марта 2018 г.

При расследовании преступлений, в том числе совершенных в сфере предпринимательской деятельности, достижение целей предварительного следствия нередко сопряжено с нарушением конституционных прав граждан — иных лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми по уголовному делу. В ходе расследования по делу изымается их имущество (например, денежные средства), что влечет нарушение прав таких лиц на владение, пользование, распоряжение имуществом, установленных ст. 35 Конституции РФ.

Эти лица могут иметь статус свидетелей или же не иметь статуса вообще, являясь при этом иными лицами (в понимании ст. 119, 123 УПК РФ), права и законные интересы которых затронуты в ходе досудебного или судебного производства. В силу указанных положений уголовно-процессуального закона они являются субъектами заявления ходатайств и принесения жалоб.

Изъятие и удержание на протяжении, как правило, длительного периода предварительного следствия денежных средств, принадлежащих вышеозначенным лицам, неизбежно влечет убытки, однако возможность компенсации таких финансовых потерь в порядке реабилитации невозможна. Удержание денежных средств неотвратимо причиняет экономический ущерб, который при возвращении этого имущества органом предварительного следствия или судом возмещению не подлежит. Об этой проблеме Конституционный Суд РФ в постановлении

© Кузнецов А. Н., 2018

от 11 января 2018 г. отзывается неприлично «ласково»: изъятие и удержание в режиме хранения любого имущества, признанного вещественным доказательством, по существу, ограничивают права его собственника или владельца, причиняют им неудобство1.

Это «неудобство», однако, без особого труда можно выразить в виде совершенно конкретной суммы денежных средств, но компенсация таких потерь в порядке реабилитации не предусмотрена.

Кроме того, уголовные дела нередко возбуждаются «по факту», а это в свою очередь влечет невозможность наложения ареста на изъятое имущество. В этом случае на изъятое имущество (в том числе денежные средства) распространяется режим хранения вещественных доказательств. Статья 115 УПК РФ не позволяет наложить арест на имущество при отсутствии подозреваемых и обвиняемых, даже если будет установлено, что оно получено в результате совершения преступления. Однако решение об изъятии и хранении денежных средств в органе предварительного следствия в качестве вещественных доказательств влечет точно такие же ограничения и последствия, как и их арест, поскольку ограничивает их свободный оборот и использование при осуществлении предпринимательской деятельности, что вызывает длящиеся финансовые потери (подсчитать которые несложно). А это, думается, гораздо больше, чем «неудобство», указанное в упомянутом выше постановлении Конституционного Суда РФ.

Согласно ст. 133 УПК РФ право на возмещение вреда имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения. Однако в случае, когда мера процессуального принуждения в виде наложения ареста на денежные средства органом предварительного расследования не применяется, возникшие вследствие удержания денежных средств убытки (например, потеря их покупательной способности), полностью относятся на счет их законных владельцев и возмещению не подлежат. Почему же законный владелец этого имущества (индивидуальный предприниматель), так и не ставший ни подозреваемым, ни обвиняемым по уголовному делу, должен нести финансовые потери за ошибки органа предварительного следствия?

В главе УПК РФ о реабилитации такие лица не упомянуты. В то же время, если бы они на протяжении предварительного следствия имели статус подозреваемых или обвиняемых и на их имущество был бы наложен арест (или иная мера принуждения), то они имели бы право на реабилитацию (в том числе индексацию суммы возвращенных денежных средств). Например, если в отношении обвиняемого была избрана мера пресечении в виде залога, то в случае вынесения оправдательного приговора или прекращения дела по реабилитирующим основаниям такое лицо, помимо возврата суммы залога, имеет право (в порядке реабилитации) на компенсацию этой суммы. Размер такой компенсации зависит от времени действия меры пресечения и индекса роста потребительских цен по региону2. Очевидно также, что и в случае наложения ареста на имущество такого лица оно имеет право на реабилитацию (возмещение убытков в этой части).

1 По делу о проверке конституционности части первой статьи 81.1 и пункта 3.1 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Синклит» : постановление Конституционного Суда РФ от 11 января 2018 г. № 1-П. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

2 Апелляционное определение Воронежского областного суда от 19 ноября 2014 г. по делу № 22-1819.

Подозреваемый или обвиняемый вынужден подчиниться принудительной силе уголовного преследования и отдать денежные средства в качестве залога. Разумеется, если таковые имеются, а желание провести какое-то время в СИЗО или под домашним арестом отсутствует. Как и собственник денежных средств, подчиняясь тем же гарантиям предварительного следствия, вынужден расстаться с ними, если они изъяты в ходе обыска. Но если при внесении залога собственник денежных средств, являющийся подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу, имеет право на компенсацию финансовых потерь (и это при том, что деньги он отдает вынужденно, но все же по своей воле) в порядке реабилитации, то иное лицо такого права не имеет. Причиненные финансовые потери в порядке реабилитации не возмещаются, так как не возникает само право на реабилитацию.

В то же время ч. 3 ст. 133 УПК РФ «Основания возникновения права на реабилитацию» распространяет такое право на любых лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Но формально изъятие и удержание денежных средств в качестве вещественных доказательств без наложения ареста на них не является мерой процессуального принуждения, и такие лица права на реабилитацию не имеют. А фактически — разницы нет. Но нет статуса (подозреваемый, обвиняемый) — нет и компенсации.

Однако изъятие и удержание денежных средств таких лиц в качестве вещественных доказательств, по сути, есть мера государственного принуждения, которая должна обеспечиваться правом на реабилитацию, в том числе в виде компенсации финансовых потерь.

Причинение ущерба, а также необходимость компенсации финансовых потерь возникает и в смежной сфере — при производстве по делу об административном правонарушении.

30 марта 2004 г. при пересечении границы из России в Республику Абхазия у гражданина Л. представителем таможенной службы была изъята валюта в размере 10 тыс. долларов США. По ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ Л. был привлечен к административной ответственности с назначением наказания в виде конфискации в доход государства иностранной валюты в сумме 10 тыс. долларов США как объекта правонарушения по делу.

Денежные средства были конфискованы. Решением судьи Краснодарского краевого суда от 5 октября 2004 г., вынесенным по жалобе Л., отменено постановление судьи Адлерского районного суда г. Сочи от 30 июня 2004 г., и прекращено производство по делу. Вещественные доказательства — валюту, изъятую у Л., — предписано возвратить гражданину Л.

Возврат денежных средств в размере 308 612 рублей, после решения суда от 5 октября 2004 г., был осуществлен путем перевода денежных средств на счет 12 ноября 2010 г., т. е. через 2229 дней — более 6 лет.

Л. обратился в Адлерский районный суд г. Сочи с заявлением к Сочинской таможне об индексации присужденных денежных средств. В обоснование заявленных требований он указал, что присужденная денежная сумма с момента вступления решения суда в силу на момент исполнения обязательства существенным образом утратила свою покупательную способность.

Должен ли работать компенсаторный механизм в этом случае? Конечно же, да, но суды имеют на этот счет совершенно иное мнение и указывают следующее.

Изъятые на основании протокола при производстве административного дела у гражданина Л. 10 тыс. долларов США имели статус вещественных доказательств по делу. Учитывая тот факт, что денежные средства с Сочинской таможни в порядке гражданского судопроизводства не взыскивались и гражданину Л. не присуждались, применение норм ст. 208 ГПК РФ об индексации взысканных судом денежных средств суд считает несостоятельным. Доводы о том, что присужденная денежная сумма с момента вступления решения суда в

силу и на момент исполнения обязательства существенным образом утратила свою покупательную способность, не могут быть приняты судом во внимание, так как какие-либо обязательства у Сочинской таможни перед гражданином Л. отсутствовали. Иностранная валюта в Российской Федерации не подвергается инфляции, не применяется при расчете индекса потребительских цен и минимальных прожиточного уровня и заработной платы, в связи с чем является стабильной и не подлежит индексации. Возврат гражданину Л. вещественных доказательств в виде денежных средств в иностранной валюте по административному делу был осуществлен таможенным органом в валюте Российской Федерации по курсу доллара США на дату перечисления денежных средств, и покупательская способность данной суммы денежных средств не была утрачена3.

Еще один пример (извлечение из апелляционного определения), но уже из сферы уголовно-процессуальных правоотношений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14 августа 2013 г. по месту жительства гражданина С. в рамках расследования уголовного дела (в котором он не имел статуса подозреваемого или обвиняемого) проведен обыск, в ходе которого, среди прочего, изъяты денежные средства. В ноябре 2013 г. из этого уголовного дела в соответствии со ст. 155 УПК РФ был выделен материал по факту обнаружения и изъятия по месту жительства С. денежных средств. Данный материал находился на разрешении в ОЭБ и ПК ОМВД России по г. Новокуйбышевску Самарской области. В дальнейшем по выделенному материалу неоднократно принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

27 марта 2014 г. постановлением судьи Новокуйбышевского городского суда Самарской области признана обоснованной жалоба на бездействие сотрудников ОЭБ и ПК ОМВД России по г. Новокуйбышевску и на начальника ОЭБ и ПК возложена обязанность устранить нарушения.

18 апреля 2014 г. денежные средства возвращены гражданину С. в полном объеме.

Обращаясь в суд, заявитель не отрицал факта возврата всей суммы, однако полагал, что имеет место причинение ему убытков, связанных с незаконным изъятием и удержанием денежных средств, так как их возврат был осуществлен через 7 месяцев после изъятия.

Отказывая заявителю в удовлетворении требований, суд среди прочего указал на следующее.

В данном случае факт принадлежности истцу изъятых в ходе обыска денежных средств никем не оспаривался, равно как и не оспаривалось, что данные денежные средства возвращены ему в полном объеме. Кроме того, изъятие денежных средств было проведено в целях проверки сообщения о преступлении, что полностью соответствует требованиям действующего законодательства и не запрещает правоохранительным органам предпринимать именно такие меры к выявлению фактов и событий для раскрытия того или иного преступления. Фактически изъятые денежные средства с момента изъятия были ограничены в обороте, и это априори не могло причинить истцу никаких убытков. Более того, денежные средства находились на хранении, а не в использовании; правоотношения сторон в данном случае не относятся к сфере гражданско-правовых. Имущество в виде денежных средств изымалось как объект правонарушения, поэтому законность изъятия имущества органами дознания/следствия оценивается с точки зрения наличия или отсутствия в действиях собственника нарушений закона в момент совершения действия, по итогам проведенной проверки и дознания. Другими словами, должностными лицами проверялись обстоятельства совершения преступления, а значит, изъятие у гражданина С. денежных средств можно признать правомерным4.

В то же время в очень «редких» случаях возвращение свидетелю изъятых денежных средств на стадии предварительного следствия все же возможно. Одна-

3 URL: https://rospravosudie.com/court-adlerskij-rajonnyj-sud-g-sochi-krasnodarskij-kraj-s/act-107261770/

4 URL: https://rospravosudie.com/court-samarskij-oblastnoj-sud-samarskaya-oblast-s/act-557366422/

ко о причинах, побудивших орган расследования определить их некриминальное происхождение в максимально короткие сроки, можно судить лишь поверхностно5. Так, в июле 2016 г. Главное управление Следственного комитета России вернуло бывшему главе Федеральной таможенной службы А. Бельянинову изъятые у него в ходе обыска деньги и ценности на сумму около 100 млн рублей6.

По сути, любое изъятие денежных средств у свидетеля или иного лица и хранение их в качестве вещественных доказательств — есть мера государственного принуждения, которая должна обеспечиваться компенсаторным механизмом. В противном случае за ошибки органа следствия (дознания) отвечает собственник этого имущества, а не государство.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 11 января 2018 г. № 1-П указал, что налагать арест на изъятое имущество во всех случаях не требуется: «…институты наложения ареста на имущество, с одной стороны, и, с другой стороны, изъятия и хранения вещественных доказательств имеют разное предназначение в уголовном процессе. Тем обстоятельством, что изъятие имущества в качестве вещественного доказательства и его удержание в режиме хранения при наложении на него ареста на основании судебного решения, принятого по ходатайству, возбужденному перед судом следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора, позволяют распространить на данные отношения предварительный судебный контроль за законностью и обоснованностью временного изъятия имущества как гарантию защиты прав и законных интересов его собственников или владельцев, не предопределяется использование процедуры наложения ареста на имущество во всех случаях, когда соответствующие предметы используются в качестве вещественных доказательств для раскрытия преступления и разрешения уголовного дела, тем более при обеспечении возможности последующего судебного контроля. Такое регулирование, различающее цели и процедуру изъятия вещественных доказательств и наложения ареста на имущество, не выходит за пределы дискреции федерального законодателя и не противоречит конституционным принципам справедливости и равенства, требованиям, при соблюдении которых возможно ограничение прав и свобод человека и гражданина».

Но такой подход лишает права собственников имущества на компенсацию понесенных убытков. Нет меры принуждения — нет права на реабилитацию, а значит, нет и равенства, на которое указывает Конституционный Суд РФ. Это неверно, и практику в этой части необходимо менять.

В то же время данное постановление содержит и положительные (но недостаточные) формулировки, обеспечивающие правильное решение подобных вопросов, как-то:

— «изъятие и удержание в режиме хранения любого имущества, признанного вещественным доказательством, по существу, ограничивают права его собственника или владельца, причиняют им неудобство»;

— «изъятие по уголовному делу имущества (в том числе в виде признания его вещественным доказательством с режимом хранения, ограничивающим права владения и пользования имуществом), которое находится у лиц, не являющихся

5 В том числе и потому, что решение о признании и приобщении к делу изъятых в ходе обыска денежных средств в качестве вещественных доказательств может не приниматься длительное время.

6 URL: https://www.rbc.ru/politics/23/12/2016/585d3f1c9a7947a29a9b25b0

подозреваемыми или обвиняемыми по уголовному делу и не несущих по закону материальную ответственность за действия подозреваемого, обвиняемого, и использование которого в совершении преступления лишь предполагается, может иметь лишь временный характер и применяться при предоставлении таким лицам процессуальных гарантий защиты прав посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства»;

— «суды обязаны применять надлежащий правовой механизм, позволяющий эффективно защищать, в том числе в судебном порядке, интересы лиц, право собственности которых ограничивается в связи с изъятием принадлежащего им имущества в качестве вещественного доказательства по уголовным делам, тем более когда они в этих делах не являются подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за действия подозреваемых, обвиняемых».

В данном постановлении есть и другие положительные моменты. Но нет главного — признания полноценного права на реабилитацию за лицами, которым изъятием и удержанием денежных средств были причинены финансовые лишения.

Полагаем, что в ч. 3 ст. 133 УПК РФ следует внести дополнения, устанавливающие, что право на возмещение вреда, возникшего вследствие производства по уголовному делу, имеет любое лицо вне зависимости от применения или неприменения к нему мер процессуального принуждения и на любой стадии уголовного судо производства.

Именно такое регулирование, как представляется, обеспечило бы более вдумчивый и осторожный подход органа расследования при принятии решений об изъятии и удержании денежных средств.

Воронежский государственный университет

Кузнецов А. Н., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса

Новая редакция Ст. 27.10 КоАП РФ

1. Изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения административного правонарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотре транспортного средства, осуществляется лицами, указанными в статьях 27.2, 27.3, 28.3 настоящего Кодекса, в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

2. Изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных при осуществлении осмотра принадлежащих юридическому лицу территорий, помещений и находящихся у него товаров, транспортных средств и иного имущества, а также соответствующих документов, осуществляется лицами, указанными в статье 28.3 настоящего Кодекса, в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

3. Утратила силу с 1 сентября 2013 г.

4. В случае необходимости при изъятии вещей и документов применяются фото- и киносъемка, иные установленные способы фиксации вещественных доказательств.

5. Об изъятии вещей и документов составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе о доставлении, в протоколе осмотра места совершения административного правонарушения или в протоколе об административном задержании. Об изъятии водительского удостоверения, удостоверения тракториста-машиниста (тракториста), удостоверения судоводителя, удостоверения пилота делается запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе осмотра места совершения административного правонарушения.

5.1. В случае, если изымаются документы, с них изготавливаются копии, которые заверяются должностным лицом, изъявшим документы, и передаются лицу, у которого изымаются документы, о чем делается запись в протоколе. В случае, если невозможно изготовить копии или передать их одновременно с изъятием документов, указанное должностное лицо передает заверенные копии документов лицу, у которого были изъяты документы, в течение пяти дней после изъятия, о чем делается запись в протоколе. В случае, если по истечении пяти дней после изъятия документов заверенные копии документов не были переданы лицу, у которого изъяты документы, заверенные копии документов в течение трех дней должны быть направлены по почте заказным почтовым отправлением, о чем делается запись в протоколе с указанием номера почтового отправления. Копии документов направляются по адресу места нахождения юридического лица или адресу места жительства физического лица, указанному в протоколе.

6. В протоколе об изъятии вещей и документов указываются сведения о виде и реквизитах изъятых документов, о виде, количестве, об иных идентификационных признаках изъятых вещей, в том числе о типе, марке, модели, калибре, серии, номере, об иных идентификационных признаках оружия, о виде и количестве боевых припасов.

7. В протоколе об изъятии вещей и документов делается запись о применении фото- и киносъемки, иных установленных способов фиксации документов. Материалы, полученные при изъятии вещей и документов с применением фото- и киносъемки, иных установленных способов фиксации вещественных доказательств, прилагаются к соответствующему протоколу.

8. Протокол об изъятии вещей и документов подписывается должностным лицом, его составившим, лицом, у которого изъяты вещи и документы, а также понятыми в случае их участия. В случае отказа лица, у которого изъяты вещи и документы, от подписания протокола в нем делается соответствующая запись. Копия протокола вручается лицу, у которого изъяты вещи и документы, или его законному представителю.

9. В случае необходимости изъятые вещи и документы упаковываются и опечатываются на месте изъятия. Изъятые вещи и документы до рассмотрения дела об административном правонарушении хранятся в местах, определяемых лицом, осуществившим изъятие вещей и документов, в порядке, установленном соответствующим федеральным органом исполнительной власти.

10. Изъятые огнестрельное оружие и патроны к нему, иное оружие, а также боевые припасы хранятся в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции в сфере деятельности войск национальной гвардии Российской Федерации, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области внутренних дел.

11. Изъятые вещи, подвергающиеся быстрой порче, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, сдаются в соответствующие организации для реализации, а при невозможности реализации уничтожаются.

12. Изъятые наркотические средства и психотропные вещества подлежат направлению на переработку или уничтожению в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Образцы подлежащих уничтожению наркотических средств и психотропных веществ, этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции хранятся до вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении.

13. Изъятые в соответствии с законодательством о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции из незаконного оборота этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция, а также предметы, используемые для незаконных производства и (или) оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, подлежат демонтажу и (или) вывозу и хранению вне места изъятия в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Образцы указанных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, предметов хранятся до вступления в законную силу постановления по делу об административном правонарушении.

Комментарий к Статье 27.10 КоАП РФ

1 — 2. В процессе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, осмотра помещений и территорий нередко возникает необходимость изъятия обнаруженных доказательств. В силу этого лица, уполномоченные проводить процессуальные действия, предусмотренные ст. 27.7, 27.8 и 27.9 КоАП, вправе также осуществить изъятие вещей и документов.

3. КоАП особо регулирует изъятие водительского удостоверения, удостоверения тракториста-машиниста (тракториста), удостоверения судоводителя, удостоверения пилота. Целью такого изъятия является не собирание доказательств по делу об административном правонарушении, а обеспечение исполнения наказания о лишении специального права, если такое наказание будет назначено. Следует отметить, что с 1 января 2008 г. часть 3 настоящей статьи будет применяться в новой редакции, в которой будут определены срок, на который выдается временное разрешение на право управления транспортным средством соответствующего вида, срок, по который действие временного разрешения может быть продлено.

4 — 9. Изъятие вещей и документов оформляется одним из следующих способов:

— делается соответствующая запись в протоколе о доставлении, в протоколе осмотра места совершения административного правонарушения;

— делается соответствующая запись в протоколе об административном задержании;

— составляется отдельный протокол об изъятии вещей и документов.

Факт изъятия водительского удостоверения, удостоверения тракториста-машиниста (тракториста), удостоверения судоводителя, удостоверения пилота в соответствии с ч. 5 ст. 27.10 Кодекса отражается в протоколе об административном правонарушении или с 1 января 2008 г. еще и в протоколе осмотра места совершения административного правонарушения.

10. Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации утверждены Постановлением Правительства РФ от 21 июля 1998 г. N 814 (с послед. изм.).

11. Данный порядок установлен Положением о сдаче для реализации или уничтожения изъятых вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, подвергающихся быстрой порче (утв. Постановлением Правительства РФ от 19 ноября 2003 г. N 694). В соответствии с данным Положением к изъятым вещам, подвергающимся быстрой порче, относятся:

вещи с ограниченным сроком годности, если этот срок истекает либо есть основания полагать, что срок истечет к моменту вступления постановления об административном правонарушении в законную силу и вещи будут непригодны для реализации;

вещи, требующие для сохранения своих товарных и потребительских качеств и обеспечения безопасности специальных температурных режимов или иных условий хранения, соблюдение которых затруднено или издержки по обеспечению которых соизмеримы со стоимостью изъятых вещей.

Решение о сдаче изъятых вещей для реализации принимается органом исполнительной власти, уполномоченным изымать орудия совершения или предметы административного правонарушения, после осмотра изъятых вещей и проверки их качества (включая проверку безопасности) в установленном порядке органом, осуществляющим государственный надзор и контроль в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения. При этом на пищевые продукты должны иметься документы, удостоверяющие их качество и безопасность, и документы изготовителя (поставщика), на продукты должна быть нанесена маркировка, содержащая сведения, предусмотренные законодательными и иными нормативными правовыми актами, а также нормативными документами федеральных органов исполнительной власти.

Лицо, у которого изъяты вещи, уведомляется о принятом решении, после чего изъятые вещи сдаются Российскому фонду федерального имущества для реализации.

Изъятые вещи подлежат оценке представителем уполномоченного органа исполнительной власти и при необходимости экспертом, обладающим правом проведения оценки в соответствии с законодательством об оценочной деятельности в Российской Федерации.

Оценка изъятых вещей производится исходя из их рыночной стоимости.

Лицо, у которого изъяты вещи, уведомляется о проведении их оценки, и ему предоставляется право присутствовать при этой оценке.

Сдача Фонду изъятых вещей для реализации производится уполномоченным органом исполнительной власти и оформляется актом приема-передачи, в котором указываются их характеристики. К акту приема-передачи прилагаются необходимые документы.

Реализация изъятых вещей осуществляется Фондом. Фонд вправе привлекать к реализации изъятых вещей отобранных им на конкурсной основе юридических и физических лиц, с которыми заключается соответствующий договор.

В целях обеспечения сохранности изъятых вещей, возмещения убытков в случае их утраты (гибели), недостачи или повреждения уполномоченный орган исполнительной власти или Фонд может заключать в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, договоры имущественного страхования изъятых вещей. Привлечение страховых организаций производится на конкурсной основе.

Уполномоченный орган исполнительной власти и Фонд в случае ненадлежащего исполнения обязанностей, связанных с реализацией изъятых вещей, несут гражданско-правовую ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Реализация изъятых вещей осуществляется с учетом срока их годности и использования по назначению.

Средства, полученные от реализации изъятых вещей, перечисляются Фондом на открытый в установленном порядке счет для учета денежных средств, поступающих во временное распоряжение уполномоченного органа исполнительной власти. Одновременно Фонд направляет в уполномоченный орган исполнительной власти отчет о реализации изъятых вещей и связанных с этим расходах.

Произведенные в 2003 — 2004 годах расходы, связанные с проверкой качества (в том числе безопасности), оценкой, страхованием, хранением, перевозкой и реализацией изъятых вещей, компенсируются за счет средств, полученных от их реализации.

Издержки, понесенные уполномоченным органом исполнительной власти, возмещаются в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

В случае обращения в соответствии с законодательством Российской Федерации средств, полученных от реализации изъятых вещей, в доход государства они подлежат перечислению в федеральный бюджет за вычетом затрат уполномоченного органа исполнительной власти и Фонда на реализацию изъятых вещей в соответствии с установленными нормами.

Размер затрат Фонда на реализацию изъятых вещей определяется исходя из фактических расходов, но не более 5 процентов стоимости реализованных изъятых вещей.

Сданные Фонду изъятые вещи, реализация которых оказалась невозможной, а также изъятые вещи, которые на момент изъятия признаны некачественными и опасными, подлежат уничтожению по решению уполномоченного органа исполнительной власти.

Уничтожение изъятых вещей осуществляется на основании заключения эксперта органа государственного надзора и контроля любым технически доступным способом с соблюдением требований нормативных и технических документов в области охраны окружающей среды.

Уничтожение изъятых вещей производится в присутствии комиссии, состоящей из представителя уполномоченного органа исполнительной власти, лица, у которого они изъяты, и двух понятых. Отказ лица, у которого изъяты вещи, присутствовать при уничтожении не является препятствием для проведения процедуры уничтожения.

В случае уничтожения изъятых вещей, представляющих опасность возникновения и распространения заболеваний, отравления людей или животных либо загрязнения окружающей среды, в состав комиссии включаются представители соответствующих органов государственного надзора и контроля.

Уничтожение изъятых вещей оформляется актом. Копии акта передаются представителям органов исполнительной власти, государственного контроля и надзора и лицу, у которого были изъяты вещи.

Оплату всех расходов по уничтожению изъятых вещей производит уполномоченный орган исполнительной власти, принявший решение об уничтожении.

В случае если лицо, у которого были изъяты вещи, будет признано виновным в совершении правонарушения, оно возмещает уполномоченному органу исполнительной власти указанные расходы.

12. В соответствии с Положением о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (утв. Постановлением Правительства РФ от 11 декабря 2002 г. N 883) (с изменениями от 26 декабря 2005 г.) государственные органы, которым в соответствии с законодательством Российской Федерации предоставлено право изымать из незаконного оборота либо исполнять решение о конфискации продукции, являющейся вещественным доказательством либо предметом административного правонарушения (далее именуются уполномоченные органы), передают такую продукцию на основании акта приема-передачи Российскому фонду федерального имущества (его отделениям) для направления ее на переработку в этиловый спирт для технических нужд либо в спиртосодержащую непищевую продукцию, а при невозможности осуществить такую переработку — на уничтожение.

В акте приема-передачи отражаются:

а) основания изъятия или конфискации продукции;

б) полное и точное наименование каждого вида или группы однородных равноценных видов продукции;

в) внешний вид продукции;

г) состояние упаковки и (или) тары;

д) подробное описание отличительных признаков (сырье, из которого изготовлена продукция, количество продукции, объемная доля этилового спирта, стоимость и другие характеристики).

Места хранения продукции до передачи ее Российскому фонду федерального имущества (его отделениям) определяются уполномоченным органом в соответствии с перечнем организаций, имеющих лицензии на хранение такого вида продукции и являющихся поверенными Российского фонда федерального имущества.

Российский фонд федерального имущества (его отделения) с участием территориальных органов Федеральной налоговой службы и заинтересованных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации определяют на конкурсной основе организации, уполномоченные осуществлять промышленную переработку или уничтожение продукции.

Обязательными условиями для участия организации в конкурсе являются:

наличие лицензии на производство, хранение и поставки спиртосодержащей непищевой продукции, а также другие виды производственной деятельности, при осуществлении которой в качестве сырья или вспомогательного материала используется этиловый спирт;

отсутствие задолженности по уплате налогов и сборов.

Переработка или уничтожение продукции осуществляется под контролем территориальных налоговых органов.

Оценка стоимости продукции, направляемой на переработку, осуществляется Российским фондом федерального имущества на основании заключения эксперта, аккредитованного при Российском фонде федерального имущества (его отделениях).

Уничтожение продукции осуществляется на основании решений комиссий, в состав которых входят представители уполномоченного органа, Российского фонда федерального имущества (его отделения), территориального органа Федеральной налоговой службы и руководитель организации, осуществляющей уничтожение. После уничтожения продукции составляется акт, в котором указываются место и способ уничтожения, а также сведения, предусмотренные п. 3 Положения.

Учет тары (упаковки), оставшейся после уничтожения продукции, и распоряжение ею осуществляются Российским фондом федерального имущества.

Расходы по оценке (переоценке), хранению, транспортировке, страхованию продукции, а также иные расходы, связанные с ее передачей Российскому фонду федерального имущества (его отделениям), возмещаются Российским фондом федерального имущества организациям, несущим эти затраты, за счет средств, полученных от переработки продукции, при представлении документов, подтверждающих затраты.

Российский фонд федерального имущества (его отделения) ежеквартально представляет в Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральную налоговую службу и Министерство сельского хозяйства Российской Федерации обобщенные сведения о количестве направленной на переработку или уничтожение продукции.

Другой комментарий к Ст. 27.10 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. Данная мера административно-процессуального обеспечения производства по делу об административном правонарушении направлена на принудительное ограничение возможности правонарушителя пользоваться и распоряжаться вещами, транспортным средством, документами, явившимися орудием совершения или предметами правонарушения и имеющими значение доказательств по делу.

2. Изъятие вещей и документов, обнаруженных при задержании, личном досмотре или досмотре вещей, находящихся при физическом лице, а также при осмотре принадлежащих юридическому лицу территорий, помещений и находящихся у него товаров, транспортных средств и иного имущества и соответствующих документов, явившихся орудием совершения или предметом правонарушения или имеющих доказательственное значение по делу об административном правонарушении, осуществляется уполномоченными должностными лицами (см. ст.27.2, 27.3, 28.3) в присутствии двух понятых.

3. Не подлежат изъятию товары, транспортные средства, документы и иные предметы, не имеющие отношения к делу об административном правонарушении, за исключением предметов, запрещенных к обращению.

4. Изъятые вещи и документы в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте изъятия и хранятся в местах, определяемых лицом, осуществившим изъятие, в порядке, устанавливаемом соответствующим федеральным органом исполнительной власти. По результатам рассмотрения дела они в установленном порядке конфискуются либо возвращаются владельцу, либо уничтожаются, а при возмездном изъятии — реализуются.

5. Для отдельных видов изъятых вещей и документов законом устанавливается особый порядок хранения. Так, изъятые огнестрельное и патроны к нему, иное оружие, а также боевые припасы хранятся в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в области внутренних дел; вещи, подвергающиеся быстрой порче, в порядке, установленном Правительством РФ, сдаются в соответствующие организации для реализации, а при невозможности реализации уничтожаются; наркотические средства и психотропные вещества, а также этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция, не отвечающие обязательным требованиям стандартов, санитарных правил и гигиенических нормативов, подлежат направлению на переработку или уничтожение в порядке, установленном Правительством РФ; образцы этих средств, подлежащих уничтожению, хранятся до вступления в силу постановления по делу об административном правонарушении.

С 4 августа 2012 года вступит в силу Инструкция, определяющая порядок изъятия из обращения продукции при установлении ее несоответствия требованиям законодательства Республики Беларусь в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения (постановление Министерства здравоохранения Республики Беларусь 16.07.2012 № 98).

Продукция будет изыматься из обращения по результатам лабораторных исследований, при отсутствии маркировки или в случае, если маркировка не соответствует установленным требованиям. Поводом для изъятия из обращения также будет нарушенная целостность упаковки, истекший срок годности (хранения), с явными признаками порчи, а также наличие достоверных данных об отсутствии документов, удостоверяющих ее качество и безопасность.

Основанием для изъятия продукции должно быть предписание, вынесенное заместителем Министра здравоохранения – Главным государственным санитарным врачом Республики Беларусь, главным государственным санитарным врачом Управления делами Президента Республики Беларусь, главными государственными санитарными врачами областей, городов, районов, районов в городах – на территории областей, городов, районов, районов в городах или их уполномоченными заместителями.

В предписании должны быть указаны сведения, необходимые для идентификации продукции, подлежащей изъятию из обращения.

Инструкцией установлены все варианты изъятия продукции из обращения ее владельцем и 10-дневный срок для информирования надзорного органа о выполнении предписания.

Рекомендуем разъяснения и комментарии в публикациях:

  • Протокол об административном правонарушении (с образцами документов: протоколов об административном правонарушении; протоколов применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении; определений о возвращении протокола об административном правонарушении;
  • Возвращение протокола об административном правонарушении и сроки давности привлечения
  • Обжалование постановления об административном правонарушении (с образцами жалоб на постановление об административном правонарушении);

Приложение N 12
к Административному регламенту
Министерства внутренних дел
Российской Федерации исполнения
государственной функции по контролю
и надзору за соблюдением
участниками дорожного движения
требований в области обеспечения
безопасности дорожного движения

РЕКОМЕНДУЕМЫЙ ОБРАЗЕЦ

ПРОТОКОЛ 00AA000000
об изъятии вещей и документов

«__» _________ 20__ г. «__» час. «__» мин. ________________________________
(дата составления) (время составления) (место составления)

Подпись лица, у которого изъяты вещи, документы (запись об его отказе
от подписания протокола) __________________________________________________

Подпись должностного лица, составившего протокол ______________________