Предпринимательская ответственность

Лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, находится, прежде всего, в гражданско-правовых отношениях как основных для предпринимательства, а уголовно-правовые предписания незаконного предпринимательства как охранительные правоотношения вытекают из гражданско-правовых правоотношений. Одновременно из этих же гражданско-правовых отношений могут быть выведены и уголовно-правовые отношения не только при незаконном предпринимательстве, но и при совершении других преступлений в сфере экономической деятельности. Отсюда вытекает важность выявления объекта незаконного предпринимательства, который является основой квалификации преступлений в сфере экономической деятельности.

По общему мнению ученых-юристов, под объектом рассматриваемого преступления следует понимать установленный законом порядок, обеспечивающий нормальное осуществление предпринимательской деятельности.

Под непосредственным объектом незаконного предпринимательства следует понимать порядок легитимации предпринимательской деятельности, а не порядок ее осуществления, поскольку «порядок осуществления» предпринимательской деятельности — слишком обширное понятие.

Незаконное предпринимательство относится к числу «предметно-беспредметных» преступлений. Так, незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода, относится к числу «беспредметных» преступлений. Незаконное предпринимательство, причинившее крупный ущерб, является «предметным».

Перейдем к рассмотрению объективной стороны преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ.

Состав преступления альтернативный, формально-материальный. УК РФ связывает преступность деяния либо с причинением крупного ущерба, либо с извлечением дохода в крупном размере (ч.1, ч.2 ст.171 УК РФ). В первом случае в объективную сторону преступления входят общественно опасные последствия и причинная связь между деянием и последствиями (материальный состав). Извлечение дохода в крупном размере указывает на масштаб незаконной деятельности, однако не является общественно опасным последствием (формальный состав).

Объективная сторона составов преступления заключается в незаконном предпринимательстве, т.е. в занятии инициативной самостоятельной деятельностью, осуществляемой на свой риск и направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, самовольно, не на законных основания

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ, характеризуется действиями, последствиями и причинной связью между ними. В качестве альтернативных действий (форм незаконного предпринимательства) уголовный закон называет:

1) в осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации;

2) в осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации;

3) в представлении в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения;

4) в осуществлении предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), когда оно обязательно;

5) в осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий.

Отдельные исследователи объединяют перечисленные формы незаконного предпринимательства в три-четыре формы преступной деятельности.

Рассмотрим каждое из оснований подробнее.

1) в осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации.

Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации имеет место: 1) когда лицо занимается предпринимательской деятельностью без образования юридического лица или создает коммерческую организацию без обращения за регистрацией в федеральные органы исполнительной власти; 2) когда лицо подало документы на государственную регистрацию предпринимательской деятельности и занимается ею, не дожидаясь принятия решения по его вопросу; 3) когда лицо получило отказ (законный или незаконный) в государственной регистрации, но, тем не менее, продолжает осуществлять предпринимательскую деятельность.

В любом из перечисленных случаев, как разъяснил ВС РФ, для наличия этой формы незаконного предпринимательства необходимо установление факта отсутствия в едином государственном реестре для юридических лиц и едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей записи о создании юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо, наоборот, присутствия записи о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя (п.3 постановления Пленума ВС РФ №23).

2) в осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации.

Пленум ВС РФ полагает, что под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации следует понимать ведение такой деятельности субъектом предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации были допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не были представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам) (п. 3 постановления Пленума ВС РФ).

Осуществление предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации будет также иметь место, когда юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, имея регистрационное свидетельство на один вид предпринимательской деятельности, осуществляет другую хозяйственную деятельность или в ином месте, или в иной организационно-правовой форме.

3) в представлении в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения.

Согласно разъяснениям Пленума ВС РФ под представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, следует понимать представление документов, содержащих такую заведомо ложную либо искаженную информацию, которая повлекла за собой необоснованную регистрацию субъекта предпринимательской деятельности (п. 3 постановления Пленума ВС РФ N 23).

В число документов входят, например, протоколы (договоры) о создании юридического лица, учредительные документы юридического лица, документ об уплате государственной пошлины, решение о реорганизации юридического лица, договор о слиянии или присоединении, передаточный акт или разделительный баланс, основные документы лица, регистрируемого в качестве индивидуального предпринимателя, и др.

Сведения, которые содержатся в этих документах, должны быть ложными, т.е. не соответствовать действительности. Виновное лицо обязательно должно осознавать факт ложности сведений.

4) в осуществлении предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), когда оно обязательно.

В соответствии с п. 4 постановления Пленума ВС РФ N 23 при решении вопроса о наличии в действиях лица признаков осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, судам следует исходить из того, что отдельные виды деятельности, перечень которых определяется ФЗ, могут осуществляться только на основании специального разрешения (лицензии). Право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия (если не предусмотрено иное), а также в случаях приостановления или аннулирования разрешения (лицензии) (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

Как закреплено в ст.2 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» (с посл. изм. и доп. от 24 декабря 2006г.) под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий следует понимать занятие определенным видом предпринимательской деятельности на основании специального разрешения (лицензии) лицом, не выполняющим лицензионные требования и условия, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Осуществление предпринимательства без лицензии имеет место, когда: 1) лицо занимается деятельностью, требующей лицензирования, не обращаясь в лицензирующие органы за соответствующей лицензией; 2) деятельность осуществляется после подачи заявления о предоставлении лицензии, но до принятия решения о нем; или 3) после получения решения лицензирующего органа об отказе в предоставлении лицензии; или 4) после приостановления лицензирующим органом действия лицензии; или 5) после аннулирования лицензии лицензирующим органом или решением суда на основании заявления лицензирующего органа; или 6) по истечении срока действия лицензии; 7) производится сразу несколько видов деятельности, близких по характеру и содержанию, при том, что лицензия имеется только на один из них; 8) деятельность осуществляется по лицензии, принадлежащей другому лицу или организации.

В законодательстве остается пробел, связанный с тем, имеет ли место незаконное предпринимательство, если лицо получило лицензию в одном субъекте РФ, а деятельность фактически осуществляет на территории другого субъекта. Н.А. Лопашенко обоснованно отмечает, что осуществление предпринимательской деятельности без уведомления о получении лицензии в другом субъекте Федерации хотя и неправомерно, однако не может рассматриваться как осуществление предпринимательской деятельности без лицензии. В качестве нарушения лицензионных требований и условий такие действия можно рассматривать лишь в случае, если это отнесено к данным требованиям и условиям в утвержденном Правительством РФ положении о лицензировании данного вида деятельности. Согласимся с исследователями, считающими, что целесообразно установить административную ответственность за неуведомление соответствующих органов субъекта РФ, на территории которого осуществляется предпринимательская деятельность, о ведении такой деятельности.

На практике возникают ситуации, когда субъект РФ принял нормативный правовой акт по вопросам, вытекающим из отношений, связанных с лицензированием отдельных видов деятельности, в нарушение своей компетенции либо с нарушением ФЗ или когда такое правовое регулирование относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ (ст. 76 Конституции). В этом случае лицо, осуществляющее свою деятельность без лицензии, или получившее лицензию в соответствии с указанным нормативным актом, но допускающее отступления от ее условий и (или) требований, не может быть привлечено к ответственности по ст. 171 УК (п. 8 постановления Пленума ВС РФ N 23).

Дискуссионным в теории уголовного права остается вопрос об отнесении к незаконному предпринимательству той лицензионной деятельности, порядок которой законодательно не определен. Пленум ВС РФ занял непоколебимую позицию, разъяснив, что, если федеральным законом разрешено заниматься предпринимательской деятельностью только при наличии специального разрешения (лицензии), но порядок и условия не были установлены, а лицо стало осуществлять такую деятельность в отсутствие специального разрешения (лицензии), то действия этого лица, сопряженные с извлечением дохода в крупном или особо крупном размере либо с причинением крупного ущерба гражданам, организациям или государству, следует квалифицировать как осуществление незаконной предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) (п. 9 постановления Пленума ВС РФ N 23).

Исследователи справедливо замечают, что приведенное решение небесспорно и не безупречно, поскольку, помимо вины лица, безусловно, осуществляющего свою деятельность в нарушение положений закона — без лицензии, имеется и вина федеральных органов, — государства, которые были обязаны нормативно регламентировать условия лицензирования и не сделали этого.

Действующая позиция ВС РФ возлагает всю вину целиком и полностью на лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью.

В целом, следует констатировать, что состояние действующего законодательства о лицензировании отдельных видов деятельности неудовлетворительно в части четкого определения того, какие конкретно виды деятельности подлежат лицензированию, что безусловно вредит практике применения ст.171 УК РФ по данному основанию.

В практике имеют место проблемы идентификации реально осуществляемой деятельности с лицензируемыми видами деятельности. Так, в конкретном деле оказание услуг по хранению автомобилей на платной стоянке было необоснованно отнесено к «ремонту и техническому обслуживанию автотранспортных средств», что во время совершения деяния подлежало лицензированию в соответствии со ст. 7 ФЗ «О безопасности дорожного движения».

Представляется, что избежать подобных ошибок возможно лишь при условии точного и понятного определения в законе видов деятельности, подлежащих лицензированию. В противном случае ошибка лица относительно толкования хозяйственно-правовой нормы может исключать умысел, направленный на совершение преступления, предусмотренного ст.171 УК, а, следовательно, и уголовную ответственность за совершенное деяние.

В постановлении Пленума ВС РФ №23 содержится и еще одно положение, которое имеет отношение к анализируемой форме незаконного предпринимательства: если федеральным законодательством из перечня видов деятельности, осуществление которых разрешено только на основании специального разрешения (лицензии), исключен соответствующий вид деятельности, в действиях лица, которое занималось таким видом предпринимательской деятельности, отсутствует состав преступления, предусмотренный рассматриваемой статьей (п. 17).

На практике необходимо учитывать, что предпринимательскую деятельность без лицензии или с нарушением лицензионных требований и условий могут осуществлять и государственные предприятия и учреждения, что не исключает ответственность виновных за совершенное преступление.

5) в осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий.

Как следует из ст.2 Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» лицензионные требования и условия — совокупность установленных положениями о лицензировании конкретных видов деятельности требований и условий, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

К лицензионным требованиям и условиям относятся: 1) квалификационные требования к соискателю лицензии и лицензиату; 2) требования о соответствии объекта, в котором или с помощью которого осуществляется вид деятельности, специальным условиям его осуществления; 3) иные требования и условия, предусмотренные положениями о лицензировании конкретных видов деятельности. Нарушение хотя бы одного из названных лицензионных требований и условий, при наличии других признаков состава преступления, подпадает под действие ст.171 УК РФ.

Важно акцентировать внимание на том обстоятельстве, что высокой степени опасности нарушение условий лицензирования достигает только в тех случаях, когда такая деятельность создает серьезную угрозу причинения существенного вреда интересам частных лиц, общества или государства.

На практике необходимо учитывать, что не любое нарушение лицензионных требований влечет уголовную ответственность, если доход от медицинской (ветеринарной) деятельности превысит 250 тыс. руб. При решении вопроса об уголовной ответственности следует учитывать, что в силу ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением деяние, в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Само по себе получение дохода в размере 250 тыс. руб. не исключает применения ч. 2 ст. 14 УК РФ, т.к. целью лицензирования является не уменьшение доходности предпринимательства, а защита законных интересов и здоровья граждан, государственных интересов и культурного наследия народов России.

Отметим, что в юридической литературе была высказана рациональная мысль о том, что за нарушение правил регистрации и условий лицензирования, которые перечислены в диспозиции ст.171 УК РФ, достаточно было бы установления административной ответственности.

В заключение данного параграфа подчеркнем, что преступление считается оконченным в момент причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству или с момента извлечения виновным дохода в крупном размере.

Лубешко В.Н Диссертация. Незаконное предпринимательство как вид преступного посягательства против установленного порядка экономической деятельности (уголовно-правовой и криминологический аспекты). — Ростов-на-Дону. 2004.

Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений – М.: Статут. – 2005. – с. 149.

Устинова Т.Д. Расширение уголовной ответственности за незаконное предпринимательство // Журнал российского права. – 2003. — N 5.

Административное право; административный процесс

УДК 342.951 ББК 67.401.14

DOI 10.24411/2073-3313-2020-10095

ОСОБЕННОСТИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ И ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ ЗА НАРУШЕНИЯ, ДОПУЩЕННЫЕ ИХ РАБОТНИКАМИ

Алексей Анатольевич САВОСТИН, профессор кафедры частного права Государственного университета управления, доктор юридических наук, доцент E-mail: 2720575@gmail.com

Фёдор Георгиевич МЫШКО, заведующий кафедрой частного права Государственного университета управления, доктор юридических наук, доцент E-mail: iguip@guu.ru

Научная специальность по публикуемому материалу: 12.00.14 — административное право;

административный процесс

Аннотация. Статья посвящена проблемам привлечения к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за правонарушения, совершенные их работниками. Раскрываются особенности привлечения к административной ответственности указанных субъектов, рассматриваются позиции по данному вопросу, сложившиеся в судебной практике. Исследуются теоретические воззрения. Проводится межотраслевой анализ нормативных правовых актов, касающихся правовой ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Ключевые слова: административная ответственность, административные правонарушения, юридическое лицо, налоговый орган, индивидуальный предприниматель.

Вопросы привлечения граждан и их организаций к юридической ответственности всегда вызывают у юристов повышенное внимание, поскольку этот процесс напрямую связан с ограничением прав и законных граждан1. В связи с этим важно выстроить механизм привлечения к юридической ответственности таким образом, чтобы он ос-

новывался, с одной стороны, на неотвратимости наказания, а, с другой стороны, на началах законности, справедливости и гуманности. Учитывая это, в законодательстве и практике его применения вырабатываются принципы привлечения к юридической ответственности, которые должны учитываться в правоприменительной практике.

ЗАКОН И ПРАВО • 02-2020

Одним из таких принципов, выработанных общей теорией права, является принцип индивидуализации, состоящий в том, что ответственность за совершенное правонарушение виновный должен нести сам. Недопустимо перенесение ее с виновного на другого субъекта2.

Наглядное проявление этот принцип находит в ст. 5 УК РФ, согласно которой лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Однако следует иметь в виду, что принцип индивидуализации в отечественной правовой системе может пониматься и более глубоко. В рамках его реализации законодательство может предусматривать привлечение к юридической ответственности лиц за нарушения, допущенные формально иными субъектами, но по существу действовавшими от имени лиц, привлекаемых к ответственности. Прежде всего, в данном случае имеется в виду привлечение к ответственности работодателей за нарушения, допущенные их работниками.

Например, согласно ст. 1068 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. При этом в силу ст. 1081 Гражданского кодекса РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Схожие правила применяются и в случае привлечения к административной ответственности лиц за нарушения, допущенные их работниками3.

Наиболее наглядно это иллюстрируется на примере привлечения к административной ответственности за правонарушения, предусмотренные ч. 2 ст. 14.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ). Согласно этой статье неприменение в установленных федеральными законами случаях контрольно-кассовой техники, применение контрольно-кассовой техники, которая не соответствует установленным требованиям либо ис-

пользуется с нарушением установленного законодательством Российской Федерации порядка и условий ее регистрации и применения, а равно отказ в выдаче по требованию покупателя (клиента) в случае, предусмотренном федеральным законом, документа (товарного чека, квитанции или другого документа, подтверждающего прием денежных средств за соответствующий товар (работу, услугу), влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч руб.; на должностных лиц — от трех тысяч до четырех тысяч руб.; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч руб.

В связи с этим характерной является позиция арбитражных судов в ситуации, когда в результате проверки, проведенной налоговым органом в торговой точке, принадлежащей юридическому лицу, выявлен факт неприменения контрольно-кассовой техники при продаже товара, вследствие чего юридическое лицо привлечено к административной ответственности.

По мнению судебных инстанций, факт неприменения контрольно-кассовой техники, свидетельствующий о необеспечении юридическим лицом соблюдения требований Федерального закона «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт», установлен и юридическим лицом не оспаривается. Неисполнение юридическим лицом требований названного Закона вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от ответственности, установленной ст. 14.5 КоАП РФ.

Конституционный Суд РФ признал сложившуюся у арбитражных судов практику не противоречащей Конституции Российской Федерации.

Неоднозначным является применение этих положений к административной ответственности работодателей — индивидуальных предпринимателей. В ряде случае арбитражные суды подчеркивают, что выполнение работниками индивидуальных предпринимателей своих трудовых функций предполагает заключение гражданско-правовых договоров от имени индивидуального предпринимателя, следовательно, неприменение индивидуальным предпринимателем контрольно-кассовой техники вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, осво-

ЗАКОН И ПРАВО • 02-2020

бождающим предпринимателя от ответственности за административное правонарушение.

Вместе с тем, по мнению судебных органов, особенность вины индивидуальных предпринимателей характеризуется КоАП РФ иными критериями, чем вина юридических лиц. Вина индивидуального предпринимателя как физического лица в форме умысла или неосторожности должна быть установлена и доказана административным органом в соответствии со ст. 2.2 КоАП РФ.

Кроме того, в постановлении инспекции о привлечении предпринимателя к административной ответственности и в оспариваемых судебных актах не отражено, в чем конкретно выражается неисполнение либо ненадлежащее исполнение предпринимателем своих организационно-распорядительных или административных функций.

Напротив, как отмечено судом апелляционной инстанции и подтверждается материалами дела, предприниматель сделал все от него зависящее для того, чтобы его работник применял контрольно-кассовый аппарат при осуществлении наличных денежных расчетов в торговой точке. В киоске, принадлежащем предпринимателю, имелась зарегистрированная в налоговом органе контрольно-кассовая техника; предпринимателем разработана должностная инструкция продавца-кассира, с которой продавец при заключении трудового договора был ознакомлен; с продавцом заключен договор о полной материальной ответственности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Инспекцией не установлены подтверждающие вину предпринимателя обстоятельства, которые свидетельствовали бы о невыполнении им организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, повлекших неприменение контрольно-кассового аппарата его работником — продавцом.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о недоказанности вины предпринимателя является правильным и оснований для отмены вынесенного им постановления у суда кассационной инстанции не имелось.

Помимо привлечения индивидуальных предпринимателей к административной ответственности за нарушение законодательства о применении контрольно-кассовой техники, сформулированный судебной практикой подход применяется и за совершение иных административных правонарушений.

1 Конституция РФ (принята на всенародном голосовании 12.12.1993 г., с поправками) // СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.

2 Решетникова Е.В. Принцип индивидуализации ответственности как основа формирования института налоговой ответственности // Приоритетные научные направления: от теории к практике. 2016. № 32-2. С. 184.

3 Конин Н.М., Маторина Е.И. Административное право: Учебник для академического бакалавриата. М., 2015. С. 109.

Библиографический список

1. Конституция РФ (принята на всенародном голосовании 12.12.1993 г., с поправками) // СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.

2. Гражданский кодекс РФ (послед. ред.) // http://www.consultant.ru/document/cons_ ^с_ЬЛ1^5142/

3. Кодекс РФ об административных правонарушениях от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ (ред. от

27.12.2019 г., с изм. и доп., вступ. в силу с

13.01.2020 г.) // СПС «Консультант Плюс»

4. Налоговый кодекс РФ (ч. 1 от 31.07. 1998 г.) // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3824.

5. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 27.12.2019 г.) // // СПС «Консультант Плюс»

6. Конин Н.М., Маторина Е.И. Административное право: Учебник для академического бакалавриата. М., 2015.

7. Решетникова Е.В. Принцип индивидуализации ответственности как основа формирования института налоговой ответственности // Приоритетные научные направления: от теории к практике. 2016. № 32-2. С. 184—188.

ЗАКОН И ПРАВО • 02-2020

К участникам ПрПО применяются различные виды воздействия:

1) оперативные санкции (влекут неблагоприятные последствия, но не затрагивают имущественную базу ведения ПрД);

2) меры имущественной ответственности;

3) личная предпринимательская ответственность (влияет на правоспособность лиц);

4) иные санкции (меры защиты).

Санкции — любые неблагоприятные последствия, наступающие в случае нарушения требований, предъявляемых к предпринимателям государством, а также на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами договорных обязательств.

Предпринимательская (хозяйственная) ответственность — вид санкции, заключающийся в лишении правонарушителя имущества (изъятии его в пользу кредитора в обязательстве, в пользу государства в хозяйственно-управленческих отношениях), а также в прекращении или ограничении права на осуществление ПрД либо временном запрете деятельности, принудительной реорганизации либо ликвидации хозяйствующего субъекта.

Меры ответственности применяются, как правило, в судебном порядке либо компетентными органами государственной власти с возможным последующим обжалованием принятого решения в суд (оперативные санкции применяет сама сторона в правоотношении (используются в оперативно-хозяйственных обязательствах)).

Санкция в договорном обязательстве — любое неблагоприятное последствие, наступающее для стороны в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения ею договора.

Ответственность — вид санкции, носящая имущественный характер (сторона, нарушившая принятое по договору обязательство, обязана по требованию другой стороны возместить ей убытки, уплатить неустойку).

Виды санкций:

1) По основаниям возникновения права применять санкции (предусмотренные законом и (или) договором; в договорных обязательствах применяются обе разновидности санкций; в хозяйственно-управленческих — только первые).

2) По содержанию и направленности:

а) Восстановительные (способствуют восстановлению положения, существовавшего до нарушения права, устранению последствий нарушения, оценке предмета исполнения в соответствии с его реальными потребительскими свойствами).

б) Обеспечительные (способствуют реальному исполнению обязанности перед государством, обязательства должника перед кредитором).

в) Пресекательные (применяются по факту совершенного правонарушения, когда необходимо прекратить (пресечь) продолжение противоправной деятельности и предотвратить ее вредные последствия).

Виды ответственности:

1) Личная предпринимательская (воздействует на личность правонарушителя).

2) Имущественная (воздействует на имущественную сферу).

Меры личной предпринимательской ответственности:

1) претепрпевание последствий в виде ограничения правоспособности (принудительное прекращение деятельности, реорганизация);

2) дисквалификация (лишение права по управлению ю/л, в том числе в качестве арбитражного управляющего; устанавливается на срок от 6 месяцев до 3 лет);

3) лишение права заниматься определенной деятельностью (на срок от 1 года до 5 лет в качестве основного наказания и на срок от 6 месяцев до 3 лет в качестве дополнительного наказания (пример — такая мера применяется к аудиторам, превысившим полномочия));

4) приостановление действия лицензии органом власти, выдавшим ее (на срок до 6 месяцев);

5) административное приостановление деятельности (ю/л, ИП) в целом, отдельных видов, участков, объектов деятельности (по решению суда на срок до 90 дней).

Меры имущественной ответственности широко применяются в хозяйственно-управленческих отношениях (по вертикали) и в оперативно-хозяйственных отношениях (по горизонтали).

Предпринимательская имущественная ответственность перед государством наступает за нарушение обязательных требований, установленных законом (носит характер имущественного воздействия на правонарушителя; в результате ее применения уменьшается размер имущества, принадлежащего предпринимателю).

Убытки — денежное выражение имущественного вреда, причиненного должником кредитору вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязательства:

1) реальный ущерб (расходы, которые кредитор, чье право нарушено, произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, денежная оценка утраченного или поврежденного должником имущества);

2) упущенная выгода (неполученные доходы, которые кредитор получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено должником; при ее определении учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления).

Неустойка (штраф, пеня) — определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения (взыскивается с должника независимо от того, возникли ли у кредитора убытки из-за действий должника).

Правила, определяющие соотношение неустойки и убытков:

1) если неустойка предусмотрена в договоре, то она является зачетной (убытки взыскиваются в части, не покрытой неустойкой);

2) законом или договором могут быть предусмотрены случаи:

а) когда допускается только взыскание неустойки, но не убытков (исключительная неустойка);

б) когда убытки могут быть взысканы сверх неустойки (штрафная неустойка);

в) когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка).

Виды неустойки в зависимости от размера ответственности:

1) полная (если с должника могут быть взысканы все убытки — реальный ущерб и упущенная выгода);

2) ограниченная (взыскивается только реальный ущерб, но не упущенная выгода; только неустойка, но не убытки).

Ответственность должника за действия третьих лиц (должник может возложить исполнение обязательства на третье лицо, если в силу закона или договора он не обязан исполнять обязательство лично; он отвечает за действия третьего лица).

Субсидиарная ответственность (дополнительная к ответственности основного должника ответственность лица, наступающая в случаях, предусмотренных законом или договором).

Ответственность при множестве лиц на стороне должника (если должниками являются предприниматели — их ответственность является солидарной, если законом или договором не предусмотрена долевая ответственность; при долевой ответственности каждый из должников отвечает в определенной доле; при неделимости предмета обязательства ответственность всегда является солидарной).

Ответственность и исполнения обязательства в натуре (стороны сами вправе определить форму компенсации, эквивалентную степени исполнения обязательства; если обязательство не исполнено даже частично, то должник, возместивший убытки и уплативший неустойку, освобождается от исполнения обязательства в натуре).

Оценочная ответственность (применяется только во внутрихозяйственных отношениях для стимулирования (дестимулирования) подразделений коммерческих организаций — в случаях перевыполнения заданий применяются меры поощрения, при невыполнении — меры дестимулирования (ответственности)).


Содержащееся в ГК РФ понятии предпринимательской деятельности весьма неоднозначно, поскольку допускает возможность двусмысленного толкования его содержания.
В п. 1 ст. 2 ГК РФ она определена как самостоятельная, осуществляемая на свой страх и риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в качестве субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность.
В этом определении содержатся четыре существенных признака предпринимательства:
Первый — организационная самостоятельность предпринимательской деятельности, которая подразумевает возможность принятия самостоятельных решений предпринимателем в процессе предпринимательской деятельности, начиная от решения заняться собственно предпринимательством, выбора определенных видов деятельности, организационно-правовой формы, круга учредителей, выбора сторон для заключаемых предпринимателем договоров т.д.
Второй — предпринимательская деятельность осуществляется самостоятельно, на свой страх и риск, что коренным образом отличается от хозяйственной деятельности периода административно-плановой экономики, т.е. субъекты предпринимательской деятельности самостоятельно несут ответственность за совершаемые ими действия. Риск как таковой понятие неоднозначное, отражаемые им обществен¬ные отношения внутренне противоречивы. Иногда в научной лите¬ратуре риск интерпретируется слишком односторонне, только как «возможный отрицательный результат деятельности» . Конечно, как усилия в расчете на будущий спрос, который не всегда может быть гарантирован в условиях рынка, предпринимательство объектив¬но сопряжено с некоторой неопределенностью и неустойчивостью, возможностью невостребования результатов своей деятельности, что означает неизбежность риска, в частности угрозу потерь вре¬мени, ресурсов, прибыли, вплоть до вероятности банкротства. Также необходимо отметить, что существенным упущением законодателя, по мнению автора, в понятии предпринимательства, приведенном в ГК РФ, можно считать отсутствие упоминания признака профессионализма в деятельности предпринимателя. Такой признак упоминает¬ся в законодательстве Франции (ст. 1 Французского торго¬вого кодекса), Германии (§ 1 Германского торгового уло¬жения) и ряда других стран. Русские дореволюционные ав¬торы также выделяли намерение вести торговлю как про¬мысел . Данный условный признак про¬фессионализма призван нести следующую смысловую нагрузку: гражданин-предприниматель должен открыто относиться к объекту, сфере своей деятельности как профессионал, специа¬лист. В странах континентального права, например в США данное определение приведено в ст. 2-104 Едино¬образного торгового кодекса США: «Коммерсант — это тот, кто совершает операции с товарами определенного рода или каким-либо другим образом по роду своих занятий ведет себя так, как будто он обладает особыми знани¬ями или опытом в отношении операций и товаров, являю¬щихся предметом сделки, а также тот, кто может рас¬сматриваться как обладающий такими знаниями или опытом вследствие того, что он использует услуги агента, брокера или иного посредника, который ведет себя так, как будто он обладает такими знаниями и опытом» .
Третий — систематическое получение прибыли, т.е. прежде всего, предпринимательская деятельность презюмирует возмездный характер правоотношений. Хотя не всякую деятельность с извлечением прибыли следует считать предпринимательской, так, например, не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли нотариальная деятельность (ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате). Законодательство не закрепляет такого важного призна¬ка предпринимательской деятельности, как ее систематический и профессиональный характер, совершение торговых сделок в виде промысла. Деятельность в виде промысла должна соответство¬вать, двум критериям. Первый — это извле¬чение дохода посредством какого-либо постоянного занятия. Это занятие не обязательно должно быть исключительным или пре¬имущественным для данного лица. «В торговом промысле нужно видеть источник дохода, а не источник средств существования» . Второй критерий — размер дохода. Он должен носить существен¬ный характер. Извлечение незначительного по своему размеру дохода (хотя бы и систематического характера) не должно считаться предпринима¬тельством. Иное означало бы пренебрежение здравым смыслом и экономической целесообразностью (вполне возможно, что такой доход едва покрыл бы издержки по регистрации предпринима¬тельской деятельности, оформлению лицензий и т. п.). Если рассматривать данный признак буквально и в системе с нормами части второй ГК, то договоры займа, подряда, на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, перевозки, транспортной экспедиции, банковского вклада, банковского счёта, хранения, поручения, комиссии, доверительного управления имуществом и некоторые другие договоры с элементом прибыли не вправе заключать гражданин, не зарегистрированный в качестве предпринимателя. Наиболее ярко это проявляется в таких договорах, как заём, договорное управление имуществом и договор банковского вклада. Гражданин вполне может самостоятельно, на свой риск на достаточно длительный период передать другой стороне имущество или деньги в целях получения прибыли (процентов), но формально подпадает под необходимость регистрации в качестве предпринимателя. То есть складывается достаточно парадоксальная ситуация, в настоящее время миллионы граждан, владельцев счетов в банках — нарушают норму ст. 2 ГК РФ, если воспринимать её буквально. Это подтверждает несоответствие данной нормы реальности. Если один гражданин даёт другому заём с компенсацией заёмщиком инфляции (например, по курсу доллара), он считается получающим прибыль, так как государством до сих пор должным образом не учитывается при налогообложении коэффициент инфляции. Таким образом, не имея на деле не только прибыли, но и цели её получения, гражданин идёт против закона, что чревато признанием такой сделки недействительной, изъятием мнимой прибыли и штрафом. Однако не вполне точно сформулировано и понятие «прибыль от продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг». Нередки случаи, когда гражданин реализует бывшие в употреблении и даже новые товары, ранее приобретённые для личного потребления (без цели перепродажи), в связи с отпадением надобности в них (например, запасные части от автомобиля). Такая продажа может осуществляться достаточно длительный период или по частям, что вполне возможно истолковать как систематичность. Ввиду того, что при продаже гражданин преследует цель получить доход (прибыль), его также можно счесть нарушителем закона, так как он не зарегистрировался в качестве предпринимателя.
Многие граждане от случая к случаю производят мелкие работы по договорам подряда или поручения за плату. В силу законодательной неопределённости по данному вопросу налоговые органы не могут объяснить, почему на практике к «арендодателям» имущества предъявляют требования о государственной регистрации в качестве предпринимателей, а к «подрядчикам» — нет, хотя по признакам предпринимательства, указанным в ст. 2 ГК, их деятельность часто совпадает.
Почти каждый гражданин заключает в год несколько гражданско-правовых сделок с элементом прибыли. Как правило, доход выражается в незначительных суммах, которые один гражданин (организация) выплачивает другому сразу по окончании работ наличными. Если требования о регистрации понимать буквально, то необходимо сразу и заранее всё дееспособное население зарегистрировать как предпринимателей и обязать вести учёт. Последствия такого допущения очевидны: с одной стороны, теряется смысл гипертрофированного понятия «предприниматель», отождествляемого с гражданином (или наоборот), с другой стороны, норма закона не обеспечивается практической возможностью её реализации.
Также препятствием выступает отсутствие легального определения или устоявшегося обычая в понимании систематичности. Одновременно существуют два крайних подхода к этому понятию. Лингвисты утверждают, что «систематический — постоянно повторяющийся, непрекращающийся» , в данном случае сложности возникают при оценке предпринимательской деятельности, субъекты которой скрывают ее, а при выявлении отрицают наличие пред¬принимательства, ссылаясь именно на то, что акции, внешне схожие по цели с предпринимательскими, носят не систематический, а случайный, разовый, повторный и т.п. характер.
Так, например, по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчи¬ку, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. По¬рядок оплаты подрядных работ определяется ст. 711 ГК РФ: если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в со¬гласованный срок либо с согласия заказчика досрочно. Подряд¬чик вправе требовать выплаты ему аванса либо задатка только в случаях и в размере, указанных в законе или договоре подряда. Сегодня по различным причинам многие работники заняты на основном производстве неполный рабочий день или неполную рабочую неделю, и они периодически подряжаются в свободное время на выполне¬ние строительных или иных подрядных работ. Однако законодательство не содержит норм о том, сколько раз в период времени они должны выполнять работу и получать оплату за выполненную работу, чтобы такая деятельность могла быть расценена как предпринимательская. Но возможна и ситуация, прямо предусмотренная ст. 711 ГК РФ. Несколько человек в течение определенного времени возводили гараж, баню, а оплату получили только пос¬ле полного окончания работ, т. е. один раз.
Четвертый — лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность должны пройти процедуру обязательной государственной регистрации в качестве субъектов предпринимательской деятельности, лишь с момента государственной регистрации они приобретают статус предпринимателя. Данный признак также включает в себя все возможные организационные формы осуществления предприни¬мательской деятельности предприятия. Документом, подтверждающим наличие подобного статуса, является свидетельство о государственной регистрации, которое выдается гражданам, занимающимся предприниматель¬ской деятельностью без образования юридического лица, и хозяйственным обществам.
Самым существенным в понимании предпринимательства является норма ч. 2 ст. 34 Конституции РФ, гласящей, что предпринимательская деятельность есть разновидность деятельности экономической. Данное обстоятельство почему-то не получило отражения в приведенном в ГК РФ легальном определении предпринимательской деятельности. Это и позволяет в отрыве от конституционной нормы весьма произвольно понимать предпринимательскую деятельность, наполнять ее неодинаковым содержанием в зависимости от субъективного усмотрения лица, производящего толкование легальной дефиниции.
Более того, содержащаяся в ст. 2 ГК РФ положение о получении прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами с трудом вливается в сложившиеся социально-экономические условия, поскольку предпринимательская деятельность в широком смысле этого слова предполагает не только пользование имуществом, продажу товаров, выполнения работ или оказания услуг, а также другие виды деятельности. Предприниматель не должен быть ограничен в выборе того, каким именно видом деятельности ему заниматься, он вправе осуществлять любую деятельность, не запрещенную законодательством в целях осуществления предпринимательской деятельности и получения прибыли.
По мнению автора, следует дополнить ст. 2 ГК РФ, дополнив содержащееся там определения предпринимательской деятельности, уточнив, имеющиеся там признаки предпринимательской деятельности, такие как: систематичность и размер извлекаемой прибыли (связав размер прибыли с периодом времени, за который она должна быть получена, для того чтобы отнести ту или иную деятельность к предпринимательской), чтобы появилось возможность разграничивать именно предпринимательскую деятельность, от иной, сходной с ней, но не являющейся предпринимательской деятельности, а также указав, что существенным признаком, выделяющим предпринимательскую деятельность является также профессиональность ее занятием. Предлагается следующее содержание п. 1 ст. 2 ГК РФ:
«Предпринимательской деятельностью является особая форма связанных между собой хозяйственных и обусловленных рынком отношений в сфере общественного производства, направленных на изготовление и реализацию продукции, выполнение работ или предоставления услуг стоимостного характера, которые имеют ценовую определенность лицами, зарегистрированными в установленном законом порядке посредством предусмотренными настоящим Кодексом и законодательством организационно — правовых форм.
Принципы осуществления предпринимательской деятельности:
1) Самостоятельная организационная и имущественная ответственность предпринимателя за совершаемые им действия;
2) Деятельность предпринимателя носит профессиональный, постоянный, длящийся характер;
3) Систематическое получение прибыли от деятельности, т.е. получение существенного дохода за определенный период времени (размер полученного дохода и временной период определяется соответствующими нормативными актами)»

Сообщение отредактировал Serg048: 11 March 2009 — 23:20

Общие основания административной ответственности юридических лиц и предпринимателей

Российская Федерация далеко не первое государство, где широко применяется институт административной ответственности юридических лиц и предпринимателей (в тех странах, где разделяется статус юридических лиц и лиц, занимающихся бизнесом персонально). В Европе нет ни одного государства, в котором бы в повседневной правоприменительной практике не подтверждалась значимость и эффективность данного института. Закономерно поэтому, что и КоАП РФ проявляет к нему повышенное внимание, признавая юридических лиц и предпринимателей субъектами значительного количества административных правонарушений, связанных с несоблюдением установленных правил в области промышленности и энергетики, связи и информации, предпринимательской деятельности, антимонопольного законодательства, финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг, таможенного дела, транспорта, экологии и многих других.

Правовой статус юридического лица в административно-деликтных отношениях имеет существенные особенности, наличие которых обусловило выделение в КоАП РФ ряда специальных норм, характеризующих специфику административной ответственности этой группы субъектов. Укажем на некоторые черты этой специфики.

1. В основе понятия юридического лица как субъекта административного правонарушения лежит гражданско-правовое определение данной правовой категории, сформулированное в ГК РФ (статьи 48 и 51 ГК РФ). Обязательным признаком юридического лица в таких отношениях является наличие у него гражданской правосубъектности. Из этого следует два важных вывода.

Во-первых, не любая организация, обладающая гражданской правосубъектностью, может быть субъектом административной ответственности. В частности, не являются таковыми общественные объединения, не зарегистрированные в качестве юридического лица (например, религиозные группы), международные организации, их филиалы и представительства, работающие на территории Российской Федерации, а также филиалы и представительства российских юридических лиц.

Во-вторых, административная ответственность юридических лиц распространяется не только на хозяйствующих субъектов, но и на субъектов публичного права, имеющих статус юридического лица.

Речь идет о различных публично-правовых образованиях, главным предназначением которых является не участие в гражданском обороте и не осуществление предпринимательской деятельности, а решение задач общественного характера либо путем различных форм общественной самодеятельности, либо путем реализации властных полномочий публичного управления.

Можно выделить две группы таких субъектов:

•организации, которые упоминаются в качестве юридических лиц в ГК РФ;

•организации, которые в качестве юридических лиц в ГК РФ не упоминаются и приобретают данный статус на основании иных нормативных правовых актов.

К первой группе можно отнести некоторые общественные объединения и учреждения, в том числе профсоюзы, политические партии, государственные и муниципальные учреждения: образовательные учреждения культуры, здравоохранения, научно-исследовательские институты, государственные университеты и т.п.

Во вторую группу входят, в частности, федеральные органы исполнительной власти и их территориальные органы (за исключением Правительства РФ, которое в соответствии с Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» не имеет статуса юридического лица); иные государственные органы, например Счетная палата, Центральная избирательная комиссия, а также представительные и исполнительные органы субъектов РФ, такие же органы местного самоуправления (подробнее см.: «Рассмотрение в судах общей юрисдикции дел об административных правонарушениях» (Панкова О.В., под ред. О.А. Егоровой, «Статут», 2014)).

Кроме того, в качестве юридических лиц публичного права следует рассматривать саморегулируемые организации, осуществляющие государственные функции по оказанию государственных услуг.

2. Юридические лица подлежат административной ответственности только тогда, когда это предусмотрено статьями Особенной части КоАП РФ или законами субъектов РФ (ч. 1 ст. 2.10 КоАП РФ). Это универсальное правило исключений попросту не знает.

3. В случае если в санкции статьи, устанавливающей административную ответственность, прямо не указано, что она применяется только к физическому лицу или только к юридическому лицу, данные нормы в равной мере действуют в отношении и физического, и юридического лица, за исключением случаев, если по смыслу данные нормы относятся и могут быть применены только к физическому лицу (ч. 2 ст. 2.10 КоАП РФ).

4. Из десяти видов административных наказаний, предусмотренных ст. 3.2 КоАП РФ, к юридическим лицам могут применяться только четыре: предупреждение, административный штраф, конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения, административное приостановление деятельности.

Наиболее распространенными из них являются административный штраф и конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения. Объявление устного замечания в порядке ст. 2.9 КоАП РФ к числу административных наказаний не относится.

При этом размер административного штрафа, исчисляемого в твердом рублевом эквиваленте, по общему правилу не может превышать 1 млн. руб. Однако за отдельные составы нарушений такой штраф установлен в значительно большем размере и может достигать десятков миллионов рублей. Как видим, введенные в законодательство об административных правонарушениях штрафные санкции для юридических лиц являются значительными по размеру и способны существенным образом влиять на их социально-экономическое положение. Очевидно, что подобное наказание объективно направлено на осуществление не только предупредительной, но и карательной функции, и в этом качестве оно вполне сопоставимо с уголовно-правовыми штрафами.

5. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо (ч. 3 ст. 2.10 КоАП РФ), при том, что за отдельные виды административных правонарушений для юридических лиц предусматриваются более высокие по размеру санкции по сравнению с санкциями для физических лиц.

По мнению Конституционного Суда РФ, такое правовое регулирование, будучи обусловленным спецификой юридических лиц, на которых, как на участников хозяйственного оборота возлагаются и риски, сопутствующие осуществляемой ими деятельности, а также тем обстоятельством, что в отличие от физических лиц они не признаются действующим законодательством субъектами уголовной ответственности, является конституционно допустимым (Постановления Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. № 7-П и от 26 ноября 2012 г. № 28-П).

Это правило многие авторы объясняют принципом справедливости, согласно которому каждое лицо несет ответственность за деяние в соответствии со степенью его вины. Однако у большинства правоприменителей и лиц, привлекаемых к административной ответственности, оно просто не укладывается в голове: почему за одно и то же правонарушение должны отвечать и юридическое лицо, и лицо физическое? Почему в этом случае законодатель по сути ввел принцип двойной ответственности за одно правонарушение (в административных протоколах составы правонарушений для юридических лиц и для должностных лиц часто формулируются словно «под копирку»). Такой подход особенно болезненно воспринимается владельцами небольшого бизнеса, для которых юридическое лицо – это, по существу, они сами, их дело, их жизнь. Критично относится к подобной практике и автор публикации. Полагаю, что рано или поздно нас ждут здесь принципиальные уточнения и разъяснения, например, по вопросу о том, что должностное лицо не может отвечать за то же самое правонарушение, состав правонарушения для него должен формулироваться иначе и быть специально предусмотрен КоАП РФ.

Положение ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ разъяснено в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. №5), в котором говорится о необходимости установления виновности как должностного, так и юридического лица в совершении административного правонарушения, за которое они могут быть привлечены к административной ответственности по одной и той же статье Особенной части Кодекса. Тем самым обращено дополнительно внимание на то, что в названной норме речь идет не о любых физических лицах, не имеющих никакого отношения к юридическому лицу, а о его должностных лицах.

В силу ч. 3 ст. 2.10 КоАП РФ возможность одновременного привлечения к административной ответственности за одно и то же правонарушение юридического лица и его должностного лица не исключается и в том случае, когда противоправное деяние выразилось в невыполнении требований индивидуального правового акта, адресованного как юридическому лицу, так и его должностному лицу (например, предписания контрольно-надзорных органов).

6. Признаки вины юридического лица, закрепленные в ч. 2 ст. 2.10 КоАП РФ, значительно отличаются от признаков вины физического лица.

Дело в том что сама субъектная категория юридического лица весьма специфична и представляет собой особую правовую конструкцию, которая не обладает ни психикой, ни волей, ни сознанием. Поэтому и традиционная трактовка вины как психического отношения лица к совершаемому им противоправному деянию и его последствиям здесь не подходит. Эти сформулированные законодателем признаки необходимо учитывать при привлечении юридических лиц к административной ответственности.

7. Индивидуальные предприниматели без образования юридического лица, совершившие административное правонарушение в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, при привлечении их к административной ответственности приравниваются к должностным лицам (примечание к ст. 2.4 КоАП РФ).

Строго говоря, должностными лицами индивидуальные предприниматели не являются, они лишь несут административную ответственность как должностные лица. Обращая внимание на оговорку, сделанную в примечании к ст. 2.4 КоАП РФ, необходимо отметить, что положения об административной ответственности должностных лиц распространяются на них лишь в том случае, если федеральным законом не установлено иное.

Примечательно, что большинство статей главы 14 КоАП РФ, посвященной административным правонарушениям в области предпринимательской деятельности, также предусматривают ответственность только для должностных и юридических лиц. И лишь некоторые из более чем 60 составов правонарушений в данной области содержат санкции специально для индивидуальных предпринимателей (например, ст. ст. 14.1.2, 14.1.3, 14.25, 14.46.1). При этом размер применяемого к ним административного штрафа значительно превышает размер штрафа за аналогичное правонарушение, совершенное гражданами, не имеющими статуса индивидуального предпринимателя.

Малозначительность административных правонарушений

Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности правонарушения. Данные обстоятельства, в силу частей 2, 3 ст. 4.1 КоАП РФ, учитываются при назначении административного наказания.

В соответствии с абзацем третьим пункта 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. №5 малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Заметим, что в соответствии с п. 8. (Обзора судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 30.11.2016) административное правонарушение, состав которого предусмотрен статьей 19.29 КоАП РФ (привлечение работодателем либо заказчиком работ (услуг) к трудовой деятельности на условиях трудового договора либо к выполнению работ или оказанию услуг на условиях гражданско-правового договора государственного или муниципального служащего, замещающего должность, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами, либо бывшего государственного или муниципального служащего, замещавшего такую должность, с нарушением требований, предусмотренных Федеральным законом от 25 декабря 2008 года №273-ФЗ «О противодействии коррупции»), ввиду особой значимости охраняемых законом общественных отношений, выступающих объектом посягательства этого административного правонарушения, не может быть признано малозначительным.

Очевидно, что судебной практикой будут наработаны подходы и по другим составам административных правонарушений, где будет нельзя применять малозначительность.

Применять малозначительность может как орган, рассматривающий вопрос о привлечении к административной ответственности, так и суд (когда он сам выступает как такой орган, и когда суд рассматривает вопрос в порядке обжалования решения такого органа).

При малозначительности совершенного административного правонарушения лицо, совершившее административное правонарушение, административному наказанию не подвергается.

Таким образом, не будет являться обстоятельством, отягчающим административную ответственность, совершение повторного административного правонарушения в случае, когда за первое административное правонарушение лицу, привлекавшемуся к административной ответственности, было объявлено устное замечание в порядке ст. 2.9 КоАП РФ.

Личная практика автора статьи показывает, что применение государственными органами и судами малозначительности происходит только тогда, когда просьба об этом:

•следует по делам, где не отрицается сам факт административного правонарушения, но внимание органа правоприменения акцентируется на его малозначительности;

•подробно мотивирована с приведением аргументов и соответствующих доказательств;

•проиллюстрирована похожей судебной практикой, особенно – местной;

•подкреплена ссылками на отсутствие вредных последствий, на формальный характер нарушения.

Продолжение в следующем номере

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «СЛЕПЦОВ И ПРТНЕРЫ», кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Российской Федерации