Подсудность административных дел

Пестяковский районный суд (Ивановская область) — Административное Дело № 5-34/2017

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
о передаче дела об административном

правонарушении по подведомственности
Пос. Пестяки 23 мая 2017 года
Судья Пестяковского районного суда Ивановской области Губина О.Н.,
рассмотрев административный материал в отношении Купоросовой О.В. по ч.1 ст. 12.34 КоАП РФ,
УСТАНОВИЛА:
22 мая 2017 года в Пестяковский районный суд поступил административный материал в отношении Купоросовой О.В. по ч.1 ст. 12.34 КоАП РФ.
Из материалов дела следует, что 20 мая 2017 года старшим государственным инспектором БДД ОГИБДД МО МВД РФ «Пучежский» возбуждено дело об административном правонарушении по ч.1 ст. 12.34 КоАП РФ с проведением административного расследования.
Согласно ст.29.1 КоАП РФ судья при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении выясняет следующие вопросы: относится ли к их компетенции рассмотрение данного дела; имеются ли обстоятельства, исключающие возможность рассмотрения данного дела судьей, членом коллегиального органа, должностным лицом; правильно ли составлены протокол об административном правонарушении и другие протоколы, предусмотренные настоящим Кодексом, а также правильно ли оформлены иные материалы дела; имеются ли обстоятельства, исключающие производство по делу; достаточно ли имеющихся по делу материалов для его рассмотрения по существу; имеются ли ходатайства и отводы.
В соответствии с ч. 1 ст. 23.1 КоАП РФ судьи рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.34 КоАП РФ.
Согласно подп. «г» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 № 5 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» при решении вопроса о подведомственности и подсудности судьям судов общей юрисдикции дел об административных правонарушениях необходимо исходить из положений, закрепленных в главе 23 КоАП РФ, согласно которым к компетенции судей отнесены дела, перечисленные в части 1 статьи 23.1 КоАП РФ, учитывая, что по общему правилу дела об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП РФ, подведомственные судьям судов общей юрисдикции, рассматривают мировые судьи. Подсудность дел мировым судьям определяется путем исключения категорий дел, отнесенных к компетенции судей районных судов, военных судов и арбитражных судов
Судьи районных судов общей юрисдикции рассматривают дела об административных правонарушениях в 6-ти случаях:
1) дела, прямо перечисленные в части 1 статьи 28.7 КоАП РФ, если производство по ним осуществлялось в форме административного расследования (абзац 2 части 3 статьи 23.1 КоАП РФ);
2) дела об административных правонарушениях, совершенных сотрудниками Следственного комитета Российской Федерации (абзац 2 части 3 статьи 23.1 КоАП РФ);
3) если они влекут административное наказание в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации (абзац 2 части 3 статьи 23.1 КоАП РФ);
4) если они влекут административное наказание в виде административного приостановления деятельности (абзац 2 части 3 статьи 23.1 КоАП РФ);

5) если они влекут административное наказание в виде дисквалификации лиц, замещающих должности федеральной государственной гражданской службы, должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации, должности муниципальной службы (абзац 2 части 3 статьи 23.1 КоАП РФ);
6) дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.38, 7.13 — 7.16, 14.57, 19.3, частями 18 и 19 статьи 19.5, статьями 20.1 — 20.3, 20.18, 20.29 КоАП РФ (абз. 3 ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ).
В остальных случаях дела об административных правонарушениях рассматриваются мировыми судьями (абз. 6 ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ).
Как указано в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ», вопрос о проведении административного расследования решается при возбуждении дела об административном правонарушении лицами, указанными в части 2 статьи 28.7 КоАП РФ. Административное расследование вправе проводить должностные лица, перечисленные в части 4 статьи 28.7 КоАП РФ, а также прокурор (пункт 2 статьи 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»). При этом необходимо учитывать, что административное расследование допускается только при выявлении административных правонарушений в отраслях законодательства, перечисленных в части 1 статьи 28.7 КоАП РФ.
Административное расследование представляет собой комплекс требующих значительных временных затрат процессуальных действий указанных выше лиц, направленных на выяснение всех обстоятельств административного правонарушения, их фиксирование, юридическую квалификацию и процессуальное оформление. Проведение административного расследования должно состоять из реальных действий, направленных на получение необходимых сведений, в том числе путем проведения экспертизы, установления потерпевших, свидетелей, допроса лиц, проживающих в другой местности.
Установив, что административное расследование фактически не проводилось, судье районного суда при подготовке дела к рассмотрению следует решить вопрос о его передаче мировому судье на основании пункта 5 части 1 статьи 29.4 КоАП РФ. В случае проведения административного расследования по делу об административном правонарушении в отраслях законодательства, не указанных в части 1 статьи 28.7 КоАП РФ, судья выносит определение о передаче дела на рассмотрение мировому судье на основании пункта 5 части 1 статьи 29.4 КоАП РФ.
Представленные материалы свидетельствуют о том, что административное расследование фактически не проводилось. Возбудив дело об административном правонарушении и проведении административного расследования 20 мая 2017 года, должностное лицо 22 мая 2017 года составило протокол об административном правонарушении в отношении Купоросовой О.В., при этом в период с 20 мая по 22 мая 2017 года каких-либо действий, свидетельствующих о проведении административного расследования материалы дела не содержат. Объяснение с Купоросовой О.В. отобрано 14 апреля 2017 года, акты проверки состояния улиц датированы 12 апреля 2017 года, остальные документы, приложенные к материалам административного дела приобщены к материалам дела до решения вопроса о проведении административного расследования. Таким образом должностными лицами ОГИБДД административное расследование не проводилось.
Проверка исполнения законодательства администрацией Пестяковского муниципального района в сфере безопасности дорожного движения в части осуществления муниципального контроля за сохранностью автомобильных дорог местного значения в границах населенного пункта проводилась прокуратурой Пестяковского района. Решение о проведении проверки принято 11 апреля 2017 года, постановление о возбуждении дела об административном правонарушении вынесено 28 апреля 2017 года, после чего материал был передан в ОГИБДД МО МВД РФ «Пучежский» для рассмотрения. Данная проверка также не свидетельствует о проведении административного расследования, поскольку решение о проведении такового при возбуждении дела об административном правонарушении не принималось.
Материалы дела не свидетельствуют о том, что Купоросова О.В. является сотрудником Следственного комитета РФ; лицом, замещающим должность федеральной государственной гражданской службы, государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации либо муниципальной службы, вопрос о привлечении которых к административной ответственности в виде дисквалификации абз. 2 ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ отнесен к компетенции судей районных судов. Наказание по ч.1 ст. 12.34 КоАП РФ не предусматривает наказание в виде дисквалификации, административного выдворения или приостановления деятельности.
С учетом изложенного, прихожу к выводу, что судья районного суда не вправе рассматривать дело об административном правонарушении в отношении Купоросовой О.В. по ч.1 ст. 12.34 КоАП РФ.
В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 29.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении разрешается вопрос и выносится определение о передаче протокола об административном правонарушении и других материалов дела на рассмотрение по подведомственности, если рассмотрение дела не относится к компетенции судьи, органа, должностного лица, к которым протокол об административном правонарушении и другие материалы дела поступили на рассмотрение, либо вынесено определение об отводе судьи, состава коллегиального органа, должностного лица.
На основании изложенного, руководствуясь п.5 ч.1 ст. 29.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях, судья
ОПРЕДЕЛИЛА:
Передать административный материал в отношении Купоросовой О.В. по ч.1 ст. 12.34 КоАП РФ на рассмотрение по подведомственности мировому судье судебного участка № 2 Пестяковского судебного района Ивановской области.
О принятом решении уведомить ОГИБДД МО МВД РФ «Пучежский», Купоросову О.В., прокурора Пестяковского района.
Судья: подпись О.Н. Губина

Суд:

Пестяковский районный суд (Ивановская область)

Ответчики:

Купоросова О.В.

Судьи дела:

Губина Ольга Николаевна (судья)

Уважаемые граждане и юридические лица!

Головинский районный суд города Москвы разъясняет Вам порядок обжалования постановлений об административных правонарушениях и подсудность таких жалоб по постановлениям и решениям, вынесенным «МАДИ» (Московская административная дорожная инспекция) и МУГАДН (Межрегиональное управление государственного автодорожного надзора).

В соответствии с п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в редакции с последующими изменениями и дополнениями) при определении территориальной подсудности дел по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные должностными лицами, необходимо исходить из территории, на которую распространяется юрисдикция должностных лиц, а не из места расположения органа, от имени которого должностным лицом составлен протокол или вынесено постановление по делу об административном правонарушении в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 28.6 и ст. 29.10 КоАП РФ. То есть в таких ситуациях территориальная подсудность рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях должна определяться местом совершения правонарушения, а не местом нахождения соответствующего органа.

Аналогичный порядок применяется при определении территориальной подсудности рассмотрения жалоб на решения вышестоящих должностных лиц, принятые по результатам рассмотрения жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 28.6 и ст. 29.10 КоАП РФ.

В связи с изложенным, Головинский районный суд города Москвы просит быть внимательнее при определении территориальной подсудности и подаче жалоб на постановления об административных правонарушениях.

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2015. № 3 (44). С. 221-225.

УДК 347.9

КРИТЕРИИ ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ И ПОДСУДНОСТИ В КОДЕКСЕ АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА РФ

THE CRITERIA FOR SUBJECT-MATTER JURISDICTION AND COURT JURISDICTION IN THE CODE OF ADMINISTRATIVE PROCEDURE OF THE

RUSSIAN FEDERATION

Е. В. ЛЮБИМОВА (E. V. LUBIMOVA)

Сделан аргументированный вывод о том, что нормы о подведомственности основаны на надлежащем критерии — предмете иска. Нормы о предметной подсудности не решают ранее существовавших проблем в построении критериев подсудности по причине дословного переноса действующих норм в новый кодекс.

Ключевые слова: подведомственность; предметная подсудность; предмет иска; судебная система; функции суда; подсудность военного суда.

Введение. Компетенции судов посвящена гл. 2 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее -КАС РФ, Кодекс) «Подведомственность и подсудность административных дел судам», состоящая из 11 статей. Структура рассматриваемых правил схожа с содержанием гл. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ в большей степени, чем с Арбитражным процессуальным кодексом РФ , в котором, во-первых, имеется деление главы на два параграфа о подведомственности и подсудности соответственно, во-вторых, много норм посвящено подведомственности применительно к виду производства и отдельной категории дел.

Подведомственность административных дел. Содержанием ч. 1, 4 ст. 1, а также ст. 17 КАС РФ однозначно решен вопрос подведомственности дел — новый кодекс подлежит применению при рассмотрении дел Верховным Судом РФ и федеральными судами общей юрисдикции.

Анализ ст. 17 КАС РФ «Подведомственность административных дел судам» позволяет сделать вывод о том, что законодатель

выделяет две группы споров: 1) административные дела, связанные с защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, 2) административные дела, возникающие из административных или иных публичных правоотношений и связанные с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий.

Наполнение каждой из двух групп дел приведено в ч. 2, 3 ст. 1 КАС РФ, при этом в обоих случаях перечни дел являются открытыми из-за допущенной законодателем оговорки «в том числе». В названных частях ст. 1 «Предмет регулирования настоящего Кодекса» поименованы требования, а не правоотношения. К примеру, об оспаривании нормативных правовых актов, о присужде нии компенсации, о приостановлении деятельности или ликвидации, о прекращении деятельности, о взыскании денежных сумм в счет уплаты установленных законом обязательных платежей», «о госпитализации гражданина» и др.

© Любимова Е. В., 2015

Данный подход соответствует представлению о надлежащих критериях подведомственности ввиду следующего. Подведомственность является свойством иска (требования), иск, в свою очередь, имеет элементы, среди которых первым называют предмет иска. Предметом иска является способ защиты права , следовательно, при поиске критериев подведомственности необходимо анализировать способы защиты наравне с содержанием других элементов иска (основание, стороны).

Кодекс только в одном случае вместо требования называет правоотношение, а именно, в п. 6 ч. 2 ст. 1 КАС РФ указано на административные дела «о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». По мнению Г. Л. Осокиной, юридическим основанием иска нельзя признавать правоотношение (потому как правоотношение не учитывает все разновидности иска) , вероятно, именно по этой причине является неэффективным правило о разграничении подведомственности между общими и арбитражными судами, основанное на субъектах спора и характере спорного правоотношения. Такой подход соответствует суждениям Е.В. Вась-ковского, по мнению которого термин «правопроизводящие факты», которые относятся к основанию иска, следует понимать в смысле «всякого рода фактических обстоятельств, которые делают исковое требование заслуживающим удовлетворения, так что под это понятие подходят и правонарушительные факты (нарушения прав истца ответчиком, порождающие деликатные обязательства), и правопрекращающие (например, погашение обязательства давностью дает право должнику требовать возвращения его себе), и правопрепятствующие (например, наличность

ошибки в предмете купли дает покупателю право требовать возвращения покупной цены или задатка)» . Иными словами во внимание должны браться факты, а не правоотношения.

В общем виде содержание ст. 17 Кодекса повторяет предмет регулирования КАС РФ (ч. 1 ст. 1) и не создает представления о критериях подведомственности.

Таким образом, суждение о подведомственности административных дел только фе-

деральным судам общей юрисдикции и Верховному Суду РФ основано на поименованных в Кодексе судах, а не на критериях (признаках) спора.

Предметная подсудность. Из ГПК РФ в

КАС РФ полностью перешла ч. 1 ст. 26 ГПК РФ о предметной подсудности судов субъектов, при этом в КАС РФ круг дел представлен шире за счет уточнения права на обжалование нормативных правовых актов представительных органов муниципальных образований (п. 2 ст. 20 КАС РФ), об оспаривании решений квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации, за исключением решений о приостановлении или прекращении полномочий судей, о приостановлении или прекращении их отставки (п. 3 ст. 20 КАС РФ); о прекращении деятельности средств массовой информации, продукция которых предназначена для распространения на территории одного субъекта Российской Федерации (п. 6 ст. 20 КАС РФ) и др. Тенденция к устранению разобщенности правил предметной подсудности среди источников материального права, безусловно, является положительной стороной нового Кодекса, поскольку проделанная работа по сбору норм снижает степень неопределенности в выборе вида производства при обращении заинтересованных лиц за судебной защитой.

С применением ГПК РФ судами субъектов будет продолжено рассмотрение по первой инстанции в порядке искового и особого производства дел, связанных с государственной тайной. Содержащаяся в законе зависимость родовой подсудности от необходимости при разрешении дела принять во внимание юридический факт защиты государством сведений в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации , может быть объяснена публичным интересом, но не поддается диагностированию как критерий подсудности. По нашему мнению, сведения, подпадающие под понятие государственной тайны, в большей степени связаны с предметом доказывания и средствами доказывания, а не с основанием иска (или другими его элементами).

Предметная подсудность Верховного Суда РФ из ГПК РФ в прошлом году перешла в ФКЗ от 24 января 2014 г. № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» , а затем в неизменном виде с рядом дополнений — в КАС РФ. При сопоставлении текста ст. 2 названного ФКЗ и ст. 21 КАС РФ привлекает внимание произошедшее изменение п. 12, который в ФКЗ был изложен следующим образом: «о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок по административным делам, подсудным федеральным судам общей юрисдикции, за исключением районных судов и гарнизонных военных судов». В новом Кодексе справедливо исключено слово «административным», поскольку высшая судебная инстанция осуществляет восстановление права на разумный срок гражданского, уголовного и административного судопроизводства.

В КАС РФ использован термин «подсудность» применительно к делам, рассматриваемым Верховным Судом РФ. Д. Х. Валеевым, М. Ю. Челышевым , а также

О. А. Сегал замечено, что законодатель смешивает в ряде случаев понятия «подведомственность» и «подсудность»: в ст. 126 Конституции РФ закреплено: «Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики». В действительности в данной норме (до ее изменения Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» ) речь шла

именно о подведомственности дел судам общей юрисдикции, а не о подсудности дела конкретному суду в системе судов общей юрисдикции.

В действующей редакции ст. 126 Конституции РФ перечень дел дополнен «экономическими спорами», в связи с чем словосочетание «общей юрисдикции» заменено вы-

ражением «образованным в соответствии с федеральным конституционным законом». После внесенных изменений термин «подсудность» остался в норме Конституции РФ и поэтому как свойство дела проявляется при обращении заявителя в военный, арбитражный и общий суд.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако «подведомственность» сохранена в ст. 5 ФКЗ от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» , также не исключено из названного закона словосочетание «система арбитражных судов».

За рамки ФКЗ от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» вынесен Верховный Суд РФ, в ст. 1 данного закона определена система судов общей юрисдикции, в которой поименованы военные суды.

В ФКЗ от 24 января 2014 г. № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» в ч. 3 ст. 2 используется термин «подсудность».

Таким образом, оставляя подведомственность между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, законодатель настаивает на существовании подсудности Верховного Суда РФ, при этом на такой подсудности, которая не имеет деления на предметную и территориальную из-за единственного в своем роде судебного органа.

По нашему мнению, та или иная терминологическая ошибка в данном случае второстепенна, поскольку первоочередной проблемой для судебной власти является неопределенность в количестве судебных систем.

Возвращаясь к идее профессора Г. Ф. Шершеневича о понятии предметной подсудности как круга дел, подлежащих ведению данного суда, в сопоставлении с другими судами, равными ему по своей функции, но отличными по своей организации, можно с уверенностью сделать вывод о том, что функции Верховного Суда не равны функциям мирового, районного, краевого, приравненных к ним судов, как и любых арбитражных и военных судов как минимум из-за надзорного производства, «поскольку такой пересмотр требует специализации (как судей, так и судов) и не должен осуществляться наряду с другими функциями. Создаются дополнительные проблемы с формиро-

ванием состава судей при рассмотрении конкретного дела, поскольку процессуальное законодательство (ст. 17 ГПК РФ) построено по принципу недопустимости контролирования собственных действий или выполнения собственных указаний» . В связи с этим неуместно выделять подсудность Верховного Суда РФ.

Тогда предположим допустимым взамен «подсудности» использовать «подведомственность спора» применительно к Верховному Суду РФ как суду первой инстанции. В таком случае Верховный Суд РФ как орган по разрешению споров следует отнести в одну классификацию с 1) третейскими судами, поскольку в отношении последних определяется подведомственность конкретного спора или возможных споров из конкретного правоотношения, при этом институт подсудности отсутствует (нет необходимости искать компетентный суд после определения подведомственности дела третейскому суду), процедура рассмотрения и разрешения дел определяется Федеральным законом от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», регламентами третейских судов и третейскими соглашениями; 2) Конституционным Судом РФ, осуществляющим самостоятельный вид судопроизводства, именуемый конституционным.

Таким образом, очевидно, что институт подведомственности не пригоден в отношении Верховного Суда РФ по причине отсутствия самостоятельного вида судопроизводства. Так, единственно верным решением было бы отказаться от рассмотрения Верховным Судом РФ дел по первой инстанции, что позволило бы с точки зрения института подсудности внести ясность в роль данных правил, соблюсти назначение таких норм и их классификацию.

По нашему мнению, необходимо продолжение в федеральных конституционных законах мысли законодателя, изложенной в Конституции РФ, о распространении родовой подсудности на дела, рассматриваемые судами общей юрисдикции и арбитражными судами, что уже много лет практикуется в отношении военных и общих судов из-за тождества функций суда первой инстанции.

Та же идея высказана Конституционным Судом РФ в определениях от 20 февраля

2014 г. № 261-О , от 11 июля 2006 г. № 262-О , в которых при анализе ст. 47 Конституции РФ сделано суждение о том, что подсудность предполагает разграничение предметной компетенции как между различными звеньями судебной системы, в том числе между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, так и внутри каждого из звеньев для определения конкретного суда, уполномоченного рассматривать данное дело.

Следовательно, при толковании Конституции РФ справедливо суждение о распространении института подсудности на все государственные судебные органы.

КАС РФ освещает подсудность военных судов, где в ст. 18 сделана важная оговорка «в случаях, предусмотренных федеральными законами, административные дела… в сфере административных и иных публичных правоотношений, рассматриваются военными судами». Норма предполагает поиск специального правила в материальном праве о том, что публичное правоотношение (если станет спорным), должно рассматриваться военным судом.

В ГПК РФ о военных судах сказано по-иному: согласно ст. 25 ГПК РФ в случаях, предусмотренных федеральным конституционным законом, гражданские дела рассматриваются военными и иными специализированными судами. ГПК РФ предусматривает в единственном числе федеральный конститу -ционный закон и подразумевает ФКЗ от 23 июня 1999 г. № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» . В п. 1 ч. 1 ст. 7 указанного ФКЗ предусмотрено, что военным судам подсудны гражданские и административные дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.

Таким образом, новая норма о подсудности дел военным судам безотносительно к критериям подсудности оставляет возможность законодателю своевременно реагировать на изменение общественных отношений, что можно расценивать положительно с точ-

ки зрения оперативности предоставления дополнительных правовых гарантий военнослужащим, но, с другой стороны, может затруднить доступ к правосудию по причине отсутствия минимальных ориентиров (критериев подсудности) для поиска компетентного суда.

1. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации // СЗ РФ. — 2015. -№ 10. — Ст. 1391.

2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. — 2002. — № 46. -Ст. 4532.

3. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. — 2002. — № 30. — Ст. 3012.

4. См. подр.: Осокина Г. Л. Иск (теория и практика). — М., 2000. — С. 118.

5. См. подр.: Там же. — С. 121.

6. Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса / под ред. В. А. Томсинова. — М., 2003. — С. 172.

7. О государственной тайне : Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5485-1. -Ст. 2 // СЗ РФ. — 1997. — № 41. — Ст. 82208235.

8. О Верховном Суде Российской Федерации : ФКЗ от 24 января 2014 г. № 3-ФКЗ // СЗ РФ. -2014. — № 6. — Ст. 550.

9. См. подробнее: Арбитражный процесс / отв. ред. Д. Х. Валеев, М. Ю. Челышев. — М., 2010. — С. 52.

10. См. подробнее: Сегал О. А. Проблемные аспекты реализации принципа доступности при

определении подведомственности и подсудности гражданских дел // Вестник Удмуртско -го университета. — Вып. 3. — 2012. — С. 104.

11. О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации : Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ // СЗ РФ. — 2014. — № 6. -Ст. 548.

12. Об арбитражных судах в Российской Федерации : ФКЗ от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ // СЗ РФ. — 1995. — № 18. — Ст. 1589.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. О судах общей юрисдикции в Российской Федерации : ФКЗ от 7 февраля 2011 г. № 1-ФКЗ // СЗ РФ. — 2011. — № 7. — Ст. 898.

14. Терехова Л. А. Исправление судебных ошибок как компонент судебной защиты. — Омск, 2006. — С. 182.

15. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мешалкина Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации : Определение Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2014 г. № 261-О. -Доступ из справ.-правовой системы «Кон-сультантПлюс».

16. Об отказе в принятии к рассмотрению запросов Арбитражного суда Томской области о проверке конституционности части 3 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях : Определение Конституционного Суда РФ от 11 июля 2006 г. № 262-О // Вестник КС РФ. — 2006. -№ 6.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 448-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Самолюка Александра Сергеевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 21, частью 3 статьи 24 и пунктом 1 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и статьей 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации»

части 3 статьи 24, согласно которой административное исковое заявление об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц (за исключением судебных приставов-исполнителей), государственных и муниципальных служащих может подаваться также в суд по месту жительства гражданина, являющегося административным истцом, а в случаях, предусмотренных данным Кодексом, — по месту нахождения организации, являющейся административным истцом;

Определение Верховного Суда РФ от 15.02.2017 N 19-КГ16-38 Обстоятельства: Определением производство по административному делу о признании незаконными действий уполномоченного органа прекращено в связи с тем, что дело подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. Решение: Определение отменено, дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не учел, что вид судопроизводства (административное или гражданское) определяется судьей и не зависит от избранной истцом формы обращения в суд. После возбуждения административного дела суду первой инстанции, полагавшему, что иск подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, при отсутствии препятствий для рассмотрения дела данным судом прекращать производство по административному делу не следовало, так как это не отвечает задачам судопроизводства.

Кроме того, согласно части 3 статьи 24 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации административное исковое заявление об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти может подаваться в суд по месту жительства гражданина, являющегося административным истцом. И согласно части 5 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, могут предъявляться истцом в суд по месту его жительства. То есть в настоящем случае независимо того, в порядке административного судопроизводства или гражданского судопроизводства подлежат рассмотрению заявленные Демиденко П.В. требования, возбужденное по его иску дело могло быть рассмотрено Туркменским районным судом Ставропольского края.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.09.2016 N 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации»

Административное исковое заявление об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц (за исключением судебных приставов-исполнителей), государственных и муниципальных служащих может подаваться также в суд по месту жительства гражданина, являющегося административным истцом, а в случаях, предусмотренных Кодексом, — по месту нахождения организации, являющейся административным истцом (часть 3 статьи 24 КАС РФ).

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 11.08.2016 N 210-КГ16-16 Обстоятельства: Определением административное исковое заявление об оспаривании действий командира и аттестационной комиссии войсковой части, связанных с проведением аттестации и привлечением к дисциплинарной ответственности, возвращено заявителю. Решение: Определение отменено, материалы дела направлены в суд первой инстанции со стадии рассмотрения вопроса о принятии заявления к производству, поскольку административное исковое заявление к федеральному органу исполнительной власти, вытекающее из деятельности его территориального органа, может быть подано также в суд по месту нахождения территориального органа.

Статьи 22 и 24 КАС РФ предусматривают порядок подачи административного искового заявления по месту жительства и по месту нахождения административного ответчика, а также подсудность по выбору административного истца.

Определение Конституционного Суда РФ от 19.07.2016 N 1662-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Владимировой Александры Анатольевны, Секниной Оксаны Петровны и других на нарушение их конституционных прав частью 3 статьи 24 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане А.А. Владимирова, О.П. Секнина, Ш.Р. Хомидов и А.А. Юлдошев оспаривают конституционность части 3 статьи 24 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, в соответствии с которой административное исковое заявление об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц (за исключением судебных приставов-исполнителей), государственных и муниципальных служащих может подаваться также в суд по месту жительства гражданина, являющегося административным истцом, а в случаях, предусмотренных данным Кодексом, — по месту нахождения организации, являющейся административным истцом.

Определение Верховного Суда РФ от 23.12.2015 N 78-КГ15-39 Обстоятельства: Определением возвращено заявление о признании незаконным решения о сносе (демонтаже) входной группы — пристройки к зданию, так как дело неподсудно данному суду, иск должен быть подан в суд по месту нахождения ответчика. Решение: Определение отменено. Материал направлен в суд для решения вопроса о принятии заявления к производству и рассмотрению по существу, поскольку истец был вправе обращаться с данными требованиями в суд по месту своего жительства. Дополнительно: Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Аналогичные положения содержатся в части 3 статьи 24, частях 1 и 5 статьи 218, части 8 статьи 226 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 22.12.2015 N 2904-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дороша Игоря Ивановича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части первой статьи 134, частями первой и второй статьи 254 и статьей 255 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

утративших в настоящее время силу положений статьи 254: ее части первой, устанавливавшей, что гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы; гражданин, организация вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему (положения данной статьи воспроизведены в статье 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации), а также ее части второй, предусматривавшей, что заявление подается в суд по подсудности, установленной статьями 24 — 27 данного Кодекса; заявление может быть подано гражданином в суд по месту его жительства или по месту нахождения органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решение, действие (бездействие) которых оспариваются, положения которой воспроизведены в статьях 22 и 24 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации;

2.7. КОДЕКС АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: О ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ (МЕЖСИСТЕМНОЙ ПОДСУДНОСТИ) АДМИНИСТРАТИВНЫХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С ЗАЩИТОЙ

НАРУШЕННЫХ ИЛИ ОСПАРИВАЕМЫХ ПРАВ, СВОБОД И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН, ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ОРГАНИЗАЦИЙ

Аннотация: Статья посвящена вопросам разграничения судебных юрисдикций между судами общей компетенции; специализированными судами, функционирующими в составе судов общей юрисдикции; специализированными Конституционным судом РФ и конституционными (уставными) судами субъектов РФ в связи с осуществлением административного судопроизводства на основе первого в истории России Кодекса административного судопроизводства. Высказаны предложения о необходимости нового этапа реформы судебной системы в РФ.

Ключевые слова: административное судопроизводство в РФ, судебный нормоконтроль в РФ; критерии судебной подведомственности по делам из административных и иных публичных правоотношений; о новой концепции разграничение юрисдикций по делам из публичных правоотношений в России, о создании территориальных органов Федерального Конституционного суда Российской Федерации, перспективы расширения географии конституционных (уставных) судов субъектов РФ.

Согласно устоявшимся в юридической научной теории представлениям и в соответствии с законодательством под понятием «подведомственность» понимается принадлежность компетенции. Под судебной подведомственностью понимается «компетенция судебных органов по рассмотрению и разрешению дел, возникающих из гражданских, административных, семейных, трудовых, финансовых, земельных и т.п. правоотношений» . В Российской Федерации осуществление административного судопроизводства отнесено к юрисдикции трех видов судов: федеральных и субъектов РФ судов общей юрисдикции, а также специализированных федеральных арбитражных судов и военных судами, которые, согласно п. 2 ст.1 ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» (от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ, с изм. и доп.) относятся к судам общей юрисдикции. В этой связи определение подведомственности административных дел судам общей юрисдикции, арбитражным и военным судам, прежде всего, одинаково связано с вопросом отграничения их судебных полномочий от юрисдикций Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов РФ, которые в систему общих судов во главе с Верховным судом РФ не входят. В то же время, в юридической литературе высказывается мнение, что к вопросам установления подведомственности относится и разграничение юрисдикций судов общей и арбитражной юрисдикций, что, на наш взгляд, не согласуется с новым статусом арбитражных судов в судебной системе РФ после поправок в Конституцию РФ от 5 февраля 2014 года N 2-ФКз, однако, следует поддержать указанных авторов в их выводе, что «возникает необходимость разграничения административных дел между судами (арбитражными судами и судами общей юрисдикции) внутри единой судебной системы, возглавляемой Верховным судом РФ» . По их мнению: «С позиций научных представлений возникает потребность включения в процессуальную материю новой категории, что-то типа межсистемной подсудности» . На наш взгляд, применительно к разграничению административных дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами можно говорить и о возникновении конвергенции понятий «подведомственность» и «подсудность» — с учетом того, что система инстанционности и границы судебных участков арбитражных судов и судов общей юрисдикции (гражданского и уголовного судопроизводства) сохраняют значительную специфику.

Что касается разграничения юрисдикций Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, с одной стороны, и судов общей юрисдикции (т.е. судов, осуществляющих гражданское, уголовное и административное судопро-

О ПОДВЕДОМСТВЕННОСТИ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ДЕЛ

Овсепян Ж.И.

изводства) — с другой, то критериями разграничения, на наш взгляд, являются следующие. Во-первых, Конституционный Суд РФ и конституционные (уставные) суды субъектов РФ осуществляют исключительно один вид правосудия — нормоконтроль, между тем как все другие суды осуществляют преимущественно правосудие в формах деятельности по контролю правоприменения, либо в формах правозащитной (правоохранительной) деятельности. Во-вторых, в отличие от нормоконтроля, осуществляемого в гражданском и арбитражном судопроизводствах, который ориентирован прежде всего на проверки соответствия подзаконных актов федеральному закону, нормоконтроль в конституционном судопроизводстве связан с проверками соответствия федеральных и субъектов РФ нормативных актов Конституции РФ, либо, если речь идет о деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ) — соответственно,: региональных нормативных актов конституции (уставу) субъекта РФ. В-третьих, сфера юрисдикции (вопросы подведомственности) дел Конституционному Суду РФ и конституционным (уставным) судам субъектов РФ достаточно определенно сформулированы в законодательстве. Так, сфера юрисдикции Конституционного суда РФ определена в Конституции РФ 1993г. (ст. 125), ст 27 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»( ст.3 ФКЗ от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ, с изм. и доп. )., соответствующем законодательстве в 16 субъектах РФ, где функционируют конституционные (уставные) суды субъектов РФ).

Что касается разграничения юрисдикций в формате «межсистемной подсудности», в частности — разграничения подведомственности в системе судов, осуществляющих гражданские, арбитражные и административные судопроизводства (по делам, возникающим из административно-правовых отношений), то хотелось бы отметить, что в юридической литературе, посвященной комментарию КАС РФ, предлагается различать три способа определения Кодексом административного судопроизводства подведомственности административных дел судам общей юрисдикции: «1) общее определение — через понятие административного дела (ч.1 ст.1, ст.17 КАС); 2)определение через перечисление (формулирование в виде списка) категорий дел, относящихся к предмету административного судопроизводства (ч.2,3 ст.1 КАС); 3) определение через «антисписок», т.е. через перечисление дел административного и и иного публично-правового характера, не относящихся к предмету административного судопроизводства, т.е. (ч.4,5 ст. 1 КАС)» .

К названным критериям подведомственности дел отнесем еще два: 4) наличие в составе участников административного, как и конституционного, судопроиз-водств носителя властных полномочий — органа (должностного лица), который в указанных судопроизводствах является обязательным участником судопроизводства, выступая в качестве истца, либо ответчика; 5) отраслевая правовая идентичность материально-правовых отношений, из которых возникают отношения, соответственно, конституционного и административного судопроизводств.

Установление подведомственности через понятие «административное дело» дано в статье 17 КАС РФ, административные дела, связанные с защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, а также другие административные дела, воз-

никающие из административных или иных публичных правоотношений и связанные с осуществлением судебного контроля за законностью и обоснованностью осуществления государственных или иных публичных полномочий подведомственны Верховному Суду Российской Федерации, иным судам общей юрисдикции, а в связи с измен. и доп. КАС, внесенными Федеральным законом от 05.04.2016 N 103-Ф3 — также мировым судьям. Вопросы подведомственности экономических споров и других дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений арбитражным судам в РФ регулируются ст. 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» ( от 24.07.2002 N 95-ФЗ , с изм. и доп. от 23.06.16 — АПК РФ).

Определение подведомственности на основе «антисписка» связано с принципом приоритетной юрисдикции Конституционного суда РФ и конституционных (уставных судов субъектов РФ) в сфере осуществления нормоконтроля.

Вопросы подведомственности дел, возникающих их административных и иных публичных правоотношений внутри системы судов общей юрисдикции (разграничение подведомственности дел, рассматриваемых, соответственно, в порядке гражданского и административного судопроизводств) получили неожиданное, очень резонансное разъяснение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2016г. №36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации». Согласно Постановлению, предусмотрено много значительных изъятий из юрисдикций судов административного судопроизводства.

Обзор изъятий из административных судопроизводств на основе КАС, дает основания для вывода, что в Постановлении, по сути, сформулирован еще один, шестой в проведенной выше систематизации, критерий определения подведомственности административных дел процедуре административного судопроизводства, предусмотренной КАС: вид основного права, подлежащего защите. Согласно разъяснениям высшей судебной инстанции, в сфере юрисдикции на основе КАС РФ остаются главным образом дела, связанные защитой личных и политических прав, а социально-экономический блок, по сути «возвращается» в сферы, соответственно, гражданского и арбитражного судопроизводств. Эта новелла, однако, является отступлением от идеи создания КАС, связанной с аккумулированием в едином источнике и, соответственно, в одном судопроизводстве все судебные дела, возникающие из административно-правовых отношений, о чем сказано и в «Основных положениях» (вводной части) постановления Пленума, согласно которым: «К административным делам, рассматриваемым по правилам КАС РФ, относятся дела, возникающие из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в рамках которых один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов и подзаконных актов по отношению к другому участнику». Является ли такой подход обоснованным?

Значительное сужение понимания сферы административной юрисдикции на основе КАС, данное в постановлении Пленума Верховного Суда сентября 2016г., в научных кругах и с позиций практиков вызывает недоуменные вопросы: а что, собственно, остается от действия КАС? Может ли идти речь о ревизии столь долго

ожидаемого, первого в российской истории Кодекса административного судопроизводства? Давать какие-то категоричные оценки КАС, либо Постановлению Пленума ВС о его разъяснениях, по нашему мнению, нельзя, поскольку практика действия Кодекса (с 15 сентября 2015г.) невелика. Однако, возможна и другая оценка: на сегодня совершенно очевидно, что разъяснения Пленума дают основания для осуществления Верховным Судом РФ законодательной инициативы. С целью обеспечения автономии воли и имущественной самостоятельности участников гражданского и арбитражного судопроизводств по делам, в рамках которых один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия, необходимо «вернуть» в ГПК специальную главу «Об особенностях процедуры судопроизводств по делам из публично-правовых отношений» и расширить соответствующие нормы в Арбитражно-процессуальном кодексе РФ (АПК РФ). Кроме того, практика первых лет реализации КАС и анализируемое постановление Пленума Верховного Суда РФ «подсказывают» о необходимости «большей чистоты» в решении вопроса о концепции законодательного регулирования такого сложного и весьма специфического вида судейской деятельности как нормоконтроль, вплотную приближают к необходимости активизировать процессы децентрализации конституционного правосудия в России, повсеместного создания конституционных (уставных) судов в субъектах РФ.

В российской юриспруденции высказываются разные мнения по вопросу, как ускорить скорейшее распространение конституционных (уставных) судов во все новые субъекты. Представляется, что это возможно через учреждение во всех федеральных округах территориальных органов Федерального Конституционного суда с установлением их компетенции в сфере осуществления проверок регионального законодательства в субъектах РФ, где нет конституционного (уставного) суда, на предмет его соответствия не только Федеральной Конституции, но и конституции (уставу) субъекта РФ, что может мотивировать субъект РФ на ускоренное создание своего (регионального) конституционного (уставного) суда.

Список литературы:

1. Кодекс административного судопроизводства РФ, от 8 марта 2015г. ФЗ- № 22.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства РФ», от 27 сентября 2016г. ФЗ №36