Почему в России жить плохо

Число бедных людей в России продолжает медленно, но неуклонно расти. Об этом свидетельствуют данные Росстата, опубликованные в конце декабря прошлого года. Согласно этим сведениям, к концу 2016 года 19,6 млн жителей РФ, или 13,4% от населения, имеют ежемесячный доход ниже прожиточного минимума, который, по данным ведомства, составляет 9 828 рублей. Годом ранее подобный доход имели 19,5 млн российских граждан, а в 2014 году за чертой бедности находились 15,4 млн жителей РФ.

Самыми бедными регионами на конец 2016 года были Еврейская автономная область (более 25% жителей находятся за чертой бедности), Псковская область (19%), Томская область (17,2%), и Чечня (17%). Во всех четырех регионах доля бедных стабильно увеличивается с 2014 года.

Реклама

Данные о финансово неблагополучном населении за 2017 год тоже не внушают оптимизма. По словам главы Счетной палаты Татьяны Голиковой, что за первый квартал 2017 года количество граждан, которые находятся за чертой бедности, составляет 15% от населения страны, то есть 22 млн человек. Это больше, чем годовые показатели 2016 года, сказала Голикова в ходе заседания Совета Федерации.

«Газета.Ru» побеседовала с несколькими людьми, которым не всегда хватает денег даже на самое необходимое, и которые нередко вынуждены существовать в долг. По просьбе героев этой статьи имена большинства из них изменены.

Вероника Ковалева, 30 лет, город Хотьково (Московская область):

У меня неполное среднее образование, я окончила лишь девять классов общеобразовательной школы. Сейчас я работаю упаковщицей на одном из текстильных предприятий Московской области, но нахожусь в декретном отпуске. Как получилось, что мы с семьей стали малоимущими? Ну в особом достатке я не жила никогда. Так сложилось, что в 19 лет я забеременела, причем, казалось бы, от любимого человека. Но в итоге старшего сына я растила одна до тех пор, пока ему не исполнилось два с половиной годика. Было тяжело, так как приходилось снимать жилье. С родней отношения как-то сразу не сложились, так как они начали давать кучу советов: «не надо рожать», «откажись» и так далее.

Потом я повстречала Юрия, нынешнего мужа. Вроде все было хорошо. Он — художник, имел постоянную работу и очень любил меня и сына. У нас родилось еще два сына с разницей в три года. После этого Юра начал уходить в себя, периодически вспоминать годы службы в Чечне (по призыву) и Таджикистане (по контракту), в обоих случаях он получил ранения и контузию. Супруг начал пропадать из дома на месяц-два, катался по стране автостопом. Тем временем у нас родилась дочка, и через год муж пропал на шесть месяцев. Его даже искали волонтеры спасательного отряда «Лиза Алерт» и полиция.

С трудом его нашли, и через шесть месяцев он опять пропал, и вот его уже почти год как нет с нами. А в это время я обивала пороги соцзащиты, местной администрации и прочих инстанций в мольбах о материальной помощи. Но кроме детских пособий и пособий с работы по уходу, мне по закону ничего не положено.

Как мне пояснили, у нас нет такой буквы закона, к которой могли бы отнести конкретно мой случай. «Ждите, когда пройдет полтора года с момента пропажи супруга, признаете его по суду безвестно отсутствующим, вот тогда и решим», — так мне везде и отвечают.

Живу я с детьми в двухкомнатной квартире своего мужа. Я с двумя дочками в зале, а трое мальчишек во второй комнате. Несколько раз были ситуации, когда не на что было купить еду, а на полке стоял один пакет с манной крупой. Те дни я никогда не забуду.

Экономлю в первую очередь на своем гардеробе, вещи детям покупаю в эконом-магазинах. Сладостями баловать часто не приходится. Едим самую обычную пищу: крупы, овощи, курица, молоко. Иногда покупаю детям фрукты. Очень много уходит средств на лекарства, так как часто болеют ОРВИ.

Продукты покупаю в дешевых сетевых магазинах. На транспорте езжу редко, в основном, на маршрутке или электричке. Автобусы ездят у нас редко, пользоваться ими дороже. В другой город уехать никогда не думала, этот город для меня родной, я здесь родилась и выросла. В чужом месте мы никому не нужны.

В целом ситуация в Хотьково непростая. В городе три крупных предприятия: государственные ЦНИИСМ (Центральный научно-исследовательский институт специального машиностроения), Электроизолит и частный «Новлайн». В первый попасть очень сложно, туда берут только через знакомых. Во втором делать нечего, задержка зарплаты, да и вообще оно разваливается, раскупается частниками на мелкие предприятия. В третий берут в основном молодых и из стран СНГ, большая текучка кадров, а значит — там «кидают» людей на деньги.

Сейчас у нас много открыли всяких супермаркетов, но и там постоянная текучка. Люди рвутся в Москву на заработки, так как в нашем городе получать 25 тысяч в месяц — это потолок. Еще очень много алкашей появилось в последнее время. Хотя сам по себе город очень уютный, вся инфраструктура есть в шаговой доступности, новый детский сад, новая школа, большой спорткомплекс (который, увы, стал платным), два парка и кинотеатр.

Наступивший год для меня решающий, у меня очень много начатых и незаконченных дел. В частности, необходимо сделать сыну операцию, погасить долги за квартиру, отдать дочек в детский садик и выйти из декрета на работу. Тяжело, но я справлюсь.

Самым неприятным испытанием для меня остаются визиты службы детской опеки, которые смотрят, как и на что я содержу детей, и создают угрозу того, что у меня их заберут. Но я сделаю все, чтобы этого не допустить.

Сергей Козырев, 31 год, поселок Воргашор (Республика Коми):

Я окончил только школу, в армии, так получилось, не служил. Я — круглый сирота. Ввиду некомпетентной работы органов опеки было нарушено множество моих интересов со стороны опекуна. До 1996 года мы проживали с опекуном в Гатчине под Петербургом. Квартира двухкомнатная была оформлена в равных долях с моим опекуном — Любовью Дмитриевной. Там, кроме нас, был зарегистрирован еще муж этой женщины Михаил, который умер в 1996 году.

После его смерти квартиру у нас отобрали некие граждане нерусского происхождения и выдворили в поселок Мыза-Ивановка, тоже в Ленинградской области. А оттуда опекун перевезла меня в Новгородскую область, в деревню Сябреницы. Все было ничего, но в 2006 году Любовь Дмитриевна умерла. Дом у меня с ней был в равных долях. Завещания она составлять не стала, и так как я не имел с опекуном кровного родства, мне принадлежит только часть.

Потом у меня хотели отобрать и дом, и участок, за этим стояли какие-то цыгане, проживающие в этой деревне. Я вынужден был уехать, и с 2008 года странствую. Обращался в прокуратуру и МВД, но все без толку. Сейчас и дома уже нет, он либо развалился, либо его снесли. Мне до сих пор страшно туда возвращаться — настолько сильную психологическую травму мне нанесли тогда, так как меня угрожали сжечь живьем и запугивали иными способами.

В жизни мне довелось работать в Москве, в Саввино-Сторожевском монастыре, разнорабочим по договору найма. Сейчас я живу в Воргашоре у людей, которые временно приютили меня, войдя в мое положение. Помимо меня, в этой квартире живет еще один человек. Основное место работы большинства жителей поселка — это угледобывающие шахты.

Средняя зарплата в Воргашоре — 12,8 тыс. рублей, но многие жалуются, что ее не хватает ни на что. В прошлом году в Воркуте прошел митинг жителей поселка, которые требовали повысить им зарплату. Чтобы вы понимали, пакет молока, например, в нашем населенном пункте стоит не меньше 70 рублей, а самый дешевый хлеб — 48 рублей за батон.

Почти на все основные товары цены у нас в два-три раза выше, чем в центральных регионах России. Народ пьет много, даже очень. Среди молодежи много наркоманов, а недавно прошла волна убийств. Например, ребенка сшибли машиной. Два человека подверглись нападению. В одного стреляли, второму нанесли ножевые ранения. Один скончался, другой в больнице. На девушку напали неподалеку от магазина.

Что касается меня, то мне приходится экономить буквально на всем. Случается — отказываю себе в медикаментах, хотя у меня проблемы с ногами и гастрит. Часто беру в долг, иногда не могу потом отдать. Еду покупаю всегда самую дешевую, а одежду не покупаю себе вовсе. С ней мне помогают изредка люди. Что такое транспорт, я давно забыл, везде хожу пешком. Тем не менее, я не собираюсь унывать, и первая моя цель сейчас — обзавестись хоть каким-то своим жильем.

Алексей Кулик, 18 лет, город Нолинск (Кировская область):

Сейчас я учусь на строителя на третьем курсе профильного колледжа, в армии еще не служил по отсрочке. Мне сложно ответить на то, как я стал малообеспеченным. Старался, но не смог найти место работы с моими навыками. Да и без профессии у нас в принципе мало куда принимают. В настоящее время я живу в небольшом неблагоустроенном доме с мамой и тремя братьями. Вода и туалет у нас на улице.

Иногда бывают ситуации, когда даже не на что купить еду. Например сейчас. Мы экономим на лекарствах, выискивая не особо качественные дешевые аналоги. При этом болеем часто.

Кроме этого, экономить приходится на всем, что можно. Городок у нас небольшой, до почти всех необходимых мест можно дойти пешком, так что мы с братьями и мамой редко куда-либо ездим на транспорте.

Места, куда можно у нас устроиться работать в принципе, это хлебопекарня, пряничное предприятие, предприятие «Вятский сувенир», которое выпускает матрешки, лесопилка, ферма, ну и те же магазины. Средняя зарплата у нас, на мой взгляд, колеблется на уровне 10-20 тыс. рублей. Батон хлеба самый дешевый — 28 рублей. Пьянство очень распространено. Цена самой дешевой бутылки водки в Нолинске — 200 рублей, но народ покупает какой-то жуткий спирт из-под полы. На улице города нередко можно увидеть попрошаек и алкашей.

Что касается моих дальнейших планов на жизнь, то рассчитываю закончить обучение по выбранной специальности и собираюсь покинуть «мамино гнездышко», предварительно заработав денег на веб-дизайнерстве. На эти деньги я уеду подальше из этого города на заработки. Там буду высылать денег маме, братьям и так далее. Сейчас, чтобы развиваться как-то, я учусь работать в фотошопе, писать музыку на компьютере, ну и читаю книги, причем много. Также изучаю немецкий язык, который преподают у нас в колледже. Мне он дается трудно, но учить его мне интересно.

Алена Яковлева, 19 лет, станица Каневская (Краснодарский край):

Сейчас я учусь на юриста и сижу с маленьким ребенком в однокомнатной квартире с мамой. Она работает на двух работах, чтобы платить за квартиру. Увы,

нам нечем платить за отопление и воду, поэтому хозяйка квартиры, которую мы снимаем, угрожает нас выгнать на улицу. И это несмотря на то, что мы нашли самое дешевое жилье в станице.

Я же пока не могу устроиться на работу, так как у ребенка слабый иммунитет и в детский сад пока что врачи не рекомендуют его отдавать. Ситуации бывают иногда даже такие, когда нечего есть. Тогда я прошу взаймы у знакомых, чтобы хотя бы ребенку купить продукты. Одежду уже два года я для себя точно не покупаю, а ребенку вещи отдают знакомые. В целом в долгах я нахожусь порядка двух-трех лет. Бывает, люди дают 100-500 рублей, для меня это уже серьезная помощь. Ну и еще отец моего сына платит алименты.

Сейчас моя мама работает поваром с 09.00 до 00.00, ее зарплата составляет 10 тыс. рублей. Батон хлеба у нас стоит 18 рублей, пакет молока — от 45. Хотя Каневскую не назовешь депрессивным населенным пунктом: здесь есть два крупных сельхозпредприятия, комбинат хлебопродуктов, мясокомбинат, сахарный завод и завод газовой аппаратуры.

Много людей неплохо зарабатывают, народ живет у нас малопьющий. Однако на эти предприятия почти никого не берут без высшего образования. Можно всегда устроиться продавцом в магазин, например, хотя зарплаты там маленькие. Я надеюсь, что через год смогу все же отдать ребенка в сад и выйти на работу, а параллельно смогу закончить образование. Еще очень надеюсь, что нас не выгонят из квартиры.

В конце сентября в издательство ЭКСМО выходит книга писателя и журналиста Игоря Ротаря «Непарадная Америка». До переезда в США Игорь Ротарь работал военным корреспондентом и, перебравшись в Америку, попытался сохранить привычный образ жизни. Репортер побывал в самых разных уголках страны, в том числе там, где небезопасно и «плохо пахнет». Именно такое знакомство с непарадной Америкой в корне отличает эти зарисовки от других путевых заметок из США. В то же время, конечно же, эта книга не только и не столько об экстремальной Америке. Автор показал самые разные грани американской жизни, попытался понять, что за люди обычные американцы и насколько сильно они отличаются от россиян. С согласия автора «Лента.ру» публикует отрывки из его книги.

Из главы «Сельская Америка»

У большинства россиян Соединенные Штаты чаще всего ассоциируются с небоскребами, техническим прогрессом и атрибутами роскошной жизни. Отчасти это действительно так. Но США — это еще и страна с чудесной и почти девственной природой. Как шутят местные, беседуя с европейцами: «У вас культура, а у нас натура».

На мой взгляд, тем, кто приехал в Америку на короткое время, лучше не засиживаться в городах, а арендовать машину и поехать в глушь, дикую природу. Звучит парадоксально? Как знать, но не исключено, что именно великолепная социальная структура среди почти первозданной природы и является главным американским чудом.

…Я живу на окраине Сан-Диего (пятого по населению города США) и каждый раз, подъезжая к своему дому, должен быть очень внимательным: дорогу часто перебегают дикие кролики. Те же, кто живет в получасе езды от города, вынуждены проявлять еще большую осторожность — под колеса могут попасть койоты и даже олени. Вокруг (не более часа езды) всех сколько-нибудь крупных американских городов расположены национальные парки и заповедники, природа в которых практически не изменилась со времен Колумба.

Порой рвение американских экологов кажется чрезмерным. Так, на горных тропах можно увидеть плакаты, сообщающие, что использованная туалетная бумага — тоже мусор, и ее (даже в многодневных походах) нельзя выбрасывать, а следует уносить с собой. Пока, правда, все же допускается оставлять ее в специально вырытых ямах. Но скоро с таким варварством будет покончено. Уже сегодня продвинутые туристические группы носят с собой специальные герметичные пакеты (чтобы не было запаха) для использованной туалетной бумаги.

Можно посмеиваться над чрезмерной экологичностью американцев, но факт остается фактом: всего в часе езды от Лос-Анджелеса и Нью-Йорка природа более первозданная, чем где-нибудь в отдаленных уголках Сибири.

Из главы «Доброта по-американски»

Первое, что поражает иностранцев (причем не только наших вечно хмурых соотечественников), побывавших в США, — это привычка американцев всегда и всюду улыбаться. Дружелюбие в этой стране просто удивительное: создается впечатление, что любой местный житель готов бросить все свои дела, чтобы помочь случайному прохожему. Одним такое поведение импонирует, другим кажется чем-то лицемерным и наигранным. Хорошо или плохо то, что американцам так нравится быть «хорошими парнями»?

«Пятиминутки вежливости» являются неотъемлемым атрибутом жизни этой страны. Так, например, если ты оказался с американцем в одном лифте, только очень невежливый человек ограничится приветствием незнакомцу. Просто необходимо сказать, какая сегодня замечательная погода, и поинтересоваться делами случайного попутчика. Если же на улице идет проливной дождь, то и это не повод для угрюмого молчания: вам обязательно пожелают хорошего дня.

Именно изображение радости при встрече с соседом и расспросы о его жизни являются одним из важнейших признаков, что ты — «настоящий американец», а не «диковатый иммигрант». Если же ты случайно посмотрел в глаза незнакомцу, он обязательно тебе улыбнется в ответ. Кстати, этот приобретенный мною «американизм» оказал мне дурную услугу в России: когда я улыбался посмотревшему на меня человеку, меня воспринимали как ненормального или гея.

В России считается, что в США благодаря усилиям феминисток не принято открывать дверь перед женщиной и пропускать ее вперед. На самом деле, по крайней мере сейчас, американцы вновь открывают дверь перед незнакомцами, но делают это вне зависимости от того, кого хотят пропустить — мужчину или женщину.

Иногда привычка американцев быть доброжелательными приводит к курьезным, с точки зрения иностранцев, случаям. Так, я был свидетелем весьма странной сцены. Один россиянин, у которого умерла мать, на вопрос сослуживца, как дела, честно поведал ему о своем горе. В ответ сослуживец лучезарно ему улыбнулся и ответил: «Замечательно!» Конечно же, он не хотел обидеть слишком откровенного русского. Дело в том, что, согласно «правилам», ответ на такой вопрос стандартный: «отлично», поэтому мужчина, не слушая своего собеседника, на автомате произнес ритуальное слово.

А один раз я, купившись на внешнее радушие, и вовсе попал в довольно обидную историю. Я шел по очень плохой горной дороге, непроходимой для обычных машин, как вдруг меня догнал внедорожник с американцами. Янки просто излучали дружелюбие, но когда я попросил их подбросить меня несколько километров до моей машины, они (не переставая улыбаться) отказали.

Или еще пример. Моя знакомая перепутала ключ от бассейна жилого комплекса, где жила. Естественно, калитка на территорию бассейна не открывалась. Американцы, находящиеся в бассейне, стали давать женщине советы, а один даже попытался открыть калитку ее ключом. Но вот просто открыть дверь территории бассейна (изнутри она открывалась без ключа) добрые янки не захотели, но при этом не переставали улыбаться. Помаявшись с ключом, моя знакомая была вынуждена вернуться домой. После этих историй американцы стали напоминать мне жителей планеты Альфа из знаменитого кинофильма Данелии «Кин-дза-дза». Жители Альфы обожают природу, очень бережно относятся к флоре и фауне. Они вежливы и презирают съедаемых страстями дикарей галактики Кин-дза-дза — из них они делают кактусы.

На самом деле американцы, конечно, не с Альфы, и среди них немало добрых людей. Стоит говорить о другом: о том, что вежливость американцев становится малозначимой в ситуациях, когда для того, чтобы проявить альтруизм, им приходится идти на некоторые жертвы или хотя бы неудобства. В этом случае американцы ведут себя как и россияне — в зависимости от личных качеств.

Из главы «Русскоязычные США»

Ощущение, что ты уже уехал из Америки, создается, как только попадаешь на оранжевую ветку нью-йоркского метро, идущую в Бруклин. Во-первых, практически все пассажиры читают, что совсем нетипично для США. Во-вторых, если присмотреться к книгам, то это изданные в Москве произведения Марининой, Донцовой и прочие российские бестселлеры. Всего в Бруклине проживает более 100 тысяч выходцев из бывшего СССР, и для того чтобы объясниться, знания английского тут вовсе не требуется.

Сердце «Русского Нью-Йорка» — бруклинский квартал Брайтон-Бич. Все вывески здесь на языке Пушкина и Толстого, а если ты обратишься к местным жителям по-английски, то рискуешь услышать нелицеприятные выражения в свой адрес. Как-то я спросил у брайтонца, как добраться до какого-то квартала Нью-Йорка, и получил гордый ответ: «Мы в Америку не ходим!» По сути, это изолированный мир со своими газетами, русскими магазинами, ресторанами, фирмами по найму такси и т.д.

Кстати, у этой категории русских очень распространены криминальные и полукриминальные трюки, которые попросту не придут в классическую американскую голову.

Так, многие инсценируют аварии застрахованных машин и получают внушительную сумму. Та же тактика применяется и с фиктивными болезнями, обнаруженными у русского больного русским же врачом. Многие из русскоязычных, живущих в дешевых льготных квартирах для бедняков, фиктивно разводятся и в результате имеют две почти бесплатные квартиры, одну из которых сдают знакомым уже по реальной рыночной цене.

Другой неблаговидный трюк — сказаться больным и нанять фиктивную сиделку, разделив с ней ее зарплату, которую будет выплачивать государство. Среди этой категории наших бывших соотечественников популярен такой анекдот. Встречаются два иммигранта. Один другого спрашивает: «Ты уже устроился?» «Нет, пока работаю!» — отвечает «неудачник». Однако таких русскоязычных в США все же явное меньшинство. Большинство местных русскоговорящих, напротив, стремятся полностью раствориться в американском «плавильном котле», по сути, перестать быть русскими.

Интересно, что, в отличие от беженцев из второй и третьей волны, нынешние иммигранты совершенно не стремятся, чтобы их дети говорили по-русски. В результате «второе поколение» мигрантов, как правило, уже очень плохо говорит по-русски. Причем это распространяется и на детей неассимилированных русских, если, конечно, они не живут в национальных кварталах.

Из главы «Безделье как стиль жизни»

Одно из самых известных поселений американских дауншифтеров — поселок Слэб Сити, «последнее свободное место в США», расположенное неподалеку от Сан-Диего. Сегодня в поселке около 500 домов. В основном трейлеров, домов на колесах. Здесь живет около тысячи человек. В поселении нет воды, линии электропередачи и телевидения, но слэбчан это отнюдь не смущает. Воду они завозят в контейнерах из ближайшего городка, электроэнергию получают с помощью солнечных аккумуляторов, а телевидение воспринимают как «ненужное излишество цивилизации».

Зато в поселке есть клуб, где каждую пятницу проходят концерты. По субботам в карма-кухне можно бесплатно полакомиться едой, приготовленной по кришнаитским рецептам. В центре городка стоит «кроссовочное» дерево, на котором вывешивают старую обувь для нуждающихся. А рядом с ним на бетонном фундаменте аккуратно разложена слегка поношенная одежда. Не забыты и духовные потребности. В никем не охраняемой библиотеке я обнаружил книги Толстого, Достоевского, а также множество литературы по восточной философии. Слэбчанам не чужд и юмор. Рядом со многими трейлерами стоят почтовые ящики с надписью: «Мой дом там, где я припарковался».

Лично меня как россиянина больше всего поразило то, что в таком достаточно странном месте нет криминала. Я представил, как выглядело бы подобное поселение в России. Скорее всего, оно быстро превратилось бы в скопище наркоманов и алкоголиков. Однако в Слэб Сити этого не происходит. Когда слэбчане уезжают на несколько дней из городка, они без боязни оставляют на улице велосипеды (ценой под тысячу долларов) и другие дорогие вещи.

Одна из главных фишек Слэб Сити — это Гора Спасения. Местный житель, бывший бродяга Леонард Найт более двадцати лет разукрашивал красками внушительный по размерам холм. Энтузиаст исписал его многочисленными цитатами из Библии, а на вершине водрузил деревянный крест. Леонард Найт уверял, что Слэб Сити — лучшее место на земле, и он не уедет из него и за 20 миллионов долларов.

В России слабые регионы регулярно получают дотации из федерального бюджета, но жизнь в них особенно не меняется. Этого и не произойдет, пока там не найдут собственные конкурентные преимущества. Так считает профессор географического факультета МГУ, эксперт по региональной экономике Наталья Зубаревич. Но еще до этого, по ее мнению, в стране нужно изменить систему институтов и начать поддерживать деньгами как раз перспективные, а не депрессивные регионы. И перестать бояться внутренней миграции. Почему риски регионального неравенства преувеличены, эксперт рассказала на Х «Чтениях Адама Смита» в Москве. «Лента.ру» публикует главное из этого выступления.

Модернизация мозгов и дедовский патернализм

Пространство никогда не развивается равномерно. Соответственно, неравенство является основой развития, потому что территории развиваются, опираясь на те или иные конкурентные преимущества.

Я в разные регионы езжу и всегда тестирую публику там: какие у вас преимущества? И вы знаете, тут даже не поведенческая экономика, тут либо тупой патриотизм, либо тупая чернуха. Либо «нет ничего», либо «все у нас отлично». Рациональность — полезная история, когда вы хотите понять страну, и мы попробуем это сделать вместе.

Вот набор конкурентных преимуществ — назовите мне российские конкурентные преимущества, как вы их видите. Ресурсы? Даже не обсуждается. А что-нибудь еще есть? Человеческий капитал — для оптимистов. Еще что-то найдете?

Агломерационный эффект. У нас каждый пятый россиянин живет в городе-миллионнике, на минуточку. Нам есть, вообще-то, как формировать преимущества от эффекта масштаба, экономя на издержках. И в городах не менее важен эффект разнообразия. Есть у нас это? Другое дело, что все это обставлено такими институтами, что они этим преимуществам очень плохо дают реализоваться.

Если мы вспоминаем про неравенство еще раз, территории развиваются по центр-периферийной модели. В России она работает как часы. Все центры самого разного уровня, от райцентров до Москвы, стягивают ресурсы — человеческие, финансовые, — и при хорошо действующей системе взаимодействия эти ресурсы концентрируются, рождая инновации. А потом инновации тихо-мирно распространяются на периферию.

Только проблема в том, что стягивать у нас получается хорошо, институционально все отстроено, а вот сгенерить инновации и потом направить их на периферию в России получается плохо. Как вы думаете, если взять великие «дураки и дороги», что жестче препятствует движению? Дороги, конечно, имеют значение. Без сомнения, в стране с плохой инфраструктурой инновации не очень здорово распространяются. Но вы обратили внимание на то, с какой скоростью пролетел страну сокол телефонизации? Ведь получилось! Частный бизнес поставил все, что нужно. Сейчас — интернет. Медленнее, но пролетает. А вот модернизация образа жизни, мозгов, уход от патернализма нашего дедовского как-то вот туда, на периферию, не очень двигается.

И здесь вопрос не только дорог. И здесь вопрос скорее не дураков. Институтов и ценностей. С ценностями проблема.

Страна середины без преимуществ

Теперь вот наша дифференциация. Тоже картинка, которую я везде показываю. Если вам будут ставить, что мы страна чудовищных различий, — расслабьтесь и попробуйте не обращать внимания. Мы — страна безумно большой середины без явных конкурентных преимуществ. Потому что те, кто наверху — все их знают, это Тюменская с округами, Сахалин, Москва, — у них все в порядке, либо это агломерационный эффект суперразвитых городов, либо это огромная концентрация ресурсов. Если мы берем аутсайдерскую группу, то ее тоже все знают.

Но беда-то в том, что у нас относительно развитых немного. А вот эта зона — гигантская. Это значит, страна в большинстве территорий имеет такой невнятный набор конкурентных преимуществ, который надо еще от пыли очистить и под микроскопом посмотреть. И тогда сразу диагноз. Если явных конкурентных преимуществ нет, то вы не пробиваетесь через барьеры российских институтов, правил игры. Поэтому без институциональной расчистки эта середина не вылезет, она так и будет полуполная-полупустая. Это ведь не только точки, регионы. Это люди.

У нас ровно так же в регионах-лидерах каждый девятый живет, приличная, почти пятая часть, — в относительно развитых, что радует, ведь это перспектива, это надежда. Но почти две трети — опять середина. С аутсайдерами явно не заморачивались. Для такой страны, как наша, это не так много. Можно перераспределять, и ничего смертельного в этом нет. Проблема России не в неравенстве, еще раз. Проблема в гигантской середине, малоподвижной, мало меняющейся вследствие кирпича плохих институтов и отсутствия явных преимуществ.

Будет ли это меняться? Сможем ли мы выйти из этой колеи? Вот вам прогноз Росстата. Это структура инвестиций по 2017 году. Куда пошли деньги в России? Почти 15 процентов всех инвестиций в стране — Тюменская область с автономными округами. Вопросы есть по слезанию с нефтяной иглы или вам все понятно? Вторая порция — 12,5 — Москва. Добавляем, по-честному, еще четыре с лишним, итого 17 — Московская агломерация. Вопросы есть? 30 процентов всех инвестиций в стране пошли в территории с суперконкурентными преимуществами. Вот и все. Эта матрица воспроизводится.

О значении нефтегазовой ренты

Теперь обратите внимание, как она еще институционально дополняется. Ведь преимущество Москвы как крупнейшей агломерации объективно: концентрация всего и вся, это все работает. Но помимо этого — суперинституциональное преимущество столичного статуса в сверхвертикальной стране.

Вы здесь такие крутые и умные, потому что живете в агломерации, но у вас или у ваших родителей, друзей заведомо больше доходов еще и потому, что столица стягивает почти все качественные рабочие места, за исключением тех, которые немного перепихнули в Санкт-Петербург. Вы знаете, как это происходило. Рента просто перешла в Санкт-Петербург, и он ожил. Генерятся новые рабочие места. И, в том числе, за счет того, что туда переехала «Газпром нефть», «Газпром» уже доползает окончательно. Появляется спрос, появляются качественные рабочие места в сервисах.

Посмотрите на долю Москвы и Санкт-Петербурга. Питер в 2,5 раза меньше. Вот вам, институты имеют значение. 42 процента всей внешней торговли, включая 42 процента экспорта, сидит в Москве. Москва, что, нефть с газом качает? Нет, она просто централизует на столицу за счет штаб-квартир.

Поклонник вы Собянина, не поклонник, это не суть важно. Давайте обратимся к цифрам. Если взять расходы всех бюджетов регионов, на транспорт, от 60 до 69 процентов — это доля Москвы. Вы понимаете, что может этот город сделать? А если мы возьмем не к ночи будет упомянутое благоустройство, то это под 60 процентов. Вся остальная страна благоустраивает себя на 40 процентов, а Москва — на 60. И ни в чем себе не отказывайте в других регионах, когда соберетесь все это делать. Это же фикция. Но это фикция ровно потому, что стяжка денег на Москву фантастическая. И у них деньги не потому, что Собянин крутой, а потому, что страна с точки зрения налогов так устроена.

Мертвому не больно

Ключевой вопрос — где сидят самые глубокие барьеры, которые нужно преодолевать. В том числе, может быть, через либеральную идею, хотя мой внутренний голос мне говорит, что она будет преодолеваться через левую идею, и этот риск — он, в общем, понятен.

Обратите внимание на дифференциацию регионов Российской Федерации. Вы увидите, что, как и во многих странах, неравенство между регионами росло, а потом аккуратненько начало падать. Мы еще не досчитали последние два года, там они довольно стабильные. Почему стало сокращаться экономическое неравенство, можете догадаться? Примерно с середины нулевых? В середине нулевых у нас перло, как больше никогда не было. У нас были годы, когда реальные доходы населения росли на 11 процентов.

Правильно — нефтяная рента поперла. У государства появились ресурсы на перераспределение. Деньги перекидываются в менее развитые регионы, идут в их бюджеты. Соответственно, расходы на образование растут, на здравоохранение, соцзащиту, культуры и далее по списку, и это все считается ВРП (валовой региональный продукт — прим. «Ленты.ру»). Перераспределение мощной нефтяной ренты смягчило экономическое неравенство.

Неравенство по доходам сокращалось до последнего кризиса 2015 года, сейчас легло на дно. И это означает, что мы страна, которая смогла довольно прилично снизить межрегиональные неравенства по доходам. Хорошо это или плохо? Отвечу — хорошо.

Теперь смотрите: мы, казахи, Украина. Кто как развивается? По неравенству региональному мы были с Казахстаном примерно одинаковыми. Две нефтегазовые страны, судьбы похожи. И вы видите, что мы начали смягчать в середине нулевых, а казахи немного подумали в эту сторону, а потом остановились. Там особо насчет социальных вещей не заморачиваются, там гораздо более жесткий либеральный режим. И только Украина демонстрирует устойчивое нарастание неравенства. В чем причина? Нет ренты. Нечем выравнивать. Жизнь идет так, как она идет. А она идет по-простому. Те территории, — вы помните, с чего я начала? — где есть конкурентные преимущества, они больше, сильнее притягивают инвестиции бизнеса, развития, и неравенства позже из них вырастают.

Совсем другая ситуация на рынке труда, то вверх, то вниз. Давайте я вам вопрос детский задам. Есть регион, в котором все плохо, всегда, и рабочих мест нет. Есть регион живой, в котором создаются рабочие места. В кризис где положение ухудшится сильнее? В живом. Потому что мертвому не больно. Поэтому у нас рынки труда демонстрируют сближение в кризисы и разрывы . У нас вообще рынок труда, хоть мы его обычно плохим считаем, абсолютно четко реагирует на ситуацию. У Украины тоже, как-то. А вот чудесный Казахстан, который забил на экономические циклы. У них система регистрации безработицы близка к никакой, у них уровень безработицы один процент. Все хорошо. Так что если вдруг захочется подрихтовать картинку…

Почему я и говорю, что мы абсолютно не самый жесткий вариант. И эти вопли, крики… Я даже как-то у президента прочла фразу, что в 80 раз душевой ВРП больше у богатого Ненецкого автономного округа, чем у бедной Ингушетии. Так вы как считали? Вы, на минуточку, стоимость жизни заложили? Вы понимаете, что регион, в котором 50 тысяч живет , его вообще сравнивать ни с чем нельзя. Знаете ли вы, что там половина людей — это вахтовики, если не две трети? Они в знаменателе «подушевки» не сидят.

Не надо приписывать стране экстремальных проблем там, где у нее их нет. У нас слишком много реальных, больших и тяжелых, проблем.

Мы прилично выравнивались, особенно по доходам; казахи утомились на этом пути, и в кризис уже пошел рост неравенства.

Догоняющие страны делают ставку на сильные регионы

Теперь про то, как живут другие, что они делают. Потому что, если читать документы о региональной политике, становится плохо, потому что: а) за все хорошее против всего плохого, а так не бывает, все имеет цену; б) чудная невнятица стратегических направлений. Вот сейчас я вам рассказываю картину жестко, как она есть в мире.

Логика номер раз: догоняющие страны делают ставку на сильные регионы. Потому что они бегут быстрее и тащат за собой страну. Развитые страны гораздо более гуманитарно-ориентированные, долгое время просто кормили трансфертами менее развитые регионы. Это, конечно, Евросоюз. Толку оказалось немного. И потом, где-то в нулевых, поменяли стратегию: в более слабых регионах стали искать точки роста, методами проектного финансирования начали их вытаскивать.

У кого что получилось? Конечно, чемпионы мира по неравенству — кто говорит Бразилия, кто говорит Китай. Я спорить не буду, это смотря что считаете, Джини или фондовые коэффициенты. Мы рядом с ними, даже чуток помягче.
Первое, что было сделано в Китае, — стимулирование массовой миграции в территории с конкурентными преимуществами. У нас такое происходит? Даже стимулировать не надо! Руки в ноги и — в Москву. В крайнем случае — в Питер. Но они стимулировали миграцию к побережью, и они стимулировали в крестьянской стране с низкой мобильностью. И у них это получилось. Гигантский переход.

Теперь вот вам китайское неравенство. И они живы до сих пор и продолжают развиваться. Я понимаю, что у Китая могут быть какие-то проблемы, как у всех, но, в общем, я бы из-за них сильно не заморачивалась с точки зрения пространственных диспропорций. Восточный пояс — суперконцентрация экономики. Уже заходит экономика вглубь, и даже на тяжелую периферию, кроме Тибета. В Сычуане уже все неплохо. точки, где месторождения нефти либо крупный региональный центр. На стыке с казахской границей они сделали очень приличную зону. Поэтому китайцы в этом смысле предельно рациональны и, я вам честно об этом скажу, очень умны в своей территориальной политике.

И вы знаете, там есть очень важная вещь. Первое — они играют вдолгую, и второе — они не любят себя пугать, как мы. То китайская угроза, то европейская угроза, то американская… Они просто делают по уму и долгу.

Чем они отличаются в своей политике? Они видят дифференцированные цели. И для востока страны, который уже развит, это усложнение экономики, рост потребления, развитие агломераций — все по уму. На территориях северо-восточных, где советская индустриализация, — убирать советское железо, пускать частный бизнес, учить людей. И идти из побережья вглубь у них получается. И на западе, в слабо развитых территориях, — инфраструктура, города, образование. То есть точки, за которые они эти территории вытаскивают.

Вот когда вдруг вам на глаза попадется «Стратегия пространственного развития Российской Федерации», она выпущена будет в декабре, ради интереса сравните, что я вам рассказывала про Китай и что «нарожали» мы. С констатацией там все неплохо, но у нас с вами директивно назначены 40 агломераций, которые мы будем развивать, директивно назначены специализации регионов… Ну, вперед и с песней. Очередная «хотелка». Потому что нет трезвого взгляда.

Что в развитых странах? Вы знаете, здесь уже картинка, когда вошла Центрально-Восточная Европа, и она поразительная. До какой степени наши соседи по карте слева, бывший соцлагерь, делают ставку на развитие сильных регионов. То есть это регионы пристоличные, где-то приморские, где-то граница с развитыми западными странами, потому что всегда плюс — перепад цен, стоимости рабочей силы, инфраструктура и электроэнергия выгодны. И вот вы видите, каким было неравенство между странами и что с ним стало и каким было неравенство между регионами внутри стран. Оно не только сохранилось, оно даже маленько выросло. То есть ценой опоры на регионы с конкурентными преимуществами вытаскивается вверх скорость развития всей страны.

И это то решение, которое должны были принимать мы. Но у нас получилось то, что получилось: гиперстоличная агломерация, нефть и газ. Да, страна большая, издержки территориальные есть, но нельзя ли бы как-то поумнее?

Важная история, почему европейцы выравнивают, но они выравнивают не столько экономическое развитие, они пытаются выравнивать домашние хозяйства. Людей, по-простому. То есть нельзя допускать большого разрыва уровня жизни. И выравнивают они не столько через региональную, сколько через очень сильную социальную политику. Лучше, больше помогают бедным домашним хозяйствам. А, поскольку в отстающих регионах доля бедных домашних хозяйств выше, как следствие, происходит некоторое выравнивание и межрегиональных различий.

Устранение неравенств — вопрос морали

(…) Благодаря нефтегазовой ренте мы стали страной с меньшей дифференциацией между регионами. Но тем не менее мы страна с латиноамериканским уровнем неравенства между доходными группами в целом по стране (в 16 раз коэффициент фондов), а в регионах — до 17-18. То есть внутрирегиональное неравенство подоходных групп. Проблема не в межрегиональном неравенстве доходов. Проблема в диком социальном неравенстве по доходам как в целом по стране, так и внутри регионов.

Попробуем как-то суммировать то, что я вам сказала. Будет две стороны. Первая будет близка к либертарианской идее: не режьте курочек, несущих золотые яички. Не мешайте экономически сильным регионам развиваться быстрее. Не отдирайте у них такое количество денег, что это замедляет их экономическое развитие. Знайте меру.

И второе — социальное неравенство обязательно должно смягчаться. И ведь это вопрос не только политических последствий. Это вопрос морали в обществе, это вопрос социальных лифтов для значительной части людей. Поэтому каждая страна на этой кривой (в каждый момент времени она может быть разной, и решение может быть разным) сдвигает свой выбор либо в сторону роста эффективности, но тогда с равенством будет напряженка, либо в сторону роста равенства, но, пардон, тогда будут вопросы с эффективностью, то есть скоростью развития.

Прежде чем я перейду дальше и покажу, как мы-то это делаем, у меня вопрос к аудитории. Будет три ответа: первое — сдвигаться в сторону эффективности, второе — сдвигаться в сторону равенства, потому что жуть у нас что творится, и третье — все оставить как есть, как-нибудь разберемся. Я его задаю потому, что мне нужно сравнить поведение государства и отношение аудитории.

Теперь я попробую вам объяснить, почему этот вопрос имеет значение. Потому что от того, как мы принимаем решение, формируется наша бюджетная политика — основной механизм выравнивания. Первое, и печальное: оставить регионы в покое, дать им те деньги, которые они зарабатывают, и дальше жить, как живется не получится. Потому что мы страна с чудовищными масштабами перераспределения, от которых мы быстро не уйдем. Как вам картинка последнего нефтяного года, когда еще цена была высокой? 27 процентов всех налоговых доходов федерального бюджета давал Ханты-Мансийский автономный округ, а три региона, с Москвой и Ямалом, — половину всех доходов. Вот грохнулась нефть, и вы видите, что теперь четыре — Питер добавился — дают больше половины. Как будете отпускать регионы на свободу, как потопаешь, так полопаешь, поработай сам, при таком адском неравенстве налоговой базы?

Причем государство собирает прежде всего рентные налоги, это налог на добычу полезных ископаемых, и, во-вторых, государство берет НДС, у которого очень сильный агломерационный эффект. Потому что конечное потребление — Москва, Московская область, Питер — там самый большой сбор НДС. Вы как это раздадите регионам? Потому что еще больше вырастут неравенства между суперконкурентными преимуществами и всеми остальными.

В двух словах — как шла наша политика поддержки. Доля дотаций в целом по доходам бюджетов субъектов Федерации все время снижалась. Наше государство стало маленько либеральным. Я скажу поточнее. Наше государство в 2015-м, 2016-м, 2017-м имело дефицит бюджета. И когда у вас дефицит федерального бюджета, что надо делать с регионами? Ну, маленько сэкономить. В 2017-м только начали добавлять, потому что выборы были на носу.

Теперь смотрите на уровень дотационности. Вам нравится вот это? От 85 до, где-то у Ямала, у Москвы, 2-3 процентов. То есть если мы не будем перераспределять, а бюджет — основной инструмент выравнивания, то у нас с вами получится интересная картинка. Как будет воспроизводиться человеческий капитал в слаборазвитых регионах? Ответа на это нет.

Геополитика вместо борьбы с бедностью

Ответ есть на то, почему мы перераспределяем именно так, как мы перераспределяем. (…) Россия не просто много перераспределяет. Она перераспределяет еще и непрозрачно.

Кому мы помогаем? Мы уже договорились, что помогать надо бедным, слабым. Вопрос: эти приоритеты соответствуют критериям бедности? 11 процентов — Дальний Восток (это не критерий бедности; это критерий очень высоких бюджетных издержек, там очень дорого все содержать), 11 процентов — республики Северного Кавказа, и рост с 4 до почти 7 процентов доли Крыма с Севастополем. Это про бедность или про геополитику?

Теперь, как мы довыравнивались. Потому что, помните, принцип оспаривать невозможно. Разбираться нужно в инструментах. И здесь много чего скрывается. (…) Мы дораспределяли чаще всего так, что, если ты бедный, чего тебе трепыхаться, все равно догонят до какого-то стандарта, это где-то 70 процентов от среднедушевых расходов по России. Кто наверху? Два типа: у кого нельзя отнять налог на прибыль и на доходы физлиц, и второе — кто считается главным геополитическим приоритетом. Калининград немножко другая история, там особая зона. Вот как мы выравниваем. Может, в этой модели надо что-то поправить?

И вот я подвожу как бы итог. Мы много берем у экономически сильных регионов? Да. Но мы берем в основном рентные или квазирентные налоги, и это более или менее справедливо. Потому что западносибирскую нефть поднимала вся страна, и дивиденды не могут идти только в Тюменскую область с округами.

Второе. Мы большое перераспределительное государство? Да. И это наша беда, потому что большое перераспределительное государство — это много бюрократии со своими частно-групповыми интересами.

Далее. Мы должны перераспределять? Да, конечно. Но по более прозрачным критериям и не так, «заборчиком», а все-таки дифференциация должна быть между теми, кто топает лучше и топает хуже.

Что еще мы пытаемся делать? Как избавиться от нашей родовой проблемы? Первое: ну если у Москвы так все отлично с рентой, давайте мы и Питеру эту ренту пересадим? Вот, «Газпром» уезжает в Питер, «Газпром нефть» уже там, а Валентина Ивановна Матвиенко вообще родила гениальную идею: а давайте все крупные российские компании рассадим по городам-миллионникам? Вы представляете, какая прибыль будет у «Аэрофлота»? Уже «Сапсанов» давно не хватает, а так летать-то мы будем по всей стране. Конечно, это маразматические предложения, связанные с рентоориентированным мышлением. Это беда российская — видеть прежде всего ренту.

Второе. То, что мы наделали особых экономических зон, стимулирующая политика, — толку грош. Потому что маленькие, плохонькие, и, когда у вас есть вот такая дырочка вымытая, а тельце все еще покрыто коростой, в этой дырочке экономики как-то много не становится.

Про программы развития рассказывать даже не буду, там одна печаль.

Главное в России — не неравенство. В России главная проблема — чудовищные институты, которые задавливают регионы, не имеющие суперъявных конкурентных преимуществ. Это первое.

Второе. У нас не получится хорошо реализовать либертарианскую идею дерегулирования, децентрализации. Не верьте тем, кто будет говорить «сбросим налоги». А что мы можем сбросить? Налог на прибыль, НДС и НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых — прим. «Ленты.ру»). НДПИ — значит, жирные коты получат еще больше. НДС — Москва уже лопается от денег, а получит еще больше.

Нет простого решения. Это беда. Можно поукрупнять все к чертовой матери, 5-6 субъектов, но тут-то я начну беспокоиться о территориальной целостности Российской Федерации.

Если мы будем внедрять хоть какие-то вменяемые институциональные меры, пожалуйста, имейте в виду, платой за это будет рост территориального неравенства. Это неизбежно. А вот вопрос по социальному неравенству требует отдельной дискуссии, потому что это не только помощь государства, это инвестиции в человеческий капитал, и они должны быть терпимо сопоставимы на разной территории. В вашей аудитории, я надеюсь, не надо опровергать лозунг «хватит кормить Кавказ»? Я очень устала его опровергать. Ну, пожалуйста, инвестируйте в пенитенциарную систему, у вас всегда есть альтернатива, ни в чем себе не отказывайте. Или в ФСБ на территории Северного Кавказа. Я предпочитаю инвестировать в человеческий капитал. А мобильность России будет расти, и следующие поколения будут более свободны в выборе.

Но я бы сказала так. В моем понимании все очень просто. Быстро в стране ничего не изменится. У регионов права выбора очень мало. У нас вертикальная, очень жесткая система. А у человека право выбора все равно остается. И шоб оно у вас было.

*** Обратная связь с отделом «Общество»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость, вопросы или идея для материала, напишите на этот адрес: russia@lenta-co.ruСубъективное восприятие материального благосостояния россиян, 1998—2017 (данные опросов ВЦИОМ)

Уровень жизни — весьма многогранное понятие. Это и уровень доходов, и уровень социальных выплат, и уровень различных услуг, и ситуация с жильём, и многое, многое другое.

Сегодня значительная часть российской оппозиция (всех сортов, включая прозападную несистемную) любит ныть о якобы сверхнизком уровне жизни в стране, не замечая тех преимуществ, которые связаны с проживанием в Российской Федерации.

Каков же на самом деле уровень жизни в России?

Зарплаты и работа

Основная статья: Зарплаты в России

В столице размер средней зарплаты составляет более 80 тысяч рублей в месяц, в некоторых регионах она ещё выше. Средняя зарплата в стране около 47 тысяч рублей в месяц, но частично это компенсируется более низким уровнем цен в провинции, чем в Москве.

Кроме того, есть ещё показатель медианной зарплаты. На апрель 2019 года медианная зарплата в России составляет 34 300 рублей (согласно определению медианы 50 % работающих россиян зарабатывают больше этой суммы, а 50 % — меньше). Разницу между средней и медианной зарплатой можно показать на следующем примере: один человек получает 85 тыс. в месяц, а 5 человек 13, 18, 23, 28, 33 тыс. в месяц соответственно. Тогда средняя зарплата у них 33,3 тыс. рублей, но половина в этом случае получает меньше 24 тыс. рублей, а 83 % работников получает меньше 33,3 тыс. рублей. То есть меньше средней зарплаты получает подавляющее большинство. Разница между средней и медианной зарплатой тем сильнее, чем больше расслоение доходов в обществе.

Безработица в России составляет примерно 5 %, что существенно ниже, чем в большинстве стран Европы. Также стоит отметить, что Россия, имея большое количество самых разнообразных отраслей, предоставляет своим гражданам самые разнообразные рабочие места.

Простое сравнение зарплат россиян и жителей Европы с переводом на евро или доллары не отражает реального уровня достатка. И если вычесть все налоги — а в некоторых странах подоходный налог может доходить до 40-50%, — стоимость жилья, коммунальных платежей, страховок, продуктов, услуг и прочее, то такое сравнение будет более справедливым.

Подоходный налог в России не зависит от уровня доходов и составляет 13 %. Поэтому, в среднем бедные граждане развитых стран платят по меньшей ставке, чем в России (или ничего не платят, или платят от 5 %). А богатые и средний класс платят больше, чем в России, вплоть до 75 % налога. .

Обязательные страховые выплаты работодателей за работников в пенсионный фонд, фонд социального страхования и фонд обязательного медицинского страхования в России составляют 35,6 % и являются относительно высокими, хоть и далеко не рекордными. При этом львиную долю (22 %) составляют выплаты в пенсионный фонд, что время от времени навивает некоторым экономистам мысли о повышении пенсионного возраста. В целом же правительство России хочет в перспективе сократить обязательные страховые выплаты, но повысить другие налоги: «Новая налоговая система, подготовить которую поручил президент Владимир Путин, может включать в себя снижение страховых взносов, повышение НДС» .

Уровень цен в России гораздо ниже, чем в США и других развитых странах. По данным «Индекса Биг-Мака», реальный курс доллара в России с учётом разного уровня цен — самый заниженный в мире. За счёт этого, несмотря на скромные по западным меркам зарплаты, реально уровень жизни в России отличается от Запада не так уж и сильно. По данным OECD «Better Life Index» в начале 2010- х гг. уровень семейных доходов в России примерно соответствовал уровню Южной Кореи. Однако в связи с трудностями, которые преодолевает Россия, реальные доходы на душу населения, по данным Росстата, со времени публикации рейтинга снизились на 9,2 %. По данным Росстата в целом за 2016 год доходы упали на 5,9 % в реальном выражении по сравнению с 2015 годом. В 2015 году было падение на 3,2 % . Поэтому, в связи с падением уровня реальных доходов в России и их ростом в Южной Корее, а так же в связи с падением самоощущения финансового благополучия россиян, в том же индексе OECD Better Life Index в 2016 году уровень семейных доходов в России уже был в 1.92 раза меньше, чем в Южной Корее. В 2016 году Россия по уровню семейных доходов в данном рейтинге была выше Латвии и Турции, но ниже Чили и Венгрии.

Показательны сравнения, например, по расходам на безлимитный интернет. В ноябре 2019 года председатель правительства РФ заявил, что для россиян безлимитный интернет доступнее, чем гражданам развитых государств: по стоимости он в 9 раз ниже, чем в Японии, в 14 раз дешевле, чем в США и в 17 — чем в Республике Корея.

Бедность

См.также: Численность населения России за чертой бедности

По данным доклада «Прощай, нищета!», выпущенного Центром Стратегических Разработок, нищеты и бедности по общемировым меркам в России практически нет. Есть свой российский уровень черты бедности, но он выше общемирового. Бедные по российским меркам люди — это те, кто имеет компьютеры, телефоны, кондиционеры, автомобили. По данным того же доклада, 60-70 % населения России живёт на уровне западного среднего класса.

В результате кризиса 2014-16 гг., вызванного антироссийскими санкциями и падением цен на нефть, бедность в России несколько выросла и составила в начале 2016 года 21,7 млн человек (15,1 % от всего населения). В 2016 году, благодаря антикризисным мерам, рост бедности удалось остановить и к концу года показатели сократились на 300 тыс. человек и составили 21,4 млн (14,6 % от всего населения). Безусловно данные цифры для России велики, но не стоит забывать, что в 2000-м году число населения живущего за чертой бедности составляло 42 млн человек (29,0 % от всего населения). Кроме этого можно сравнить уровни бедности в России и других развитых странах. В США этот показатель составляет 14,3 %, а в ЕС — 17 %.

ЖКХ

Основная статья: Жилищно-коммунальные услуги в России

В стране существует программа жилищно-коммунальных субсидий. Государство выплачивает деньги, компенсируя оплату услуг ЖКХ. Ситуация, когда их стоимость превышает 22 % от дохода семьи, в России законодательно невозможна.

В России существует одна из самых больших в мире систем центрального отопления, поэтому большинство россиян не заботятся о том, как отапливать помещение и не страдают от зимнего холода. У них дома всегда тепло. Более того, отопление и горячая вода в России стоят относительно дёшево по сравнению со многими западными странами. Так что даже россияне весьма скромного достатка могут часто принимать горячую ванну — а ведь это роскошь для жителей Западной Европы.

В 2018 году Россия вошла в тройку стран Европы по уровню доступности газа для населения, уступив Люксембургу и Казахстану. Так, на среднюю зарплату в РФ можно приобрести 6,4 тысячи кубометров газа, тогда как в Казахстане около 7,4 тысячи кубометров, а в Люксембурге — 8,4.

Воспитание детей

См. также: Материнский капитал

Россия — страна, где государство сделало многое для того, чтобы облегчить своим жителям такой нелёгкий труд, как ухаживание за ребёнком. После декретного отпуска, который оплачивается на уровне 100 % от оклада, мать или другой член семьи может ухаживать за ребёнком до трёх лет с полным сохранением рабочего места и определённого процента от оклада.

Ну а начиная с 3 лет, согласно законодательству России, каждый российский ребёнок должен быть обеспечен бесплатным местом в детском саду. Очередей в детские сады в России, по состоянию на 2015 год, практически нет. Данный закон позволяет российским семьям экономить весьма значительные суммы денег — во многих развитых странах детские сады платные.

Пособие за второго ребёнка составляет 475 тысяч рублей.К этой сумме есть ещё и региональные доплаты, которые обычно даются за третьего ребёнка и составляют порядка 150 тысяч рублей. Бывают и больше. Также многодетным семьям бесплатно предоставляются земельные участки.

Пособия

См. также: Социальная политика в России

Пособие на открытие бизнеса: 60 тысяч рублей. К этой сумме есть региональные доплаты — в Москве, к примеру, они составляют 350 тысяч рублей. Ну а налоги на бизнес в России одни из самых низких в мире.

Врачи, работающие в сельской местности, получают государственную выплату в размере 1 миллиона рублей. К этой сумме есть ещё и региональные доплаты. С учётом региональных доплат, размер выплаты может доходить до 2 миллионов рублей.

Учителя, работающие в сельской местности, имеют право приобрести жильё на льготных условиях.

Каждый гражданин России имеет право бесплатно получить 1 гектар земли на Дальнем Востоке.

Равноправие полов

СССР был первым государством на Земле, официально провозгласившим равноправие мужчин с женщинами. Сегодня Россия — одна из тех стран, где равноправие полов гарантировано не только на словах, но и на деле.

Согласно исследованию компании Grand Thornton, предоставляющей профессиональные услуги по всему миру, Россия — мировой лидер по гендерному равенству в рабочей среде.

Две пятых всех руководящих должностей в российских компаниях занимают женщины. Ни одна страна мира не превосходит Россию по этому показателю.

Отдых

Всем работникам в Российской Федерации официально гарантируется оплачиваемый отпуск не менее 28 календарных дней. Для целого ряда категорий работников отпуск существенно длиннее. Помимо этого, каждый год россияне наслаждаются 14 нерабочими днями во время всевозможных праздников.

По суммарной длительности отпусков и праздников Россия занимает одно из первых мест в мире. Школьные каникулы в России тоже одни из самых длинных в мире. Пока весь мир работает, русские отдыхают!

Также российским детям предоставляются бесплатные путёвки на отдых — на море, в детские оздоровительные лагеря.

Медицина

Число врачей в России на душу населения одно из самых высоких в мире, поэтому попасть в России на приём к врачу довольно легко. Число больничных коек на душу населения в России тоже одно из самых высоких в мире. При этом медицинское обслуживание в России бесплатно. Существует длинный список лекарств, все препараты, входящие в него, обязаны давать бесплатно целому ряду категорий населения. Помимо этого, цены на целый ряд лекарственных препаратов контролируются государством. Более того, высокотехнологичная медицинская помощь также предоставляется абсолютно бесплатно — в рамках квот, общий размер которых довольно велик. Там, где американец платит сотни тысяч долларов, русский лечится, не заплатив ни копейки.

В Ингушетии, автономной республике в составе России, в 2013 году продолжительность жизни составила почти 79 лет, что примерно соответствует уровню самых развитых стран мира. Общая продолжительность жизни в России из-за русской традиции курения и алкоголизма ниже, но по приросту средней продолжительности жизни Россия уже сейчас занимает одно из первых мест на Земле.

Образование

Основная статья: Образование в России

Образование в России бесплатное и при этом очень качественное. По данным тестов TIMSS и PIRLS, российская начальная школа одна из лучших в мире. Россия занимает одно из первых мест на Земле по проценту людей с высшим образованием, а примерно 87 % выпускников поступают после школы в ВУЗы.

По принятому в 2012 году Закону об образовании, на каждые 10 тысяч человек в возрасте от 17 до 30 лет государство обязано ежегодно выделять минимум 800 новых бюджетных мест. Так что российские студенты не обременены образовательными кредитами, в отличие от их сверстников из развитых стран. Иногородним студентам в российских ВУЗах часто предоставляются общежития. Талантливые российские абитуриенты, согласные работать в России после выпуска, получают по 20 тысяч рублей в месяц за свою учёбу в университете.

Российские студенты получают очень качественное образование: в числе победителей международных олимпиад каждый год оказываются российские школьники и студенты. В рейтинге Thompson Reuters Московский Государственный Университет занимает пятое место в Европе. Позиции других российских вузов в мировых рейтингах несколько скромнее из-за другой организации научной деятельности и неанглоязычной среды. Но в последнее время в результате выполнения программы «5ТОП100» позиции более половины российских вузов, участвующих в программе 5ТОП100, в самых престижных мировых рейтингах растут. . В то же время, согласно данным на сайте 5ТОП100 на февраль 2017 года лучший из Российских вузов Московский Государственный Университет занимает 216 место в одном из рейтингов. В других же рейтингах позиции российских вузов заметно выше: так, в рейтинг QS вхожит аж 28 российских вузов, при этом российские вузы входят в топ-100 по всем 15 направлениям и в топ-50 — по некоторым направлениям. После получения степени бакалавра или магистра в России государство в рамках проекта «Глобальное образование» полностью оплачивает и дальнейшую учёбу в ведущих вузах мира — для тех, кто не собирается продолжать обучение в России.

В целом уровень образования в России оценивается как чуть ниже среднего для стран ОЭСР. «У россиян на получение образования в возрасте от 5 до 39 лет уходит в среднем 16,1 лет, что ниже среднего показателя по ОЭСР (17,5 лет)». «В России в тестировании грамотности чтения, знаний по математике и естественным наукам учащиеся набрали в среднем 481 балл, что ниже среднего показателя по ОЭСР, равного 497 баллам.» По данным OECD Better Life Index по уровню образования на 2016 год Россия была выше Греции и Великобритании, но ниже Венгрии и Австрии Хотя позиции российских школ в тестированиях TIMSS и PIRLS остаются на одном из первых мест в мире , позиции в тестировании PISA остаются на довольно среднем уровне, с чем и связана такая оценка. Впрочем, отдельные российские регионы, в частности, Москва, показывают результаты на уровне мировых лидеров и по этому тесту.

Пенсии

Основная статья: Пенсии в России

Пенсионный возраст в Российской Федерации — один из самых низких в мире, при этом значительная часть пенсионеров уходит на пенсию ещё раньше. Несмотря на это, правительство России заботится о пенсионерах. В самые тяжёлые годы мирового финансового кризиса правительство России провело валоризацию пенсий, кратно увеличив их размер — и их размер в последующие годы продолжил быстро расти, как в номинальном, так и в реальном выражении. Пенсия ветерана Великой Отечественной Войны, например, сегодня по своим размерам вплотную приближается к средней зарплате, у целого ряда категорий населения пенсия ещё выше из-за различных региональных и профессиональных надбавок

Сегодня в Российской Федерации существует закон, согласно которому в России не должно быть ни одного бедного пенсионера. Каждый пенсионер, чья пенсия не дотягивает до рассчитанного Росстатом уровня, значительно превышающего рассчитанный Всемирным банком порог бедности, получает доплаты, повышающие его пенсию до этого уровня.

Поддержка президента России Путина особо велика среди пенсионеров, которые благодарны ему за свою достойную старость.

Жильё

Основная статья: Жильё в России

Молодым семьям, желающим приобрести жилье, российское государство субсидирует его покупку по программе «Молодая семья». Ну а нуждающиеся в улучшении жилищных условий, не имеющие жилья и малоимущие граждане вообще могут получить квартиру или дом от государства абсолютно бесплатно. Также бесплатное жильё имеют право получить военные и многодетные семьи.

В результате активной помощи государства сегодня абсолютное большинство россиян имеет свои квартиры или отдельные дома. Либо и квартиры, и дома: почти треть россиян кроме основного жилья имеет ещё и второе. В 2013 году почти 90 % россиян имело своё жильё, что существенно выше аналогичного процента в Европе и США.

Итоги

С учётом всего этого, Правительством России признано, что социальные гарантии в России — одни из самых высоких в мире.

Именно поэтому по числу приезжающих в страну мигрантов Россия занимает второе место в мире. Все больше и больше людей из самых разных уголков земного шара хотят жить так же богато, как россияне. А вот эмиграция из России в другие страны сократилась во много раз: люди не хотят уезжать из России.

Именно поэтому, когда зимой 2011—2012 года в России прошли митинги протеста, протестующие не выдвигали никаких социально-экономических требований, а выдвигали политические требования. По-видимому, в России у большинства людей и так есть приличные по мировым меркам зарплаты, а вдобавок к этому в стране имеется громадная социалка.

Стоит также отметить, что сами россияне в своём большинстве считают, что уровень жизни в России выше, чем на Западе.Недаром 80 % россиян довольны тем, что они родились именно в России.

В 2017 году ООН, в своем отчете 2016 года, анализируя данные за 2015 год, впервые официально поместила Россию в список стран с очень высоким уровнем Индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП). . Так же необходимо отметить, что Россию раньше сильно подводила низкая продолжительность жизни. В составе ИРЧП три показателя: доходы, образование, продолжительность жизни. Сейчас, когда продолжительность жизни в России почти достигла средней продолжительности жизни в мире, негативное влияние этого фактора на ИРЧП снизилось.

Вместе с тем, уровню жизни в России ещё есть куда расти. Чтобы достичь дальнейших улучшений в жизни, россиянам требуется повышать эффективность труда, создавать и занимать высокооплачиваемые рабочие места, развивать внутренний рынок и импортозамещение, активнее бороться с чрезмерным потреблением алкоголя и другими вредными привычками, приобщаться к здоровому образу жизни и возрождать семейные ценности. По-настоящему высокого уровня жизни можно достичь при следующих условиях: во-первых, имея крепкую семью, на втором месте — удовлетворительное здоровье, на третьем — хорошую работу. Разумеется, всеми перечисленными задачами должно заниматься не только правительство страны, но и предпринимательство, и общественные организации, и каждый отдельный человек.

См. также

  • Мифы о России
  • Зарплаты в России
  • Пенсии в России
  • Статистика:Автомобилизация России

Ссылки

  • Сравнение налогов в разных странах мира
  • Ставки подоходного налога в разных странах мира
  • Сравнение самых дорогих городов мира

Экономософия
Производство Ресурсоёмкость • Мифы об экономической неэффективности территории России • Нефтяная игла • Импортозамещение • Продовольственная безопасность России
Торговля Российский экспорт • Экспорт углеводородов из России
Валюта и резервы Российский рубль • Центральный банк России • Золотой запас России • Вложения России в облигации США
Цены, курсы, ставки Цены на нефть • Цены на бензин • Курс доллара к рублю • Курс евро к рублю • Ставки по депозитам физлиц • Инфляция в РФ • Политика отрицательных процентных ставок (ПОПС)
Налоги Налоги в России • Детенизация экономики России • Деофшоризация в России • Прогрессивная шкала НДФЛ
Зарплаты и доходы Уровень жизни в России • Социальное неравенство в России • Зарплаты и доходы в России • МРОТ • Пенсии в России
Кредиты и долги Потребительские кредиты • Списание долгов Россией
Инвестиции Перспективные направления в России • Библиотека инвестора
Разное Размышления о ведении бизнеса в России • Миф:В России ничего не строится • Человеческий капитал в России
Россия
Государство Госдума • Правительство • Правоохранительные органы • Судебная система • Избирательная система • Центробанк (золотой запас • СПФС • «Мир» • Мир Pay • Система быстрых платежей • НСПК) • СПЧ • Список государственных сайтов России
Вооружённые силы Армия (модернизация ВС) • Вооружения • (пехотное оружие • военная техника • бронетехника • танк Т-14) • Военно-морской флот • Военные округа
Символика Герб России • Флаг России • Девиз России • Гимн России • Георгиевская лента • Национальные символы России
История Правители России • Миф о вековой отсталости России • Изменения границ (территориальные споры) • Будущее России • Реформа Конституции России (хронология реформы • голосование по поправкам)
Экономика Крупные проекты • Промышленность • Сельское хозяйство (темпы роста • Потребление продуктов питания) • Электроэнергетика • Туризм • Жилой фонд (жилищные условия • благоустройство • площадь) • Продовольственная безопасность • Импортозамещение • Российская продукция • Компании-лидеры
Финансы Российский рубль (курс доллара • курс евро) • ВВП России (регионы РФ по ВРП • регионы РФ по ВРП (ППС) на человека) • Бюджет (финансирование науки) • Дотации регионам • ФНБ • Внешний долг • Экспорт (экспорт углеводородов) • Цены на нефть • Цены на бензин • Ставки по депозитам • Инфляция • Зарплаты и доходы (распределение по доходам • коэффициент Джини • МРОТ • дефицит денежного дохода) • Пенсии • Уровень жизни • Прожиточный минимум • Численность бедных • Уровень безработицы • Налоги • Деофшоризация • Детенизация • Производительность труда • Инвестиции в основной капитал
Транспорт Автомобилизация • Трансполярная магистраль • Северный морской путь • Морские порты (доступ к океану) • Аэропорты • SSJ 100
Технологии Изобретения • Хайтек-продукция (новые разработки) • Оборонка • Авиапром • Космос • Атом (атомная энергетика) • Судостроение • Автопром • Двигателестроение • IT-сектор (микропроцессоры • смартфоны) • Робототехника • Нефтепром
Медицина Медицина • Фармацевтика • Вакцинация
Демография Численность населения (по возрастным группам • трудоспособное население • инвалиды • численность мужчин и женщин • городское и сельское население) • Численность сельских поселений • Браки и разводы • Продолжительность жизни • Естественный прирост • Рождаемость (СКР) • Смертность (материнская • младенческая) • Миграция (Эмиграция • Миграция в бСССР) • Число заключённых • Социальная политика (материнский капитал) • Человеческий капитал • Уровень бедности (по оценке Всемирного Банка)
Достижения Сферы лидерства России • Россия занимает первое место в мире • Рекорды России (история) • Царь-вещи • Российский спорт
Культура Музыка и песни о России • Стихи о России • Стихи о войне • Цитаты о России • Русский язык (пословицы и поговорки) • Русский характер • Лучшие современные фильмы о России • Будущее России в фантастике • Достижения российской культуры (современные достижения • новые храмы • восстановленные памятники • утраченные памятники) • Культурная политика
Регионы и города Регионы РФ (геостратегические регионы) • Города (центры экономического роста • города-герои • города воинской славы • исторические поселения) • Федеральные округа • Экономические районы • Макрорегионы • Российская Арктика • Символы регионов

В Росстате заявили о рекордном числе вакансий в стране. Как сообщают специалисты Федеральной службы государственной статистики, по итогам второго квартала 2019 года в России было зафиксировано более 1,1 млн вакансий. Это максимальное значение с 2016 года. Согласно статистике, наибольшее число свободных рабочих мест оказалось в Москве (170 тыс.), Московской области (79 тыс.) и Санкт-Петербурге (69 тыс.).

Как отмечают специалисты, нехватка персонала частично связана с сокращением экономически активного населения, ростом числа низкооплачиваемых вакансий, а также с со снижением безработицы. В среднем за январь-сентябрь этого года безработица составила 4,6% экономически активного населения.

«Уровень безработицы низкий, а число вакансий растет. Это нормальная история, когда спрос на труд превышает предложение. Необычного здесь ничего нет. Никакой сенсации насчет того, в какой ситуации находится российский рынок труда, тоже нет. Так и должно быть, если уровень безработицы сокращается», — говорит главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, заместитель директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Ростислав Капелюшников.

По словам Капелюшникова, предложения на рынке труда постепенно сокращаются, а спрос все равно остается высоким. «Следствием этого является и низкая безработица, и достаточно высокий, но не сверхвысокий уровень вакансий», — говорит эксперт.

Рост числа вакансий при сложившемся уровне безработицы позитивно действует на рынок труда, отмечает ведущий научный сотрудник Центра макроэкономических исследований РАНХиГС Ольга Изряднова, а незаполненные вакансии существуют всегда. «Росстат опубликовал по третьему кварталу ускорение роста ВВП. Сейчас в стране достаточно динамично развиваются промышленность и строительство, естественно, в связи с этим повышается спрос на рабочую силу. Организации заявляют о появившихся резервах, которые им нужно заполнять. Если говорить в целом о динамике с января текущего года, то она показывает динамичный рост вакансий и динамичный рост их заполнения. В этом ничего плохого нет, наоборот, рост числа вакансий просто отражает изменения на рынке труда и повышение спроса на рабочую силу», — говорит Изряднова.

Почему многие рабочие места долго остаются невостребованными?

Несмотря на увеличение числа вакансий, многие предлагаемые рабочие места остаются долгое время невостребованными из-за того, что они являются низкооплачиваемыми. Как утверждает Капелюшников, банк вакансий государственной службы занятости в основном состоит из таких предложений. Весной 2019 года в рамках проекта ОНФ «Служба занятости 2.0» был проведен опрос, участие в котором приняли 3109 граждан из 75 российских регионов. Тогда 36,7% респондентов заявили, что сотрудники служб занятости предлагали им в основном низкооплачиваемые рабочие места, 6,9% ответили, что в базе вакансий отсутствуют подходящие вакансии, и 35,7% отметили, что по новым высокотехнологичным профессиям вакансий вообще нет.

По словам Изрядновой, помимо низкой оплаты, вакансия может не соответствовать квалификации или требовать переобучения. «Есть масса факторов, из-за которых вакансии остаются незаполненными. Незаполняемость, в частности, может быть связана с несбалансированностью требований работодателя и того, что соискатель может ему предложить», — говорит эксперт.

Почему работодателям часто сложно найти подходящего кандидата?

Работодатели всегда ищут лучших кандидатов среди высококвалифицированных специалистов, им достаточно сложно подобрать таких сотрудников среди молодых людей. Многие выпускники вузов не имеют опыта работы и часто вынуждены работать не по специальности: ассистентами в отделах маркетинга, менеджерами по продажам, продавцами-консультантами, личными помощниками. Все, что они могут предложить после окончания вуза работодателю, — это знание теории, но не практики.

«Если человек не умеет что-то делать, но при этом претендует на вакансию, то такая вакансия остается незаполняемой, поскольку работодатель в первую очередь ищет того, кто будет удовлетворять требованиям определенной квалификации. Это двусторонний процесс. Вакансии не заполняются сразу. Не бывает так, что работодатель заявил, что ищет специалистов, и к нему все сразу прибежали. Идет временной интервал. Если вакансия заявлена в один период, то за ней следует период отбора кадров. Никто не торопится заполнять вакансии абы кем. Работодатель должен подобрать себе соответствующим образом специалиста определенной квалификации, и неважно, какая это будет работа: высококвалифицированная или средне оплачиваемая», — говорит Изряднова.

По словам эксперта, на рынке сегодня востребованы так называемые качественные характеристики. От соискателей требуют обладания определенными навыками для конкретной работы, и по мере того, как повышается квалификация, требования к компетенциям и навыкам тоже разнятся.

Как возрастной дисбаланс влияет на рынок труда?

В последнее десятилетие численность трудоспособного населения ежегодно в среднем сокращается на один миллион человек. По данным Росстата, численность молодежи 15-19 лет с 2012 по 2017 год сократилась на 942 000 человек (до 6,7 млн), а возрастная группа от 20 до 24 лет убывает еще стремительнее: за тот же период ее численность уменьшилась на 3,77 млн человек (до 7,83 млн). «Идет демографический спад. И это тоже влияет на число вакансий. Если на рынок труда выходит с каждым годом все меньше работников, значит, специалистам служб занятости все труднее заполнять появившиеся вакансии», — говорит Капелюшников.

Заполнять открывшиеся вакансии возрастными кандидатами работодатели готовы не всегда, хотя, согласно Трудовому кодексу, дискриминация по возрасту в России запрещена. Однако, как отмечают специалисты служб занятости, руководители часто находят формальный предлог, чтобы отказать кандидатам, возраст которых не соответствует возрасту работающих в компании сотрудников.