П 2 ст 811

Дела о взыскании кредитной задолженности обоснованно, надо полагать, считаются несложными как для истцов – с точки зрения доказывания и обоснования, так и для судов – с точки зрения квалификации и правоприменения. Действительно, специфика кредитного правоотношения предполагает его перманентную фиксацию, в связи с чем фактическая сторона его может быть без труда доказательственно актуализирована, а область подлежащих применению к нему правовых норм вполне компактна и структурирована.

Вышеперечисленные факторы, казалось бы, должны исключить любые неоднозначности в вопросе о том, какие требования кредитор вправе предъявлять заёмщику в случае нарушения договора последним. Вместе с тем, отдельные положения закона о кредите (займе) относительно охранительных правомочий кредитора получают в практике разные толкования. В логической перспективе данное обстоятельство приводит к неопределенности допустимого предмета иска, а следовательно – и неопределённости того, какое удовлетворение получит истец, обратившись в суд.

Изложенное делает целесообразным анализ судебной практики по кредитным спорам на предмет того, как суды разрешают вопрос о правомочиях кредитора на случай нарушения кредитного договора заёмщиком. Принимая во внимание смежность правового регулирования кредитного договора и договора займа (п.2 ст.819 ГК РФ) разберёмся вначале, какие суммы и в каком порядке подлежат выплате кредитным заёмщиком в «штатном» порядке.

Итак, в соответствии со ст.819 ГК РФ заёмщик обязуется возвратить полученную в кредит денежную сумму и уплатить проценты на неё. Согласно п.1 ст.811 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами (п.1 ст.395 ГК РФ) или же установленная кредитным договором неустойка (п.4 ст.395 ГК РФ). Вопрос о допустимости начисления неустойки на сумму просроченных процентов, при всей своей дискуссионности и «потребительско-правозащитному» оттенку (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного СудаРоссийской Федерации от 13.09.2011 г. №146, письмо ЦБ РФ от 19.06.2015 г. N 41-2-12/782) на настоящий момент представляется разрешённым. Специальное законодательство, конкретно – ч.21 ст.5 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» прямо указывает, что неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком обязательств по возврату потребительского кредита (займа) и (или) уплате процентов на сумму потребительского кредита (займа) исчисляется от суммы всей просроченной задолженности, сумма задолженности по процентам из которой не изымается. Кроме того, абзацем 4 пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.1998 г. №13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее – «Постановление №13/14») разъяснено, что проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 811 ГК РФ, являются мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов.На практике вопрос разрешаетсясоответствующим образом: если начисление неустойки на сумму просроченных процентов договором предусмотрено, то такое начисление правомерно (Апелляционное определение Кемеровского областного суда по делу №33-573/2016 от 21.01.2016 г., Решение Кировского городского суда Мурманской области по делу № 2-13/2016 от 14.01.2016 г.).

Резюмируем. Заёмщик по кредитному договору обязан:
1. Вернуть сумму кредита.
2. Уплатить проценты на сумму кредита.
3. В случае просрочки возврата кредита и уплаты процентов – оплатить проценты за пользование чужими денежными средствами на основании ст.395 ГК РФ, а если договором предусмотрено начисление неустойки — уплатить неустойки на сумму просроченной задолженности.

В соответствии с п.2 ст.811 ГК РФ если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами. Данная формулировка не уточняет, за какой временной промежуток причитаются проценты, подлежащие взысканию, порождая тем самым неопределённость на практике.

С одной стороны, согласно п.16 Постановления №13/14 в случаях, когда на основании пункта 2 статьи 811, статьи 813, пункта 2 статьи 814 ГК РФ займодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа или его части вместе с причитающимися процентами, проценты в установленном договором размере (статья 809 ГК РФ) могут быть взысканы по требованию заимодавца до дня, когда сумма займа в соответствии с договором должна была быть возвращена.

Несмотря на то, что вышеназванная позиция закреплена руководящим разъяснением, на практике встречается позиция, ей противоположная. В её основе лежит теоретическое положение о том, что проценты по ст.819 ГК РФ подлежат уплате за период, в котором уже осуществлялось пользование денежными средствами, в то время как в будущем пользование денежными средствами носит лишь предположительный характер и может привести к неосновательному обогащению банка в случае досрочного возврата кредита, то ест возврата кредита ранее даты, обозначенной как дата возврата кредита в кредитном договоре (Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 15.03.2016 г. по делу № 33-4777/2016, Решение Миасского городского суда Челябинской области по делу № 2-495/2014 от 11.03.2014 г.). Автор считает, что согласиться с подобными доводами нельзя в силу следующего. Исходя из буквального толкования п.2 ст.811 ГК РФ требование вернуть кредит досрочно изменяет изначально установленные кредитным договором сроки. Данная позиция поддерживается высочайшей судебной практикой (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 08.11.2011 г. N 46-В11-20, Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 23.06.2015 г. N 5-КГ15-37, Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №2 (2015) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.06.2015 г.). Таким образом, требованием о досрочном возврате кредита устанавливается новый срок исполнения обязательства, срок, ранее согласованный кредитным договором как срок возврата кредита при этом утрачивает какое бы то ни было юридическое значение и возврат задолженности ранее этого срока (утратившего юридическое значение) может ни в коем случае считаться досрочным.

Таким образом, п.2 ст.811 ГК РФ в купе с п.16 Постановления №13/14 дают однозначный и непротиворечивый ответ на вопрос, за какой период причитаются кредитору проценты при досрочном истребовании долга, а именно – по день, который обозначен днём возврата по договору.

При всём при том при применении ст.811 ГК РФ встречается ещё одна крайность в виде взыскания процентов на сумму долга «до дня фактического возврата суммы долга» (Решение Центрального районного суда г.Кемерово по делу №2-2541/2015 от 16.04.2015 г.). Данные требования обосновываются ссылкой на п.2 ст.809 ГК РФ, согласно которой при отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа. По мнению автора данная позиция является по меньшей мере спорной по ряду материально- и процессуально правовых оснований.

На первый взгляд п.2 ст.809 ГК РФ находится в противоречии с п.2 ст.811 ГК РФ и взыскание процентов по день фактического возврата кредита в данном контексте представляется результатом признания приоритета первой из перечисленных норм. Вместе с тем, при буквальном прочтении законоположений выясняется, что предмет их регулирования различении и противоречие здесь только кажущееся: если п.2 ст.809 ГК РФ устанавливает срок, в течение которого подлежат начислению проценты безотносительно к тому, как они будут истребованы (материально-правовой аспект), то п.2 ст.811 ГК РФ устанавливает срок, за который проценты могут быть взысканы (процессуально-правовой аспект), не запрещая при этом взыскивать проценты, начисленные вплоть до дня возврата кредита на в будущем. Автор считает приведённое пояснение исчерпывающим для разрешения имеющегося вопроса, однако считает необходимым привести и иные основанные на буквальном толковании материального и процессуального закона положения, разоблачающие ущербность позиции, обосновывающей требования процентов до дня фактического возврата.

Итак, в соответствии с п.1 ч.1 ст.91 ГК РФ по искам о взыскании денежных средств цена иска определяется исходя из взыскиваемой денежной суммы, при этом согласно ч.2 указанной статьи цена иска должна быть указана истцом. Согласно ст. 132 ГК РФ к исковому заявлению в числе прочего прилагается расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы. Цена иска в части причитающихся процентов может быт рассчитана только в отношении тех процентов, которые подлежат начислению за срок действия кредитного договора, установленный первоначально.На более поздний период времени цена иска не может быть рассчитана в виду неопределённости дня фактического возврата кредита. Кроме того, необходимо подчеркнуть, что если проценты уже досрочно взысканы за период до дня возврата суммы долга, установленного первоначально, взыскание иных процентов будет возможным только если долг будет погашен после этого дня, в противном случае будет иметь место возможность повторного исполнения уже удовлетворённых требований, при том, что, как это ни парадоксально, исполнение беспредметного требования, не конкретизированного по сумме, не представляется возможным.

Тут, однако, следует отметить, что возможность взыскания на будущее предусмотрена для процентов по ст.395 ГК РФ. Так, согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 48 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 г. №7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» прямо предусматривает, что одновременно с установлением суммы процентов, подлежащих взысканию, суд при наличии требования истца в резолютивной части решения указывает на взыскание процентов до момента фактического исполнения обязательства (пункт 3 статьи 395 ГК РФ). При этом расчет процентов, начисляемых после вынесения решения, осуществляется в процессе его исполнения судебным приставом-исполнителем и иными органами и организациями, осуществляющими принудительное исполнение судебных актов. Однако аналогия тут едва ли уместна, поскольку в силу п. 4 Постановления №13/14 проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (статья 809 ГК РФ), кредитному договору (статья 819 ГК РФ) либо в качестве коммерческого кредита (статья 823 ГК РФ). Соответственно проценты по кредиту «по день фактического возврата долга» могут быть взысканы только после фактического погашения задолженности, то есть когда срок пользования денежными средствами будет доступен для исчисления.

Как отмечалось выше, пеня, предусмотренная договором, уплачивается заёмщиком в случае просрочки уплаты причитающихся банку платежей и может начисляться как на сумму основного долга, так и на сумму процентов. При этом следует иметь в виду, что требование о досрочном возврате задолженности по кредиту изменяет не только сроки возврата кредита, как уже отмечалось выше, но и условия о погашения долга по частям. Таким образом, при выставлении требования о досрочном погашении задолженности заёмщик становится обязанным по возврату всей сумы долга в установленный им срок (если же такое уведомление не направлялось, представляется обоснованным учитывать срок обращения с требованием в судебном порядке). По истечении этого срока должник считается просрочившим возврат суммы долга, следовательно, пеня может начисляться на сумму долга в полном объёме с этого момента и по день фактического возврата кредита. Однако, поскольку договорная неустойка не является процентами, подлежащими уплате на основании ст.395 ГК РФ и взыскание их возможно только на текущий момент и после фактического погашения задолженности. В тех случаях, когда договорная неустойка за определённый период пользования денежными средствами не начисляется (например, в случае расторжения кредитного договора), за банком остаётся право требовать проценты по ст.395 ГК РФ в силу ст.811 ГК РФ.

Отдельно следует вернуться к вопросу предъявления требования о досрочном возврате задолженности. Как было отмечено выше, условие кредитного договора о сроках возврата кредита считается в данном случае изменённым. С одной стороны, согласно пункту 2 статьи 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа. Исходя из данной нормы, требование о досрочном возврате задолженности по кредиту, предъявленное напрямую в суд без предварительного досудебного требования о досрочном возврате в силу ст.222 ГПК РФ должно быть оставлено судом без рассмотрения. С теоретической точки зрения можно добавить, что, поскольку защите в судебном порядке подлежать нарушенные и оспоренные права, то право банка на получение будущих аннуитетных платежей в момент обращения с иском ещё не нарушено неисполнением должника, соответственно, для заявления требования об их взыскании в суд необходимо досрочно истребовать их перед таким обращением. Данная позиция получила весьма широкое распространение на практике (Определение Ишимбйского городского суда республики Башкортостан по делу №2-618/2016 от 19.02.2016 г., Определение Березниковского городского суда Пермского края по делу №2-1083/2015 от 13.04.2015 г.).

Вместе с тем, позиция эта не является бесспорной, прежде всего потому, что буквально законом обязанности по досудебному урегулированию кредитного спора не установлено. Пунктом 2 ст.811 ГК РФ не указано, что требование банка должно быть исключительно досудебным. (Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда по делу № 33-388/2016 от 26.01.2016 г., Апелляционное определение Воронежского областного суда по делу № 33-4865/2015 от 10.09.2015 г.). Строго говоря, данная норма, исходя из её буквального толкования, закрепляет право банка на изменение условий кредитного договора в одностороннем порядке (п.4 ст.450 ГК РФ), и соблюдать порядок, установленный законом для изменения договора, банк не обязан.

Таким образом, проведённый анализ показал, что в правоприменительной практике по взысканию кредитной задолженности имеется ряд неоднозначных моментов, влекущих её острую порой противоречивость, прямо законом не урегулированных, но находящих однако разрешение при анализе подлежащих применению материально- и процессуально правовых норм, подлежащих применению к соответствующим отношениям. Для целей устранения правовой неопределённости и унификации судебной практики представляется необходимым урегулирование данных вопросов на законодательном уровне или же на уровне руководящих разъяснений.

5 июня 2019

Данное понятие означает, что лицо, выступающее кредитором, не в полной мере передало средства по договору займа или вовсе не дало ни копейки – но, несмотря на это, требует возврата.
В соответствии с положениями статьи 812 Гражданского кодекса РФ, заемщик вправе доказывать, что предмет договора займа в действительности не поступил в его распоряжение или поступил не полностью (оспаривание займа по безденежности).
При заключении договора займа в письменной форме (в случае, если его сумма превышает десять тысяч рублей, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы), оспаривание займа по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы или стечения тяжелых обстоятельств, а также представителем заемщика в ущерб его интересам.
В случае оспаривания займа по безденежности размер обязательств заемщика определяется исходя из переданных ему или указанному им третьему лицу сумм денежных средств или иного имущества.
В качестве одного из доказательства в суде недействительности договора, заключенного между кредитором и заемщиком в данном случае может выступать то обстоятельство, что кредитор не может предоставить суду никаких документов, подтверждающих передачу средств. В качестве таких могут выступать расписка, акт приёма-передачи, чеки, квитанции, приходные ордеры и т. д.
Подготовлено прокуратурой Пронского района

Вернуться к списку

01 июня 2018 года вступили в силу изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ), внесенные Федеральным законом от 26.07.2017 № 212-ФЗ.

Изменения подготовлены на основе Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации и касаются правового регулирования финансовых сделок, в частности договора займа.

Принятые нововведения устанавливают дифференцированное регулирование займа в зависимости от субъектного состава и цели займа.

В новой редакции изложена ст. 807 ГК РФ, согласно пункту первому которой по договору займа одна сторона (займодавец) передает или обязуется передать в собственность другой стороне (заемщику) деньги, вещи, определенные родовыми признаками, или ценные бумаги, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество полученных им вещей того же рода и качества либо таких же ценных бумаг.

До 01 июня 2018 года договор займа считался заключенным с момента передачи предмета займа. Теперь законодатель предоставил возможность заключения договора займа, предусматривающего обязательство займодавца передать заемщику деньги, вещи, определенные родовыми признаками, или ценные бумаги.

Примечательно, что в силу абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК РФ указанные нововведения не распространяются на займодавцев-граждан. Договор займа с гражданином, как и прежде, считается заключенным с момента передачи предмета займа.

Кроме того, законом предусмотрено право на отказ от займа.

Так, в силу п. 3 ст. 807 ГК РФ, если займодавец в силу договора займа обязался предоставить заем, он вправе отказаться от исполнения договора полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленный заем не будет возвращен в срок.

Заемщик, в свою очередь, имеет право отказаться от получения займа полностью или частично. Для этого ему необходимо уведомить об этом займодавца до установленного договором срока передачи предмета займа, а если такой срок не установлен, в любое время до момента получения займа, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором займа, заемщиком по которому является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность (абз. 2 п. 3 ст. 807 ГК РФ).

Принятые изменения затронули также положения ГК РФ о процентах по договору займа.

Во-первых, в законодательство введено новое понятие «ростовщические проценты». Под ними понимаются проценты за пользование займом, которые в два и более раза превышают обычно взимаемые в подобных случаях проценты и потому являются чрезмерно обременительными для должника.

В соответствии с п. 5 ст. 809 ГК РФ размер ростовщических процентов может быть уменьшен судом до размера процентов, обычно взимаемых при сравнимых обстоятельствах. Указанное правило применяется к договорам займа, заключенным между гражданами или между юридическим лицом, не осуществляющим профессиональной деятельности по предоставлению потребительских займов, и заемщиком-гражданином.

Во-вторых, установлено, что договор займа между гражданами предполагается беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное, в случае, если договор заключен на сумму, не превышающую 100 000 рублей. Указанное правило распространяется также на договоры займа, заключенные между индивидуальными предпринимателями.

В-третьих, предусмотрена возможность указания в договоре как фиксированной, так и плавающей процентной ставки, которая может меняться в зависимости от предусмотренных договором условий, в том числе в зависимости от изменения переменной величины, либо иным путем, позволяющим определить надлежащий размер процентов на момент их уплаты (п. 2 ст. 809 ГК РФ).

Еще одно важное изменение внесено в положения ст. 811 ГК РФ, определяющей последствия нарушения заемщиком договора займа.

В новой редакции п. 2 ст. 811 ГК РФ установлено, что, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с процентами за пользование займом, причитающимися на момент его возврата.

Теперь в законе прямо указано, что имеются в виду проценты за пользование займом, причитающиеся на момент его возврата, а не проценты за весь предусмотренный договором срок.

Принятые изменения обусловлены развитием экономики и вовлечением в заемные отношения юридических лиц, предоставляющих займы на любые цели, и направлены на установление особой защиты интересов граждан.

ЕКАТЕРИНА ЧЕЛЫШЕВА, ЗАВЕДУЮЩИЙ СЕКТОРОМ ПО ОРГАНИЗАЦИОННО-КОНСУЛЬТАЦИОННОЙ РАБОТЕ И СВЯЗЯМ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ ЮРИДИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА ХАБАРОВСКА, ТЕЛ. 41-98-34

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 08 (190) дата выхода от 21.08.2018.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

1. В случае просрочки возврата суммы займа заемщик обязан уплатить по выбору заимодавца договорную неустойку (ст. ст. 330, 331 ГК РФ) либо проценты за просрочку, предусмотренные п. 1 комментируемой статьи (абз. 6 п. 15 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14). Взыскание убытков за нарушение заемных денежных обязательств не практикуется.

Обязанность к уплате процентов за просрочку (так называемых мораторных процентов) в отличие от обязанности по уплате заемных процентов носит не регулятивный, а охранительный характер. Мораторные проценты начисляются со дня просрочки возврата суммы займа или ее части до момента погашения задолженности, который определяется в соответствии с п. 3 ст. 810 ГК РФ. Проценты начисляются по ставке, указанной в п. 1 ст. 395 ГК РФ. Стороны могут договориться об ином размере и порядке начисления процентов.

Мораторные проценты начисляются независимо от начисления заемных процентов. Поэтому на сумму займа, уплата которой просрочена, продолжают начисляться заемные и начинают начисляться мораторные проценты. Начисление процентов на проценты допускается лишь в случаях, прямо предусмотренных законом или договором (абз. 4 п. 15 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14). Подлежащие уплате мораторные проценты могут быть уменьшены судом на основании ст. 333 ГК РФ.

2. При наследовании имущества заемщика действует следующее правило. Проценты за пользование чужими денежными средствами, подлежащие уплате в соответствии со ст. 395 ГК РФ, взимаются за неисполнение заемного обязательства наследодателем по день открытия наследства. После открытия наследства указанные проценты за неисполнение заемного обязательства наследником взимаются по истечении времени, необходимого для принятия наследства (приобретения выморочного имущества).

3. Просрочка уплаты части займа, если заем должен возвращаться по частям, дает заимодавцу право требовать досрочного погашения всей оставшейся суммы займа. При этом заимодавец вправе требовать уплаты заемных процентов, которые бы ему причитались до окончания срока займа (п. 16 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14), несмотря на то что сумма займа была возвращена досрочно.

Притязание на досрочную уплату суммы займа не направлено на изменение заемного правоотношения, срок возврата займа не изменяется. Отсюда следует, что если после досрочной уплаты процентов размер банковской ставки изменился и на момент окончания срока займа эта ставка иная (п. 1 ст. 809 ГК РФ), то стороны могут требовать изменения размера уплаченных процентов.

Следует иметь в виду, что стороны договора займа могут указать в нем иные (помимо определенных законом) основания, влекущие возникновение права заимодавца требовать досрочного исполнения обязательства заемщиком. Однако, как свидетельствует судебная практика, стороны договора займа, где заемщиком выступает физическое лицо, не вправе указывать в нем иные нарушения, не предусмотренные нормами ГК РФ, влекущие возникновение права заимодавца требовать досрочного исполнения обязательств заемщиком, поскольку такое условие нарушает Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей».

4. Судебная практика:

— Определение Конституционного Суда РФ от 16.04.2009 N 331-О-О;

— Определение Конституционного Суда РФ от 15.01.2009 N 243-О-О;

— Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14;

— Постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9;

— Постановление Президиума ВАС РФ от 19.03.2013 N 9423/12 по делу N А40-49847/11-58-241;

— Постановление ФАС Московского округа от 27.08.2009 N КГ-А40/7497-09-Б по делу N А40-14147/09-97-152;

— Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24.05.1999 N Ф08-888/99.

1. Заемщик вправе доказывать, что предмет договора займа в действительности не поступил в его распоряжение или поступил не полностью (оспаривание займа по безденежности).

2. Если договор займа должен быть совершен в письменной форме (статья 808), оспаривание займа по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы или стечения тяжелых обстоятельств, а также представителем заемщика в ущерб его интересам.

3. В случае оспаривания займа по безденежности размер обязательств заемщика определяется исходя из переданных ему или указанному им третьему лицу сумм денежных средств или иного имущества.

Комментарий к Ст. 812 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет правила оспаривания договора займа по безденежности. Поскольку договор займа является реальным, то отсутствие факта передачи заемщику предмета займа не позволяет рассматривать его как совершенную сделку вне зависимости от формы волеизъявления (устная, письменная). Поэтому такой договор следует считать незаключенным (п. 3 комментируемой статьи), даже несмотря, например, на наличие расписки или единого документа, подписанного сторонами. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от заимодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей, т.е. договор займа считается заключенным в переданной части.

Признание договора займа незаключенным не следует путать с его недействительностью. Исключение вытекает из редакции п. 2 комментируемой статьи. В нем речь идет о недействительных сделках, заключенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

2. Отсутствие факта передачи заемщику предмета займа называется в п. 1 комментируемой статьи «безденежностью» (аналогично — безвалютность) займа. Указанный термин не вполне точен и нуждается в расширительном толковании, учитывая, что предметом займа могут быть не только деньги (в этом случае он оправдан), но и другие вещи, определяемые родовыми признаками.

Общее правило п. 1 комментируемой статьи предоставляет заемщику право оспаривать договор займа по безденежности, если деньги или вещи, определяемые родовыми признаками, фактически не были им получены от заимодавца либо были получены, но в меньшем количестве. Если данное обстоятельство доказано, заемщик освобождается от обязательства соответственно полностью или частично ввиду отсутствия договора займа либо основания для уплаты долга в согласованном размере. Бремя доказывания безденежности займа лежит на заемщике.

Заемщик может воспользоваться своим правом на оспаривание договора займа по его безденежности либо путем предъявления самостоятельного иска к заимодавцу, либо в виде возражения на исковое требование заимодавца о взыскании долга по договору займа.

3. Комментируемая статья предусматривает, что безденежность займа имеет место только в том случае, когда предмет займа фактически не передавался заимодавцем. Поэтому заемщик не может оспаривать договор займа по безденежности, если имеются документы, подтверждающие получение займа, однако заемщик не отразил или неправильно отразил в своей бухгалтерской отчетности факт получения суммы займа от заимодавца (Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 2 сентября 2010 г. по делу N А27-575/2010; ФАС Северо-Кавказского округа от 30 июня 2008 г. N Ф08-2884/2008 по делу N А53-6116/2007-С1-43; ФАС Уральского округа от 14 января 2010 г. N Ф09-10038/09-С4 по делу N А60-18599/2009-С11; от 11 августа 2010 г. N Ф09-5753/10-С4 по делу N А34-7507(4)/2009).

4. Норма п. 2 комментируемой статьи является частным случаем общего правила о последствиях несоблюдения простой письменной формы сделки (ст. 162 ГК) и подлежит применению только в тех случаях, когда стороны совершили договор займа в письменной форме в силу императивной нормы закона. Если же договор займа совершен в письменной форме, но по закону она не требуется, доказывание безденежности договора займа с помощью свидетельских показаний следует считать допустимым.

Для случаев заключения договора в письменной форме, но под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств п. 2 комментируемой статьи предусмотрен специальный порядок доказывания безденежности займа. В указанных ситуациях использование свидетельских показаний допускается. Однако это не единственное отличие от общего правила. Пункт 1 комментируемой статьи распространяется на случаи, когда воля и волеизъявление сторон договора займа, как правило, совпадают. Следовательно, для освобождения от долга заемщик должен доказать только факт безденежности займа. В силу п. 3 комментируемой статьи такой договор следует считать незаключенным. Однако когда договор займа заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств, то помимо безденежности в договоре имеется порок воли заемщика, поэтому такие сделки можно признавать недействительными по ст. 179 ГК РФ.

5. Если договор займа не является безденежным, однако был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств, он должен быть признан недействительным в общем порядке по ст. 179 ГК РФ.