Особенности ответственности за нарушение денежных обязательств

Обязанность уплатить деньги, вытекающая из договора или из внедоговорного основания, в том числе обязанность возместить причиненные убытки, составляет содержание денежного обязательства.

Его главная особенность состоит в том, что оно имеет своим предметом деньги, которые в нормальном гражданском обороте всегда дают некоторый «прирост» независимо от усилий их владельца (ибо обычно он помещает их в банк или в иную кредитную организацию и получает средний годовой процент, составляющий как бы «естественный прирост»). Поэтому тот, у кого находятся денежные средства, подлежащие передаче другому лицу (кредитору, потерпевшему и т.п.), должен вернуть их не в первоначально обусловленной сумме, а с указанным приростом, если только иное прямо не установлено законом или договором.

Размер такого прироста определяется либо специальным законом (императивно для определенных видов правоотношений), либо соглашением сторон (которое может даже сделать пользование деньгами безвозмездным), а в их отсутствие — общей диспозитивной нормой закона («законный процент»). Эти суммы не являются ни неустойками, ни убытками, ибо не представляют собой мер ответственности за правонарушение, хотя и составляют его последствия (чаще всего — последствия просрочки в уплате денежного долга). Они являются платой за пользование чужими (т.е. подлежащими возврату управомоченному лицу) денежными средствами за все время их фактического использования, включая и просрочку, причем независимо от хозяйственных результатов их использования . Ведь в имущественном обороте деньги тоже являются товаром и используются на возмездных началах (если только безвозмездный характер их использования не установлен законом или договором).

Подробнее о юридической природе рассматриваемых процентов см.: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве (Серия «Классика российской цивилистики»).

М., 1999. С. 96 — 98, 194 — 198; Розенберг М.Г. Правовая природа процентов годовых по денежным обязательствам (практические и теоретические аспекты применения новых положений ГК РФ) // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998.

Поэтому такие проценты (при отсутствии иных специальных указаний закона или договора) подлежат уплате правонарушителем, в частности допустившим просрочку должником, наряду с неустойкой (мерой ответственности), установленной законом или договором. Они не могут быть и уменьшены на основании ч. 1 ст. 333 ГК, поскольку в отличие от неустоек не являются мерами имущественной ответственности. Но при этом убытки по-прежнему остаются границей, определяющей предельный объем возмещения (п. 2 ст. 395 ГК), т.е. могут быть взысканы лишь в сумме, не покрытой названными процентами и неустойкой.

Размер рассматриваемых процентов может определяться твердой величиной — «законным процентом» (в европейских континентальных правопорядках, как и в прежнем отечественном гражданском праве, он обычно составляет от 3 до 5% годовых на сумму долга), а может быть «плавающим», зависимым, в частности, от банковской ставки (средней ставки предоставления кредитов, например, Центральным банком, как это предусмотрено п. 1 ст. 395 ГК). Это сделано в условиях инфляции, обусловившей довольно резкие колебания такой ставки с учетом быстро меняющейся рыночной конъюнктуры.

Значительный размер данной ставки (достигавший в начале и середине 90-х годов XX века нескольких десятков и даже сотен процентов годовых) и огромные неустойки за просрочку в возврате кредитов, устанавливаемые коммерческими банками в договорах с клиентами (как правило, намного превышающие 1000% годовых), привели к распространению требований о взыскании в качестве процентов по денежным обязательствам сумм, иногда в десятки раз превышающих сумму основного долга. Учитывая, что правила о возможности взыскания процентов по денежным обязательствам помещены в ст.

395 ГК, озаглавленной «Ответственность за неисполнение денежного обязательства», судебно-арбитражная практика стала рассматривать проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК, как особую меру ответственности (а по существу — законную зачетную неустойку), применение которой исключает применение иных мер ответственности за данное правонарушение (в частности, взыскание предусмотренных договорами неустоек за просрочку) .

Подробнее об этом см.: Витрянский В.В. Проценты по денежному обязательству как форма ответственности // Хозяйство и право. 1997. N 8.

К сожалению, в дискуссии, развернувшейся по этому поводу в научной литературе, едва ли не решающую роль сыграла не вполне удачная формулировка ст. 395 ГК, которая говорит о взыскании процентов годовых как последствии правонарушения, а в действительности поглощает понятия как неустойки, взыскиваемой за просрочку в исполнении денежного обязательства, так и процентов за пользование чужими денежными средствами. В дальнейшем, с введением в действие второй части Гражданского кодекса, содержавшей специальные нормы о процентах за пользование заемными средствами, судебно-арбитражная практика стала более четко различать проценты по денежным обязательствам, одни из которых представляют собой меру ответственности за правонарушение (п. 1 ст. 395 ГК), а другие — плату за пользование чужими деньгами (п. 1 ст. 809 ГК) , хотя в обоих случаях они определяются одинаково — учетной ставкой (ставкой рефинансирования) Центробанка. При этом проценты как мера ответственности за неисполнение денежного обязательства по общему правилу не могут признаваться неустойкой (и соответственно не могут быть уменьшены судом по правилам ч. 1 ст. 333 ГК) и тем более — убытками, а следовательно, являются особой, самостоятельной мерой гражданско-правовой ответственности .

КонсультантПлюс: примечание.

«Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам» (под ред. В.М. Жуйкова) включен в информационный банк согласно публикации — Норма, 2008 (издание второе, переработанное и дополненное).

Ср. п. п. 4 и 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» и комментарий к ним Л.А. Новоселовой (см.: Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам / Под ред. В.М. Жуйкова. М., 1999. С. 153 — 156, 160 — 161).

КонсультантПлюс: примечание.

Представляется, что этот подход к определению юридической природы процентов годовых, начисляемых за просрочку исполнения денежных обязательств, в значительной мере обусловлен особенностями действующего законодательства. Однако он достигает главной практической цели — в случае просрочки в уплате денег позволяет одновременно взыскивать с неисправного должника проценты годовых и за неправомерное использование чужих денежных средств, и как санкцию за просрочку (причем исключает возможность уменьшения размера последней, не признавая ее неустойкой).

Особенностью ответственности за нарушение денежного обязательства (невозврат денег) является и то обстоятельство, что должнику от нее невозможно освободиться, в том числе со ссылкой на отсутствие своей вины или наличие непреодолимой силы, ибо, как писал Л.А. Лунц, «уплата денег, имеющих хождение в данной стране, всегда объективно возможна», поскольку «невозможность исполнения могла бы наступить лишь в случае исчезновения денег без замены их новыми, т.е. в случае прекращения товарно-денежного хозяйства» . Случай или непреодолимая сила могут помешать должнику произвести уплату вовремя, но не могут воспрепятствовать ему в конце концов заплатить свой долг кредитору . По сути, возражения должника против уплаты долга все равно так или иначе сведутся к отсутствию у него денег, что, разумеется, не может служить основанием для освобождения его от ответственности (ср. п. 3 ст. 401 ГК). С этой точки зрения ответственность за возврат денежного долга является абсолютной. Такой подход к исполнению денежных обязательств общепринят как в развитых зарубежных правопорядках, так и в международном коммерческом обороте.

Лунц Л.А. Указ. соч. С. 311 — 312.

В международном коммерческом обороте даже при наступлении форс-мажорных обстоятельств, препятствующих своевременной уплате долга, на эту сумму все равно начисляются проценты годовых, «независимо от того, освобождается ли сторона от ответственности за неплатеж» (т.е. от уплаты санкций за просрочку платежа, но, разумеется, не от основной обязанности произвести платеж долга). См.: п. 1 ст. 7.4.9 Принципов международных коммерческих договоров, разработанных Международным институтом по унификации частного права (УНИДРУА) // Принципы международных коммерческих договоров. М., 2003. С. 231 — 232.

Давая деньги взаймы знакомым, друзьям или родственникам, необходимо четко понимать, что при определенных раскладах эти финансовые средства к вам могут не вернуться никогда. Что же делать в том случае, если ваш должник не возвращает деньги в срок и кормит бесконечными «завтраками»? Можно ли привлечь за невозврат долга по статье УК РФ?

Ответ на этот вопрос вы узнаете из нашей сегодняшней статьи.

Невозврат долга: что говорит УК РФ?

В Уголовном кодексе России отдельной статьи, устанавливающей ответственность за невозврат долга, не имеется.

Единственная статья УК РФ, по которой могут быть квалифицированы действия, связанные с получением денег в долг и их дальнейшим невозвратом – это мошенничество (ст. 159 УК РФ). Однако, далеко не любой невозврат денег является мошенничеством.

Под мошенничеством, в соответствии с уголовным законом, понимается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Это преступление может быть только умышленным и предполагает, что гражданин уже в момент занятия денег изначально не собирался возвращать полученные финансы и решил обмануть своего кредитора, уверив его в том, что вернет долг.

Отсутствие такого умысла исключает любую возможность привлечь человека к уголовной ответственности за невозвращение долга.

На практике, такого рода дела и материалы довольно часто инициируются банками и микрофинансовыми организациями, которые пытаются обвинить граждан-заемщиков в мошеннических действиях, при этом, пугают их тем, что уголовная ответственность за просрочку долга возникает чуть ли не автоматически. Разумеется, это не более чем психологический ход, не имеющий ничего общего с действительностью.

Классический пример ситуации: гражданин А. берет в МФО в заем 20 000 рублей с обязательством вернуть долг и проценты по нему до определенного срока. По прошествии установленного времени, а также в дальнейшем, гражданин А. не возвращает долг, объясняя это тем, что в его жизни сложились тяжелые обстоятельства, не позволяющие ему вернуть деньги, при этом, умысла на обман у него не имелось

На практике, опровергнуть доводы гражданина о том, что, занимая деньги, он не собирался мошенничать, практически невозможно и по абсолютному большинству таких заявлений выносятся решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Для целей Уголовного кодекса, не имеет принципиального значения, имел ли место невозврат долга по расписке, либо без расписки. Важна лишь только возможность доказать умысел человека на мошенничество. Но об этом мы поговорим уже в следующей части статьи.

Дорогие читатели! Мы рассказываем о наиболее типовых ситуациях решения вопросов с долгами, однако, каждый случай индивидуален и требует особого подхода.

Если вы хотите узнать, можно ли решить конкретно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта на нашем сайте, либо звоните по телефонам, указанным вверху!

Как доказать умысел на мошенничество при невозврате долга?

Несмотря на то, что в большинстве случаев установить умысел заемщика на мошенничество (даже при условии, что он был на самом деле) невозможно, судебная практика по мошенничеству за невозврат долга существует.

Но касается она, прежде всего, ситуаций, связанных с получением кредитов и микрозаймов в банках и МФО по «липовым» анкетным данным. Например, в тех случаях, когда гражданин, заполняя анкету, сообщает о том, что имеет постоянное место работы и высокий заработок, хотя, на самом деле не имеет никаких источников дохода.

Для таких ситуаций в Уголовном кодексе существует специальная статья – 159.1 УК РФ – «Мошенничество в сфере кредитования» и она совсем не «мертвая». Приговоры по ней регулярно выносятся судами по всей стране.

Впрочем, здесь тоже все не так однозначно и практика возбуждения таких уголовных дел в разных регионах России может кардинально отличаться. Так, многие юристы справедливо полагают, что для наступления уголовной ответственности одного лишь факта предоставления недостоверных данных при получении кредита явно недостаточно и данный факт далеко не всегда свидетельствует о наличии умысла на мошенничество.

Таким образом, в любой ситуации с невозвратом долга органы обязаны доказать умысел лица на мошенничество – это ключевой момент и без этого не может быть состава преступления!

В случае с долговым обязательством, возникшим между физическими лицами, все сложнее и здесь чаще всего доказать умысел на мошенничество вообще нереально, хотя, определенные шансы есть, но их лучше всего обсудить с юристом. Возможно, в вашей ситуации более грамотным будет перевести ход разбирательства в гражданско-правовую плоскость, не теряя времени на бессмысленную переписку с полицией и прокуратурой.

Вам должны денег и не отдают? Вы должны деньги и вам угрожают мошенничеством? Задайте любой вопрос по этой теме нашим юристам и получите гарантированный квалифицированный ответ!

Проценты за пользование чужими денежными средствами начисляются только на сумму денежных средств и не начисляются на проценты за пользование.

Согласно п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», «размер процентов, подлежащих уплате за пользование чужими денежными средствами, определяется существующей в месте жительства кредитора-гражданина (месте нахождения юридического лица) учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства. В настоящее время в отношениях между организациями и гражданами Российской Федерации подлежат уплате проценты в размере единой учетной ставки Центрального банка Российской Федерации по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования).

Предусмотренные пунктом 1 статьи 395 проценты подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом.

Проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок».

Прим.:

В п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса РФ об обязательствах и их исполнении» содержатся следующие разъяснения:

Проценты за пользование деньгами и «проценты на проценты» (сложные проценты)

При просрочке уплаты суммы основного долга на эту сумму подлежат начислению как проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами (например, проценты, установленные пунктом 1 статьи 317.1, статьями 809, 823 ГК РФ), так и проценты, являющиеся мерой гражданско-правовой ответственности (например, проценты, установленные статьей 395 ГК РФ).

При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 317.1 ГК РФ по общему правилу не допускается начисление предусмотренных законом или договором процентов, являющихся платой за пользование денежными средствами, на такие же проценты за предыдущий срок (сложные проценты), за исключением обязательств, возникающих из договоров банковского вклада или из договоров, связанных с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности. Однако, если иное не установлено законом или договором, за просрочку уплаты процентов, являющихся платой за пользование денежными средствами, кредитор вправе требовать уплаты неустойки или процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ.

Юридическая природа процентов за пользование чужими денежными средствами

С момента принятия ГК РФ в литературе не прекращаются споры относительно правовой природы процентов, которые установлены в ст.395 ГК. К настоящему моменту можно с уверенностью говорить о двух основных подходах к данной проблеме, которые сложились в юридической литературе.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, как правило, влечет за собой наступление гражданско-правовой ответственности должника перед кредитором. Как уже указывалось, гражданско-правовая ответственность — это не любая санкция за совершенное правонарушение, а связанная с отрицательными последствиями для нарушителя, которые выражаются в возлагаемых на него дополнительных обременениях имущественного или личного характера Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1. М., 1998. С. 429-431. .

При этом ответственность за нарушение того или иного обязательства может отличаться определенными особенностями. Специфические черты ответственность за нарушение денежных обязательств приобретает, прежде всего, в случаях, когда должник допускает просрочку их исполнения. Нарушение иных требований, предъявляемых законом к исполнению денежных обязательств (например, требований относительно места исполнения), на характере ответственности должника не сказывается.

Неисполнение денежного обязательства заключается в уклонении от оплаты, а ненадлежащее исполнение — имеет место, как правило, при несвоевременной передаче требуемой суммы. При неисполнении (просрочке исполнения) денежного обязательства на должника возлагается обязанность уплатить кредитору проценты, начисленные на сумму долга. В этом состоит главная особенность ответственности по таким обязательствам.

Именно проценты представляют собой дополнительное обременение, которое ложится на должника, нарушившего обязательство по оплате.

Однако начисление процентов на сумму денежного долга не всегда связано с ответственностью должника. Проценты могут взиматься и при правомерном пользовании должником чужими денежными средствами. В этом случае они представляют собой плату кредитору за пользование принадлежащим ему имуществом и не являются формой ответственности.

Обязанность платить проценты на сумму долга установлена и в действующем российском гражданском законодательстве (ст.395 ГК РФ). Чтобы понять его новизну, рассмотрим, на каких началах строилась ответственность за нарушение денежного обязательства по ранее действовавшему законодательству.

Перечень обстоятельств, с которыми закон связывает обязанность платить проценты за пользование чужими денежными средствами, установленный п.1 ст.395 ГК РФ, позволяет сделать вывод, что проценты теперь подлежат уплате независимо от того, получены ли чужие денежные средства в соответствии с договором либо при отсутствии договорных отношений. Данное положение закреплено и в п.50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Вместе с тем, установив достаточно четкое и логичное правило о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, законодатель не дал прямого ответа на вопрос о юридической природе этих процентов. Как справедливо указывает Л.А. Новоселова, «понятие «годовые проценты» само по себе не определяет правовой природы складывающихся отношений, а лишь указывает на способ исчисления денежных сумм» Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2000. С. 52. .

Полагаем, что сам факт включения рассматриваемой статьи в главу 25 ГК РФ «Ответственность за нарушение обязательств» исходно выражает позицию законодателя и ориентирует на отнесение данной санкции к формам гражданско-правовой ответственности. Об этом же свидетельствуют позиция большинства исследователей-теоретиков и результаты рассмотрения конкретных дел в арбитражных судах. Проведенный анализ судебно-арбитражной практики нескольких федеральных арбитражных судов округов за последние несколько лет показал, что при вынесении решений по делам, связанным с взысканием процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, в подавляющем большинстве случаев суды исходят из того, что проценты по ст.395 ГК РФ являются самостоятельной, наряду с возмещением убытков (ст.15 ГК РФ) и взысканием неустойки (ст.330 ГК РФ), формой ответственности.

Однако отсутствие определенности в позиции законодателя привело к тому, что вопрос о юридической природе процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами стал предметом непрекращающихся дискуссий, развернувшихся на страницах научной литературы, которые не удалось погасить и в результате накопления соответствующей практики.

Рассмотрим основные подходы к разрешению данной проблемы, сложившиеся в цивилистике, предварительно отметив, что использование любого правового средства требует уяснения его правовой природы и причин появления в законодательстве. От того, как будет определена юридическая природа процентов, зависит решение целого ряда других вопросов, имеющих несомненное теоретическое и практическое значение. Однако, «исследуя природу процентов, нужно исходить не из гипотетических процентов, а из процентов годовых, имеющих тот вид, который вытекает из действующих гражданско-правовых норм» Витрянский В.В. Проценты по денежному обязательству как форма ответственности. // Хозяйство и право. 1997. №8.С. 66. .

В связи с этим внимание, в основном, сосредоточено на анализе тех позиций, которые актуальны по отношению к действующему российскому гражданскому законодательству.

Традиционной и наиболее распространенной является точка зрения, поддерживаемая Л.А. Лунцем, Е.А. Сухановым и рядом других авторов, согласно которой проценты, взыскиваемые в порядке ст.395 ГК РФ, представляют собой плату кредитору за пользование его денежными средствами. Наиболее последовательно данный взгляд на правовую природу процентов отстаивает М.Г. Розенберг.

При подобном подходе взимание (уплата) процентов годовых производится по правилам возврата основной суммы долга. Поскольку его сторонниками проценты не рассматриваются как форма гражданско-правовой ответственности, делается вывод о том, что общие положения гражданского законодательства о порядке и основаниях возложения ответственности за нарушение обязательств не подлежат применению. «Основанием для требования процентов служит сам факт нахождения у должника денежных средств, принадлежащих кредитору или подлежащих передаче ему собственных средств должника или средств третьих лиц» Розенберг М.Г. Правовая природа процентов годовых по денежным обязательствам (практические и теоретические аспекты применения новых положений ГК РФ) // Гражданский кодекс России. Проблемы, теория, практика. М., 1998.С. 317. .

Правильность изложенной позиции вызывает сомнения. То, как закон определяет поведение должника, влекущее обязанность платить проценты, позволяет убедиться в обратном. Проценты, как следует из ст.395 ГК РФ, подлежат уплате на сумму долга, в частности, в тех случаях, когда должник неправомерно ее удерживал, уклонялся от ее возврата либо допускал иную просрочку исполнения денежного обязательства.

Основанием для взыскания процентов служит здесь не любое, а именно неправомерное удержание денежных средств, не факт их не передачи в установленный срок кредитору, а факт ненадлежащего исполнения обязательства.

Нахождение у должника подлежащих передачи кредитору денежных средств само по себе еще не свидетельствует о просрочке должника. В соответствии со ст.405 ГК РФ, устанавливающей обязанность должника, просрочившего исполнение, отвечать перед кредитором, закон признает просрочку правонарушением, влекущим за собой ответственность должника, в частности, обязанность возместить убытки. Едва ли это согласуется с квалификацией уплачиваемых в случае просрочки процентов в качестве платы за пользование чужими денежными средствами, не являющейся формой ответственности.

Возражая против квалификации процентов в качестве формы ответственности, М.Г. Розенберг указывал, что в пользу такой квалификации не может служить то обстоятельство, что законодатель поместил ст.395 ГК РФ в главу об ответственности за нарушение обязательств и использовал термин «ответственность» в названии самой статьи. «Это оказалось данью традиции: и в ГК РСФСР 1964 г. норма о процентах годовых содержалась в одноименной главе»1. Однако в ст.395 ГК РФ говорится именно о неправомерном пользовании чужими денежными средствами, что подтверждает правильность квалификации процентов в качестве формы ответственности.

Как отмечает Л.А. Новоселова, основанием для взыскания процентов по ст.395 ГК РФ «является именно правонарушение, а не любое другое действие (бездействие), повлекшее фактическое пользование чужими денежными средствами» Новоселова Л.А. О правовых последствиях нарушения денежного обязательства // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1999. № 3. С. 69. . Подтверждением тому служит указание закона на «неисполнение денежного обязательства», «неправомерность удержания денежных средств». Приведенные формулировки свидетельствуют о том, что поведение должника носит противоправный характер. Противоправность же, как известно, является одним из оснований гражданско-правовой ответственности.

Итак, проценты, предусмотренные ст.395 ГК РФ, должны рассматриваться в качестве формы гражданско-правовой ответственности. Она состоит в «присоединении к нарушенной обязанности новой дополнительной обязанности, которой до правонарушения не существовало» Розенберг М.Г. Указ. соч.С. 328. .

Следует учитывать, что в различных статьях ГК РФ, где речь идет об уплате процентов годовых (немало данных норм в разделе IV ГК РФ, посвященных отдельным видам обязательств), имеются в виду разные по своей природе меры воздействия на должника Ипатов А.Б. Отдельные вопросы применения статьи 395 ГК РФ // Юрист. 2001. № 10. . Так, п.1 ст.809 ГК РФ устанавливает обязанность заемщика уплатить проценты на предоставленную ему по договору займа денежную сумму. Проценты, взыскиваемые в силу данной статьи, отличаются по своей правовой природе от процентов по ст.395 ГК РФ Гражданское право. Учебник/ Под ред. Е.А. Суханова. T.I. M., 1998. С. 456. Уплачиваемые заемщиком на сумму займа проценты выступают в качестве платы за предоставленную ему заимодавцем возможность пользования данной суммой в течение обусловленного срока. Так же следует определять правовую природу процентов, уплачиваемых по кредитному договору (ст.819 ГК РФ), договору банковского вклада (ст.838 ГК РФ) и договору банковского счета (ст.852 ГК РФ).

Квалификация предусмотренных ст.395 ГК РФ процентов в качестве платы за пользование денежными средствами, не являющейся формой ответственности, не позволяется выявить различий в правовой природе данных процентов и процентов, уплачиваемых на основании соответствующего договора, ведь в обоих случаях при начислении процентов подразумевается доход, который мог бы извлечь из денежных средств кредитор, будь они у него.

В качестве одного из аргументов, призванных подтвердить обоснованность квалификации процентов, установленных в ст.395 ГК РФ, в качестве платы за пользование денежными средствами, указывается и на особый характер денежных средств, их способность в современных условиях хозяйствования приносить доход. Правовая природа процентов обосновывается тем, что «в имущественном обороте деньги тоже являются товаром и используются на возмездных началах (если безвозмездный характер их использования не установлен законом или договором)». Начисление на сумму денежного долга процентов не рассматривается как дополнительное обременение должника, поскольку означает лишь перераспределение в пользу кредитора извлеченного должником из этих денег дохода.

По мнению Е.А. Суханова, одной из особенностей денег как товара является то, что «в нормальном имущественном обороте деньги дают некоторый «прирост» независимо от усилий их владельца (ибо он кладет их в банк и получает как минимум средний годовой процент, являющийся как бы «естественным приростом», подобным приросту шерсти у домашних животных)» Суханов Е.А. О юридической природе процентов по денежным обязательствам. // Законодательство. 1997. №1. .

Из этого делается вывод о необходимости возврата кредитору наряду с основной суммой долга процентов, которые рассматриваются в качестве неосновательного обогащения должника, за исключением случаев, когда иное установлено законом. «Возможность всегдашнего полезного использования денег как орудия обращения — их абсолютная хозяйственная полезность — приводит к тому, что для лица, пользующегося «чужими деньгами», в особенности при неправомерности такого пользования, возникает обязанность платить проценты за это пользование», — указывает Л.А. Лунц Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 1927. С. 96. .

С такой позицией трудно согласиться. Следуя ей, пришлось бы признать, что неустойка, установленная за просрочку исполнения денежного обязательства, также не является формой гражданско-правовой ответственности. Ведь обязанность ее уплаты можно было бы объяснить возмездностью пользования таким товаром как деньги.

Большинство авторов, признавая проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами формой ответственности, расходятся в определении конкретной формы такой ответственности: являются ли проценты убытками, законной неустойкой либо выступают в качестве самостоятельной формы ответственности.

Предложение рассматривать проценты, взимаемые в порядке ст.395 ГК РФ, в качестве способа возмещения убытков, причиненных просрочкой передачи (возврата) денежных средств (О.Н. Садиков Садиков О.Н. Уплата процентов по денежным обязательствам// Хозяйство и право. 1987. № 8. , Д.Г. Лавров Лавров Д.Г. Денежные обязательства в российском гражданском праве. С-Пб., 2001. С. 130. ) в виде предполагаемого размера упущенной выгоды (В.А. Белов Белов В.А. Денежные обязательства. М., 2001. С. 120. ), обосновывается схожестью целевой направленности возмещения убытков и уплаты процентов, которая состоит в том, чтобы поставить кредитора в такое имущественное положение, в котором он находился бы, не будь правонарушения. Исходя из этого, делается вывод: проценты представляют собой установленную в пользу кредитора презумпцию размера причиненных ему вследствие просрочки уплаты денежного долга убытков, а применение ст.395 ГК РФ должно осуществляться с учетом общих норм о возмещении убытков.

Очевидным следствием такого подхода является применение к процентам за неправомерное пользование чужими денежными средствами общих принципов возложения гражданско-правовой ответственности, распространение на требование об уплате процентов установленных законом правил возмещения убытков, за исключением тех, которые возлагают на кредитора бремя доказывания размера убытков, и невозможность применения правил о неустойке как форме обеспечения обязательства (ст.330 — 333 ГК РФ).

Следовательно, проценты императивно не входят в состав убытков, не являются их частью, хотя бы и своеобразной. Этот вывод должен использоваться во всех случаях, когда заинтересованное лицо анализирует правонарушение и рассчитывает применить к правонарушителю те или иные средства воздействия.

По поводу квалификации процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами в качестве нормативной (законной) неустойки, поддерживаемой рядом авторов (Э.П. Гаврилов, А.А. Попов) Гаврилов Э.П. Ответственность за неисполнение денежного обязательства// Российская юстиция. 1997. №11; Попов А.А. Ответственность за неисполнение денежного обязательства// Хозяйство и право. 1997. №8. , могут быть высказаны следующие соображения.

Следствием такой квалификации является применение к взысканию процентов общих правил законодательства о неустойке. Однако, во-первых, закон предусматривает дифференцированное регулирование данных категорий.

В качестве существенного отличия между неустойкой и процентами нередко называется невозможность признания процентов за пользование чужими денежными средствами способом обеспечения исполнения обязательств. Однако учитывая, что п.1 ст.329 ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня способов обеспечения исполнения обязательств, вряд ли можно признать приведенный аргумент достаточно убедительным.

И наконец, существуют различия в установленном законодательством соотношении неустойки и процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами с убытками. П.1 ст.394 ГК РФ допускает возможность установления законом или договором различного соотношения убытков и неустойки, в то время как п.2 ст.395 ГК РФ такой возможности не предусматривает, признавая исключительно зачетный характер их соотношения.

Но самое главное состоит в том, что проценты за пользование чужими денежными средствами по своей юридической природе отличаются как от неустойки, так и от убытков. Взыскиваемые в порядке ст.395 ГК РФ, следует признать самостоятельной, наряду с убытками и неустойкой, формой ответственности, установленной за нарушение (просрочку) денежного обязательства. Данная форма ответственности обладает своей спецификой в порядке исчисления, доказывания и применения, которая обусловлена особенностями предмета денежного обязательства.