ОБЭП 2018

И.Н. Соловьев,
докт. юрид. наук, профессор,
заслуженный юрист РФ Известный эксперт, заслуженный юрист РФ Иван Николаевич Соловьев рассказывает читателям о новых составах экономических преступлений, об изменении подследственности налоговых преступлений, о соотношении доказательств уголовного и арбитражного процессов, о борьбе с фирмами-однодневками1 БИОГРАФИЯ
Родился в 1970 г. в Москве. Окончил исторический и юридический факультеты МГУ им. М.В. Ломоносова.
На правоохранительной службе с 1995 г.
Работал в налоговой полиции в аналитических, оперативных, следственных и правовых подразделениях. В 2002 г. был назначен начальником отдела дознания ФСНП России, затем заместителем начальника Правового управления ФСНП России.
В апреле 2003 г. перешел на службу в МВД России, возглавлял Управление судебно-правовой защиты и Уголовно-правовое управление, в 2010–2011 гг. – заместитель начальника Правового департамента.
В настоящее время – руководитель аппарата Комитета Государственной Думы ФС РФ по безопасности и противодействию коррупции.
Научная и преподавательская деятельность
В настоящее время – профессор кафедры налогового права Всероссийской государственной налоговой академии Минфина России (с сентября 2005 г.); профессор кафедры уголовной политики и организации предупреждения преступлений Академии управления МВД России.
Принимает активное участие в научно-исследовательской работе. Опубликовал более 200 научных трудов по вопросам уголовной ответственности за совершение преступлений в экономической сфере, налогового контроля, налогового процесса, правовым проблемам, связанным с реализацией прав и обязанностей органов внутренних дел в оперативно-разыскной и проверочной деятельности, предупреждения и пресечения преступлений.
Автор книг: «Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов и сборов», «Налоговые преступления в торговле. Комментарий к проверкам и уголовным делам», «Налоговые преступления на рынке недвижимости», «Как избежать ошибок при налоговом планировании. Налоговые санкции», «Налоговая амнистия», «Оперативно-разыскная деятельность в сфере экономики и налогообложения», «Опасные финансовые схемы. Фирмы-однодневки» и др.

– Компетенция органов внутренних дел по раскрытию и расследованию налоговых преступлений претерпела существенные изменения. Как Вы считаете, эффективен ли предложенный законодателем механизм борьбы с налоговыми преступлениями? Сформированы ли способы и порядок взаимодействия налоговых органов и полиции?
– Задуманный и реализованный на практике новый механизм выявления, пресечения и расследования налоговых преступлений – пример того, каким этот механизм быть не должен. Он настолько продуманно сложен и многоступенчат, что даже странно, что налоговые преступления еще выявляются.
Сегодня в России в рассматриваемой нами сфере полномочия между собой делят три самодостаточных, сильных и влиятельных ведомства. На деле такое распыление функций приводит к отсутствию ответственности – есть прекрасная возможность до бесконечности кивать друг на друга, выясняя, какое из звеньев слабое или лишнее.
Действующее законодательство и организационная структура правоохранительных и контролирующих органов не отвечают ни целям и задачам предупреждения налоговых преступлений, ни эффективной борьбе с ними. И проведение совместных коллегий ситуацию не спасает, а создает лишь видимость некой совместной деятельности для самоуспокоения и получения хоть каких-то результатов.

РЕОРГАНИЗАЦИЯ МЕХАНИЗМА БОРЬБЫ С НАЛОГОВЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ
Законом «О полиции» к компетенции полиции отнесено выявление налоговых преступлений с последующим направлением материалов в налоговые органы для принятия по ним решений. С 1 января 2012 г. предварительное расследование уголовных дел по налоговым преступлениям изъято у следователей органов внутренних дел и отнесено к компетенции следователей Следственного комитета РФ.
С 7 декабря 2011 г. Федеральным законом от 06.12.2011 № 407-ФЗ изменен порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям: поводом для возбуждения дела служат только материалы налоговых органов, направленные для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
СТАТИСТИКА
(по данным ГИАЦ МВД России)
Начиная с 2010 г. наблюдается стабильное, на уровне 30-40%, ежегодное сокращение количества противоправных деяний в сфере налогообложения.
За 9 месяцев 2012 г. выявлено 5 301 налоговое преступление (минус 31% к 2011 г.), из них расследовано 4 433 уголовных дела: 2 589 – СК России и 1 819 – органами внутренних дел (в период полицейской подследственности налоговых преступлений).
По ст. 173 УК РФ «Лжепредпринимательство» осуждено:
• в 2009 г. – 55 человек (из них 11 – к реальному лишению свободы);
• в 2010 г. – 9 человек (из них ни одного – к реальному лишению свободы).
В декабре 2011 г. – октябре 2012 г. зарегистрировано (ведется предварительное следствие):
• по ст. 173.1 УК РФ «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица» – 50 преступлений;
• по ст. 173.2 «Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица» – 3 преступления.

– Как сказалось разделение оперативно-разыскных действий и следствия на статистике налоговых преступлений, на количестве заказных налоговых дел?
– Во-первых, я бы не стал говорить о заказных налоговых делах как о какой-то системе ни раньше, ни тем более сейчас.
Возможность использования уголовного законодательства в конкурентной борьбе реализуется по двум причинам: несовершенство самой уголовно-правовой нормы и отсутствие правовой культуры на фоне готовности к нарушению или непосредственно нарушения уголовно-правовых запретов самими налогоплательщиками. Действующие с 2003 г. составы налоговых преступлений сформулированы таким образом, что создают серьезный барьер для эффективной правоохранительной работы. Я уже не говорю о переменах, произошедших в 2009–2011 гг.
Думаю, что сегодня – кто ни попроси или сколько ни предложи – здравомыслящих охотников сделать «заказ» с использованием налогового состава УК РФ не найдется. В конце концов улики по налоговому преступлению невозможно подбросить как оружие или наркотики, не найдешь и липового потерпевшего. Должна быть некая сумма недоимки, подпадающая под уголовно-правовые критерии и некие действия, направленные на то, чтобы эту недоимку не платить. Прибавим сюда обязанность прекращения уголовного преследования на любой стадии в случае возмещения неуплаченных налогов, пеней и штрафов, и можно смело делать вывод о том, что не только простые граждане и предприниматели, но и махровые налоговые уклонисты могут спать спокойно – за ними никто не придет.

– Одно из важных полномочий органов внутренних дел – участие в выездных налоговых проверках. Ранее, по статистике МВД России, по материалам проверок налоговых органов возбуждалось менее 5% уголовных дел, остальные налоговые дела возбуждались по результатам самостоятельных проверок органов внутренних дел. Влияет ли участие сотрудников внутренних дел в выездных налоговых проверках на перспективу возможного возбуждения уголовного дела за совершение налогового преступления впоследствии?
– Однозначно. Участие сотрудников органов внутренних дел в выездных налоговых проверках существенно повышает эффективность таких проверок и снижает их коррупционный потенциал.
В то же время, с одной стороны, налоговые органы утверждают, что полицейские ничего не понимают в налогах, с другой – стиль и содержание общения отдельных представителей налоговых органов с налогоплательщиками еще далек от европейских стандартов и, как следствие, – конфликты, угрозы в адрес проверяющих (словесные, а иногда и физические). Тут-то и вспоминают о пользе присутствия полицейских.
Однако когда в проведении совместной проверки заинтересованы сотрудники органов внутренних дел, попасть в уже сверстанный план проверочных мероприятий, как правило, практически невозможно. Поэтому совместная проверочная деятельность носит спорадический, бессистемный характер и не отвечает интересам ни налоговой службы, ни органов внутренних дел.
Несколько изменить ситуацию призвано письмо ФНС России от 24.08.2012 № АС-4-2/14007, где перечислены случаи, в которых налоговые органы в обязательном порядке должны инициировать привлечение сотрудников органов внутренних дел для участия в выездных налоговых проверках.

– Привлекают ли следователи СК России оперативных сотрудников органов внутренних дел при проведении доследственных проверок в порядке статей 144–145 УПК РФ? Чем, помимо общих норм, определяется порядок такого взаимодействия? Каков алгоритм действий органов внутренних дел после привлечения к участию в доследственной проверке? Сотрудники каких структурных подразделений МВД России занимаются этой работой?
– Действительно, ранее совместный приказ МВД России и ФНС России2 содержал порядок направления материалов из налоговых органов в органы внутренних дел, однако в связи с изменением подследственности в этой части утратил силу.
В настоящее время этот порядок является предметом межведомственного взаимодействия ФНС России и СК России.
Подразделения органов внутренних дел по налоговым преступлениям ликвидированы. Существовавшее ранее деление УБЭПа на отдел по экономическим преступлениям и отдел по налоговым преступлениям также отменено. В рамках подразделений по экономической безопасности и противодействию коррупции, как правило, отдельная оперативно-разыскная часть (ОРЧ) специализируется на выявлении налоговых преступлений, хотя такое линейное закрепление в названии подразделения не отражается. В любой момент эта специализация может быть скорректирована применительно к иным задачам.

НОВЫЕ СОСТАВЫ УК РФ
Статья 173.1 УК РФ – образование (создание, реорганизация) юридического лица через подставных лиц.
Часть 1 ст. 173.2 УК РФ – предоставление документа, удостоверяющего личность, или выдача доверенности, если эти действия совершены для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом.
Часть 2 ст. 173.2 УК РФ – приобретение документа, удостоверяющего личность, или использование персональных данных, полученных незаконным путем, если эти деяния совершены для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом.

– На практике какие материалы налоговых проверок и в течение какого времени передаются налоговыми органами в следственные органы? Соблюдается ли предусмотренный НК РФ порядок3 или достаточно акта проверки с выводами налогового органа о возможно допущенных нарушениях?
– В ходе совместной межведомственной работы ситуацию с качеством и содержанием материалов, поступающих из налоговых органов в следственные, в целом удается корректировать в лучшую сторону. Постепенно в прошлое уходит формализм в данном вопросе, когда материалы направлялись только лишь исходя из величины имеющейся недоимки, без учета иных объективных и субъективных факторов.
Конечно же, все, о чем Вы упомянули в своем вопросе, учитывается при подготовке материалов. Нет двух одинаковых материалов с признаками налогового преступления. Поэтому специалисты могут исходить из совокупности всех имеющихся данных, в том числе и дальнейшего характера поведения налогоплательщика (его представителя) – правомерного, направленного на возмещение причиненного государству ущерба, или неправомерного, направленного на затягивание компенсационных процедур.

– Раньше органы внутренних дел, будучи наделенными полномочиями по возбуждению и расследованию дел по налоговым преступлениям и зная о том, что налогоплательщиком решение налогового органа обжаловано в арбитражный суд, старались дожидаться решения суда. Как обстоит дело сейчас?
– Безусловно, эти факторы учитываются, и указанные Вами ситуации нередки. Сразу отмечу важный момент: уголовный и арбитражный процессы являются абсолютно разными по характеру доказательств, представляемых в суд.
До вступления в силу Закона от 29.12.2009 № 383-ФЗ вопрос рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел и оценки доказательств с учетом решений арбитражных судов оставался открытым. В ряде случаев судами принимались решения о прекращении дел по реабилитирующим основаниям только на основе выводов арбитражных судов. При этом суды не приостанавливали производство по делу до принятия решения по уголовному делу.
В последнее десятилетие арбитражные суды демонстрировали порой абсолютно разный подход к оценке факта уголовного производства по материалам, рассматриваемым и в рамках арбитражного процесса.
В новой редакции статьи 90 УПК РФ установлено, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.
Законодатель попытался поставить жирную точку в решении проблемы доказательственного значения решения арбитражных судов по налоговым спорам для уголовных дел по налоговым преступлениям – по замыслу, в случае признания решения налогового органа незаконным уголовное дело возбуждаться (или продолжаться расследование по уже возбужденному делу) не должно. Однако и в этом случае все не так просто.
С моей точки зрения, из буквального толкования положений статьи 90 УПК РФ следует, что само по себе решение арбитражного суда, принятое в пользу налогоплательщика, не может в полной мере свидетельствовать об отсутствии оснований для привлечения его к уголовной ответственности. Арбитражным судом в решении могут быть отражены лишь определенные обстоятельства, с точки зрения конкретного судьи свидетельствующие в пользу налогоплательщика. Но нельзя не учитывать, что в арбитражном суде не всегда могут быть исследованы в полном объеме обстоятельства, подлежащие установлению в ходе проведения предварительного расследования и необходимые для привлечения лица в качестве обвиняемого в уголовном процессе. Например, арбитражные суды не всегда принимают в качестве допустимых доказательств материалы оперативно-разыскной деятельности.
Таким образом, решение арбитражного суда, принятое в пользу налогоплательщика, но не содержащее относимых, допустимых и достаточных доказательств его невиновности в совершении уголовного преступления, не может служить единственным основанием для принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела или его прекращении по реабилитирующим основаниям. Вынесенные в пользу налогоплательщиков решения арбитражных судов подлежат соответствующей правовой оценке в совокупности с иными собранными доказательствами по материалам доследственной проверки или уголовного дела по правилам статьи 88 УПК РФ.

– Как Вы считаете: если решение налогового органа, которое послужило основанием для возбуждения уголовного дела, признано арбитражным судом недействительным, какое процессуальное решение должно быть принято следственным органом – об отмене постановления о возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела? Если да, то по какому основанию: за отсутствием события или состава преступления?
– Надо смотреть на основания признания решения налогового органа недействительным.
Если арбитражный суд установил факт отсутствия нарушения налогового законодательства как такового или сумма уклонения от уплаты налогов оказалась ниже уровня размеров крупного ущерба, предусмотренного примечаниями «налоговых» статей УК РФ, уголовное дело может быть прекращено по реабилитирующему основанию. Если же в основе такого решения лежат иные мотивы – нарушение налоговым органом процессуальных норм, недостаточность доказательственной базы, признание отдельных доказательств недопустимыми, не относимыми или недостаточными, – о прекращении уголовного дела, с моей точки зрения, говорить преждевременно.
Например, то же мошенничество может рассматриваться как уголовно наказуемое деяние (хищение путем обмана или злоупотребления доверием в крупных размерах) в уголовном процессе и как невыполнение взятых на себя гражданско-правовых обязательств в гражданском или арбитражном процессе. Получается, что если по каким-либо причинам суд отклонит иск потерпевшей стороны, то и состав мошенничества автоматически декриминализируется? Несомненно, нет. Решение суда будет оцениваться в уголовном процессе наряду с другими доказательствами и не должно ложиться в основу решения суда по уголовному делу при наличии иных обстоятельств и доказательств.
Следует также учитывать положения Постановления КС РФ от 21.12.2011 № 30-П.

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КС РФ ОТ 21.12.2011 № 30-П
«По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко»:
— фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;
— признание при рассмотрении уголовного дела преюдициального значения фактических обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства.

– С Вашей точки зрения, может ли быть возбуждено уголовное дело, если после проигрыша в суде налогоплательщик спорную недоимку, а также штрафы и пени погасил?
– С формальной точки зрения может быть возбуждено, так как признаки и факт совершения преступления налицо. Однако если налогоплательщик представит следователю документы о погашении недоимки и уплате штрафов и пеней, то такое уголовное дело впоследствии должно быть прекращено по соответствующему примечанию к «налоговой» статье УК РФ.

– Несколько вопросов о так называемых фирмах-однодневках. Как Вы относитесь к новым составам УК РФ, введенным Федеральным законом от 07.12.2011 № 419-ФЗ?
– Проблеме использования юридических лиц для совершения различных правонарушений и преступлений уже более двух десятков лет – с начала серьезных экономических преобразований в нашей стране в девяностые годы ХХ в. Но почему-то государство практически всегда оказывалось на шаг позади тех, кто использовал фиктивные юридические лица в своей деятельности.
До последнего времени современное правовое регулирование не могло предложить сколько-нибудь эффективного механизма, препятствующего появлению проблемных (подставных) юридических лиц: регистрация юридических лиц носит заявительный характер, регистрирующие органы не вправе проводить экспертизу представляемых документов, а правоохранители не имеют достаточных правовых оснований для полноценной работы, так как такие деяния не были криминализированы.
Когда-то с чего-то надо было начинать. Скажу откровенно, отношусь к упомянутым законодательным новеллам положительно, но как к некоему «пробному шару». Надо смотреть, как они будут работать, анализировать, делать выводы. В любом случае это отличный опыт на будущее: что учесть, каких ошибок избежать, как сделать уголовно-правовую норму эффективной или хотя бы работающей.

– Составы преступлений, предусмотренных статьями 173.1, 173.2 УК РФ, сходны с декриминализированным Федеральным законом от 07.04.2010 № 60-ФЗ составом статьи 173 УК РФ «Лжепредпринимательство»4, поскольку он практически не применялся из-за неопределенности формулировки, а также в связи с тем, что предусмотренные им деяния охватывались другими составами преступлений. Считаете ли Вы, что новые статьи УК РФ будут работать более эффективно?
– Говоря о проблемных вопросах уголовно-правовой квалификации рассматриваемых нами противоправных деяний, отметим, что взятый курс на декриминализацию экономических преступлений повлиял и на эффективность противодействия созданию проблемных юридических лиц.
В большинстве статей УК РФ, по которым до настоящего времени квалифицировались преступления, содержащие в себе признаки лжепредпринимательства (например, ст. 176, 193, 194, 199), предусмотрен специальный субъект – лицо, выполняющее исполнительно-распорядительные функции (директор, бухгалтер и т. д.). Соответственно, учредители либо иные лица, осуществившие официальную регистрацию юридического лица, в том числе с помощью поддельных, потерянных или похищенных документов, при невозможности квалифицировать их деяния как преступные фактически избегали уголовной ответственности. Квалификация их действий как мошенничества не всегда возможна, поскольку «лжепредприятие» создается не только для совершения хищений чужого имущества, но и в целях освобождения от налогов или обеспечения совершения преступлений, связанных с терроризмом, контрабандой, отмыванием криминальных доходов.
Тем неожиданнее, что после почти двадцати лет разговоров и полумер введена уголовная ответственность за незаконное образование (создание, реорганизацию) юридического лица, а также за незаконное использование документов для этого.
Я думаю, что ни у кого из опытных специалистов не было иллюзий относительно того, что новые статьи сразу заработают, сотрудники полиции бросятся регистрировать материалы, а участники холдингов по регистрации однодневок, опустив головы, уйдут в глубокое подполье или откажутся от своих преступных намерений.
Подчеркну, что статьи сформулированы достаточно витиевато, начали работать недавно, следственная практика пока не сформирована. Не нужно делать поспешных выводов, давайте дадим нашим правоохранителям и судам время.
И еще, на мой взгляд, для профилактики подобного рода противоправных деяний было бы неплохо подробно освещать такие уголовные дела в СМИ. В общественном сознании должен сформироваться отрицательный образ не только тех, кто организует и зарабатывает на схемах с использованием фирм-однодневок, но и тех, кто такие услуги использует в своих бизнес-проектах.

– Устанавливающий преступность деяния уголовный закон, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (ст. 10 УК РФ). Означает ли это, что все совершенные до 19 декабря 2011 г.5 действия, подпадающие под статьи 173.1 и 173.2, не признаются уголовно-наказуемыми и лица, их совершившие, могут «спать спокойно»? Не этим ли объясняется, что выявленные налоговыми органами фирмы-однодневки продолжают существовать, а их руководители и учредители к уголовной ответственности не привлекаются?
– Я думаю, что в перечне причин, обусловливающих дальнейшее процветание бизнеса с использованием фирм-однодневок, норма об обратной силе уголовного закона занимает далеко не лидирующее место.
Если вспомнить историю подготовки, сопровождения и принятия Федерального закона № 419-ФЗ, то можно с уверенностью сказать, что это не то оружие, с помощью которого можно было бы в короткие сроки и с высокой долей эффективности справиться с проблемой глубокого интегрирования нелегальных схем по созданию фирм-однодневок в обычаи делового оборота и экономику страны.
До сих пор нет единого понимания того, что только комплекс мер правового, организационного, правоохранительного, судебного, научного характера может радикально сдвинуть ситуацию с мертвой точки. При широкой разъяснительной работе (если хотите – государственной пиар-кампании) с одновременной опорой на твердую и однозначную политическую волю руководства страны.

– Сейчас государство проводит широкомасштабную кампанию по бескомпромиссной борьбе с фирмами-однодневками6. Считаете ли Вы, что государство, вводя в УК РФ новые составы, предполагает реально поменять правила игры, исключив из цепочки бизнес-процессов явно криминальные схемы, влекущие недополучение бюджетом значительных сумм налогов?
– Вы знаете, всему настает свое время. Когда-то полукриминальные схемы с использованием однодневок помогали бизнесу встать на ноги. Тогда было другое время, другой уровень налогообложения, правосознания, культуры, законопослушности и т. д. Выходили противоречивые письма Госналогслужбы, порой взаимоисключающей была и судебная практика.
Сегодня экономика страны и бизнес стоят на совершенно иной ступени развития. Фирмы-однодневки, обналичивание, лжеэкспорт – это пережитки прошлого, эпохи финансового и налогового «средневековья».
За последние несколько лет сняты практически все законодательные, административные и правоохранительные барьеры для бизнеса. Окреп и профессионально вырос консультационно-юридический бизнес. Вынужденная необходимость работать нечестно или невозможность и нерентабельность работать честно отпали. В такой обстановке государство вправе менять правила игры и требовать от бизнеса таких же шагов навстречу.

– Что делает и планирует делать МВД России для профилактики и борьбы с такими фирмами? Не планируется ли ужесточение контроля над учредителями фирм при их регистрации? Что мешает полиции проводить в отношении фирм, сомнительных с точки зрения налоговых органов, оперативно-разыскные мероприятия и их результаты сообщать налоговым органам для принятия соответствующих мер?
– Противодействие фирмам-однодневкам – это забота не одного только МВД России. Нужно менять отношение к этому вопросу всего бизнес-сообщества, повышать ответственность перед людьми, которые живут за счет бюджетных выплат.
Участок ответственности полицейских – подготавливаемое, совершаемое или совершенное преступление. А вот как сделать использование фирм-однодневок невыгодным, чтобы возможный ущерб от работы с ними превышал возможную прибыль – вопрос не только и не столько уголовного законодательства.
Бесспорно, взаимодействие налоговых и правоохранительных органов в области противодействия фирмам-однодневкам налажено давно, есть соответствующие наработки и методики. Говорить о проведении оперативно-разыскных мероприятий по информации налоговых органов не приходится, так как это напрямую противоречит Закону об ОРД и позиции КС РФ.

ИЗ ОПРЕДЕЛЕНИЯ КС РФ ОТ 14.07.1998 № 86-О
по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона «Об оперативно-разыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой
Одним из оснований проведения оперативно-разыскных мероприятий являются ставшие известными органам, занимающимся оперативно-разыскной деятельностью, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для возбуждения уголовного дела. Под противоправным деянием Закон об ОРД подразумевает лишь уголовно-наказуемое деяние, то есть преступление.
6 Последний раз кампания такого уровня проводилась с сентября 2006 г. по январь 2007 г. после убийства первого заместителя председателя Банка России Андрея Козлова. Привело это, как известно, лишь к некоторому переделу этого сектора банковских услуг.

Поэтому по деятельности сомнительных, с точки зрения налоговых органов, юрлиц проводить оперативно-разыскные мероприятия без четкой информации о совершенном преступлении сотрудники органов внутренних дел не имеют законного основания.
Решение проблемы – в комплексном взаимодействии всех заинтересованных в искоренении фирм-однодневок субъектов: от законопослушных предпринимателей, для которых их коллеги, пользующиеся услугами проблемных юрлиц, являются недобросовестными конкурентами, до законодателя, который должен озаботиться подготовкой работающих на опережение законодательных инициатив.
Интервью подготовила М. Завязочникова,
зам. главного редактора журнала «Налоговед»

1 Редакция журнала выражает благодарность юристам практики уголовно-правовой защиты бизнеса юридической компании «Пепеляев Групп» в подготовке вопросов для интервью. 2 См.: Приказ МВД России и ФНС России от 30.06.2009 № 495/ММ-7-2-347. 3 Имеется в виду наличие вступившего в силу решения о привлечении к налоговой ответственности и направления материалов только в случае неисполнения налогоплательщиком требования об уплате налога.
4 Создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству. 5 Дата вступления в силу Федерального закона от 07.12.2011 № 419-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». I.N. Soloviev The new mechanism for identifying tax crimes is deliberately complex

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Как устроится в обэп». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Начальник и сотрудник ОБЭП Октябрьского района города Витебска, а также начальник отдела охраны правопорядка и профилактики того же района пришли к генеральному директору предприятия «Белвест» Юрию Суманееву из-за конфликта с припаркованными автомобилями возле въездов на территорию производства, передает корреспондент Sputnik.

Мы полностью возьмём неприятное общение с ОБЭП на себя. Безусловно, согласование стратегии такого взаимодействия и постановка задач останутся за Вами.
Ситуация из практики: после одной из проверок организации по рекомендации адвокатов при входе на предприятие был организован шлюз с блокирующимися дверями. Теперь вход внутрь возможен только после открытия второй двери. Конечно, это происходит только после получения и изучения документов, являющихся основанием для начала проверки, а также удостоверений личности проверяющих.

Сегодня, 16 марта 2016 года, сотрудники подразделений органов внутренних дел, призванных бороться с экономической преступностью, отмечают 79-годовщину со дня образования службы в системе МВД России. О том, каково стоять на страже экономической безопасности, рассказывает старший оперуполномоченный ОЭБ и ПК Управления МВД России по Нижнему Новгороду майор полиции Иван Седов.

«Службу в полиции я выбрал неслучайно, — поделился Иван Игоревич, — двое моих братьев также поступили в Нижегородскую академию МВД России». Окончив академию с красным дипломом в 2007 году и пройдя подготовку в адъюнктуре, Иван начал свою профессиональную карьеру в следственном подразделении УВД по Канавинскому району. Будучи следователем, лейтенант Седов занимался расследованием уголовных дел, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности, контрафактом, наркотиками. Вникнув в тонкости расследования экономических преступлений, у молодого сотрудника полиции появилась мечта — попробовать себя на поприще оперативника, занимающегося выявлением и раскрытием преступлений. Вскоре такую возможность ему предоставила судьба, и он перевелся в отдел по борьбе с экономическими преступлениями в том же УВД по Канавинскому району. Затем карьерная лестница привела Ивана Игоревича на службу в 5-ый отдел по борьбе с коррупцией УЭБиПК ГУ МВД России по Нижегородской области, а с 2014 — на должность старшего оперуполномоченного городского полицейского управления.

«На мой взгляд, работа в ОЭБ и ПК — интересная и, в то же время, очень сложная и интеллектуально напряженная. Большинство деяний экономической и коррупционной направленности носят латентный характер и совершаются достаточно образованными людьми. Для анализа и изучения документов, проведения оперативно-разыскных мероприятий необходимо большое количество времени. Такая служба требует от оперуполномоченного компетентности и профессионализма на всех этапах раскрытия и расследования преступления», — рассказывает Иван Игоревич.

По словам старшего оперуполномоченного, преступники идут на всё, для того, чтобы скрыть следы преступления и избежать уголовной ответственности, различными способами стараются сбить со следа сотрудников полиции. «Помню однажды совместно с моим руководителем – нынешним начальником ОЭБ и ПК городского управления МВД Александром Михайловым, осуществляли задержание преподавателя одного из нижегородских техникумом по подозрению в вымогательстве взяток со студентов. Осознав неотвратимость привлечения к уголовной ответственности, женщина вынула из своей сумочки ежедневник, в котором записывала имена студентов и размер получаемых от них денежных средств, вырвала несколько листов и… начала их есть!», — с улыбкой вспоминает Иван Игоревич.

«Также были случаи, когда преступник, будучи застигнутым нашими сотрудниками на получении незаконного денежного вознаграждения в особо крупном размере, закидывал взятку в ближайший кабинет и пытался бежать. Для задержания таких граждан приходится применять физическую силу, — говорит майор. — В целом, ситуации, когда задержания проходят жестко и агрессивно, в нашей деятельности не редкость. Как мы действуем в таких ситуациях? Конечно же, в соответствии с законом «О полиции».

Не всегда борцам с коррупцией удается беспрепятственно войти в ту или иную организацию и задержать получателя взятки «с поличным». Иногда без смекалки и хитрости не обойтись. «Наши сотрудники должны появиться непосредственно в момент незаконного получения денежных средств. Перед этим мы должны пройти через пропускной пункт организации, подняться по лестнице, найти нужный кабинет, и при этом не вызывать никаких подозрений», — разъясняет Иван Игоревич. «Так, для задержания врача одного из роддомов, который требовал с матери новорожденного деньги за выдачу документов о рождении ребенка, мне пришлось играть роль новоиспеченного отца. Я даже цветы покупал», — вспоминает оперативник.

За пределами служебной деятельности самому Ивану Игоревичу выступать в роли родителя пока не пришлось, но в будущем, полицейский будет рад видеть юных Седовых в строю стражей порядка. Ведь вся семья Ивана и он сам считают, что профессия полицейского – одна из самых достойных и почетных служб, которую может выбрать мужчина.

Коррупция в российской полиции давно стала притчей во языцех. Недавние сообщения СМИ о жалобах чеченских силовиков на поборы руководства вновь подняли эту проблему. Выплата дани начальству — проблема самых разных регионов России, этим сегодня занимаются практически во всех полицейских подразделениях: платят и с зарплаты, и с теневых доходов, от пары тысяч рублей до сумм с шестью нулями. Анатомию замкнутого круга «налогов на погоны» изучила «Лента.ру».

С кавказской широтой

В октябре минувшего года «Кавказский узел» рассказал о жалобах чеченских силовиков, недовольных тем, что их командиры «систематически и безнаказанно» забирают часть зарплаты у подчиненных.

«Дань с подчиненных собирают, можно сказать, все командиры, начиная с низшего и заканчивая высшим звеном. Просто это закрытая тема, и доказать подобные факты очень сложно», — сообщил изданию один из офицеров республиканского управления МВД. По словам офицера, у каждого сотрудника ежемесячно удерживают часть заработной платы.

«На праздники удерживают больше, в обычное время — меньше. Деньги якобы идут в один из чеченских фондов, хотя вряд ли туда уходит вся сумма. Чтобы в этом убедиться, можно просто посмотреть, как и где живут те или иные командиры и какие у них машины», — рассказал офицер. В качестве примера он привел случай, произошедший несколько лет назад в одном из районных отделов.

«Мой одноклассник работал в отделе полиции, и каждый месяц с них удерживали довольно значительную часть зарплаты. Начальство утверждало, что деньги идут в «кадыровский» фонд. Но как-то одноклассник приехал на работу с одним своим знакомым, близким родственником Рамзана Кадырова. Буквально на следующий же день его вызвали в бухгалтерию и выдали всю удержанную сумму, предупредив при этом, чтобы он ничего не говорил об удержаниях из зарплаты. Больше у него зарплаты не удерживали до самого увольнения», — сообщил полицейский.

Неудобные преступления

Сегодня дань, которой правоохранителей обкладывают их начальники, — это секрет Полишинеля: о порочной практике поборов в МВД знают, но доказательства этого в материалах уголовных дел встречаются крайне редко. Полицейские прекрасно понимают, что за любые действия в составе группы сроки куда больше. Расскажи страж порядка о том, что он вместе с коллегами раз за разом отдавал деньги наверх, — и будет как в известной поговорке: «Чистосердечное признание успокаивает душу, но удлиняет срок».

Второй нюанс в том, что теневые взносы внутри отделений полиции порой не передают из рук в руки, а переводят с карты на карту. Казалось бы, отследить эти транзакции несложно, если бы не одно «но»: подобные «серые» карты зачастую оформлены на случайных людей и часто меняются. По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, поставщики таких карт — «свои» сотрудники банков, причем те, кто оформляет бумаги, а не принимает решения. Нечистые на руку рядовые клерки оказываются очень полезны для всей системы поборов.

В ответ на официальный запрос «Ленты.ру» в МВД России сообщили, что только в 2017 году за поборы с подчиненных привлекли к уголовной ответственности ряд должностных лиц, в том числе замначальника УМВД России по Приморскому краю, руководителя одного из подразделений ОМВД по Волховскому району Ленинградской области, начальника МО МВД «Гусевский» Калининградской области и начальника отдела по работе с личным составом УМВД «Балашихинское» Московской области.

— Периодически полицейских начальников привлекают за поборы. Порой это итог хорошей работы оперативников, но бывает и иначе, — рассказывает собеседник «Ленты.ру». — Классический пример того, что происходит с подразделениями, отказывающимися делиться, был показан в начале «нулевых» на примере шестого отдела Московского уголовного розыска (МУР): сотрудники были задержаны в полном составе, и все получили длительные сроки за фальсификацию доказательств. Маленький нюанс: они ни по горизонтали, ни по вертикали никаких денег никому не передавали.

Более мягкий вариант воздействия на тех, кто не горит желанием платить дань начальству, — намеки на увольнение.

— Мой знакомый работает в одном из окружных подразделений Москвы, — рассказывает руководитель интернет-проекта «Омбудсмен полиции» Владимир Воронцов. — Говорит, что основная часть коллег обирает водителей, а он этому противодействует, поэтому в коллективе — белая ворона. Когда стало известно о грядущем сокращении в ГИБДД, ему сказали, что он попадет под него первый в отделе.

Взятки бывают разные

Основной стимул платить начальству — обещание покровительства и хорошего отношения. Впрочем, в том случае, если взяточник будет пойман, никакой помощи ему оказать не смогут: задержанием и возбуждением уголовного дела занимаются совсем другие люди — сотрудники УСБ (Управлений и отделов собственной безопасности) МВД России. Другой фактор, толкающий полицейских на уплату дани, — негласные порядки внутри подразделений.

— Нужна быстрая и качественная экспертиза? Оперативнику придется заплатить из своего кармана, — говорит источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах. — Если Москва — это 30 тысяч рублей, Подмосковье — в три раза меньше. За определенную мзду покупается перевод на другую должность, сдача нормативов по физической подготовке и так далее. Понятное дело, что никакой зарплаты тут не хватит. Вот и получается, что полицейский берет взятку, часть оставляет себе, а часть отдает наверх.

Все поборы в полиции можно разделить на два вида: дань с зарплаты и дань с нелегальных доходов.

С миру по нитке

Поборы с зарплаты полицейских умело завуалированы, не слишком велики по размерам и масштабны: они могут охватывать самые разные подразделения. Как раз на них жаловались чеченские силовики. К примеру, это могут быть выплаты за вступление в сомнительный профсоюз.

— Сотрудникам в Крыму раздали типовые бланки: заявление о вступлении в профсоюз и рапорт начальнику: «Прошу удерживать с моей зарплаты один процент на профсоюзные взносы», — рассказывает Владимир Воронцов. — Куда идут эти деньги — никто не знает. Никаких привилегий полицейским обещано не было: ни бесплатной юридической помощи, ни новогодних подарков детям, ни скидок на корпоративы. Ничего.

Другой пример — Вологодская область: там полицейским навязывали перечисление денег в благотворительные фонды. С них собирали ежегодные взносы на помощь ветеранской организации: по 600 рублей от сержантского и по 900 рублей — от офицерского состава. Закон о службе в полиции при этом содержит четкий запрет руководителям любого уровня склонять сотрудников к вступлению в любые общественные организации. Но, как показывает практика, запрет соблюдается не всеми и не всегда.

— Сотрудники до сих пор сталкиваются с поборами на спортивную организацию «Динамо», — говорит правозащитник. — Когда я служил, нам приходила бумага с требованием «активизировать работу по привлечению сотрудников» . Тогда сбор составлял 150 рублей ежегодно. Это, конечно, немного. Но если бы было так: вы платите, взамен получаете какую-то клубную карту, скидки в спортзалы, на спортивное питание, какие-то бесплатные секции… Но ничего этого не было. Приходила помощница начальника, собирала деньги, и никакой отдачи от этого мы не видели…

Размер поборов с зарплаты полицейских невелик — он редко превышает две тысячи рублей в год с одного сотрудника.

Дорожная романтика

Сотрудники ГИБДД чаще других сталкиваются с поборами, которыми начальство облагает их нелегальные доходы. Эта система проста и похожа на армейскую дедовщину: те, кто сегодня сидит в кабинетах, сами начинали «в поле», платили наверх и, возможно, получали за это какие-то бонусы. Оказавшись наверху, такие сотрудники как бы перемещаются по пищевой цепочке и поддерживают порочную практику поборов.

По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, инициатива по поборам в ГИБДД исходит от начальства — командира роты или начальника отдела: они подталкивают подчиненных брать деньги с нарушителей и заставляют делиться заработанным. Полученные деньги частично идут дежурным и дежурным по разбору, частично — наверх. Поскольку такие схемы не редкость, сотрудников ГИБДД ловят за взятки с завидной регулярностью.

— Сотрудники ГИБДД встречаются в СИЗО очень часто, — говорит Владимир Воронцов. — Был случай, когда особисты вскрыли их машину, внедрили в салон скрытую камеру и смотрели, как те нарушают закон. Три инспектора, ни о чем не подозревая, работали, собирали деньги, а камера все это писала.

По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, в отличие от 90-х годов, когда каждый отдел дорожной полиции должен был отправить наверх фиксированную сумму денег, сейчас в ГИБДД подобной практики нет.

В разных регионах коррумпированные инспектора ДПС каждую смену отдают наверх от 5 тысяч рублей до 500 долларов США.

Рыночные отношения

В последнее время на второе место после ГИБДД по поборам в неофициальном табеле о рангах выходят конвойные подразделения МВД. Если охрану внутри СИЗО несут сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), то доставляют арестованных на следственные действия и в суды сотрудники МВД, которые объединены в специальные подразделения. В структуре ФСИН в последнее время стали жестко закручивать гайки, устанавливать видеокамеры и использовать спецтехнику для контроля сотрудников, и спрос на нелегальные услуги конвойных подразделений тут же возрос. Ну, а спрос, как известно, рождает предложение. И, как следствие, некоторые руководители стали выстраивать рыночные отношения среди подчиненных.

— Подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков — это отдельная история, — рассказывает наш собеседник в правоохранительных органах. — Деньги там — не главный «платежный инструмент». Недавний скандал, поднятый правозащитниками на тему «ах, они подкидывали задержанным наркотики до минимальной дозы, необходимой для дела», вызвал гомерический хохот у группы товарищей, причастных к борьбе с коррупцией в системе МВД. Ни для кого из посвященных не секрет, что на самом деле ситуация выстраивается ровно наоборот: задержанному остается лишь тот «минимум плюс три десятых грамма», который делает состав преступления доказанным. Остальное исчезает без следа. Куда — думаю, объяснять не нужно.

Рыночные отношения у оперативников выглядят иначе: в общеуголовных группах начальству уходит 25-30 процентов теневого дохода, в отделениях борьбы с экономическими преступлениями (ОБЭП) — 30-60 процентов. Впрочем, там порой складывается и обратная ситуация, когда оперативникам платят сверху за «деликатные» поручения. В подразделениях, специализирующихся на борьбе с незаконным оборотом алкоголя, схема с поборами обозначается фразой «три на три» или «три трети»: треть — оперативникам, треть — начальникам, треть — проверяющим из параллельных структур.

Борьба с незаконным алкоголем — пожалуй, самая доходная сегодня сфера в системе полицейских поборов. Она приносит правоохранителям сотни тысяч, а то и миллионы рублей в месяц, которые затем распределяются между ними.

— Говорят, что система поборов заканчивается именно на начальнике, то есть из района в область или из области в Москву ничего не идет, — объясняет собеседник «Ленты.ру». — Впрочем, знающие люди относятся к этому скептически. Конечно, доказать что-то сложно, но очень заметно, как оперативник, назначенный из субъекта в центральный аппарат, за полгода меняет автомобиль на класс (а то и несколько классов) выше. Или как попавшие под следствие коррупционеры вдруг получают качественных адвокатов, а отбывать срок порой остаются в хозобслуге или на легких работах… Не бывает таких совпадений. Не бывает!

***

За официальным комментарием относительно ситуации с поборами в полицейских структурах «Лента.ру» обратилась в пресс-центр МВД России.

«МВД России на системной основе реализует комплекс мер, направленных на предупреждение коррупционных и иных правонарушений среди личного состава. В настоящее время не менее 75 процентов фактов взяточничества среди сотрудников полиции выявляется подразделениями собственной безопасности МВД России. Во всех случаях при получении информации о коррупционных проявлениях в подразделениях назначаются проверки. При подтверждении указанных фактов материалы в отношении виновных должностных лиц передаются в подразделения Следственного комитета России для привлечения их к ответственности», — сообщили в ведомстве.

В МВД отметили, что за противоправные действия подчиненных сотрудников в обязательном порядке несут персональную ответственность их непосредственные руководители, вплоть до увольнения из органов внутренних дел.

Руководство МВД России рассматривает каждый случай поборов как чрезвычайное происшествие, наносящее репутационный ущерб полиции, и требует от руководителей самых строгих мер дисциплинарного воздействия к виновным должностным лицам. При этом для предотвращения коррупционных правонарушений МВД России проводит профилактические мероприятия.

Ведомство призывает граждан при обнаружении признаков коррупционного поведения сотрудников органов внутренних дел обращаться на телефоны горячей линии МВД России: 8-800-222-74-47.

В полиции сегодня действительно существуют проблемы, но ведомство ведет с ними активную борьбу и не теряет надежды одержать победу. Данная публикация не преследует цели бросить тень на репутацию сотрудников правоохранительных органов, добросовестно выполняющих профессиональный долг.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!

Чем занимаются в ОБЭП, что они делают и какие есть права у сотрудников этого отдела? Данный вопрос интересует многих россиян, особенно предпринимателей и бизнесменов, которым по роду деятельности иногда приходится иметь дело с ОБЭП.

Начнем с экскурса в историю. Подразделения полиции по борьбе с преступными деяниями в сфере экономики существуют не один десяток лет. Так, работников подразделений экономической безопасности МВД России принято поздравлять 16 марта — именно в этот день в 1937 году актом N 00118 НКВД СССР был образован в составе НКВД СССР отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией.

Проверки ОБХСС

На протяжении всего периода существования СССР магическая аббревиатура ОБХСС наводила ужас на цеховиков, спекулянтов и представителей торговли. При этом традиционно в подразделениях ОБХСС служили наиболее квалифицированные кадры, а рядовых сотрудников причисляли к так называемым «белым воротничкам», подразумевая, что они не занимаются общеуголовными деяниями, а раскрывают дела в сфере экономики; лишний раз это подтверждалось тем, что оперативные сотрудники БХСС не относились к уголовному розыску. Вплоть до распада СССР задачи и наименование органа не менялись, а изменения касались исключительно организационных вопросов, в частности ликвидации НКВД, создания единого МГБ СССР, а затем и Министерства внутренних дел СССР.

После произошедшего во второй половине 80-х годов прошлого века переориентирования уголовного законодательства на защиту в первую очередь прав и свобод личности, упразднения понятия социалистической собственности, поменялись и задачи ОБХСС. Если ранее, до 1985 года сотрудники ОБХСС преимущественно занимались отстаиванием интересов государства в сфере экономики, пресечением и раскрытием преступлений, посягающих на социалистическую собственность и советский уклад, то теперь сотрудники этого ведомства занимаются предупреждением, пресечением и раскрытием целого ряда уголовных правонарушений в области экономики, включая деяния против частной собственности граждан и коммерческих организаций. В связи с этим вместо подразделений БХСС были созданы специальные подразделения, которые возглавляло Бюро по преступности в сфере экономики криминальной милиции МВД СССР.

В феврале 1992-го в результате упразднения МВД СССР с передачей материальной базы и штата сотрудников МВДРФ в составе МВД России взамен упразднённого Управления БХСС было создано Главное управление по экономическим преступлениям (ГУЭП), возглавлявшее по вертикали стройную систему территориальных управлений и отделов (УЭП и ОЭП). Через пять лет наименование в очередной раз было изменено на ГУБЭП и УБЭП и ОБЭП на местах, в июне 2001 года подразделения ГУБЭП структурно включились в состав Службы криминальной милиции МВД России, куда также вошли подразделения уголовного розыска.

Дальнейшее изменение в наименовании и функциях подразделений экономической безопасности МВД РФ произошли в 2003 году после ликвидации Федеральной службы налоговой полиции РФ и передачи её полномочий по раскрытию налоговых нарушений МВД РФ. Поскольку теперь превентивной и следственной работой в отношении налоговых преступлений занимались органы полиции, центральные и территориальные подразделения ОБЭП были упразднены, а вместо них была создана в составе МВД РФ Федеральная служба по экономическим и налоговым преступлениям, в составе которой были образованы Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями и Главное управление по налоговым преступным деяниям, с управлениями и отделами на местах, переименованные впоследствии в результате слияния в единое Главное управление по экономическим и налоговым преступлениям (ГУЭНП, УЭНП, ОЭНП).

В 2005 году состоялось очередное преобразование: вместо ГУЭНП в составе МВД РФ был создан Департамент экономической безопасности МВД России (ДЭБ), с управлениями и отделами на местах. В 2008 году ДЭБ стал заниматься также борьбой с коррупцией и организованной преступностью в экономической сфере, в связи с чем в структуре ДЭБ были созданы соответствующие Оперативно-розыскные бюро (ОРБ) 3 и 10.

Наконец, в современном виде подразделения экономической безопасности были сформированы Указом Президента РФ от 01 марта 2011 года; в структуре МВД РФ вместо ДЭБ было создано Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК), на местах – управления по субъектам Российской Федерации и территориальные отделы при УВД Например, в Москве этой работой занимается УЭБиПК ГУ МВД РФ по г. Москве,также отделы при окружных УВД (ОЭБиПК УВД по ЦАО г. Москвы и т.д.) ГУЭБиПК, УЭБиПК и ОЭБиПК на местах традиционно делятся на оперативно-розыскные части и отделения в соответствие с направлениями деятельности. Несмотря на то, что аббревиатура ОБЭП уже юридически неактуальна, в «народе» данные подразделения по-прежнему именуют ОБЭП. Следует иметь ввиду, что на уровне районных отделов полиции (ОВД) подразделений экономической безопасности и противодействия коррупции не существует.

Таким образом, структура подразделений полиции по делам в сфере экономики в настоящее время выглядит следующим образом:

  1. ГУЭБиПК в составе МВД России;

  2. УЭБиПК при Главных управлениях МВД РФ по субъектам федерации;

  3. ОЭБиПК при управлениях внутренних дел, именуемые также неофициально ОЭБ или ОБЭП;

  4. ОРЧ и отделения в составе управлений и отделов.

В структуре Главного управления ОЭБиПК, территориальных управлений и отделов существуют, соответственно, управления, ОРЧ и отделения, которые занимаются борьбой с преступностью в определенных отраслях экономики. Так, традиционно существуют управления и ОРЧ по борьбе с противоправными деяниями в:

  • бюджетной сфере;

  • в сферах ТЭК и химии;

  • в сферах финансовой деятельности и банкротства;

  • в сферах машиностроения и металлургии;

  • в сфере сельского хозяйства, водных биоресурсах, торговли, пищевой, лесной, легкой промышленности, строительства и ЖКХ.

Также до недавнего времени существовали отдельные управления и ОРЧ, которые занимались борьбой с налоговыми нарушениями (традиционно это были ОРЧ N 4), однако с передачей налоговых преступлений из подследственности органов внутренних дел следователям Следственного комитета РФ, эти подразделения стали заниматься другой деятельностью; в настоящее время в составе УЭБиПК отдельных подразделений, нацеленных исключительно на борьбу с налоговыми преступлениями, не существует. Между тем, подразделения ОЭБиПК всех уровней активно взаимодействуют с налоговыми органами в сфере борьбы с налоговыми преступлениями. При необходимости сотрудники УЭБиПК, ОЭБиПК участвуют в проведении совместных с налоговыми инспекциями налоговых проверок. Если по результатам проверки начислены налоги, достаточные по сумме для возбуждения уголовного дела, материалы передаются следователям Следственного комитета РФ для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

Следует отметить, что в составе ФСБ РФ, также управлений ФСБ РФ по субъектам Российской Федерации существуют конкурирующие с подразделениями ГУЭБиПК службы – Служба экономической безопасности ФСБ РФ (СЭБ Управлений ФСБ РФ по субъектам федерации).

С учётом специфики задач, решаемых ФСБ РФ, СЭБ ФСБ занимается обеспечением экономической безопасности государства, для чего в составе СЭБ имеются соотвествующие управления:

  • Управление «П» — контрразведывательное обеспечение борьбы с коррупцией в промышленной сфере.

  • Управление «К» — контрразведывательное обеспечение борьбы с коррупцией в кредитно-финансовой и банковской сферах.

  • Управление «Т» — контрразведывательное обеспечение борьбы с коррупцией в транспортной сфере.

  • Управление «М» — контрразведывательное обеспечение борьбы с коррупцией в государственных министерствах, таких как МВД, Минюст и МЧС.

  • Управление «Н» — борьба с контрабандой и распространением наркотиков.

  • Организационно-аналитическое управление, не имеющее буквенного кода.

Чем занимается ОБЭП?

Чем занимаются в ОЭБ (ОБЭП) и какие права есть у сотрудников ОЭБ (ОБЭП), закреплено в следующих актах :

  • Федеральный закон «О полиции»;

  • Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»;

  • Положение о Главном управлении экономической безопасности и противодействию коррупции МВД России, утверждённое приказом МВД России от 16 марта 2015 года N 340;

  • Уголовно-процессуальный кодекс РФ;

  • Инструкция о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел РФ гласного оперативно-розыскного мероприятия обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, утверждённая приказом МВД РФ от 01.04.2014 года N 199.

Чем занимаются в ОЭБ (ОБЭП)?

Согласно действующему законодательству, сотрудники ОЭБ (ОБЭП) занимаются предупреждением, выявлением, пресечением и раскрытием преступлений экономической и коррупционной направленности, а также выявлением и установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Что проверяет ОЭБ (ОБЭП)?

Прежде всего, ОЭБ (ОБЭП) занимается проверкой заявлений граждан и организаций о совершении деяний в сфере области экономики. Эти заявления поступают для проведения проверок непосредственно к сотрудникам территориальных подразделений ОБЭП.

Следует иметь в виду, что сотрудники ОЭБ (ОБЭП) занимаются большим объемом работы, так к их компетенции отнесены более 50 составов преступлений, предусмотренных действующим УК РФ.

Следует также учитывать большую распространённость нарушений в сфере рыночных отношений, а также сложность при раскрытии этой категории дел. В связи с этим сотрудники зачастую не успевают отправить запросы ОБЭП и провести проверку сообщений о преступлении в установленный законом 30-ти дневный максимальный срок. Что делает в этом случае ОБЭП, так это выносит в итоге необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Именно в связи с этим в последние годы получил большое распространение не предусмотренный законом термин «технический отказ», то есть отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления ввиду того, что оперативный сотрудник не успел заняться проведением всего комплекса необходимых мероприятий. Отменой таких постановлений занимается прокуратура, однако на это уходит время, тратятся нервы лица, пострадавшего от преступления, фактически нарушаются его права ОБЭП.

Поэтому, если Вы стали жертвой экономического правонарушения, Вам необходима защита по обвинению Вас в совершении противоправного деяния в сфере экономики или Вами активно интересуется ОЭБ (ОБЭП), Вам следует заручиться помощью адвоката, специализирующегося на оказании адвокатских услуг по данной категории дел.