Нормы дефиниции

УДК 343.812

Страницы в журнале: 98-103

Ю.В. Андреева,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии Сибирского юридического института МВД России Россия, Красноярск sibupnis@mail.ru

Приводятся примеры использования в законодательстве различных наименований статей, в которых регламентируются нормы-дефиниции; изучаются точки зрения авторов разных отраслей знания для установления предназначения дефиниции (определения), которые объединены в две основные группы; указывается что выделение первой группы является традиционно сложившейся позицией исследователей в отличие от второй; констатируется, что упущено существенное назначение дефиниции (определения) для введения единиц языка (терминов) в текст с целью наименования понятия; отмечается, что учеными не поддерживается мнение об установлении объема понятия с помощью дефиниции (определения); для точного уяснения второй группы мнений о предназначении дефиниции (определения) анализируются понятия «значение», «смысл» и «содержание»; высказывается предположение, что дефиниция (определение) в законодательстве выражается посредством нормы-дефиниции; проводится классификация терминов, участвующих в наименовании понятий, на общеупотребительные, общеправовые, отраслевые и межотраслевые; формулируется вывод, что введение терминов в отраслевое законодательство путем использования номинальной дефиниции (определения) требуется только в отношении общеупотребительных, общеправовых и межотраслевых; проводится классификация определяющих понятий на явные (отраслевые и межотраслевые) и потенциальные (общеправовые, отраслевые и межотраслевые); приводятся примеры использования отраслевых (явных и потенциальных) понятий, а также общеупотребительных, общеправовых, отраслевых и межотраслевых терминов, участвующих в их наименовании, в российском уголовно-исполнительном законодательстве; формулируется предназначение норм-дефиниций в данной отрасли законодательства.

Ключевые слова: дефиниция, предназначение дефиниции, номинальная дефиниция (определение), реальная дефиниция (определение), содержание понятия, определяемое понятие, определяющее понятие, общеправовое понятие, отраслевое понятие, отраслевое явное понятие, отраслевое потенциальное понятие, межотраслевое понятие, термин, общеупотребительный термин, отраслевой термин, межотраслевой термин, введение термина, значение термина, установление значения термина, предназначение норм-дефиниций в законодательстве, уголовно-исполнительное законодательство, российское уголовно-исполнительное законодательство.

Введение. Следуя основным тенденциям при выборе наименований публикаций, ученые-правоведы очень часто используют понятия «дефиниция», «дефиниция (определение)», «определение», не придавая значения содержанию данных слов, вариантам их возможного употребления в словосочетаниях, их предназначению с точки зрения не теории права, а в первую очередь философии, логики и теории русского языка. Многие авторы полагают, что нет необходимости в анализе данных понятий, так как смысловое понимание основных положений текста при этом не теряется. Проанализировав научные статьи, монографические и диссертационные работы, посвященные изучению дефиниций (определений) в разных отраслях российского права, можно заметить, что авторы начинают свои исследования с выводов прошлых лет именно в теории права, не уделяя должного внимания другим отраслям знания в обозначенной области, что, на наш взгляд, приводит к утрате преемственности понятийного аппарата. За последние 10 лет изучением норм-дефиниций, в том числе в теории права, занимались А.В. Баранов, С.Н. Болдырев, Н.А. Власенко, Н.Н. Вопленко, М.Л. Давыдова, Э.Ф. Мамедов, Л.Н. Ушакова, М.Д. Хайретдинова, А.Г. Ходакова, М.В. Чиннова и другие ученые, но никем из них не было сформулировано предназначение норм-дефиниций с учетом мнения большинства ученых других отраслей знания.

Основные положения. В ряду нормативных правовых актов при закреплении норм-дефиниций в отдельной статье в ее наименовании имеет место самостоятельное употребление слов «понятие» (ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе», ст. 1 Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка» «Понятия, используемые в настоящем Федеральном законе», ст. 1 Федерального закона от 06.04.2011 № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе»); «термин» (ст. 4 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» «Основные термины, используемые в настоящем Федеральном законе», ст. 1 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» «Основные термины») или их сочетание (ст. 11 Налогового кодекса РФ «Институты, понятия и термины, используемые в настоящем Кодексе», ст. 2 Федерального закона от 10.01.2003 № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» «Основные понятия и термины», ст. 2 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» «Основные термины и понятия»), а также слово «определение» (ст. 1 Федерального закона от 02.05.1997 № 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия» «Основные понятия и их определения, используемые в настоящем Федеральном законе»).

После изучения наименований статей, где регламентируются нормы-дефиниции в вышеуказанных нормативных правовых актах, можно сделать вывод, что законодатель не проводит принципиального различия в употреблении понятия, термина и определения и, как следствие, не имеет возможности правильного их использования в данном контексте. Для верного уяснения и единообразного употребления в юридической науке и в действующем российском законодательстве понятия «норма-дефиниция» необходимо первоначально провести исследование предназначения дефиниции (определения) с позиции ученых разных отраслей знания.

После детального изучения существующих точек зрения авторов на предмет установления назначения дефиниции (определения), в том числе в правоведении, становится очевидно, что с ее помощью можно:

1) раскрыть содержание понятия ;

2) выявить содержание понятия или установить значение термина ;

3) описать содержание (смысл) предметов и явлений посредством перечисления их существенных и отличительных признаков и эксплицировать значение термина ;

4) придать строгий фиксированный смысл языковым выражениям (терминам языка) ;

5) раскрыть существенные и отличительные признаки предмета или установить значение соответствующего термина ;

6) придать точный смысл языковому выражению предмета, раскрыть содержание понятия либо установить значение термина ;

7) установить значение термина и уточнить связь языкового выражения с тем, что оно обозначает как знак языка ;

8) описать значение понятия ;

9) изложить в краткой и полной форме термин (понятие) ;

10) сформулировать краткий терминофиксирующий текст ;

11) выразить существенные признаки объекта, а также специфические характеристики, которые отличают понятие, обозначенное термином, от смежных с ним категорий ;

12) идентифицировать правовые предметы, явления и процессы, а также уточнить значение употребленных в нормативных правовых актов терминов ;

13) раскрыть содержание того или иного понятия (термина), назвать его родовые и (или) видовые признаки ;

14) описать предметы или явления либо истолковать понятия или термины с помощью выделения основных (сущностных) свойств или черт ;

15) раскрыть суть и содержание правового явления (понятия или юридической категории) посредством логического действия, сформулированного в грамматических предложениях и объединяющего в себе сущностные (самые основные) правовые признаки .

Таким образом, мнения ученых разных отраслей знания о предназначении дефиниции (определения) сводятся к двум основным группам: а) раскрытие содержания понятия (существенных признаков предмета); б) установление смысла (содержания) и значения термина.

Выделение первой группы назначения дефиниции (определения) является традиционно сложившейся позицией исследователей в отличие от второй.

Также учеными не поддерживается мнение об установлении объема понятия с помощью дефиниции (определения). Нужно полагать, что это верный подход, так как объем понятия раскрывается посредством использования деления как логической операции.

Для точного установления второй группы предназначения дефиниции (определения), в том числе в правоведении, следует перейти к раскрытию понятий «значение», «смысл» и «содержание».

После анализа мнений авторов можно сделать вывод, что под значением понимаются:

1) важность, значительность, роль предмета, явления, действия в человеческой деятельности ;

2) объект, сопоставляемый при интерпретации некоторого естественного или искусственного языка с любым его выражением, выступающим в качестве имени ;

3) способ фиксации смыслов разных сторон жизни при условии их соединения с нормами и ценностями ;

4) предмет или класс предметов, который обозначается (называется) языковым выражением ;

5) смысловое содержание слова, отображение в нем явления действительности ;

6) характеристика имени (его объем) .

Далее нужно отметить, что под смыслом подразумеваются:

1) содержание выражения ;

2) идеальное и целостное содержание .

Как видно, значение в большинстве случаев независимо от отрасли знания определяется через слова «содержание» и «смысл», а последнее — через «содержание», что говорит об их взаимозаменяемости в лингвистической конструкции. Поэтому представляются верными позиции некоторых авторов, выражающие отсутствие предназначения дефиниции (определения) в уточнении содержания (смысла) термина. Следовательно, определение значения термина включает в себя раскрытие его содержания (смысла).

Таким образом, стоит высказать предположение, что дефиниция (определение) в законодательстве выражается посредством нормы-дефиниции.

Ранее нами понятия были классифицированы по способу выявления их содержания на отраслевые явные1 и потенциальные2, а все понятия и термины3 в зависимости от предназначения в лингвистической конструкции дефиниции (определения) разделены на определяемые и определяющие.

Термины, участвующие в наименовании отраслевых определяемых понятий, впоследствии могут участвовать в обозначении понятий (как в левой, так и в правой части лингвистической конструкции дефиниции (определения)) в других отраслях законодательства в сочетании с другим (-ими) термином (-ами), но будут иметь в указанном случае межотраслевую природу происхождения.

В связи с этим термины, участвующие в наименовании понятий, можно разделить на общеупотребительные, общеправовые, отраслевые и межотраслевые, которые могут быть как определяемыми, так и определяющими.

В свою очередь, определяющие понятия можно классифицировать на явные (отраслевые и межотраслевые) и потенциальные (общеправовые, отраслевые и межотраслевые).

Например, с помощью нормы-дефиниции отраслевого явного понятия «режим в исправительных учреждениях» (ст. 82 Уголовно-исправительного кодекса РФ) уясняется его содержание путем параллельного введения отраслевых терминов («режим», «надзор за осужденными», «личная безопасность осужденных», «раздельное содержание осужденных» и др.), общеправовых терминов («закон», «нормативный правовой акт», «исполнение обязанностей», «реализация прав», «реализация законных интересов») и установления их значения, а также введения межотраслевых терминов («осужденный», «суд» и др.) в целях именования определяемых (отраслевых) и определяющих (общеправовых, отраслевых и межотраслевых) понятий.

Другим примером служит норма-дефиниция отраслевого явного понятия «исправление осужденных» (ч. 1 ст. 9 УИК РФ), посредством которой разъясняется его содержание путем параллельного введения общеупотребительных терминов («исправление», «человек», «общество» и др.), установления их значения, а также введения межотраслевого термина «осужденный», обозначающего одноименное уголовно-процессуальное понятие (ч. 2 ст. 47 УПК РФ).

К отраслевым потенциальным понятиям можно отнести следующие: «осужденный, злостно уклоняющийся от отбывания обязательных работ» (ч. 1 ст. 30 УИК РФ), «злостно уклоняющийся от отбывания исправительных работ» (ч. 3 ст. 46 УИК РФ), «злостно уклоняющийся от отбывания наказания в виде ограничения свободы» (ч. 4 ст. 58 УИК РФ). В указанных случаях посредством неявных норм-дефиниций раскрывается содержание отраслевых потенциальных понятий путем параллельного введения и установления значения преимущественно определяемых терминов («злостное уклонение от отбывания обязательных работ», «осужденный», «отбывание исправительных работ», «отбывание наказания в виде ограничения свободы») и определяющих терминов («месяц», «трудовая дисциплина», «уклонение от отбывания наказания», «повторное нарушение порядка и условий отбывания наказания», «предупреждение», «место жительства», «взыскание», «ограничения», «технические средства надзора и контроля», «уголовно-исполнительная инспекция», «предписание» и др.), которые обозначают определяемые (отраслевые) и определяющие (отраслевые и межотраслевые) понятия.

Стоит отметить, что наиболее верным наименованием статьи, где регламентируются исключительно нормы-дефиниции, послужит следующее: «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе (Федеральном законе)».

Вывод. Таким образом, предназначение норм-дефиниций в российском уголовно-исполнительном законодательстве заключается преимущественно1 в раскрытии содержания определяемых (отраслевых (явных и потенциальных)) понятий посредством определяющих явных (отраслевых и межотраслевых) и потенциальных (общеправовых, отраслевых и межотраслевых) понятий путем введения общеупотребительных, общеправовых, отраслевых, межотраслевых терминов и параллельном установлении значения у некоторых из них для наименования указанных понятий.

Список литературы

1. Баранов А.В. Системоопределяющие специализированные нормы права в механизме правового регулирования // Вестник Томского государственного университета. 2011. № 2. С. 5—11.

2. Болдырев С.Н. Юридическая техника: теоретико-правовой анализ: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Краснодар, 2014. С. 12—13.

3. Бочаров В.А. Основы логики: учеб. М.: ИД «ФОРУМ»; ИНФРА-М, 2008. С. 257, 437.

5. Войшвилло Е.К. Логика: учеб. М.: Гуманитар. изд. центр «ВЛАДОС», 2010. С. 249.

7. Гетманова А.Д. Логика: учеб. М.: Омега-Л, 2005. С. 35—37.

8. Головин Б.Н., Кобрин Р.Ю. Лингвистические основы учения о терминах. М., 1987. С. 30.

9. Горский Д.П. Определение (логико-методологические проблемы). М.: Мысль, 1974. С. 11.

10. Гришечкина Г.Ю. Виды дефиниций терминов в научно-популярном тексте // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2010. № 1. С. 120—127.

11. Гусев Д.А. Логика: учеб. пособие. М.: Московский психолого-социальный институт, 2005. С. 46, 47.

12. Ивин А.А. Логика: учеб. пособие. М.: Издательство «Юрайт», 2012. С. 71, 72, 84—85.

13. Кириллов В.И., Стариченко А.А. Логика: учеб. / под ред. проф. В.И. Кириллова. М.: Проспект, 2010. С. 47, 48.

14. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. М.: Наука, 1975. С. 141, 351, 355, 485, 518.

15. Левина М.А. Семантические особенности терминов вторичных терминосистем // Научный Вестник Воронежского государственного архитектурно-строительного университета. Серия: Современные лингвистические и методико-дидактические исследования. 2012. Вып. № 2 (18). С. 52—61.

16. Лейчик В.М. Терминоведение: предмет, методы, структура. М.: Ком Книга, 2007. С. 39.

17. Логика для менеджеров: учеб. / под ред. М.Ю. Захарова, Е.В. Сарычева. М.: Издательство «Юрайт», 2013. С. 34, 35.

18. Логика: учеб. для бакалавров / отв. ред. Л.А. Демина. М.: Проспект, 2014. С. 46—47.

20. Мамедов Э.Ф. Правовые термины, дефинитивные нормы в механизме правового регулирования как средства обеспечения правовой безопасности закона // Право и безопасность. 2011. № 3—4. С. 40—41.

21. Мелькин А.А. Формирование юридических понятий в российской правовой системе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 51.

22. Михайлов К.А. Логика: учеб. М.: Издательство «Юрайт», 2012. С. 438, 440.

23. Михалкин Н.В. Логика и аргументация для юристов: учеб. пособие. М.: Издательство «Юрайт», 2013. С. 43.

25. Новый энциклопедический словарь. М.: Большая Российская энциклопедия; РИПОЛ классик, 2005. С. 12, 407, 1127.

28. Самигуллин В.К. О норме права // Вестник ВЭГУ. 2012. № 3 (59). С. 66—73.

29. Современный словарь по общественным наукам / под общ. ред. О.Г. Данильяна. М.: НИЦ Инфра-М, 2013. С. 77.

30. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. С. 41—42.

31. Суперанская А.В., Подольская Н.В., Васильева Н.В. Общая терминология. М.: Изд-во ЛКИ, 2007. С. 161.

32. Ушакова Л.Н. Дефиниции как нетипичное правовое средство законодательной техники // Ленинградский юридический журнал. 2008. № 1. С. 187—196.

33. Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. М.: Республика, 2001. С. 192.

34. Философская энциклопедия: в 5 т. / под ред. Ф.В. Константинова. М.: Советская энциклопедия, 1960—1970. С. 143.

35. Философский энциклопедический словарь / ред.-сост. Е.Ф. Губский и др. М.: ИНФРА-М, 2012. С. 166.

37. Философия: энциклопедический словарь / под ред. А.А. Ивина. М.: Гардарики, 2004. С. 131.

38. Хайретдинова М.Д. Типичные дефекты дефиниций современного российского законодательства и основные пути их преодоления // Юристъ-Правоведъ. 2008. № 1. С. 8—13.

39. Ходакова А.Г. Отражение системных отношений специальной лексики в терминологической дефиниции // Научный Вестник Воронежского государственного архитектурно-строительного университета. Серия: Современные лингвистические и методико-дидактические исследования. 2008. Вып. № 2 (10). С. 46—55.

40. Черданцев А.Ф. Теория государства и права: учеб. М.: Юристъ, 2003. С. 43.

41. Чернобель Г.Т. Теоретические основы упорядочения терминологии // Проблемы совершенствования советского законодательства: труды ВНИИСЗ. 1983. № 27. С. 51—63.

42. Чиннова М.В. Дефиниции и их использование в нормативно-правовых актах: дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 21.

44. Язык закона / под ред. А.С. Пиголкина. М.: Юрид. лит., 1990. С. 65.

Дефиниция от лат. definition — краткое определение, отражающее наиболее существенные признаки предмета или явления.

Нормы-дефиниции учреждают категориальный аппарат системы гражданского права, описывая правовые понятия, а также способствуют правильному взаимодействию правовых норм.

Существует несколько способов формирования дефинитивных норм:

  • 1. Определение через род и видовое отличие (определение сделки, ценной бумаги — родовидовые).
  • 2. Перечневое определение (закрытый или исчерпывающий перечень организационно-правовых форм коммерческих юридических лиц).

Весьма распространенным приемом закрепления норм-дефиниций стал прием закрепления их в самостоятельной статье — глоссарии или вводной части нормативного акта.

В научной литературе обсуждается проблема о необходимости единства употребления терминов в нормативных актах различной отраслевой принадлежности. Гражданско-правовые нормы-дефиниции не должны иным образом формулироваться в нормативных актах других отраслей.

  • Словарь иностранных слов и выражении / Авт. Е.С. Зенович. М.. 1998.С. 145. 25