Неисключительные права

Резолютивная часть постановления объявлена 27 февраля 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 5 марта 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Булгакова Д.А.,

судей: Силаева Р.В., Четвертаковой Е.С.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества «Федеральный центр науки и высоких технологий «Специальное научно-производственное объединение «Элерон» (ул. Генерала Белова, д. 14, Москва, 115563, ОГРН 1157746325043) на решение Арбитражного суда города Москвы от 18.06.2018 по делу N А40-144117/2017 (судья Козленкова О.В.) и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2018 (судьи Трубицын А.И., Головкина О.Г., Расторгуев Е.Б.) по тому же делу

по иску акционерного общества «Федеральный центр науки и высоких технологий «Специальное научно-производственное объединение «Элерон» к обществу с ограниченной ответственностью «Доктор Вэб» (ул. 3-я Ямского поля, д. 2, корп. 12А, Москва, 125040, ОГРН 1047796021723) об обязании исполнить обязательства по лицензионному договору.

В судебном заседании приняли участие представители:

от акционерного общества «Федеральный центр науки и высоких технологий «Специальное научно-производственное объединение «Элерон» — Горбунова Е.А. (по доверенности от 30.01.2019 N 200-юр/1400);

от общества с ограниченной ответственностью «Доктор Вэб» — Воропаев А.А. (по доверенности от 09.01.2019 N 09-01/19-ю).

Суд по интеллектуальным правам установил:

акционерное общество «Федеральный центр науки и высоких технологий «Специальное научно-производственное объединение «Элерон» (далее — общество «Элерон») обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Доктор Вэб» (далее — общество «Доктор Вэб»), с учетом уточнения исковых требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, об обязании ответчика исполнить обязательство по лицензионному договору.

Определением от 19.10.2017 суд первой инстанции принял встречное исковое заявление ответчика к истцу о взыскании 3 188 475 рублей, в том числе 2 700 000 рублей долга по лицензионному договору и 488 475 рублей договорной неустойки.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 18.06.2018, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2018, в удовлетворении первоначального иска отказано, встречный иск удовлетворен.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество «Элерон», ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит указанные судебное акты отменить, исковые требования удовлетворить в полном объеме.

По мнению заявителя кассационной жалобы, по спорному договору передавались материальные носители (сертифицированные комплекты) программы для ЭВМ, а не исключительное право использования программы для ЭВМ, как это было ошибочно установлено судами первой и апелляционной инстанций.

Истец указывает на то, что спорный договор является смешанным, был заключен с ответчиком путем присоединения к публичной оферте ответчика на его официальном сайте.

Истец считает, что ответчик не исполнил предусмотренные договором обязательства по передаче прав на программное обеспечение. Считает, что так как права на сертифицированные комплекты программного обеспечения до настоящего времени ответчик не предоставил, то обязательство об их оплате у истца не возникли.

Суды, по мнению общества, пришли к ошибочному выводу о том, что факт передачи неисключительных прав подтверждается актом приема-передачи, поскольку данный акт не был подписан истцом.

Ответчик представил отзыв на кассационную жалобу, в котором, ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемых судебных актов, просил в удовлетворении кассационной жалобы отказать, принятые по делу судебные акты оставить в силе.

По мнению ответчика, доводы кассационной жалобы несостоятельны и направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель истца доводы жалобы поддержал, просил исковые требования удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика в судебном заседании поддержал доводы, изложенные в отзыве на жалобу.

Законность обжалуемых судебных актов проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Как следует из материалов дела, 05.06.2017 между истцом (лицензиат) и ответчиком (лицензиар) заключен лицензионный договор N 200417/1/С17-2163, согласно которому лицензиар обязался предоставить лицензиату на срок действия договора за вознаграждение, уплачиваемое лицензиатом, неисключительное право (неисключительная лицензия) использования программного обеспечения, на территории, в пределах и способами, определенных договором.

Согласно пункту 2.3 указанного договора лицензиату разрешено использование программного обеспечения в следующем объеме: программное обеспечение Dr. Web Desktop Securiti Suite — на 1 000 единицах оборудования, на которых возможно использование программного обеспечения, в течение 12 месяцев с даты активации данного программного обеспечения; программное обеспечение Dr. Web Server Securiti Suite — на 100 единицах оборудования, на которых возможно использование программного обеспечения, в течение 12 месяцев с даты активации данного программного обеспечения.

Размер вознаграждения за предоставление неисключительных прав на указанные программы для ЭВМ составило 2 700 000 рублей, которые подлежали уплате равными ежемесячными платежами после передачи лицензиату прав на программное обеспечение.

Согласно пункту 2.6 договора факт передачи прав на использование программных обеспечений оформляется актом передачи прав, являющимся приложением N 1 и неотъемлемой частью договора.

В материалы дела представлен акт приема-передачи, согласно которому истцу переданы неисключительные права на использование результатов интеллектуальной деятельности (программы для ЭВМ) в составе двух программ: Dr. Web Desktop Securiti Suite и Dr. Web Server Securiti Suite.

Ответчиком также переданы истцу два серийных номера — по одному номеру на каждое программное обеспечение, под которыми стороны в соответствии с пунктом 1.5 договора понимают код, предназначенный для получения конечным пользователем файла активации.

Истец, полагая, что для каждой единицы оборудования, на которой будет установлено программное обеспечение, ответчик обязан представить отдельный комплект программного обеспечения на материальном носителе (на диске), обратился в арбитражный суд с иском.

При этом истец не оспаривал то обстоятельство, что лицензионное вознаграждение им в пользу ответчика выплачено не было, на основании чего ответчиком предъявлен встречный иск.

Отказывая в удовлетворении первоначальных исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что предусмотренные договором обязательства были выполнены ответчиком, требования же истца не основаны на заключенном между сторонами договоре.

Удовлетворяя требования по встречному иску, суд первой инстанции исходил из того, что представленными в материалы дела доказательствами, в том числе подписанным обеими сторонами без возражений и замечаний актом приема-передачи, подтверждается факт исполнения ответчиком условий спорного договора, выразившийся в предоставлении истцу права на использование программных обеспечений: Dr. Web Desktop Securiti Suite и Dr. Web Server Securiti Suite, в отсутствие доказательств оплаты истцом предусмотренного договором вознаграждения. Расчет неустойки признан судом правильным.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса повторно рассматривавший дело, подтвердил правильность выводов суда первой инстанции.

Обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей сторон, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения в силу нижеследующего.

Коллегия судей суда кассационной инстанции отмечает, что как верно установлено судами, предметом сделки между истцом и ответчиком являлись не материальные носители, содержащие программные продукты, а именно право на использование результата интеллектуальной деятельности — программы для ЭВМ (неисключительная лицензия); сторонами был заключен лицензионный договор в силу чего применению при разрешении спора подлежали нормы части IV Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

На основании пункта 5 статьи 1235 ГК РФ по лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное.

В соответствии со статьей 1261 ГК РФ программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении спора, верно определен характер спорного правоотношения, круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно применены правовые нормы, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства.

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, в целом повторяют ранее заявленные истцом в судах первой и апелляционной инстанций доводы, которым была дана надлежащая оценка судом апелляционной инстанции.

Так, осуществив в порядке статьи 431 ГК РФ буквальное толкование пункта 2.3 лицензионного договора, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что он определяет не количество материальных носителей, на которых будет содержаться программное обеспечение, а объем использования программного обеспечения.

Суд апелляционной инстанции отметил, что каждое программное обеспечение (программа для ЭВМ) существует в единственном числе, соответственно, количество материальных носителей, на которых содержится программное обеспечение, не увеличивает количество программ для ЭВМ.

Суд апелляционной инстанции также указал, что в спорном договоре отсутствует условие об обязанности ответчика передать истцу определенное количество материальных носителей. Суд учел, что передача программного обеспечения возможна не только посредством материального носителя, но и электронным способом.

В этой связи суд апелляционной инстанции правомерно указал, что способ предоставления прав на программные обеспечения определяется именно в договоре с лицензиатом, поскольку информация, размещенная на сайте ответчика, не является публичным предложением к заключению договоров.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что представленный в материалы дела акт приема-передачи является некой формой приложения к лицензионному договору и не подтверждает факт передачи истцу неисключительных прав на программное обеспечение, противоречит материалам дела и обоснованно был отклонен судом апелляционной инстанции.

В соответствии с положениями пункта 2.6 договора срок передачи права на использование программного обеспечения устанавливается — в течение 10 рабочих дней с момента подписания договора. Факт передачи прав на использование программного обеспечения оформляется актом передачи прав (приложение N 1, которое является неотъемлемой частью договора).

В материалы дела представлен подписанный обеими сторонами акт приема-передачи неисключительных прав на использование результатов интеллектуальной деятельности по лицензионному договору от 05.06.2017.

Суд первой инстанции дал оценку данному условию договора и пришел к выводу, что в договоре и подписанном акте отсутствуют указания на то, что это некая «форма акта», а напротив, из подписанного обеими сторонами акта явно следует фиксация факта передачи неисключительных прав по договору.

Согласно названному пункту договора подписание указанного акта считается моментом передачи прав на использование программ.

Кроме того, суд кассационной инстанции учитывает, что получение серийных номеров истцом не опровергалось, что, по сути, также подтверждает получение истцом доступа к спорным результатам интеллектуальной деятельности с правом их использования в объеме, установленном договором.

Вместе с тем доводы кассационной жалобы о том, что конечные пользователи не смогут без записи спорных программ на материальных носителях в необходимом количестве получить возможность их использования, что у конечных пользователей будет различный срок использования программ, поскольку предполагается единая дата активации программ был обоснованно отклонен судом апелляционной инстанции.

При этом суд апелляционной инстанции учел, что ответчик по делу располагает технической возможностью предоставить конечным пользователям спорные программы без материальных носителей, а также возможностью активировать программы для каждого конечного пользователя индивидуально, что не отразится на сроке использования программ, предусмотренного договором.

Однако истец не активировал предоставленные ему коды и не воспользовался предложениями ответчика о помощи службы технической поддержки, в связи с чем, как верно отметил суд апелляционной инстанции, отсутствуют основания полагать, что ответчик не исполнил или исполнил ненадлежащим образом свои обязательства, предусмотренные лицензионным договором.

На основе приведенной судами оценки вышеназванных доказательств (в том числе лицензионного договора, акта приема-передачи) довод истца о том, что ответчик не исполнил обязательство по передаче прав использования исключительного права истцу, является необоснованным. Передача истцу электронной версии программ подтверждается указанным актом, что свидетельствует о надлежащем исполнении ответчиком принятых на себя обязательств по договору от 05.06.2017.

На основании изложенного и поскольку истцом доказательства погашения задолженности по лицензионному договору не были представлены, суды правомерно отказали в удовлетворении первоначального иска, удовлетворив требование ответчика — истца по встречному иску.

Иная оценка истцом имеющихся в материалах дела доказательств, а также иное толкование им условий лицензионного договора не могут являться основаниями для отмены принятых по настоящему делу законных, обоснованных и мотивированных судебных актов.

Доводы, заявленные истцом в кассационной жалобе, повторяют доводы, заявленные в суде первой инстанции и изложенные в апелляционной жалобе, которые были обоснованно отклонены судами.

Довод заявителя кассационной жалобы о злоупотреблении ответчиком своими процессуальными правами не принимаются судебной коллегией суда кассационной инстанции как не подтвержденные документально и основанные лишь на предположениях.

По существу доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судами, и заявлены без учета определенных законом пределов рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Суд кассационной инстанции, принимает во внимание правовую позицию, содержащуюся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными, обоснованными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 18.06.2018 по делу N А40-144117/2017 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества «Федеральный центр науки и высоких технологий «Специальное научно-производственное объединение «Элерон» — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий
судья
Д.А. Булгаков
Судья Р.В. Силаев
Судья Е.С. Четвертакова

Организация приобрела по сублицензионному договору неисключительную лицензию на право использования программ для ЭВМ. Лицензия бессрочная, в договоре срок лицензии не указан. Программы для ЭВМ используются в производстве или продаже продукции. Оплата произведена разовым платежом.
Как списывать в бухгалтерском и налоговом учете стоимость лицензии?

2 сентября 2019

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Сумма платежа за предоставленное организации право использования программ для ЭВМ, уплаченного в порядке единовременной выплаты, может включаться сублицензиатом в расходы отчетного периода в бухгалтерском и налоговом учете ежемесячно или единовременно.
Организация вправе самостоятельно установить порядок признания расходов на приобретение программ для ЭВМ как в бухгалтерском, так и в налоговом учете, который необходимо отразить в учетной политике.
Во избежание претензий со стороны налоговых органов целесообразно установить предполагаемый срок использования программ для ЭВМ с учетом срока, установленного ГК РФ (не менее 5 лет — п. 4 ст. 1235 ГК РФ), и учитывать равномерно расходы на приобретение права их использования в течение этого срока, установив такой порядок признания расходов в учетной политике в целях налогового учета.

Обоснование позиции:
Программа для ЭВМ является результатом интеллектуальной деятельности, и авторские права на нее охраняются так же, как авторские права на произведения литературы (пп. 2 п. 1 ст. 1225 ГК РФ, п. 1 ст. 1259, ст. 1261 ГК РФ).
Согласно п. 1 ст. 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата (включая программы для ЭВМ) в предусмотренных договором пределах.
При письменном согласии лицензиара лицензиат может по договору предоставить право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу (сублицензионный договор) (п. 1 ст. 1238 ГК РФ).
По сублицензионному договору сублицензиату могут быть предоставлены права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только в пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата (п. 2 ст. 1238 ГК РФ). К сублицензионному договору применяются правила ГК РФ о лицензионном договоре (п. 5 ст. 1238 ГК РФ).
Таким образом, заключение лицензионного (сублицензионного) договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату (сублицензиату) (смотрите также п. 1 ст. 1286 ГК РФ).

Бухгалтерский учет

С учётом п. 3 ПБУ 14/2007 «Учет нематериальных активов» приобретенные по сублицензионному договору неисключительные права на использование результата интеллектуальной деятельности не признаются объектами НМА*(1).
Используя компьютерную программу в рамках сублицензионного договора, организация не является правообладателем исключительных прав на эту программу, следовательно, стоимость полученных по договору неисключительных прав учитывается на забалансовом счете 012 «НМА, полученные в пользование по сублицензионным договорам» (План счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкция по его применению, далее — План счетов и Инструкция), в оценке, определяемой исходя из размера вознаграждения, установленного в договоре*(2).
Согласно п. 65 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н, затраты, произведенные организацией в отчетном периоде, но относящиеся к следующим отчетным периодам, отражаются в бухгалтерском балансе в соответствии с условиями признания активов, установленными нормативными правовыми актами по бухгалтерскому учету, и подлежат списанию в порядке, установленном для списания стоимости активов данного вида. В отношении приобретения прав по лицензионным (сублицензионным) договорам такой порядок предусмотрен п. 39 ПБУ 14/2007.
Платежи за предоставленное право использования результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, производимые в виде фиксированного разового платежа, отражаются в бухгалтерском учете пользователя (лицензиата) как расходы будущих периодов и подлежат списанию в течение срока действия договора (абзац второй п. 39 ПБУ 14/2007).
Конкретный порядок списания расходов будущих периодов не определен ни Планом счетов и Инструкцией, ни ПБУ 14/2007.
Если программы для ЭВМ предполагается использовать в производстве или продаже продукции (товаров), для оказания услуг, выполнения работ или для управленческих нужд предприятия, то затраты на его приобретение по лицензионному договору признаются в бухгалтерском учете в качестве расходов по обычным видам деятельности (п.п. 2, 4, 5, 7 ПБУ 10/99 «Расходы организации»).
Ежемесячно сумма платежа за предоставленное организации право использования программ, уплаченного в порядке единовременной выплаты, включается пользователем (сублицензиатом) в расходы отчетного периода на основании норм абзаца второго п. 39 ПБУ 14/2007, п.п. 16, 18, п. 19 ПБУ 10/99.
При этом нормативные акты по бухгалтерскому учету не регулируют вопросы определения срока списания в случае, когда в договоре не указан срок использования программного обеспечения.
Полагаем, что порядок определения сроков может быть установлен в учетной политике организации (п. 7 ПБУ 1/2008 «Учетная политика организации») для целей бухгалтерского учета следующим образом:
1. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются в течение срока, установленного п. 3 ст. 1238, п. 4 ст. 1235 ГК РФ (по общему правилу не менее 5 лет).
2. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются в течение срока, установленного самостоятельно. В данном случае, на наш взгляд, при установлении срока следует исходить из реального планируемого срока использования программного обеспечения в своей деятельности.
3. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются единовременно.
В бухгалтерском учете при этом могут быть сделаны следующие проводки:
Дебет 012
— приняты на забалансовый учет объекты НМА, полученные в пользование (на основании сублицензионного договора);
Дебет 60 (76) Кредит 51
— произведен платеж за приобретенные неисключительные права;
Дебет 97 Кредит 60 (76)
— в составе расходов будущих периодов отражены затраты, связанные с приобретением неисключительных прав на использование программ для ЭВМ.
В случае ежемесячного признания расходов производятся следующие записи*(3):
Дебет 20 (26, 44) Кредит 97
— списана часть расходов на приобретенные неисключительные права, приходящаяся на отчетный период.

Налоговый учет

Поскольку в рассматриваемом случае организация не получает исключительных прав на программы для ЭВМ, понесенные затраты нельзя отнести к расходам на приобретение НМА (п. 3 ст. 257 НК РФ, письма Минфина России от 05.05.2012 N 07-02-06/128, от 13.02.2012 N 03-03-06/2/19, от 24.11.2011 N 03-03-06/2/181).
В данном случае расходы на приобретение прав на использование программ для ЭВМ принимаются к учету в соответствии с пп. 26 п. 1 ст. 264 НК РФ в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией (письма Минфина России от 30.01.2017 N 03-03-06/1/4386, от 12.02.2016 N 07-01-09/7509)*(4).
При методе начисления на основании п. 1 ст. 272 НК РФ расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений ст.ст. 318-320 НК РФ. Расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок.
Таким образом, организация самостоятельно устанавливает срок, в течение которого расходы на приобретение прав на использование программ для ЭВМ и баз данных будут равномерно учитываться для целей налогообложения прибыли (смотрите письма Минфина России от 18.03.2014 N 03-03-06/1/11743, от 02.02.2011 N 03-03-06/1/52, от 20.04.2009 N 03-03-06/2/88, от 19.02.2009 N 03-03-06/2/25 и др.). Причем порядок определения такого срока должен быть установлен учетной политикой организации для целей налогообложения*(5).
Однако имеют место также разъяснения, основанные на иной точке зрения: расходы на приобретение неисключительных прав на программы для ЭВМ принимаются при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций равномерно с учетом срока, установленного ГК РФ (не менее пяти лет) (письма Минфина России от 23.04.2013 N 03-03-06/1/14039, от 02.02.2011 N 03-03-06/1/52, от 23.10.2009 N 03-03-06/1/681, от 17.03.2009 N 03-03-06/2/48)*(6).
Ещё раньше в письме Минфина России от 06.02.2006 N 03-03-04/1/92 сообщалось, что если из условий договора на приобретение неисключительных прав нельзя определить срок использования программ для ЭВМ, к которому относятся произведенные расходы, то такие расходы признаются единовременно на дату начала использования этих программ.
Во избежание претензий со стороны налоговых органов целесообразно установить предполагаемый срок использования программ для ЭВМ с учетом срока, установленного ГК РФ (не менее 5 лет — п. 4 ст. 1235 ГК РФ), и учитывать равномерно расходы на приобретение права их использования в течение этого срока, установив такой порядок признания расходов в учетной политике в целях налогового учета.
При этом сроки списания расходов на приобретение неисключительных прав в бухгалтерском и налоговом учете могут отличаться (смотрите также постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.08.2011 N Ф07-7033/11 по делу N А56-52065/2010).
Если же срок, который установлен в целях налогообложения прибыли, будет установлен и в целях бухгалтерского учета, это будет способствовать сближению налогового и бухгалтерского учета и не приведет к появлению временных разниц (п.п. 3, 8 ПБУ 18/02 «Учет расчетов по налогу на прибыль организаций»).

К сведению:
Налогоплательщик вправе выбрать один из вышеуказанных в предыдущем разделе способов признания расходов на приобретение неисключительных прав на программы для ЭВМ, закрепив его в учетной политике для целей налогообложения:
1. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются в течение срока, установленного п. 3 ст. 1238, п. 4 ст. 1235 ГК РФ (не менее 5 лет).
2. Расходы на приобретение неисключительных прав признаются в течение срока, установленного налогоплательщиком самостоятельно.
3. Если налогоплательщик планирует использовать программы для ЭВМ в своей деятельности, например в течение 1 года, то он имеет право установить, что расходы на приобретение неисключительных прав признаются единовременно.

Рекомендуем также ознакомиться с материалами:
— Энциклопедия решений. Учет расходов, связанных с приобретением прав на использование программ для ЭВМ и баз данных по лицензионным договорам;
— Энциклопедия решений. Расходы, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по лицензионным договорам;
— Вопрос: На бухгалтерском счете 97 «Расходы будущих периодов» организация учитывает приобретенные неисключительные права на программное обеспечение, в частности лицензии на сервер, лицензии на программу. Срок использования программного обеспечения в документах не установлен. В учетной политике организации установлен срок использования программного обеспечения в 5 лет. Как правильно отразить в бухгалтерском и налоговом учете затраты на лицензии? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, май 2013 г.).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат экономических наук Игнатьев Дмитрий

Ответ прошел контроль качества

22 августа 2019 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) То есть компьютерные программы, неисключительные права на которые возникли у организации, учитываются в качестве НМА у правообладателя.
*(2) В конце срока использования неисключительных прав на Программный продукт отражается списание НМА с забалансового учета:
Кредит 012
— снят с забалансового учета НМА, полученный в пользование.
*(3) Если расходы на приобретение неисключительных прав признаются единовременно, то в бухгалтерском учете отражается следующая операция:
Дебет 20 (26, 44) Кредит 60 (76)
— отражены в составе расходов затраты, связанные с приобретением прав на использование программ для ЭВМ.
*(4) Также в составе прочих расходов налогоплательщик вправе учесть затраты, связанные с подготовкой программного обеспечения к использованию, в том числе по адаптации программного обеспечения, настройке программы, при условии, что эти расходы соответствуют критериям, установленным в п. 1 ст. 252 НК РФ (письмо УФНС России по г. Москве от 22.08.2007 N 20-12/079908).
*(5) При установлении срока налогоплательщику следует исходить из реального планируемого срока использования программ для ЭВМ в своей деятельности, а не из сроков, рекомендованных производителем. При этом планируемый срок может совпадать и со сроком, рекомендованным производителем программного обеспечения или иным уполномоченным лицом.
*(6) Арбитражная практика показывает, что налогоплательщики успешно оспаривают требования налоговых органов о равномерном признании расходов на программы для ЭВМ (смотрите, например, постановления Четвертого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2014 N 04АП-4378/13, ФАС Московского округа от 18.03.2014 N Ф05-1208/14 по делу N А40-14277/2012, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28.11.2012 N 07АП-9152/12, ФАС Поволжского округа от 12.07.2012 N Ф06-5251/12 по делу N А65-20465/2011, ФАС Северо-Западного округа от 09.08.2011 N Ф07-7033/11 по делу N А56-52065/2010 и от 21.07.2011 N Ф07-12326/10 по делу N А56-48512/2009).
В то же время существуют примеры дел с иной позицией, когда решение принимается в пользу налоговых органов. Так, судьи сделали вывод, что если условиями лицензионного соглашения срок использования программы для ЭВМ не установлен, то расходы на приобретение неисключительных прав на данное программное обеспечение принимаются при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций равномерно с учетом срока, установленного ГК РФ (5 лет), а не единовременно, как это сделано налогоплательщиком (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2016 N 11АП-2863/16).

В этой статье речь пойдет об очень распространенной ошибке, встречающейся при заключении лицензионных договоров. Чаще всего она встречается в отношениях авторов и издателей. Уже не первый раз ко мне обращаются клиенты (авторы и сами издательства) по вопросам, возникающим при работе по уже заключенным лицензионным договорам. Обычно вопрос начинается со слов «между автором и издательством заключен договор о передаче неисключительных прав на такой-то срок…». Когда я такое слышу, то уже понимаю какие проблемы есть у сторон. А ведь проблемы эти, могут оказаться весьма серьезными.

Все дело в том, что действующее законодательство не содержит понятия «неисключительные права». Такая формулировка содержалась в законе до 2008 года, но сейчас, когда отношения в области интеллектуальной собственности регулируются 4 частью ГК, такого понятия нет. Несмотря на это, многие издательства продолжают с упорством паровоза использовать это понятие и строят на этом правоотношения с автором.

Давайте разберемся, какие понятия в отношении распоряжения результатами интеллектуальной деятельности существуют сейчас .

1. Отчуждение исключительного права на произведение. Исключительное право – это имущественное право. Первоначально оно возникает у автора, но впоследствии может принадлежать и другому лицу. Если проводить некую аналогию, то его можно сравнить с правом собственности. Исключительное право может быть отчуждено по договору от отчуждении исключительного права. Исключительное право отчуждается в полном объеме (ст.1234 ГК РФ) без любых ограничений и на весь срок действия исключительного права. После заключения такого договора автор теряет возможность распоряжаться исключительным правом на произведение, а сохраняет лишь личные неимущественные права (такие как право на имя, право авторства и т.п.).

2. Предоставление права использования произведения. Правообладатель (тот, кто обладает исключительным правом) вправе предоставить другому лицу право использования произведения. Для этого заключается лицензионный договор. Это как раз та ситуация, когда ошибочно используется формулировка 1993 года и заключается договор о предоставлении неисключительных прав. Лицензионный договор заключается на определенный срок, и лицензиат вправе использовать произведение только теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором.

В свою очередь лицензионные договоры могут делиться на договоры о предоставлении исключительной лицензии и неисключительной лицензии.

а) исключительная лицензия – это предоставление права использования произведения без сохранения за правообладателем права выдачи лицензий другим лицам. Обратите внимание: именно тот, кто предоставляет право в данном случае лишается возможности заключения аналогичных договоров. Это дает возможность пользователю произведения получить эксклюзивные права, которых не будет больше ни у кого.

б) неисключительная лицензия — предоставление права использования произведения с сохранением за правообладателем права выдачи лицензий другим лицам. То есть правообладатель праве заключать такие же договоры на то же произведение с кем угодно.

Кроме того, лицензионные договоры делятся еще и по признаку возможного или невозможного сублицензирования т.е. договором может быть предусмотрено или не предусмотрено право уже пользователя на предоставление права использования этого произведения.

Чем может быть опасно использование в договоре неактуальных формулировок? Прежде всего, расхождением в понимании сути правоотношений, регулируемых договором. Издатель, например, может подразумевать под «неисключительными правами, предоставленными на 5 лет» совсем не то, что автор. Из-за этого возникают споры, эти споры передаются в суды, а суды вынуждены цепляться за какие-то обрывки здравого смысла, содержащиеся в подобных договорах, и тем или иным образом квалифицировать отношения сторон или же признавать договоры или отдельные их условия недействительными. Кстати, даже в официальных документах появляются подобные ошибки. Особенно этим грешит Минфин. В своих позициях, предназначенных в основном для бухгалтеров, это ведомство с завидным постоянством использует понятие неисключительных прав, что видится очень странным.

Так что, друзья, если Вам в договоре встречаются «неисключительные права», перечеркивайте такой документ, даже не читая его дальше. Идите к юристу и просите привести договор в соответствие с действующим законодательством. Это избавит Вас от многих проблем в будущем.

Сегодня ни одну коммерческую организацию или предприятие нельзя представить без программного обеспечения. Ведь именно лицензионные компьютерные программы помогают не только повысить эффективность работы на предприятии, но и оптимизировать рабочее время сотрудников. О процедуре приобретения лицензии на ПО и прочие нематериальные активы, а также об особенностях учета данных операций мы поговорим в нашей статье.

Приобретение лицензий на НМА

Процедура приобретения нематериального актива подразумевает покупку лицензии, дающей заказчику неисключительное право пользования продуктом.

Организация может получить нематериальный актив одним из следующих способов:

  • путем покупки согласно лицензионному договору;
  • согласно законодательству (при реорганизации или взыскании имущества правообладателя);
  • если объект НМА создан собственными силами организации.

Покупка лицензии осуществляется на основании лицензионного договора, к которому прилагается акт приема-передачи неисключительных прав. Сторонами соглашения выступают лицензиат (правополучатель) и лицензиар (правообладатель). В договоре приобретения лицензии подписанты фиксируют:

  • факт разрешения на пользование НМА;
  • срок, в течение которого лицензиат имеет право пользоваться продуктом;
  • условия, порядок выплаты, размер вознаграждения (или факт безвозмездности сделки).

Расходы на приобретение лицензий относят к расходам на основную деятельности. НМА, на которые было получено право неисключительного пользования, учитываются на внебалансовом счете по стоимости согласно договору.

Учет операций по приобретению лицензий

Типовые проводки по приобретению организацией лицензий на программное обеспечение, а также на виды деятельности рассмотрим на примерах.

Лицензии на ПО

Допустим, ООО «Снеговик» были приобретены:

Бухгалтером ООО «Снеговик» были сделаны такие проводки:

Дт Кт Описание Сумма Документ
08/4 60 Поступление компьютера (56 000 руб. — 8 542 руб.) 47 458 руб. Товарно-транспортная накладная
19 60 Отражения входящего НДС от стоимости компьютера 8 542 руб. Счет-фактура
08/4 60 Поступление ОС Windows (4 300 руб. — 656 руб.) 3 644 руб. Акт приема-передачи неисключительных прав
19 60 Отражения входящего НДС от стоимости лицензии на право пользования ОС Windows 656 руб. Счет-фактура
01 08/4 Ввод компьютера в эксплуатацию (47 458 руб. + 3 644 руб.) 51 102 руб. Акт ввода в эксплуатацию ОС
68 НДС 19 Принятие к вычету НДС по покупке компьютера и ОС Windows (8 542 руб. + 656 руб.) 9 198 руб. Счет-фактура
97 60 Приобретение ПО «1С: Бухгалтерия» (4 850 руб. — 740 руб.) 4 110 руб. Акт приема-передачи неисключительных прав
19 60 Отражение входящего НДС от стоимости лицензии на право пользования ПО «1С: Бухгалтерия» 740 руб. Счет-фактура
68 НДС 19 Принятие к вычету НДС от стоимости лицензии на ПО «1С: Бухгалтерия» 740 руб. Счет-фактура
20 97 Начисление ежемесячной амортизации по лицензионному договору на ПО «1С: Бухгалтерия» (4 110 руб. / 12 мес.) 343 руб. Ведомость начисления амортизации

Лицензии на виды деятельности

Представим, что ООО «Утиль Сервис» организовывает деятельность по оказанию услуг утилизации автомобильных шин. Данный вид деятельности предполагает наличие у ООО «Утиль Сервис» соответствующей лицензии, с целью получения которой организация обратилась к ООО «Документ Плюс». Стоимость услуг по договору с ООО «Документ Плюс» составила 14 500 руб., НДС 2 212 руб., а размер госпошлины, уплаченной в бюджет — 3 800 руб.

В учете ООО «Утиль Сервис» операции по приобретению лицензии на вид деятельности были отражены таким образом:

Дт Кт Описание Сумма Документ
68 Госпошлина 51 Проводки по перечислению госпошлины за лицензию 3 800 руб. Платежное поручение
20 68 Госпошлина Подача документов на получение лицензии 3 800 руб. Договор, заявление
20 76 Отражение стоимости услуг ООО «Документ Плюс» (14 500 руб. — 2 212 руб.) 12 288 руб. Акт выполненных работ
19 76 Отражение входного НДС от стоимости услуг ООО «Документ Плюс» 2 212 руб. Счет-фактура
68 НДС 19 Принятие к вычету НДС от стоимости услуг ООО «Документ Плюс» 2 212 руб. Счет-фактура
76 51 Перечисление средств ООО «Документ Плюс» за услуги по получению лицензии 14 500 руб. Платежное поручение

Как учесть компьютерные программы, антивирусы и справочные системы

Пожалуй, сложно найти организацию, которая не использует в своей работе программное обеспечение. Чтобы автоматизировать бухгалтерский и кадровый учет, компании приобретают специальные лицензионные программы: сервисы для сдачи электронной отчетности, справочно-правовые системы , бухгалтерские программы и т. д. Для безопасной работы пользователей на компьютеры и ноутбуки устанавливаются средства антивирусной защиты. На каких бухгалтерских счетах следует учитывать компьютерные программы, как определить срок их использования и как списать в расходы, рассмотрим в данной статье.

Любая программа для ЭВМ — это результат интеллектуального труда ( ст. 1225 ГК РФ). Программный продукт можно создать собственными силами, а можно приобрести у сторонней организации.

При покупке компьютерной программы организация может приобрести исключительные или неисключительные права на ее использование. Этот момент определяет дальнейший учет программных продуктов.

Чтобы учесть программу в расходах, необходимы следующие документы:

  • лицензионный (сублицензионный) договор или договор отчуждения, который подтверждает право покупателя на использование программы;
  • акт на передачу прав.

Лицензионный договор заключается между пользователем и правообладателем программного продукта. Также от лица правообладателя может выступать его уполномоченный представитель (например агент).

Чаще всего популярные программные продукты реализуют дилеры и фирмы-франчайзи. В таких случаях программный софт продают на основании сублицензионного договора.

Рассмотрим особенности учета исключительных и неисключительных прав на использование программ.

Исключительные права

Исключительные права обычно возникают, когда программа создается по заказу организации и адаптируется под ее требования. Если организация приобретает исключительное право пользования компьютерной программой, она становится единственным ее владельцем. Автор (разработчик) продукта не вправе продавать или предоставлять его другим лицам.

Исключительное право переходит к покупателю на основании договора отчуждения ( ст. 1234 ГК РФ).

Чаще всего исключительные права для целей бухгалтерского учета учитывают в составе нематериальных активов (НМА). Для этого нужно, чтобы одновременно соблюдались следующие условия (п. 3 ПБУ 14/2007):

  • у организации есть документы, которые подтверждают ее права на использование объекта НМА;
  • объект НМА можно отделить от других объектов;
  • объект НМА не имеет материально-вещественной формы;
  • организация не планирует продавать права на компьютерную программу как минимум в течение года;
  • компьютерная программа используется в производстве продукции (работ, услуг) или для управленческих нужд;
  • объект может принести экономическую выгоду (доходы);
  • срок использования компьютерной программы превышает 12 месяцев;
  • первоначальная стоимость НМА может быть достоверно определена.

Чтобы программу отнести к НМА в налоговом учете, необходимо выполнение следующих условий ( п. 3 ст. 257 НК РФ):

  • организация имеет документы, которые подтверждают ее права на использование объекта НМА;
  • объект может принести экономическую выгоду (доходы);
  • срок использования компьютерной программы превышает 12 месяцев.

Получается, если в бухгалтерском учете объект относится к НМА, то в налоговом учете этот объект также будет признан нематериальным активом.

В бухгалтерском учете компьютерную программу нужно учитывать по первоначальной стоимости. Эта стоимость равна сумме всех затрат на ее приобретение. В п. 8 ПБУ 14/2007 сказано, что первоначальная стоимость НМА увеличивается на сумму расходов, связанных с приобретением актива (установка, доведение до пригодного к использованию состояния и пр.).

Амортизация и срок полезного использования

НМА стоимостью до 40 000 (с 2016 года до 100 000) рублей в налоговом учете можно списать полностью в момент ввода в эксплуатацию. Так как имущество до 40 000 рублей не является амортизируемым (п. 1 ст. 256 НК РФ), стоимость НМА можно включить в состав материальных расходов ( пп. 3 п. 1 ст. 254 НК РФ).

Вопрос налоговой амортизации НМА стоимостью ниже 40 000 рублей — спорный. Ранее контролирующие органы придерживались позиции, что амортизировать нужно все НМА независимо от их стоимости (письмо ФНС России от 25.02.2011 № КЕ-4-3/3006). На сегодняшний день все больше писем Минфина подтверждают возможность списывать «малоценные» НМА при вводе в эксплуатацию (письма Минфина РФ от 31.08.2012 N 03-03-06/1/450, от 09.09.2011 N 03-03-10/86, от 09.12.2010 N 03-03-06/1/765).

Для целей налогового учета срок полезного использования объекта нематериальных активов определяется по правилам, закрепленным в п. 2 ст. 258 НК РФ. По общему правилу срок использования НМА может быть указан в договоре или патенте. Если срок по документам определить нельзя, нормы амортизации устанавливаются в расчете на срок полезного использования, равный 10 годам (но не более срока деятельности налогоплательщика).

Для исключительных прав на компьютерные программы налогоплательщик вправе самостоятельно определить срок полезного использования, который не может быть менее двух лет.

В бухгалтерском учете нет стоимостного критерия для определения амортизируемого имущества. Поэтому начислять амортизацию нужно по всем НМА, у которых известен срок полезного использования. По нематериальным активам с неопределенным сроком полезного использования амортизация не начисляется ( п. 23 ПБУ 14/2007). Но организации каждый год должны пересматривать срок использования НМА, подтверждая ранее установленный либо внося изменения по объективным причинам ( п. 27 ПБУ 14/2007).

Исключительное право на компьютерную программу не имеет ограниченного срока действия. Поэтому для целей бухучета срок использования компьютерной программы определяется исходя из периода, в течение которого организация будет ее использовать ( п. 26, 27 ПБУ 14/2007). Если срок не известен, то можно установить его равным 5 годам (п. 4 ст.1235 ГК РФ).

Срок полезного использования компьютерной программы нужно зафиксировать в приказе ( ч. 1 ст. 9 Закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ).

Чтобы не возникло расхождений в бухгалтерском и налоговом учете, целесообразнее установить одинаковый срок полезного использования программы (для НМА стоимостью выше 40 000 рублей).

Проводки при покупке исключительных прав :

Дебет 08-5 Кредит 60 — учтены расходы на приобретение компьютерной программы;

Дебет 04 Кредит 08-5 — компьютерная программа введена в эксплуатацию;

Дебет 20 (26, 44) Кредит 05 — начислена ежемесячная амортизация по компьютерной программе (амортизация начисляется с первого числа месяца, следующего за месяцем принятия НМА к учету (п. 31 ПБУ 14/2007).

Если организация списывает программу стоимостью до 40 000 рублей единовременно, то проводки будут следующими:

Дебет 08-5 Кредит 60 — учтены расходы на приобретение компьютерной программы;

Дебет 04 Кредит 08-5 — компьютерная программа введена в эксплуатацию;

Дебет 20 (23, 25, 26, 44) Кредит 04 — стоимость НМА единовременно учтена в составе материальных расходов (только в налоговом учете);

Дебет 20 (23, 25, 26, 44) Кредит 05 — начислена ежемесячная амортизация по компьютерной программе (только в бухгалтерском учете).

Неисключительные права

Большинство приобретаемых программ и систем имеют неисключительные права и покупаются по лицензионному или сублицензионному договору. Такой вид права не может быть отнесен к нематериальным активам (п. 3 ст. 257 НК РФ). Поэтому неисключительные права списывают на счета затрат в составе прочих расходов ( пп. 26 п. 1 ст. 264 НК РФ).

Налоговый учет

В налоговом учете лицензиат, применяющий метод начисления, должен распределить стоимость компьютерной программы в течение срока действия договора (письмо Минфина России от 31.08.2012 № 03-03-06/2/95). Если в договоре срок не указан, то необходимо самостоятельно установить период списания на затраты, исходя из принципа равномерности (абз. 2 п. 1 ст. 272 НК РФ, письма Минфина РФ от 18.03.2014№ 03-03-06/1/11743 и от 18.03.2013 № 03-03-06/1/8161). Гражданским кодексом предусмотрено, что если срок использования не определен, договор считается заключенным на 5 лет ( п. 4 ст. 1235). Такого же мнения придерживается Минфин в письмах от 23.04.2013 № 03-03-06/1/14039, 16.12.2011 № 03-03-06/1/829.

В вопросе списания неисключительных прав существует и противоположная судебная практика. Например, постановлениями ФАС Московского округа от 18.03.2014 № Ф05-1208/2014, от 28.12.2010 № КА-А40/15824-10, от 15.02.2010 № КА-А40/190-10 вынесено решение, что расходы на приобретение права пользования компьютерной программой можно списывать единовременно.

Как это часто бывает, мнение налоговых органов не совпадает с мнением судов. Если вы не хотите тратить время на судебные разбирательства, безопаснее списывать затраты на приобретение программ для ЭВМ равномерно в течение срока использования. Имейте в виду, что суды рассматривают порядок списания расходов, который закреплен в учетной политике организации. Если вы решили списывать затраты на приобретение неисключительных прав единовременно, не забудьте прописать этот пункт в своей учетной политике.

При кассовом методе в расходы включаются фактически оплаченные суммы ( п. 3 ст. 273 НК РФ).

Плательщики упрощенного налога (доходы — расходы) могут уменьшать налогооблагаемую базу на сумму затрат по приобретению права на использование компьютерных программ (подп. 19 п. 1 ст. 346.16 НК РФ, письма Минфина России от 21.03.13 № 03-11-06/2/8830 и от 28.05.12 № 03-11-06/2/70).

Бухгалтерский учет

В бухгалтерском учете неисключительное право на использование программы учитывается в составе расходов будущих периодов на счете 97 ( п. 39 ПБУ 14/2007). Списывать такие расходы нужно на протяжении срока действия договора. Способ списания затрат на приобретение неисключительных прав нужно закрепить в учетной политике. Чтобы не возникло временных разниц, установите единый срок использования программы в бухгалтерском и налоговом учете.

Если срок в договоре не прописан, организация может установить его самостоятельно в соответствующем приказе. Но в данном случае безопаснее руководствоваться нормами Гражданского кодекса (ст. 1235) и устанавливать срок использования программы на 5 лет.

Так как неисключительное право на программные продукты у правообладателя — объект НМА, лицензиату (получателю) следует вести учет этого объекта на забалансовом счете (п. 39 ПБУ 14/2007). Планом счетов специального счета для этих целей не предусмотрено, поэтому можно открыть специальный забалансовый счет, например 012.

Проводки при покупке неисключительных прав:

Дебет 97 Кредит 60 — приобретено право использования программы (разовый платеж);

Дебет 012 — лицензия (право) на программу учтена на забалансовом счете;

Дебет 20 (23, 25, 26, 44) Кредит 97 — списана часть расходов будущих периодов (ежемесячно).

При продлении лицензии на программу затраты также учитываются равномерно (счет 97).

Важно! Использование пиратских программ наказуемо (ст. 1252 ГК РФ, ст. 146 УК РФ).

Обновление программ, абонентское обслуживание

Затраты на обновление и ежемесячное обслуживание программ относятся к текущим расходам и подлежат списанию в момент оказания услуги (пп. 26 п. 1ст. 264 НК РФ, письмо Минфина РФ от 27.11.2007 № 03-03-06/1/826).

Дебет 20 (23, 25, 26, 44) Кредит 60 — списаны затраты на обновление (обслуживание) программы.

Чаще всего компьютерные программы имеют неисключительные права использования. Учет таких программных продуктов следует вести с применением счета 97 «Расходы будущих периодов» и списывать равномерно в течение срока действия договора. Не стоит путать обновление программ с их продлением, ведь учитывать эти расходы нужно по-разному.

Если у вас возник вопрос по бухгалтерскому или налоговому учету, наши эксперты всегда готовы помочь в его решении.

Задать вопрос

Эксперт сервиса Норматив

Рогачева Е.А.