Негаторному иску

В журнале Russian Law Journal вышла моя статья, которая посвящена сравнительно-правовому исследования негаторного иска. Хотелось бы поделиться своими идеями и результатами исследования по этому вопросу.

Негаторный иск призван устранять нарушения создающие помехи в нормальном ходе осуществления субъективного вещного права. А право без гарантии возможности беспрепятственного осуществления является всего лишь декларацией. Поэтому, исследование негаторного иска имеет большое значение.

Судьба негаторного иска достаточно многострадальна. В доктрине гражданского права сложилось противоречивое понимание негаторного иска, вызванное приданием ему излишней универсальности в применении. Рассмотрение негаторного иска как универсального способа защиты вещного права влечет возникновение множества проблем как теоретического, так и практического характера, и, в первую очередь, проблемы конкуренции исков.

В классическом представлении негаторный иск имеет вполне четкую сферу применения – устранение помех в пользовании недвижимой вещью, когда нарушение носит сугубо фактический характер, не связанный с оспариванием права. Но с учетом того, что в гражданском законодательстве стран Европы закреплено лишь два вещных иска – виндикационный и негаторный – то судебная практика и часть научного сообщества пошли по пути квалификации требований в защиту вещных прав по пути наименьшего сопротивления: все, что не связано с лишением владения должно быть квалифицированно как негаторный иск. Это привело к искусственному расширению сферы применения негаторного иска, и породило проблему конкуренции и соотношения вещных исков между собой. Дело в том, что данный иск не обладает универсальностью в применении, эта ситуация вызвана несовершенством законодательства о вещных правах. Именно поэтому, можно часто встретить и в тексте судебных актов, и в научных работах утверждение, что негаторным иском по своей природе следует считается – и иск о признании вещного права, и иск об освобождении вещи от ареста, и иск о признании вещного права отсутствующем, и иск о сносе самовольной постройки, и иск о вселении и иск о выселении… Эту вереницу требований можно продолжить достаточно легко. И, естественно, весь это перечень материально-правовых требований не может охватываться негаторным иском.

До настоящего времени не выработано единой модели негаторного иска ни в доктрине гражданского права, ни в законодательстве. А опыт законодательного регулирования выработал три модели негаторного иска, каждая из которой имеет свои сильные и слабые стороны.

Обобщив гражданское законодательство стран Европы можно сказать, что существует три модели негаторного иска, которые строятся по конструкции негаторного иска существовавших на разных этапах развития римского частного права. Дело в том, что римское частное право развивалось многие века и не было статично существующим.

1) модель общего права – строится на казуистических Институциях Гая. Из этого и проистекает само отсутствие классического для нас пандектного деления гражданского права на вещное и обязательственное, на вещные иски и обязательственные. Соответственно общему праву не известен негаторный иск, и последствия создания помехи в нормальном пользовании своей вещью устраняются деликными исками trespass и nuisance. Trespass заявляется в суд при таком нарушении владения, которое не повлекло его утраты, а nuisance в ситуации, когда действия лица создают беспокойство собственнику и не позволяют нормально использовать недвижимость. Как пишет В.А. Багаев, nuisance во многом похож на негаторный иск, хотя есть и различия. Например, источником нарушения может быть только деятельность на соседнем земельном участке. Таким образом, этот деликт позволяет регулировать конфликты между соседями, в то время как негаторный иск защищает от более широкого круга нарушений. Другая особенность – возможность в рамках nuisance не только запретить деятельность, но и привлечь к ответственности за вред, причинённый недвижимости.

2) романская модель (французская и итальянская) – основана на понимании негаторной защиты в классический период развития римского частного права, как иска, устраняющего нарушения, которое выражается в форме неправомерного присвоения лицом себе сервитута или аналогичного права в отношении чужой вещи. Остальные нарушения нормального хода осуществления вещных прав устраняются деликными исками. Ради справедливости стоит указать, что французское понимание сервитута охватывает классический сервитут, как ограниченное вещное права, так и соседские права, которые во Франции называются легальный сервитут.

Исторически негаторный иск появился как способ отрицания возможности установления сервитута. Более того, первоначально негаторный иск именовался как actio negatoria servitutis.

3) германская модель – основана на пандектном анализе достижений поздней римской империи и Византийского законодательства, так называемом постклассическом римском частном праве. В рамках этого понимания вещные права защищаются вещными исками, к которым относятся виндикационный и негаторный иски. При этом, если виндикационный иск устраняет нарушения, связанные с лишением владения, то негаторный иск пресекает все остальные формы нарушения вещного права, лишь бы они не были связаны с лишением владения. Тем самым виндикационный и негаторный иски устраняют весь спектр возможных нарушений вещных прав, а негаторному иску придается универсальное значение.

Для германского правопонимания характерно гипертрофированное расширение сферы действия негаторной защиты через субсидиарное применение § 1004 ГГУ к искам, основанным на обязательственных отношениях, защиты личных неимущественных прав и так далее. Чаще всего необходимость субсидиарного применения § 1004 ГГУ обуславливается допустимостью превентивной функции негаторного иска для гарантии устранения повторного аналогичного нарушения.

В определении правовой природы негаторного иска есть два диаметрально противоположных подхода, которые находятся на разных полюсах – от отсутствия негаторной защиты или ее допущения в сервитутных отношениях, до придания негаторному иску универсального значения, как способа защиты вещных прав от любого нарушения, которое не повлекло лишения владения. Можно ли предположить, что наиболее рабочей моделью будет та, которая возьмет за реальный объем негаторной защиты что-то среднее между разнополюсными моделями?

Сохранение универсального понимания негаторного иска в практическом плане обостряет вопрос о конкуренции негаторного иска с другими вещными исками и требованиями о защите гражданских прав. На теоретическом, доктринальном, уровне, это означает застой в развитии науки гражданского права по вопросу защиты вещных прав и систематизации вещных исков. При универсальности негаторного иска получается, что все и любые требования о защите вещных прав, не подпадающие под виндикационный иск, будут квалифицированны как негаторное требование, вне зависимости каким бы разнохарактерным не было нарушение. Картина получается не самой радужной в сфере развития науки – негаторный иск хищнически поглощает все иски в защиту вещных прав, кроме виндикации. Не должно быть ситуации, когда не нужно разбираться в правовой квалификации требований, а можно просто сослаться на статью закона и трактовать эту каучуковую, по содержанию, норму как будет удобно для обоснования любой правовой позиции.

При универсальности негаторного иска определение характера таких требований как иск о признании вещного права, иск об освобождении вещи от ареста, иск о признании вещного права отсутствующем, иск о выселении, иск о сносе самовольной постройки, иск о вселении и прочие вполне определен – это все грани и проявления такого разнообразного и всеобъемлющего негаторного иска. При такой квалификации создается правовая химера, когда негаторным иском можно защититься от всего, что не устраивает собственника, но не лишает его владения вещью: фактические и юридические действия ответчика, в отношении движимых и недвижимых вещей, ответчик нарушает или оспаривает вещное право – все это один и универсальный негаторный иск.

Попытка исправить ситуацию с неограниченной универсализацией негаторного иска предпринималась в рамках реформирования российского гражданского законодательства. В проекте изменений ГК РФ, разработанном на основе Концепции развития гражданского законодательства, содержится предложение о закреплении перечня вещных исков в ст. 227, который состоял бы из четырех требований – на ровне с виндикационным и негаторным исками в качестве самостоятельных вещных исков предлагалось указать требование об освобождении вещи от ареста (ст. 232) и требование о признании вещного права (ст. 233).

Пандектная революция в понимании негаторного иска, когда был сделан переход от восприятия этого иска как способа защиты от узурпации ответчиком сервитута, к универсальному восприятию этого требования, имела под собой практическое основание. За прошедшее время перечень вещных исков увеличился и теперь не ограничен только виндикационным и негаторным исками. И быть может сейчас пора переосмыслить негаторную защиту, уйдя от излишней универсальности и наполнив этот иск конкретным содержанием и сферой применения? Усложнение гражданского оборота, развитие доктрины о вещных исках дают нам основание для новой революции в понимании негаторного иска.

Поэтому есть все основания предложить четвертую модель негаторного иска. Исходя из вышеизложенных соображений, предлагается сформулировать законодательную конструкцию негаторного иска следующим образом: «собственник или лицо, имеющее ограниченное вещное право, вправе требовать устранения неправомерных длящихся фактических действий, которые препятствуют ему в пользовании недвижимой вещью или создают угрозу подобного нарушения, но не повлекли лишения владения или оспаривания самого права».

В результате проведенного исследования были сделаны следующие выводы:

Во-первых, положение об универсальности негаторного иска не находит подтверждения при всестороннем рассмотрении особенностей (признаков) негаторного иска. Следует отойти от принципа остаточного внимания законодателя к негаторному иску, остаточному, в первую очередь, по сравнению с виндикационным иском. На основе анализа трех моделей негаторного иска, которые существуют в праве стран Европы, предложена новая, четвертая модель данного иска.

Во-вторых, негаторный иск направлен на запрещение возможности создания собственнику препятствий в использовании вещи. Негаторный иск может применяться для защиты субъективного вещного права от нарушения владения, в форме создания помех к спокойному владению и которое не повлекло лишение состояния владения.

В-третьих, предметом спора по негаторному иску может быть только недвижимая вещь. Негаторный иск не может применяться для оспаривания зарегистрированного права на недвижимые вещи.

В-четвертых, негаторный иск не может быть использован для защиты субъективного права от нарушений, связанных с лишением владения или оспаривания наличия субъективного права. При квалификации требований о выселении и сносе самовольно возведенной постройки следует исходить из того, что если нарушение затрагивает весь объект недвижимости, то применим виндикационный иск, а если нарушение связано с завладением только частью объекта недвижимости, то необходимо предъявлять негаторный иск. Иск о признании права собственности является самостоятельным вещным иском. А требование об освобождении вещи от ареста выступает в качестве разновидности иска к органам публичной власти.

В-пятых, негаторная защита имеет четкие пределы применения, а нарушение, которое устраняется данным требованием характеризуется не только отсутствием лишения владения, но и еще многими признаками. Нарушение, являющееся фактическим основанием негаторного иска, обладает следующей характеристикой: является только действием; это действие является неправомерным, оно носит фактический характер, имеет длящийся характер или совершается периодически (противоправное состояние), не связано с лишением владения, не связано с отрицанием наличия субъективного права на вещь, не повлекло прекращение права собственности, связано с созданием препятствий в осуществлении пользования и владения.

См.: Mager H. Besonderheiten des dinglichen Anspruchs // Archiv für die civilistische Praxis. 193. Bd., H. 1 (1993). P. 79.

Здравствуйте, уважаемые читатели! Не все нарушения права собственности связаны с лишением владения вещью. Иногда другие люди просто мешают ей пользоваться. Негаторный иск в гражданском праве предусмотрен как раз для защиты своих прав в таких ситуациях.

Термин пришел к нам из римского права (от лат. actio negatoria — «отрицающий иск»). Негаторный иск применяли для опровержения наличия у ответчика права пользования имуществом, когда владение им истец не терял, но появлялись препятствия, мешавшие ему в полной мере осуществлять всю полноту прав на вещь.

1. Понятие негаторного иска и его назначение
2. Условия применения негаторного иска
3. Нюансы подготовки негаторного иска и исполнения решения суда

Эта идея перекочевала в современное право, но особенности применения изменились. Наше гражданское законодательство и судебная практика сам термин «негаторный иск» не используют. Но способ защиты, как таковой, никуда не делся.

Понятие негаторного иска и его назначение

Основная идея негаторного иска — устранение препятствий в пользовании и (или) распоряжении вещью. В отличие от виндикационного иска негаторный направлен на защиту правомочий пользования и распоряжения имуществом (ст. 304 ГК РФ).

Предъявить иск может не только собственник, но и владелец, не имеющий права собственности на вещь. В том числе и давностный. Более того, собственник может даже оказаться ответчиком по негаторному иску, что следует из ст. 305 ГК РФ. Например, его может предъявить арендатор, которому собственник мешает пользоваться арендованным имуществом.

Негаторный иск — требование собственника или иного законного владельца к другому лицу об устранении препятствий в пользовании и (или) распоряжении имуществом.

Негаторные требования могут быть направлены на защиту от фактических и юридических нарушений.

  • Фактические нарушения — разнообразные физические вторжения в вещь, например, затенение чужого земельного участка постройкой на своем, проложение линейного объекта по чужому участку, создание соседу препятствий ко входу на его участок и т. п.
  • Юридические нарушения — это неправильные записи в реестрах прав, прежде всего в ЕГРН, неверные отметки об арестах.

Деление условное, но помогает понять особенности применения негаторного иска в различных ситуациях, поскольку ГК РФ напрямую их не определяет.

Иногда негаторное требование может быть соединено с виндикационным. Примером может служить истребование недвижимости из чужого незаконного владения с требованием о корректировке реестра. Первое требование — виндикационное, второе — негаторное.

Условия применения негаторного иска

Основание негаторного иска — нарушение принадлежащих собственнику или другому законному владельцу прав, связанных с пользованием и распоряжением имуществом.

Защищать свои права с помощью этого инструмент может любой законный владелец: гражданин, юридическое лицо, муниципальное образование, государство и т. д.

Нарушение прав, связанных с пользованием вещью, носит длящийся характер, поэтому срок исковой давности по негаторному иску не применяется. Соответствующее разъяснение дано в п. 49 совместного Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Иск можно предъявить в любое время, пока длится нарушение права. Когда нарушение прекратилось, то и основание для подачи негаторного иска отпадает.

Неважно, наступили ли из-за созданных владельцу препятствий какие-либо негативные последствия. Но если они есть, то вместе с негаторным можно заявить требование о взыскании убытков.

Истец в суде должен доказать два факта: он является законным собственником или владельцем имущества и действия ответчика препятствуют ему пользоваться имуществом в соответствии с его назначением и (или) распоряжаться им.

Вот некоторые примеры нарушений, при которых может помочь негаторный иск:

  • создание препятствий для прохода на территорию, загромождение входа в помещение, смена замка с непредоставлением ключей и т. п.;
  • строительство объектов, которые вредят чужой собственности (например, затеняют участок), не дают нормально её использовать по назначению, мешают эксплуатации земельного участка и т. п.;
  • запрет или препятствование установке информационной вывески с информацией о компании на фасаде здания или внутри помещения;
  • вредные воздействия от соседей: сильной шум в ночное время, сильные запахи из соседних помещений и т. п.;
  • наличие отметки в ЕГРН об ипотеке или ином обременении, хотя оно уже прекратилось или его вовсе никогда не было;
  • арест имущества третьего лица вместе с имуществом должника в рамках исполнительного производства.

Всё это препятствует владельцу нормально пользоваться своим имуществом в соответствии с его назначением.

Цель негаторного иска — не наказать ответчика, а добиться от него через суд прекращения нарушений.

В п. 45 Постановления Пленумов ВС, ВАС РФ № 10/22 указано, что иск может быть удовлетворен даже тогда, когда нарушение прав истца еще не состоялось, но есть реальная угроза такого нарушения.

Нюансы подготовки негаторного иска и исполнения решения суда

Большинство негаторных исков однотипны, различия касаются только фактических обстоятельств. Поэтому от истца требуется только грамотно изложить их, правильно сформулировать требования, заплатить госпошлину и подать иск с соблюдением процессуальных правил.

Вот на что нужно обратить внимание при подготовке иска:

  • укажите, чем подтверждается право собственности или титульное владение истца, и приложить соответствующие документы;
  • четко изложите, какие именно права и каким образом нарушает ответчик, какие он чинит препятствия в пользовании и (или) распоряжении имуществом;
  • чего именно требует истец.

Поскольку бремя доказывания лежит на истце, то нужно позаботиться о доказательствах, которые подтверждают изложенные в иске обстоятельства и вину ответчика.

Иногда бывает так, что собственник никак не реагирует на нарушение своих прав. Потом, допустим, продает имущество, а новый собственник не желает мириться с препятствиями, которые чинит нарушитель. Отсутствие возражений предыдущего собственника не может быть основанием для отказа в удовлетворении негаторного иска нового собственника (п. 48 Постановления Пленумов ВС, ВАС РФ № 10/22).

Удовлетворяя иск суд вправе как запретить ответчику совершать определенные действия, так и устранить последствия нарушения прав истца.

Но добиться удовлетворения иска — это полдела. Нужно еще исполнить решение суда, чтобы ответчик реально перестал чинить препятствия в пользовании и распоряжении имуществом.

Иногда всё бывает достаточно просто, например, когда Росреестр на основании решения суда вносит в ЕГРН корректную запись вместо ошибочной.

А если ответчик «встает в позу» и добровольно отказывается исполнить решение суда? Допустим, он не спешит освобождать проход к помещению и разбирать воздвигнутые баррикады.

Какие-то меры воздействия может предпринять судебный пристав-исполнитель средствами, предоставленными ему Федеральным законом от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Но недавно истцы по таким требованиям получили неплохой гражданско-правовой способ стимулирования ответчика к своевременному исполнению решение суда. Речь идет о судебной неустойке («астрент»). Суд, в соответствии со ст. 308.3 ГК РФ, может присудить её по требованию истца на случай неисполнения судебного решения.

Соответственно, истец может заявить это требование прямо в негаторном иске. И если ответчик решение суда в установленный срок не исполнит, то должен будет истцу выплатить присужденную сумму. Т.е. это уже своеобразный штраф в пользу истца, а не в пользу государства (его, к слову, тоже могут взыскать по ст. 17.15 КоАП РФ).

О том, как такой механизм работает, рассказывает в видео ниже А.В. Егоров (к. ю. н., главный редактор Журнала РШЧП, член Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства).

Механизм описан на примере шумящих соседей, но применим к любым негаторным требованиям в целом. Так что пользуйтесь, хороший же инструмент.

Ну, а я на этом статью заканчиваю. Надеюсь, она была полезна. Делитесь ей в социальных сетях со своими коллегами и друзьями, если это так. И подписывайтесь на мою и страницу «ВКонтакте», чтобы не пропускать новые материалы.

Всех благодарю за внимание и до встречи!

Собственник может владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, а также охранять свое имущество от посягательств третьих лиц. В этом смысле положения ст. 301—305 ГК РФ задуманы как беспробельный институт защиты прав собственника или иного титульного владельца вещи, в котором виндикационный иск защищает от утраты владения, а негаторный иск — от всех остальных нарушений (см. также по этой теме «Иск о сносе самовольной постройки и негаторный иск не противоречат друг другу, а соотносятся как предмет и основание одного требования», «ЭЖ», 2016, № 15). Остановимся на основных тенденциях судебной практики по требованиям об устранении препятствий в пользовании имуществом (негаторным требованиям).

Согласно ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Если, к примеру, собственник участка продолжает им владеть и пользоваться, но при этом в результате действий третьих лиц его права нарушены (возведенные на соседнем участке строения способствуют сильному затенению, вода из дождевых отводов соседнего строения заливает участок, по участку проходят чужие трубы и т.п.), защищать свои нарушенные права ему следует при помощи негаторного иска.

Наиболее типичные вопросы, касающиеся сферы применения негаторного иска, разъяснены в совместном постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22) и в информационном письме Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» (далее — Обзор практики). Эти документы по существу определили место негаторного иска в системе вещно-правовых способов защиты, задали стандарты доказывания и разъяснили важные процессуальные аспекты рассмотрения таких исков.

Основания негаторного иска

Что требуется доказать, чтобы суд удовлетворил требования собственника вещи об устранении препятствий в пользовании этой вещью? Общие правила доказывания были сформулированы в Постановлении № 10/22.

Доказать необходимо следующие обстоятельства:

  • наличие права собственности (или иного вещного права) у истца;

  • наличие обстоятельств, которые нарушают его право собственности или законное владение;

  • обстоятельства, подтверждающие, как именно ответчик нарушает право собственности, или создает угрозу такого нарушения, то есть связь между действиями ответчика и нарушением прав собственника.

Истец должен не только быть собственником, но и владеть имуществом. Отсутствие фактического владения по общему правилу влечет отказ в удовлетворении иска. Идеальной ситуацией является совпадение права собственности и фактического владения. Однако бывает, что права на имущество не зарегистрированы, но его владелец хочет защититься от нарушений со стороны третьих лиц. По общему правилу отсутствие регистрации прав на имущество не является основанием для отказа в удовлетворении негаторного иска (см. п. 7 Обзора практики).

Судебная практика исходит из того, что одновременное предъявление виндикационного и негаторного исков недопустимо, так как в первом случае собственник должен быть лишен владения, а во втором фактически владеть имуществом. Так, в одном из дел суд прямо указал, что «одновременное предъявление к одному и тому же ответчику негаторного и виндикационного исков в отношении одного и того же имущества взаимоисключается» (постановление ФАС Московского округа от 24.10.2013 по делу № А40-158670/12).

Сложнее выбрать иск, когда встает вопрос о частичном лишении владения, например, когда часть земельного участка или здания занимает другое лицо. По мнению ВАС РФ (п. 1 Обзора практики), критерий определения требований следующий: если у истца сохраняется доступ к вещи и он осуществляет хотя бы частичное фактическое владение, то виндикационный иск неприменим — надо подавать негаторный.

Подавая негаторный иск, важно учитывать, что препятствия в использовании объекта права собственности (иного вещного права) должны быть реальными, а не мнимыми (см., например, постановления АС Уральского округа от 07.09.2015 № Ф09-5025/15 по делу № А76-20844/2014, Восточно-Сибирского округа от 25.06.2015 № Ф02-2571/2015 по делу № А19-20457/2012).

В этом отношении интересен пример из п. 9 Обзора практики: суд удовлетворил требования о прекращении строительства бассейна, так как собственник соседнего здания с привлечением экспертов смог доказать реальную угрозу разрушения этого здания из-за проведения строительных работ. Причем иск удовлетворили, даже несмотря на действующее разрешение на строительство бассейна.

Для удовлетворения негаторного иска не имеет значения, вторгается физически нарушитель на участок или иной объект, принадлежащий собственнику, или нет. Сфера применения негаторной защиты распространяется на любой негативный эффект, который препятствует истцу нормально пользоваться или распоряжаться вещью.

Предмет негаторного иска

Предмет исковых требований по негаторным искам весьма широкий и стремится к дальнейшему расширению, что составляет самостоятельную тенденцию.

Так, суды квалифицируют в качестве негаторного иска требования:

  • об освобождении имущества от ареста (постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2014 № 12АП-4410/2014 по делу № А57-223/2014);

  • о признании права отсутствующим (Определение ВС РФ от 11.02.2016 № 305-КГ15-19426 по делу № А40-43364/2013);

  • о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права (Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 24.11.2014 по делу № 33-15805/14) и др.

В целом предмет иска может включать устранение как юридических, так и фактических препятствий.

Устранение юридических препятствий чаще всего связано с защитой правомочия распоряжения. Например, ошибочные записи в реестре прав на имущество очевидно препятствуют распоряжению им, поскольку действительный собственник не может совершать с ним сделки. Отсюда появился такой вид негаторного иска, как иск о признании права отсутствующим для корректировки записей в реестрах.

На устранение юридических препятствий также направлены иски о защите объекта недвижимости от нарушений, связанных с использованием его адреса для связи с юридическим лицом. Такие иски также признаются негаторными (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица»).

Наиболее же распространенным требованием, направленным на устранение фактических препятствий для собственника (владельца) в пользовании принадлежащим ему имуществом, продолжают оставаться иски о сносе или демонтаже построек, конструкций или иных объектов, которые тем или иным образом нарушают права собственника имущества (Определение ВС РФ от 17.02.2015 по делу № 302-ЭС14-1496, А33-16410/2013, постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2015 № 09АП-26830/2015 по делу № А40-161655/13, ФАС Восточно-Сибирского округа от 06.09.2013 по делу № А33-4326/2012).

Кто может заявлять негаторный иск

Практика демонстрирует признание права на негаторный иск за широким кругом субьектов. По смыслу ст. 304 ГК РФ, право на негаторный иск принадлежит владеющему собственнику. Вместе с тем ст. 305 ГК РФ дает право на вещно-правовую защиту и владельцам на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления, либо владельцам по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

В частности, законными владельцами для целей негаторного иска признаются собственники помещения в многоквартирном доме, имеющие право пользоваться землей под ним (п. 67 Постановления № 10/22), а также покупатель, вступивший во владение недвижимостью до государственной регистрации права собственности (п. 60 Постановления № 10/22).

Вместе с тем право на иск признается и в ситуациях, когда фактическое обладание или физический контроль над вещью со стороны собственника не всегда очевидны. Например, допускается иск от собственника в ситуации, когда объект, испытывающий негативное воздействие, передан им арендатору и находится у него по договору аренды (п. 3 Обзора практики). Аналогично у собственника, передавшего имущество на праве постоянного (бессрочного) пользования, остается право на негаторный иск к нарушителю (Определение ВС РФ от 22.12.2015 по делу № 306-ЭС15-12164, А55-5313/2014).

Также допускается право собственника имущества (п. 4 Обзора практики) на негаторный иск для защиты установленного сервитута (например, сервитута проезда через соседний земельный участок к своему участку). Судебная практика также подтверждает право сервитуария на защиту права проезда к господствующей вещи в силу собственности на нее (Определение ВС РФ от 14.08.2015 № 308-ЭС15-9063 по делу № А63-9067/2014).

Как указано в п. 12 Обзора практики: «когда спорное имущество отсутствует во владении истца, его право может быть защищено исключительно с помощью иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, удовлетворение которого влечет за собой не только восстановление владения спорной вещью, но и корректировку записей в ЕГРП о принадлежности имущества». При этом титул владельца по договору не дает права на негаторный иск в случае, если пользование или распоряжение вещью от собственника по договору не переходит. Например, в судебной практике хранитель не рассматривается в качестве титульного владельца, имеющего право на негаторный иск (постановление ФАС Центрального округа от 11.05.2010 по делу № А62-818/2009).

В случае же если полномочия, полученные по договору, позволяют лицу считаться уполномоченным владельцем, истец признается надлежащим. Например, право на негаторный иск признается за доверительными управляющими (см., например, постановление ФАС Московского округа от 29.05.2014 № Ф05-4868/14 по делу № А40-128439/2013).

Кто является ответчиком

Тенденция к расширению сферы применения негаторного иска отразилась и на статусе ответчика. Судебная практика придерживается позиции, что истец должен затрачивать минимальные усилия для поиска ответчика, так как цель негаторного иска — прежде всего устранение нарушенного права, а не привлечение нарушителей к ответственности.

Например, ответчиком может стать как арендатор, так и собственник земельного участка, с которого производится нарушение прав истца (п. 4 Обзора практики). Соответственно, истец может сам выбрать, кому из них предъявлять требования.

Также в п. 5 Обзора практики сказано, что собственник несет ответственность за действия арендатора, если нарушение прав продолжилось после прекращения договора аренды. Например, если арендатор установил мешающий другим лицам трубопровод, то нарушение собственника, по мнению суда, заключалось в том, что он своевременно не произвел его демонтаж. Аналогично суд признает право истца на предъявление иска к заказчику за действия подрядчика в случаях, когда основанием для нарушения прав истца было задание заказчика (п. 6 Обзора практики).

Следует отметить, что с учетом ст. 304, 305 ГК РФ в некоторых случаях законный владелец имеет право на негаторный иск к собственнику (п. 67 Постановления № 10/22).

Негаторный иск как обход закона

Широкое использование негаторного иска делает актуальным рассмотрение вопроса о пределах добросовестного поведения при заявлении негаторных требований.

Дело в том, что заявление негаторного иска в отличие, к примеру, от виндикационного имеет очевидные предпосылки: в силу ст. 208 ГК РФ на такие требования не распространяется исковая давность. Соответственно, стремясь реализовать это преимущество, истцы часто пытаются разрешить спор с помощью негаторных требований, даже когда негаторный иск не является надлежащим способом защиты нарушенного права (см., например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.02.2013 по делу № А32-19353/2010).

Бывают ситуации, когда истец заявляет одновременно иск об устранении нарушений в праве пользования принадлежащим ему имуществом (негаторный иск) путем сноса соседнего здания и самостоятельный иск о сносе самовольной постройки (той же самой, сноса которой он требовал, подавая негаторный иск). Такие требования суды признают аналогичными и прекращают производство по одному из дел (постановление АС Уральского округа от 21.01.2015 № Ф09-14552/12 по делу № А71-54/2005). Суды указывают также, что негаторные требования не должны использоваться для обхода норм закона об исковой давности, о применении которой может быть заявлено при рассмотрении специального иска, например о применении последствий ничтожной сделки (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26.07.2013 по делу № А63-13644/2012).

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда. Если оно будет установлено, суд может отказать в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применить иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц (п. 2 ст. 10 ГК РФ, п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Поиск баланса интересов

В пункте 6 Обзора практики исследуется вопрос о поиске равновесия между правом частной собственности и общественным интересом в споре о прокладке кабеля, необходимого для обеспечения доступа в интернет жителям района, в результате чего нарушаются права собственника здания. Разрешая спор, суд пришел к выводу, что обеспечение интереса жителей района не может основываться на произвольном вторжении в имущественную сферу другого лица и нарушении его права собственности.

На практике нередко складываются ситуации, когда защита вещных прав противопоставляется публичному интересу. Иногда для того чтобы определить, подлежит ли удовлетворению негаторный иск, суду приходится применять в вещно-правовых спорах нормы публичного права и оценивать общую направленность действий сторон.

Так, в одном деле Верховный суд РФ отменил решения нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение после того, как провел общий анализ ситуации, сложившейся на товарном рынке (Определение ВС РФ от 12.10.2015 № 309-ЭС15-6673 по делу № А60-25477/2013). В этом деле городская администрация потребовала от контрагента, договор на размещение линий связи с которым прекратился, демонтировать линии связи, размещенные на опорах наружного освещения, принадлежащих МУПу. Первая и апелляционная инстанции удовлетворили требования администрации на основании ст. 304 ГК РФ, посчитав, что раз договор исполнен и прекратил свое действие, а новый договор не заключен, то правовых оснований для размещения линий связи на городских опорах у компании — бывшего контрагента МУПа нет.

Однако Верховный суд РФ с таким решением не согласился. Проанализировав доводы ответчика и антимонопольного органа, который участвовал в деле в качестве третьего лица, ВС РФ пришел к выводу, что удовлетворение негаторного иска администрации создаст условия для изменения качественного состояния рынка услуг электросвязи с конкурентного на монополистический. Городской проект по демонтажу воздушных линий связи, в рамках которого расторгались и не заключались на новый срок договоры размещения линий связи с компаниями, позволит единственной компании, имеющей подземную канализацию для размещения линий связи, занять доминирующее положение, что не отвечает публичным интересам и целям антимонопольного регулирования.

По существу при рассмотрении этого вещно-правового спора Верховный суд РФ, с учетом его обстоятельств, включил в предмет рассмотрения вопросы публично-правовых интересов, состояние товарного рынка и процессуальное поведение участников спора.

На практике суды придерживаются позиции, что негаторное требование должно быть разумным и соразмерным, обеспечивающим баланс прав и законных интересов не только обеих спорящих сторон, но и интересов неограниченного круга лиц. Так, в ряде случаев, если негаторное требование нарушает права неограниченного круга лиц, оно не может быть удовлетворено.

Например, суд признал недопустимым снос пешеходного моста, который обеспечивает интересы пассажиров железнодорожной станции (постановление АС Московского округа от 10.12.2015 № Ф05-17282/2015 по делу № А41-46581/14). В аналогичных делах требования о сносе водопроводной насосной станции (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.07.2014 по делу № А53-10881/2013), сносе линий электропередачи (постановление АС Северо-Кавказского округа от 13.11.2014 № Ф08-8636/2014 по делу № А53-18475/2013) также признаны нарушающими права неограниченного круга лиц.

Вопросы о соотношении интересов различных групп лиц как правило связаны с градостроительством. Право владельца земельного участка возводить по своему усмотрению объекты затрагивает как права соседей, так и территории в целом. Из этого возникает явление «конкуренции застройщиков», которое заключается в том, что первый из застройщиков территории своими конструктивными решениями часто оказывает негативное влияние на технические характеристики и коммуникации соседнего объекта.

Как сказано в п. 8 Обзора практики, невозможность осуществить строительство в желаемом истцом объеме не является основанием для удовлетворения негаторного иска к собственнику соседнего земельного участка, если ответчик застроил свой земельный участок в соответствии со строительными и градостроительными нормами и правилами. При этом при рассмотрении подобных споров, как предписывает п. 46 Постановления № 10/22, суд обязан проверять соблюдение градостроительных и строительных норм и правил: «несоблюдение, в том числе незначительное, градостроительных и строительных норм и правил при строительстве может являться основанием для удовлетворения негаторного иска, если при этом нарушается право собственности или законное владение истца».

Проведенный анализ позволяет выделить генеральную тенденцию расширения области применения негаторного иска как института исковой защиты. Причем на сегодняшний день судебная практика исходит из необходимости оценки разумности и соразмерности требований сторон, баланса прав и законных интересов не только обеих спорящих сторон, но и интересов неограниченного круга лиц, недопущения подмены негаторными требованиями спора о праве.