Не подписания договора как пишется

ПРОБЛЕМА УПОТРЕБЛЕНИЯ «НЕ» С РАЗЛИЧНЫМИ ЧАСТЯМИ РЕЧИ В РЕШЕНИЯХ ПО АНТИМОНОПОЛЬНЫМ ВОПРОСАМ

Сборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2015

Барабаш Ольга Владимировна,
к. филол. н., доцент кафедры педагогики и психологии профессионального обучения ФГБОУ «Пензенский государственный университет» (г. Пенза, Россия)

ПРОБЛЕМА УПОТРЕБЛЕНИЯ «НЕ» С РАЗЛИЧНЫМИ ЧАСТЯМИ РЕЧИ В РЕШЕНИЯХ ПО АНТИМОНОПОЛЬНЫМ ВОПРОСАМ

Важным требованием к тексту правового документа является соблюдение правильности речи – коммуникативного качества, предполагающего, прежде всего, следование нормам современного русского языка. Правильность использования языковых средств в тексте правового акта является показателем культуры речи его автора, а также залогом эффективности осуществления правового регулирования в соответствующей сфере. Цель данной статьи заключается в том, чтобы еще раз обратить внимание составителей правовых документов на те проблемные зоны, которые не только затрудняют правовую коммуникацию, но и способны дискредитировать органы власти в глазах общественности.

Анализ решений, размещенных на официальном сайте Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации, свидетельствует о том, что наибольшие трудности у специалистов вызывает выбор слитного и раздельного написания с «не» различных частей речи. Подобные сложности объясняются, с одной стороны, недостаточной лингвистической подготовленностью профессиональных кадров, а с другой – особенностями юридического языка, в котором словообразование путем присоединения «не» есть явление специфическое и при этом распространенное.

Частотность употребления различных частей речи с «не», прежде всего, имен существительных, имен прилагательных и причастий, в решениях по вопросам антимонопольного регулирования обусловлена необходимостью установить наличие/отсутствие правонарушения; определить, являются ли основания для возбуждения дела достаточными; дать оценку правомерности деятельности предпринимателей и государственных (муниципальных) органов.

Отметим, что характерным признаком языка правовых документов является употребление с «не» отглагольных существительных. Традиционно «пишутся слитно с не существительные, которые в сочетании с не приобретают противоположное значение; обычно такие слова можно заменить синонимами без не, например: неправда (ср.: ложь), неприятель (ср.: враг), несчастье (ср.: беда)» (Розенталь, 1999).

В таких именных сочетаниях, как «невыполнение обязательств», «неисполнение решения», «непризнание вреда», «непредставление документов», «неполучение документов», «неподписание контракта», «неявка в судебное заседание», «недопущение конкуренции», «неразмещение протокола», «неповышение цены» и т. п., присоединение «не» к девербативу, действительно, придает ему новый смысл – утверждение противоположного, а если быть точнее, отрицание действия, заложенного в семантике производящего глагола. Однако подобрать к этим словам синоним без «не» представляется затруднительным хотя бы в силу того, что в контексте юридического документа подобные словосочетания терминологизируются, а, следовательно, исключают возможность замены синонимами. Тем не менее подобные отглагольные существительные пишутся с «не» слитно, выражая целостное значение. При этом большинство представленных сочетаний можно объединить, на наш взгляд, в семантическую группу со значением «уклонение от совершения предписанных законом действий».

Приведем в качестве примера фрагмент решения: «Таким образом, не направление в установленный законом срок участником размещения заказа оператору электронной площадки проекта контракта, подписанного электронной цифровой данного участника и документа об обеспечении исполнения контракта расценивается как несоблюдение требований части 4 статьи 41.12 Закона о размещении заказов» (Решение от 4.03.2014 г.). (Попутно обратим внимание на пропуск необходимого слова «подписью» и отсутствие запятой, закрывающей причастный оборот.)

В данном решении основанием для признания действий участника размещения заказа противоречащими закону послужило ненаправление им в установленный законом срок проекта контракта оператору электронной площадки. Слово «ненаправление» образовано путем присоединения «не», относится к семантической группе слов со значением уклонения от совершения предписанных законом действий и должно писаться слитно. Аналогичным способом образовано используемое в анализируемом нами фрагменте слово «несоблюдение».

Ошибка, связанная с выбором раздельного написания «не» с отглагольным существительным, оказалась довольно распространенным явлением в решениях. Приведем примеры:

1. «Не предоставление участником вышеуказанных документов является основанием для отказа в допуске к участию в квалификационном отборе» (Решение от 13.03.2014).

2. «Не подписание контракта указанным участником размещения заказа, нарушает права заказчика относительно условий цены контракта и срока исполнения контракта, которые связаны, прежде всего, с эффективным использованием бюджетных средств» (Решение от 4.03.2014 г.). (Отметим, что в данном предложении также нарушены нормы пунктуации: присутствует лишняя запятая между подлежащим и сказуемым.)

3. «Таким образом, Заказчик при проведении ПДО нарушил требования части 5 статьи 4 Закона о закупках путем не размещения итогового протокола на официальном сайте» (Решение от 21.03.2014).

4. «В соответствии с пунктом 4.15.17 Документации одно из условий признания победителя Конкурса уклонившимся от заключения договора, то есть совершившим действия (бездействия), которые не приводят к подписанию договора в сроки, установленные в извещении о проведении конкурса и в пункте 25 раздела 5 «Информационная карта конкурса» Документации – не предоставление обеспечения договора» (Решение от 20.03.2014).

5. «…в случае не заключения договора купли-продажи по результатам повторных торгов продаваемое на торгах имущество должника подлежит продаже посредством публичного предложения» (Решение от 28.03.2014).

В приведенных фрагментах выделенные курсивом девербативы должны писаться с «не» слитно.

Слитное написание с «не» демонстрируют и имена прилагательные. Так, в сочетаниях типа «признать сделку недействительной», «считать требование незаконным» у прилагательного прослеживается значение отрицания свойства, выраженного в слове без «не» и имеющего изначальную положительную коннотацию. Наличие терминологических сочетаний, в состав которых входят аксиологические прилагательные (прилагательные со значением оценки), является характерной чертой антимонопольного законодательства. Так, Федеральный закон от 26.07.2006 №135-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «О защите конкуренции» (с изм. и доп., вступ. в силу с 30.01.2014); Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»; Федеральный закон от 13.03.2006 № 38-ФЗ (ред. от 28.12.2013) «О рекламе» (с изм. и доп., вступ. в силу с 30.01.2014) строятся на таких понятиях, как «недобросовестная конкуренция», «недобросовестный поставщик», «необоснованные конкурентные преимущества», «недобросовестная реклама», «ненадлежащая реклама», «недостоверная информация», «неравное положение» и т. п. Это не случайно: антимонопольный орган призван давать оценку деятельности предпринимателей и государственных (муниципальных) органов с целью защиты конкуренции, предупреждения и пресечения монополистической деятельности. Например: «недобросовестная конкуренция – любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации» (Федеральный закон № 135-ФЗ). Приставка «не» позволяет четко маркировать объекты правового регулирования, разграничив их на соответствующие либо не соответствующие конкретной правовой норме.

Употребление причастий с отрицательной частицей «не» в решениях по вопросам антимонопольного регулирования соответствует общим для всех функциональных стилей русского языка правилам. Так, слитно пишется «не» с полными причастиями, при которых нет зависимых слов, например: «непроверенные факты», «неподтвержденные сведения», «неоплаченный штраф», «несостоявшиеся торги». В таких случаях причастия более близки к прилагательным, особенно если они подвергаются терминологизации, как, например, в сочетании «неполученные доходы» (упущенная выгода). Раздельно же пишется «не» с причастиями при наличии зависимых слов, например: «реклама, не соответствующая (чему?) требованиям законодательства Российской Федерации»; «не оплаченный (когда?) вовремя счет» и т. п.

К сожалению, это правило не всегда учитывается авторами решений по антимонопольным вопросам, например: «В соответствии с пунктом 7.1 Протокола очного/заочного заседания Конкурсной комиссии по предварительному рассмотрению и оценке по отборочным критериям заявок участников, поданных на открытый запрос предложений на право заключения договора по лоту «Оказание услуг по ежемесячному (абонентскому) сопровождению справочной правовой системы» №186/п от 10.02.2014 года, заявка ООО «Компания «Кодекс-Лидер» признана несоответствующей требованиям закупочной документации…» (Решение от 25.02.2014). В данном случае причастие «соответствующей» с частицей «не» пишется раздельно, так как есть зависимое слово – «требованиям».

Аналогичная ошибка содержится и во фрагментах решений других территориальных органов УФАС:

«Признать несоответствующим требованиям на основании п. 2 ч. 4 ст. 67 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ, Главы XIII Документации об электронном аукционе» (Постановление от 28.10.2015);

«03.11.2015 г. единой комиссией Кузбасского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации была рассмотрена единственная заявка — ООО «Триединство» и признана несоответствующей требованиям аукционной документации» (Решение от 06.11.2015).

Кроме того, анализ языкового оформления решений и постановлений показал, что особую сложность представляет разграничение омонимичных причастий и терминологизованных прилагательных в сочетаниях типа «не подтвержденные (прич.) соответствующими документами сведения» – «неподтвержденный (терм. прил.) аккредитив». Например: «Как установлено материалами дела, ООО ЧОО «Алекс», не неся дополнительных финансовых вложений для получения необходимой Лицензии и соответствия предъявляемым требованиям, распространяет на сайте кампании www.seсurity58.ru недостоверную о себе информацию, участвует в запросах котировок, предоставляя о себе неподтвержденные лицензией сведения как об исполнителе, соответствующем предъявляемым требованиям и обязанностям» (Решение от 16.01.2014 г). В данном предложении причастие «подтвержденные» имеет при себе зависимое слово «лицензией», поэтому с частицей «не» пишется раздельно. Основным ориентиром для составителей решения должно стать именно наличие зависимых слов, указывающих на то, что слово является причастием, а следовательно, «не» выступает в роли частицы и пишется с ним раздельно.

Таким образом, становится очевидным, что проекты решений и постановлений по вопросам антимонопольного регулирования нуждаются в лингвистической экспертизе, которая должна предшествовать их официальному опубликованию. Полагаем также, что одной из актуальных является задача повышения юрислингвистической компетенции специалистов территориальных органов антимонопольной службы путем углубленного изучения ими специфики функционирования языковых средств в юридическом стиле.

Литература

4. Решение о включении сведений в отношении ООО «Торговый Дом СеверМаш» в реестр недобросовестных поставщиков №РНП/223ФЗ-07/2014 от 20.03.2014. – Режим доступа: http://solutions.fas.gov.ru/documents/130212

6. Решение по делу № 551/З-2015 от 06.11.2015. – Режим доступа: http://solutions.fas.gov.ru/to/kemerovskoe-ufas-rossii/551-z-2015

7. Решение по делу №7/03-14 по жалобе ЗАО «ТЭС» от 28.03.2014. – Режим доступа: http://solutions.fas.gov.ru/documents/130068