Можно ли работать шизофренику?

Сергей (имя изменено), 38 лет. Диагноз поставили в 23 года

Когда впервые случился психоз, я учился в МИФИ на последнем курсе кафедры «Прикладная ядерная физика». Вышел из больницы, написал и защитил диплом. Через месяц на сайте «Работа.ру» откликнулся на вакансию системного администратора в компании «Лира Керамика». Меня пригласили на собеседование и после него сразу взяли на работу. О том, что у меня шизофрения, я тогда никому не рассказывал. После трех месяцев сам решил оттуда уволиться — хотел найти место получше.

Проходил трехдневный испытательный срок в компании «Оптима», но тут у меня началось обострение.

Ходил по этажам офиса, задавал незнакомым людям неуместные вопросы — конечно, они заметили, что у меня не все в порядке. Меня пригласили в отдел кадров, где со мной беседовал психолог. Пришлось рассказать о болезни. Я лег в больницу, в трудоустройстве мне отказали.

В 25 лет я в попал в Центр социальных инициатив «Русский дом», где занимаются реабилитацией людей с психическими расстройствами, помогают получить образование и устроиться на работу. В Центре я начал активно помогать чинить компьютеры, настраивать сеть, позже организовал курсы компьютерной грамотности. Проводил уроки для моих же друзей — других членов «Русского дома». Еще до заболевания, во время учебы в МИФИ, я работал учителем информатики в школе. Преподавать мне очень нравится.

Через год после моей реабилитации «Русский дом» предложил мне рабочее место в МГУ (Московском государственном университете): печатать на компьютере тексты на английском и русском языке для кафедры иностранных языков, следить за работой компьютеров на кафедре, помогать преподавателям осваивать новые для них программы.

После двух лет работы в МГУ «Русский дом» помог устроиться копирайтером в компанию Saatchi&Saatchi. А дома я самостоятельно занимался изучением языков программирования для написания веб-сайтов. Через два года я вернулся в МГУ уже в качестве инженера. Сделал сайт кафедры иностранных языков, помогал преподавателям работать с новой системой «Истина» (система оценки деятельности сотрудников и учета педагогической нагрузки — Прим.Ред.).

Четыре года назад сосед по даче предложил мне заняться администрированием двух интернет-магазинов, где продают запчасти. Это моя первая работа, куда я после реабилитации устроился самостоятельно. Уже без поддержки «Русского дома», но все-таки по знакомству. Я занимаюсь полным обслуживанием этих магазинов, на одном сайте полностью изменил дизайн.

Шизофрения не помешала мне устроиться на работу, начальнику обо всем известно. Но, я думаю, болезнь не стала препятствием только потому, что меня хорошо знает мой сосед, который посоветовал меня трудоустроить.

Я был на собеседовании в «ВТБ Капитал», понравился начальнику IT-отдела, он сказал, что такие специалисты, как я, им нужны. Но второе собеседование в отделе кадров мне пройти не удалось. Со мной разговаривали HR и психолог.

Я сказал, что у меня шизофрения, после этого они совершенно изменились в лице и сказали, что перезвонят позже.

Через неделю молчания я сам с ними связался, мне ответили, что сейчас офис переезжает, это может занять несколько месяцев, «мы с вами свяжемся». Но, конечно, никто не связался.

После «ВТБ Капитала» я проходил со скайпу собеседование в фонд «Сколково». Когда я сказал, что у меня инвалидность по психическому заболеванию, мне снова сказали «до свидания».

Неудачные попытки трудоустройства не отбили у меня желание. Я хочу работать в крупной компании. А еще мечтаю в будущем открыть свою онлайн-школу по обучению программированию детей. И опыт работы в большой компании мне бы помог, но я понимаю, что из-за заболевания мне сложно будет получить такую работу.

Фото: unsplash.com

Дмитрий (имя изменено), 31 год. Диагноз поставили в 18 лет

Я учился в Московском педагогическом университете на факультете социологии. Заболел сразу после первого курса. Взял академический, чтобы лечиться. После закончил еще один курс, а потом мое состояние ухудшилось. Я избегал социальных контактов, в основном сидел дома, пойти куда-то трудоустроиться мне было очень сложно. Поиском работы занималась моя тетя. Она нашла мне подработку экспедитором в строительной компании на лето. В этой фирме я работал несколько лет подряд. Заболевание сказывалось на работе — мне было сложно контактировать с людьми. Для меня это была чрезмерная нагрузка.

Потом опять через родственников меня устроили в компанию «Полиграфические ресурсы», в таможенный отдел. Я помогал таможенным брокерам, оформлял документы. Думаю, что коллеги видели, что со мной что-то не то, но как люди культурные ничего не говорили.

Все равно работа была для меня большим стрессом. У меня не было четко определенных обязанностей, которые я должен выполнять. Я не чувствовал себя полноценным работником. Постоянно думал, что я там по блату, что на самом деле не особо нужен, толку от меня мало. Через год все закончилось тем, что наш таможенный пост и отдел закрыли.

После этого я на полтора года засел дома. Потом тоже через родственников устроился в логистическую компанию на склад. Там был тяжелый график: смены по 12 часов, в том числе ночные. Я сумел выдержать только 3,5 месяца.

Пытался устроиться на работу через организацию «Перспектива». У них было мало предложений для людей с психическими заболеваниями. Но меня отправили на собеседование на должность мерчендайзера.

Приняли меня очень хорошо. Но службе безопасности не понравилось, что я состою на учете в психоневрологическом диспансере. Они спросили, в чем заключается мое заболевание. Ответил, что у меня навязчивые мысли, навязчивые ритуалы, например, я могу долго мыть руки. Они этого не поняли и спросили, есть ли у меня припадки. Ответил, что я не эпилептик…В общем служба безопасности сказала, что я должен предоставить им справку из ПНД (психоневрологический диспансер — Прим. АСИ), что я могу у них работать. Я понял, что это бесполезно.

В конце 2015 года я попал в Центр социальных инициатив «Русский дом». В 2018 году Центр помог мне устроиться в межрегиональную общественную организацию «Равные возможности» на должность администратора.

Мне там очень нравилось, но я все время испытывал тревогу, что работаю недостаточно хорошо. Я думаю, что справлялся со своими обязанностями, но смотрелся тускловато на фоне студентов старших курсов, которые работали другими администраторами. Я не очень хорошо владею компьютером, часто спрашивал, как что-то сделать, работал медленнее остальных.

Проблема еще в том, что когда я работаю, мне сложно пить лекарства, некоторые из них вызывают сонливость. На прошлых работах я часто уменьшал дозировку препарата или даже полностью отменял, но это приводило к возвращению болезни.

Потом «Русский дом» сообщил, что появилась вакансия лаборанта в МГУ. Когда я стал собирать документы для официального трудоустройства, мне надо было предоставить справку из психдиспансера. Там мне ответили, что люди с психическими заболеваниями не могут работать в медицинских и образовательных учреждениях.

В прошлом году «Русский дом» помог мне поступить в Технологический колледж на заочное отделение, специальность «Документационное обеспечение управления и архивоведение». По окончанию мне хочется найти работу, где не будет жестких сроков, не надо много общаться с людьми. Чтобы она была не очень сложной и я мог с ней справиться.

Справка

Автономная некоммерческая организация «Центр социальных инициатив «Русский дом» — это реабилитационный центр для взрослых людей с психическими расстройствами, который работает по международно признанной модели социально-трудовой реабилитации «Клубный дом». Подробнее узнать о модели «Клубный дом» и ее трехуровневой программе трудовой реабилитации и трудоустройства можно на сайте «Русского дома».

Программа трудовой реабилитации и трудоустройства осуществляется «Русским домом» при финансовой поддержке Фонда президентских грантов в рамках проекта «Вместе к инклюзивному трудоустройству!».

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Шизофрения – это психологическое заболевание, которое может настигнуть человека в разном возрасте. Несмотря на такой диагноз, пациент должен продолжать жить и стараться максимально адаптироваться в социуме. Работа – это один из самых важных аспектов в вопросе функционирования человека в обществе.

Кем может работать шизофреник?

Занятость шизофреника в период ремиссии, является хорошей профилактикой психозов. Это касается любого вида деятельности, как физической, так и интеллектуальной. Пациент должен проходить социальную адаптацию и реализовывать себя в труде, чтобы не чувствовать себя ущербным. Группу инвалидности получают далеко не все, страдающие этим расстройством люди. Очень часто шизофреник не осознает своего недуга и отказывается от приема лекарств, не говоря уже о прохождении медицинского освидетельствования. Таким образом, работа для больных шизофренией – это не только способ тормозить развитие болезни, но и насущная необходимость.

Ответ на вопрос, могут ли работать шизофреники – однозначно положительный. А вот кем работать и где – это уже сугубо индивидуально. Психически больные люди, так же как и здоровые имеют разный интеллектуальный уровень, разные способности и предрасположенности, поэтому один пациент может работать на стройке, другой – в проектном институте, третий – быть посудомойкой, четвертый – программистом, пятый – художником-оформителем.

Скажем так, есть должности, на которые допускаются люди, только предоставившие справку из ПНД. К ним относятся специальности, требующие от сотрудников высокой ответственности и нервно-психологического напряжения, имеющие доступ к оружию, опасному оборудованию и агрегатам, химическим веществам. К любым водительским профессиям и работам на высоте также не допускаются шизофреники.

Все вышеперечисленные ограничения относятся к стороне работодателя, но есть некоторые общие ограничения и со стороны сотрудника шизофреника. Пациент не выдерживает восьмичасовой рабочий день – трудовое время должно быть сокращено. Крайне не рекомендуется работа в смену – сбой биоритмов может спровоцировать выход из ремиссии.

Шизофреник не должен работать там, где его задачей будет общение с людьми. То есть, к примеру, больной может быть завхозом или кладовщиком, где он будет вынужден общаться с небольшим количеством людей пару раз в день, но ему нельзя быть продавцом в магазине. Поэтому ответить однозначно, кем может работать шизофреник без инвалидности – невозможно.

Важны степень проявления симптоматики в ремиссии и личные способности человека. Многое зависит и от того, кем был человек до момента, как его настигла болезнь. Естественно, чем раньше начался недуг, тем труднее организовать ему трудоустройство.

Как шизофренику устроиться на работу?

Главная проблема при организации труда больного то, что проявлениями шизофрении является апатия, потеря мотивации и отстраненность. То есть помимо поиска подходящего места работы, близкие пациента вынуждены еще и повлиять на то, чтобы шизофреник принял и смирился с ее необходимостью, преодолев патологическое безразличие.

Для того чтобы это осуществить – необходима поддерживающая терапия больного в периоды ремиссии, сюда входит, как фармакологическая часть, так и психотерапия. Только заручившись мотивацией, можно говорить об успешном поиске работы.

Возможно ли больному шизофренией найти работу? Конечно, да. Это можно осуществлять официально, через центр занятости населения. Причем при наличии определенной группы инвалидности, законодательство регламентирует, какие именно вакансии подойдут. Если инвалидности нет, горизонты расширяются.

Чаще всего, если работа предполагает ответственность за жизни других людей, при трудоустройстве требуется медицинское освидетельствование. Во всех других случаях, что не запрещено – то разрешено, человек не обязан докладывать работодателю о своем диагнозе. Но по факту скрыть шизофрению не удается. К сожалению, многие работодатели не находят нужным входить в положение людей с диагнозом F20. Это проблема нашего не толерантного общества, отторжение чего-то странного и непонятного.

Но ведь работа для шизофреников – это «лечение», которого лишают работодатели, не желающие проблем.

При официальном трудоустройстве через биржу труда, предприятия, берущие на работу инвалидов, имеют некоторые льготы, поэтому шансов устроиться немного больше. Но в реальности, большой процент шизофреников, которые работают, занимаются несложным физическим трудом и получили свое место благодаря связям своих родственников. В других ситуациях, больной может столкнуться с враждебностью коллектива, что спровоцирует лишь ухудшение симптоматики.

Работа для шизофреников на дому

Как тяжело бы не проходила болезнь, ни в коем случае не нужно полностью ограничивать пациента от дел по дому. Чаще всего, шизофреник может справиться с простым физическим трудом, таким как уборка, мойка посуды, приготовления пищи, работа на приусадебном участке. Возможно, он делает что-то не очень хорошо, но это неважно. Задача родни – поддерживать, чтобы он старался, чувствовал себя нужным и полезным. Если человек после того, как заболел не смог сохранить свою прежнюю работу – особо ценно, чтобы он реализовывался в домашних заботах.

В наш век информационных технологий, большие перспективы открывает для пациентов интернет и возможность работы на дому.

Полезно это для тех, кто имел определенные навыки до постановки диагноза. Программисты, архитекторы, инженеры – могут попробовать себя на поприще фриланса. Удаленная работа – просто отличный выход для людей, имеющих социальный дефект. Происходит реализация способностей и умений, при этом сведено к минимуму общение с посторонними людьми. В интернете есть масса ресурсов, занимающихся контактом работодателей с исполнителями в очень разных сферах деятельности.

Что делать с шизофреником на работе?

Шизофрения и работа в ремиссии это вполне совместимые понятия. Многие люди с таким неутешительным диагнозом могут быть полезными сотрудниками, в связи с их нестандартным мышлением. Истории известны примеры гениальных личностей, страдающих шизофренией. Но даже если у принятого на работу пациента не наблюдается гениальных наклонностей и выполняет он несложную физическую работу – постарайтесь, как работодатель, проявлять максимальное терпение. Вы бы не сердились на человека с одной рукой за то, что он делает какое-то задание медленнее, чем сотрудник с двумя руками? Относитесь точно также и к промахам и неудачам в работе шизофреника.

Трудоустраивая к себе больного, вы оказываете большую поддержку его психологическому состоянию, и просто делаете доброе дело. Да, пациент психиатрической клиники может предоставить хлопоты, да, у него может случиться кризис в рабочее время, но в абсолютно большинстве, шизофреники гораздо менее опасные для общества люди, чем другие, не имеющие отклонений психики. Не стоит представлять себе убийцу в каждом больном человеке. Для того чтобы совместная работа с таким человеком была безопасна, просто предусмотрите некоторые моменты, такие как – что делать, если с вашим сотрудником случится острый психоз. Например, наготове должен быть номер телефона психиатрической бригады.

Шизофреник на работе в период ремиссии, чаще всего безобиден, главное не провоцировать его специально.

Противоречить и вступать в дискуссии крайне не рекомендуется – ведь пациент начисто лишен критики собственного мнения, поэтому спорные моменты в общении могут вызывать конфликт в его голове. Главный совет людям, взаимодействующим на работе с шизофреником – оставить его в покое и обращаться с терпением и пониманием.

Итак, можно ли работать с диагнозом шизофрения? Можно! Возникают ли трудности с трудоустройством? Конечно! В наше время безработица является глобальной проблемой даже для психически здорового населения, что говорить о людях с расстройствами. Тем не менее работа очень важна для борьбы с социальной дисфункцией, которая является симптомом заболевания.

О социальной адаптации людей, больных шизофренией, о том, могут ли работать шизофреники и как к этому относятся работодатели, рассказывают в этом видео

Тарана Худабахшиева, Sputnik Азербайджан

Ученые института медицинских исследований Neuroscience Research Australia и Университета Нового Южного Уэльса объявили, что нашли «виновников» одного из самых тяжелых психических заболеваний — шизофрении. Специалисты считают, что таковыми являются иммунные клетки человека. Работа, проведенная специалистами, может изменить привычные представления врачей об этом недуге, а значит, и открыть больше возможностей для разработки методов его лечения.

Что будет, если рабочий день закончится в три часа дня? >>

Как правило, при слове «шизофреник» многие представляют себе человека, которого отличает крайне необычное поведение — от чудачества до демонстрации крайней агрессии. Что мы знаем и должны знать об этой болезни? Психолог и психотерапевт Тахмасиб Джавадзаде в беседе со Sputnik Азербайджан рассказал об особенностях этого заболевания, о его симптомах, а также интересных случаях из своей практики.

© Sputnik / Murad Orujov Психотерапевт Тахмасиб Джавадзаде

— Насколько трудно работать с больными шизофренией?

— Конечно же, трудно. Когда я только начал работать в больнице, у меня две недели подряд беспрерывно болела голова. Со временем стал привыкать. Когда мои студенты приходят мне на работу, чувствуют на себе всю эту ауру вокруг больных, спрашивают, как я могу там работать. А я отвечаю, что это моя работа и все здесь для меня уже стало привычным.

— Как или от чего человек может заболеть шизофренией?

— Существует ряд болезней, которые люди считают шизофренией, но это не так. Следует отличать к примеру невроз и психоз. Невроз – расстройство излечимое. К нему относится десятки болезней, и они лечатся. К ним можно отнести фобии, панические атаки и другие.

Психоз – расстройство более серьезное и опасное, как правило носит наследственный характер. И самое распространенное заболевание в данном случае — шизофрения. Больные шизофренией представляют опасность как для себя, так и для окружающих. Пи этом обострение болезни приходится на осень и весну. К сожалению, полностью вылечиться от этой болезни невозможно, препараты всего лишь облегчают состояние больного.

© Sputnik / Murad Orujov Психотерапевт Тахмасиб Джавадзаде

— Лечат больных только стационарно?

— Больные принимают препараты по графику, и поэтому их лечат в больницах. Правда, больные часто хотят лечиться дома, либо вовсе отказываются принимать лекарства. Если больные не признают своей болезни, дома лекарств не пьют, это только усугубляет их состояние, в итоге больной человек может навредить, нанести увечье себе и тому, кто рядом. Особенно часто такое наблюдается у больных с расстройством личности.

— Что вы подразумеваете под расстройством личности?

— Такие люди не видят проблем в себе. Им кажется, что все вокруг больные, только не они.

— Чаще всего болезнь передается по наследству?

— Болезнь может перейти к человеку от отца, матери или самого близкого родственника. Высока вероятность, что болезнь перейдет от родных тети или дяди с отцовской или материнской стороны. Самая тяжелая форма наблюдается у людей, обои родители которых страдают от шизофрении.

© Sputnik / Murad Orujov Психотерапевт Тахмасиб Джавадзаде

Когда спрашиваешь у родителей таких больных – «почему вы женили своих детей, вы же знали, что они больны?— те отвечают: «Внуков хотели». И они не понимают, что больной внук – это тяжелая моральная ноша для них, и опасность для всего общества. Допускать брак между двумя больными шизофренией категорически нельзя. Этим людям вообще нельзя создавать семьи. Дети, рожденные в таком браке, порой страдают умственной отсталостью, и будущего у них нет.

— Как я поняла, существуют разные виды шизофрении…

— Да, бывают простая, смешанная, параноидная и другие формы болезни. Самая сложная — параноидная. Больные параноидной шизофренией могут заподозрить в чем-либо любого человека и даже нанести ему увечья. Например, когда я учился в Иране, столкнулся с интересным случаем. Мужчина ночью отрезал головы своей жене и детям. Потом он сам пришел в полицию и во всем признался. Человек утверждал, что убил их потому, что «жена изменяла, и дети чужие».

— Чем больные параноидной шизофрении отличаются от других?

— Они на первый взгляд не отличаются от обычных людей. Просто они могут заподозрить в чем бы то ни было кого угодно. Эти люди слышат голоса. Они утверждают, что с ними кто-то говорит и приказывает. Они даже видят то, что «придумал» их мозг.

— Видят джинов и шайтанов? © Sputnik / Evghenii Panasenco

— Ну джинов и шайтанов не существует, наука их отвергает, и доказательств их существование нет. И больные просто видят то, что сами себе придумали. Они не видят, как нормальные люди, им все видится в дыму и тумане. Но голоса слышат отчетливо. Они даже разговаривают с животными и деревьями. Один наш больной параноидной шизофренией говорил: «Мой отец колет людям просроченные лекарства». Я спросил его, посмотрел ли он на дату этих препаратов, а он ответил: «Нет». Но он был уверен, что его отец колет людям отраву, и даже выгонял приходивших к ним домой пациентов криками: «Бегите, спасайтесь!».

— Подобные симптомы наблюдаются у только что родивших женщин…

— После рождения ребенка в организме матери происходят изменения. После родов женщину в течение нескольких месяцев нельзя оставлять одной. В этот период резко повышается риск заболеть шизофренией. В некоторых случаях родные не придают значения симптомам болезни, а в итоге это приводит к трагедии.

Назван простой способ снизить давление и продлить жизнь >>

Кстати, когда я еще был студентом, один наш родственник совершил самоубийство. Близкие ему люди говорили, что «В последнее время он был не в себе, оскорблял соседей без причин, устраивал скандалы дома, разговаривал сам с собой». И семья не подозревала, что у человека была параноидная шизофрения и потому покончил с собой.

— Порой пожилые люди разговаривают с давно умершими людьми, слышат какие-то звуки. Может ли человек заболеть шизофренией в пожилом возрасте?

— Нет. Все это – старческие психозы. Такое часто может наблюдать у пожилых людей.

Почему возникает шизофрения?

Более целесообразно начать с вопроса – существует ли шизофрения на самом деле?! Интересный, смелый, вызывающий вопрос – хорошо, что не мной придуманный и заданный, в противоположном случае не отпустили бы с работы (психиатрическая больница, острое отделение) домой и предложили бы «немножечко полечиться». Есть такое международное «Общество по исследованию шизофрении», и на устроенном им конгрессе, проходившем во Флоренции в 2013 году, мне удалось послушать очень интересную лекцию с последующими «панельными дебатами» по данному вопросу. Не все так просто, как на страницах Википедии! Современная наука вплотную приблизилась к пониманию принципов деятельности головного мозга, что, в свою очередь, открывает путь к пониманию шизофрении как явления. Совершенно ясно, что термином «шизофрения» обозначают явления, разные по характеру и происхождению. Лично мне не нравится этот термин — слишком вульгарный и оскорбительный для человеческого достоинства, несущий в общественном сознании смысловую нагрузку отверженности, обделённости, трагедии, крайне негативного явления. Стигматизация – этим звучным, приятным для нашего слуха словом обозначают негативное воздействие понятия шизофрения на общественное сознание (стигматизация – маркировка человека существом социально неприемлемым).

Вместо понятия «шизофрения» я использую словосочетание «экзистенциальное явление сознания, вызванное дисфункцией (дисбалансом) нейромедиаторов» — по крайней мере, оно имеет какое-то отношение к медицине, науке, и не шокирует людей.

В высоко развитых обществах к людям с психическими отклонениями относятся с пониманием и состраданием. Например, в Соединенном Королевстве отношение к больным людям просто достойно восхищения.

Феномены психических расстройств, которые мы находим в корзине под названием «шизофрения», появились в результате процесса эволюции мозга человека. У более развитой личности, достигшей высокого уровня эволюционного развития, возрастает вероятность «шизоидного сбоя». Проще говоря, чем умнее, мудрее индивидуум, тем более он подвержен риску «шизофрении». Похожее явление мы видим и на уровне общества: для развитого общества характерен широкий спектр психических расстройств, в то время как члены примитивных общественных формаций психическими заболеваниями практически не страдают. Возможно, в процессе эволюционного развития разные части головного мозга человека развиваются с разной скоростью, неравномерно — одна или несколько быстрее, чем остальные, что впоследствии приводит к проблеме взаимодействия. В результате страдают различные мозговые процессы, например, формирование ассоциаций, процессивность (способность формировать последовательные, логически правильные выводы), сохранение информации (правильная работа памяти) и многие другие. Ярким клиническим примером служит классическое атактическое мышление (оно характеризуется некоординированным применением понятий и полным отсутствием связи между ними), которое является следствием формирования атактических ассоциаций, что, в свою очередь, характерно для деятельности мозга, пораженного шизофренией. На мой взгляд, не следует дальше углубляться в тему, достойную монографии, к тому же, слишком специфическую и утомительную.

Шизофрения – наследственная болезнь?

Часть феноменов из корзины «шизофрении» наследственна, но, в основном, следует говорить о генетической предрасположенности или вероятности унаследовать. Например, при употреблении «спайса» (наркотики) риск «запуска» шизофрении больше у людей интеллектуально развитых, по сравнению с личностями, уровень интеллектуального развития которых оставляет желать лучшего. Повторюсь, шизофрения – патология развитого мозга! Да, болезнь «сжигает» мозг, он постепенно умирает, после чего нашему взору открывается печальная картина различных типов шизофренических дефектов личности. Но до начала заболевания несчастный был одарённой, подающей надежды, развитой личностью!

Если удается распознать психические расстройства в самом начале их развития и быстро начать адекватное лечение, то «дефект превратится в эффект». Многие деятели культуры, искусства, представители интеллигенции, интеллектуалы, знаменитые ученые с «особенностями» также являются «продуктами» эволюционного процесса мозга. Эти «особенности развития» трудно назвать нормой в обычном понимании. Например, великий Альберт Эйнштейн пришел на прием к королеве в обуви… но без носков! Все присутствующие, кроме самого ученого, это заметили и удивились. Тем не менее, ученый в своей научной работе заметил что-то, что подавляющее большинство людей не заметили и не смогли понять. Гений! Все имеет свою цену, гениальность не исключение.

Запреты и ограничения, наложенные обществом на деятельность людей с психическими расстройствами, имеют одну цель: защитить и оградить больных от возможных проблем и даже спасти их от гибели. Например, человек, страдающий эпилепсей, не может водить машину, работать на высоте или оператором движущихся механизмов.

В каком возрасте заболевают шизофренией?

По моему мнению, в случае шизофрении имеют место расстройства развития мозга и координации взаимодействия различных его частей, а это значит, что болезнь может развиться в любом возрасте. Имеется лишь одна особенность: чем менее развит мозг, тем меньше вероятность развития шизофрении. Таким образом, с возрастом, и особенно после 50 лет уменьшается вероятность заболевания. Наблюдается ли это заболевание у детей? Конечно! К большому сожалению, существует закономерность – чем раньше начинается заболевание, тем хуже прогноз.

Что делать, если возникли подозрения, что у ребенка шизофрения? Какие симптомы характерны в детском возрасте?

Консультация и наблюдение психиатра! Я не хочу говорить о симптомах. Обычно, зная признаки заболевания, люди начинают диагностировать шизофрению у своих детей и у детей родственников и знакомых, но, не будучи специалистами, делают неправильные и даже абсурдные выводы. Давайте оставим симптомы и их оценку профессионалам. Хочу напомнить, акцентировать и предостеречь: сверстники, одноклассники – самые «лучшие диагносты-клиницисты». Если возникли какие-либо проблемы в школе – необходима консультация специалиста. Напоминаю и прошу школьных психологов – не забывайте, что в этом лесу водятся такие звери, как психиатры. Не взваливайте на свои плечи непосильное бремя! И ещё… больные дети – это полбеды! Нередки случаи, когда родители намного больнее, чем дети… Как говорится, без комментариев.

Мужчины и женщины болеют шизофренией в равной степени?

Да! Немного отличаются внешние проявления – фабула бреда и так далее, но в целом – по крайней мере, в одной области достигнуто полное гендерное равенство!

Насколько распространена шизофрения в Латвии?

Обычно болеет до 2% населения, и наша страна не является исключением. Но, как я уже упоминал, диагностика в определенной степени включает элемент относительности, что, в свою очередь, влияет на статистические данные. Важно, что именно мы используем в качестве точки отсчета нормы. Не существует четкого разграничения между «психически нормальными» и «психически ненормальными» людьми! Даже в течение одного дня человек, как поплавок, 10 раз может стать ненормальным и 11 раз возвращаться в пределы нормы…

Как родным и близким относиться к больному шизофренией?

Во-первых, как больному человеку! Здравомыслящий человек не станет называть родственника, лечащегося в отделении интенсивной терапии, лентяем, упрекать в том, что он болен, призывать собраться и выздороветь.

Каковы основные симптомы шизофрении у взрослых?

Для шизофрении характерно поражение клеток головного мозга – нейронов и нарушения нейронной активности, что приводит к нарушению и искажению процесса мышления. Таким образом, основными симптомами являются различные типы расстройств мышления. Шизофрения не имеет характерных, специфических, свойственных только ей симптомов, не встречающихся при других психических заболеваниях. Повышенная температура бывает в случае множества различных соматических заболеваний (инфекциях, воспалительных процессах, интоксикациях, опухолях и т.д.), но она не является специфичным симптомом ни одной из перечисленных болезней и не позволяет поставить конкретный диагноз. Как говорит один известный психиатр – у палки обычно 6 концов! Это выражение точно отражает процесс диагностики психического расстройства.

Каковы современные возможности лечения? А психотерапия поможет?

Благодаря современным методам лечения возможно достичь положительных, устойчивых результатов с долгосрочной перспективой. К сожалению, латвийская общественность недостаточно информирована о возможностях лечения. До сих пор в обществе бытует ошибочное мнение, что данное психическое расстройство не поддается лечению, приносит страдания больному и чувство безысходности и стыда родным. К счастью, это не так — если начать лечение своевременно (чем раньше, тем лучше), возможно излечение в 40 — 60% случаев (отпадает необходимость принимать лекарства), в 40% случаев проводится поддерживающая лекарственная терапия, но качество жизни при этом соответствует качеству жизни психически здорового человека, а иногда бывает и выше! Выделять психотерапию не хочу. Это метод, приемлемый, если применяется в сочетании с другими, более значимыми методами лечения. Из арсенала лечения не следует исключать электростимуляцию и ЭКТ.

Больные шизофренией должны всю жизнь пить лекарства. Это правда?

Да, если пренебречь болезнью и своевременно не начать лечение, а также в случае злокачественной формы шизофрении (резистентной к лечению), препараты следует принимать до конца жизни. Но есть и хорошая новость – с возрастом прогноз улучшается!

Возможно ли излечиться от шизофрении? Недавно в Риге с курсом тематических лекций гостила психолог из Норвегии Арнхильд Лаувенг, которая сумела преодолеть недуг, причем сделала это без посторонней помощи.

От смерти тоже можно полностью «вылечиться»?! Раннее я упомянул, что «шизофрения» — это не более чем термин, своеобразная корзина, в которую вперемешку насыпали множество различных психических явлений. Да, некоторые из психических расстройств, из так называемой «корзины шизофрении», хорошо поддаются лечению и полностью редуцируются. Даже удивительно легко – здесь и сейчас! По моему личному опыту, в случае своевременного и профессионального лечения положительный результат достигается в 60% случаев, по данным из других источников, от недуга полностью освобождаются до 80% пациентов. Следует учесть, что успех лечения вплотную зависит от подхода к процессу диагностики «шизофрении».

О чем думает и что чувствует больной шизофренией? Трудно ли сосуществовать с этим заболеванием?

Это невыразимо ужасное явление… Все, что мы делаем, независимо от того, что, — все в итоге проявляется информационным процессом в мозгу. Поэтому ужасы, созданные психическими расстройствами, пациенты испытывают реально, переживают явственно – так, как нормальный человек страдает от зубной боли или боли в ушах. Эти страдания не поддаются описанию, их невозможно выразить словами! По этой причине в странах с высоким уровнем социально-экономического развития к психически больным людям относятся с пониманием и всячески их поддерживают в плане лечения и социальной реабилитации. Как мы хорошо знаем, отношение к психиатрическим пациентам – яркий показатель уровня развития общества.

В средние века больных шизофренией считали колдунами, слугами дьявола, и, дабы очистить от скверны, сжигали на костре. В наше время шизофрению считают болезнью гениев. Так ли это?

Да, это так. О болезни и гениальности я уже говорил. Сегодня психически больные люди подвержены дискриминации в странах с низким уровнем развития, с господствующими там тоталитарными или авторитарными режимами. В коммунистической России и нацистской Германии также преследовали людей с психическими расстройствами и использовали психиатрию для гонений на инакомыслящих. Карательная психиатрия – позорное явление середины прошлого века, жертвами которой стало множество ни в чем неповинных людей, осмелившихся высказать свое несогласие с действиями правящих режимов. Поэтому неудивительно, что по сей день люди просто физически боятся психиатров. К счастью, все движется вперед, развивается – обшество, наука и психиатрия. Сегодня латвийские психиатрические службы работают точно так же, как и в остальных странах Европейского Союза. Стандарты ЕС очень высоки, и у нас они соблюдаются. Таким образом, есть повод гордиться!

В нашем обществе царит множество предрассудков. Например – больные шизофренией опасны для общества. Это правда? Какие предрассудки и мифы встречаются чаще всего?

Вышеизложенные факты объясняют, что приводит к возникновению и существованию мифов и стигм в обществе. К так называемой «опасности для общества» следует относиться очень осторожно. Дело в том, что общество может находиться в состоянии крайней, граничащей с параноей настороженности, и это в корне меняет суть дела. Существующие запреты и ограничения для людей, страдающих психическими расстройствами, направлены на защиту пациентов, но люди почему-то думают, что общество таким образом отгораживает себя от «психов». При этом большая часть общества делает вид, будто душевнобольные вообще не существуют. Помните крылатую фразу советских времён «а секса у нас нет»? Нет, уважаемые, и секс есть, и земля круглая, и душевнобольные живут рядом с нами!

Как друзьям и родственникам относиться к больному шизофренией?

Во-первых, как больному человеку! Самое трудное для людей – принять факт, что родственник страдает психическим заболеванием, это самая большая проблема (по крайней мере, в моей практике).

Какую помощь получают больные шизофренией и их родственники в Латвии?

В Латвии доступен весь спектр принятых в мире видов помощи – медикаментозное лечение, психотерапия и различные услуги по социальной реабилитации. Другой вопрос – объем и качество услуг. Со своей стороны добавлю, что часовая консультация опытного, знающего психиатра обойдется не менее, чем в 50 евро. Не хочу умалять гарантированные государством бесплатные услуги, которые предоставляют профессионалы, работающие в службе психиатрической помощи Латвии. Как долго такое положение сохранится, вопрос другой…