Молдавская схема

Где они взяли новые сведения?

Анонимный источник предоставил OCCRP два массива банковских проводок: в первом детализируются переводы денег в молдавский Moldindconbank и из него, во втором содержатся данные о переводах латвийского Trasta Komercbanka, через который прошло две трети всех отмытых российских денег после транзита через Молдавию. Основываясь на данных, предоставленных анонимным источником, расследователи изучили более 75 тыс. банковских проводок.

Отделение Moldindconbank в Кишиневе (Фото: Глеб Гаранич / Reuters)

Как работала схема?

OCCRP описывает схему так: две зарубежные компании-пустышки, тайно контролируемые российскими отмывателями денег, заключают фиктивный договор займа (в реальности никаких денег заемщику не перечисляется). Поручителями по долгу выступают российская компания и обязательно гражданин Молдавии. Одна из сторон договора не может расплатиться по долгу, и «кредитор» выставляет требования к поручителю. Поскольку в сделке присутствует гражданин Молдавии, дело передается в молдавский суд, где «коррумпированный судья» выдает официальный приказ, обязывающий российскую компанию выплатить долг. Суд назначает пристава, который тоже является частью мошеннической схемы, и тот открывает счет в Moldindconbank, куда российская компания переводит деньги, погасив несуществующий долг.

«Новая газета» приводит пример из расследования: в январе 2011 года компания из Великобритании Valemont Properties Ltd якобы приобрела вексель номиналом $400 млн у другой фирмы из Великобритании Goldbridge Trading Ltd. Поручителями по векселю были несколько компаний из России (включая ООО «Легат» с номинальным директором — пенсионером из Москвы) и гражданин Молдавии Максим Мищечихин. Когда пришло время рассчитываться по векселю, все плательщики сообщили, что долг они признают, но денег у них нет. И тогда компания Valemont Properties в апреле 2012 года обратилась в суд Кишинева. Вся роль гражданина Молдавии сводилась к обеспечению молдавской юрисдикции, где у организаторов схемы были хорошие связи. Главной целью было получение легального обоснования для вывода денег из России, отмечает издание.

Куда уходили деньги?

В изучении «молдавской схемы» принимали участие журналисты из 32 стран. Каждое издание, помимо описания принципа работы «Ландромата», рассказывало об участии в схеме корпораций из своей страны.

Например, в Германии журналисты Süddeutsche Zeitung насчитали $66,5 млн грязных денег, прошедших через немецкие банки. Почти 80% этой суммы прошли через счета Deutsche Bank и Commerzbank — крупнейших банков страны, которые ранее уже были замешаны в скандале вокруг «панамского архива».

В соседней Австрии журналисты Dossier обнаружили в базе данных «Ландромата» 32 получателей «подозрительных транзакций», на счета которых за несколько лет было переведено $5,4 млн. Среди них, помимо отелей, частных школ и заводов, числится также пожилая пара, проживающая в деревне неподалеку от Вены. В 2013 году они получили €52,7 тыс. за некие «консалтинговые услуги».

Журналисты польского Newsweek обратили внимание на то, что одним из получателей платежей в рамках «Ландромата» была польская аналитическая организация «Европейский центр геополитического анализа» (ECAG). В мае 2013 года она получила от кипрской компании-пустышки €21 тыс. за «консалтинговые услуги». Возглавляет ECAG ультраправый политик Матеуш Пискорский. Ранее РБК писал о том, что он является одним из многих европейских радикалов, занимающих открыто пророссийскую позицию. Пискорский неоднократно посещал Крым, работал наблюдателем на крымском референдуме в марте 2014 года, выступал в качестве эксперта на телеканале RT. В мае 2016 года он был арестован польской контрразведкой как «российский шпион» и до сих пор содержится под стражей.

Матеуш Пискорский (Фото: partia-zmiana.pl)

Одними из важнейших участников схемы стали британские банки. Причем через отделения собственно в Великобритании прошло лишь около $30 млн «подозрительных транзакций», тогда как всего британские банки оказались замешаны в отмывании не менее $738 млн, подчеркивает The Guardian. Например, свыше $545 млн прошло через банк HSBC, основная часть этой суммы — через отделение в Гонконге.

Не все национальные издания, сотрудничающие в рамках расследований с OCCRP, уже обнародовали свои материалы. Например, о расследовании пока не написала финская Yle и латвийская Re: Baltica. «Мы не вмешиваемся в редакционную политику, каждое издание публикует материалы тогда, когда сочтет нужным, мы просто передаем им материалы», — пояснил РБК исполнительный директор OCCRP Пауль Раду, румынский журналист-расследователь. По словам Раду, в ближайшее время можно ожидать больше публикаций по коррупционным схемам в КНР и Гонконге. Через каждую из этих стран (Гонконг обладает широкой финансово-экономической автономией от Пекина) прошло свыше $900 млн «подозрительных транзакций» в рамках «Ландромата». В совокупности это даже больше, чем у лидера списка — Эстонии ($1,5 млрд отмытых денег).

Какие российские банки фигурируют в расследовании?

По данным участников расследования со стороны «Новой газеты», в схеме вывода преступных денежных средств за рубеж участвовали 18 российских банков, у 15 из которых в период с 2013 по 2016 год была отозвана лицензия. Как рассказал РБК журналист «Новой газеты» Роман Анин, в переводе денег в Moldindconbank были замечены, в частности, банк «Стратегия», Интеркапитал-Банк, Первый чешско-российский банк, Инкредбанк, «Европейский Экспресс», МБФИ, «Юникор», «Рублевский», «Русский финансовый альянс», Смартбанк (до осени 2011 ЗАТО-Банк) и Маст-банк. Согласно материалам издания, наибольшее количество денег было переправлено в Молдавию через два банка — Русский земельный банк и банк «Западный», на момент совершения сомнительных операций принадлежавшие банкиру Александру Григорьеву. Он был впоследствии задержан по подозрениям в организации преступного сообщества по незаконному обналичиванию и выводу денежных средств за рубеж объемом порядка $50 млрд, заявляли представители МВД.

В международном расследовании фигурирует еще один российский банк — РосЕвроБанк, который в отличие от вышеперечисленных выполнял роль банка-получателя, то есть через него денежные средства возвращались в Россию после завершения офшорной схемы. На официальный запрос РБК представитель банка, входящего в топ-50 по активам, опроверг информацию об участии в «молдавской схеме». «Упоминание нашего банка в публикации «Новой газеты» явилось для нас полной неожиданностью, мы не понимаем, какое отношение это все к нам имеет. РосЕвроБанк работает в строгом соответствии с законодательством РФ и требованиями Банка России», — заявил представитель РосЕвроБанка.

ЦБ и Росфинмониторинг не ответили на запрос РБК.

Какую роль играл импорт товаров в Россию?

Большая часть выведенных из России средств — деньги, полученные от серого импорта, пишет «Новая газета». Издание подтверждает эту теорию примерами, полученными благодаря банковским проводкам, и словами неназванных бизнесменов, «которые импортировали различные товары в Россию». Схема, как следует из публикации, выглядит следующим образом: таможенные чиновники создают невыполнимые условия для импорта товаров в Россию, из-за чего бизнесменам приходится ввозить товары через экспедиторские компании, которые зачастую связаны с самими же чиновниками. За свои услуги посредники берут 30–40% от стоимости груза, отмечает издание, при этом «все импортные сделки проводились через фиктивные компании, которые не платили налоги и таможенные пошлины» (эти же фирмы получали деньги по фиктивным решениям молдавских судей).

Фото: Максим Шеметов / ТАСС

Проблема серого импорта еще шире, указывает председатель координационного совета Госдумы по оптимизации внешнеторговых грузопотоков, бывший депутат Михаил Брячак. Таможенная служба стабильно направляет в бюджет на 2,5 трлн руб. в год меньше, чем должна, уверен он, это видно при сопоставлении данных ФТС, Центробанка и ООН. «Совершенно очевидно, что такой объем потерь не мог произойти без участия высшего руководства службы, ночью в рюкзаках такой объем товаров утаить от таможенного контроля невозможно, — говорит он. — Вследствие этого деньги, которые появлялись на руках у коррупционных чиновников и недобросовестных участников внешнеэкономической деятельности, естественным образом выводились «.

Схемы, вынуждающие компании сотрудничать с экспедиторами, существуют, подтверждает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. «Информация мне поступала не один раз за прошедшие годы, из разных источников, что у импортеров огромные комиссии отжимаются по этим схемам. Схемы-то коррупционные», — говорит он. Впрочем, сейчас масштабы занижения стоимости импорта значительно сократились — если раньше доля серого импорта вполне могла составлять 25–30%, то сейчас она упала до 5%, говорит ведущий эксперт института «Центр развития» ВШЭ Сергей Пухов.

РБК направил запрос в пресс-службу ФТС и ожидает ответа.

Где проводятся расследования?

Публичные заявления о расследовании этой схемы делали лишь молдавские, латвийские и эстонские чиновники, в частности, президент Молдавии Игорь Додон, представители экономической полиции Латвии и криминальной полиции Эстонии. Власти России и Великобритании, банки которых связывают с отмыванием средств, не подтверждали информацию о расследованиях.

«Это серьезные обвинения, и мы проведем расследование по всем данным, которые поступят в наше распоряжение», — говорится в поступившем в РБК заявлении представителя инспекции по контролю за финансовой деятельностью Великобритании (Financial Conduct Authority, FCA). Бюро Великобритании по борьбе с мошенничеством в особо крупных размерах (Serious Fraud Office, SFO) в ответ за запрос РБК не подтвердило и не опровергло информацию об интересе к этому делу. По словам представителя SFO, такие заявления делаются в трех случаях: когда компания получает уведомление о начале расследования и считает необходимым уведомить рынок; когда следствие стремится получить информацию от пострадавших; когда компании предъявляются официальные обвинения.

При участии Анны Могилевской, Светланы Бурмистровой и Дмитрия Крюкова

В Москве арестован банкир Александр Григорьев, обвиняемый в незаконном выводе из России почти 50 миллиардов долларов. Он был совладельцем нескольких обанкротившихся финансовых структур, в том числе «Донинвеста» и «Русского земельного банка». По версии следствия, Григорьев руководил преступной группой с годовым оборотом около триллиона рублей. После задержания спецслужбы позаботились о безопасности «короля российского обнала». На допрос в следственное управление МВД бизнесмена доставили в наручниках, бронежилете и с пакетом на голове. О теневых схемах, по которым работал банкир, рассказывает экономический обозреватель «Вестей FM» Павел Анисимов.

Александра Григорьева задержали в прошлую пятницу в одном из столичных ресторанов, совладельцем которого он и является. Оперативники предложили вернуть украденные деньги, однако банкир заявил, что ничего не знает ни о каких хищениях. Следователи другого мнения: Григорьев и его преступная группа, в которую входили около 500 человек, разоряли банки, выводя из них активы. По их версии, он перевёл за границу порядка 50 миллиардов долларов, сообщила официальный представитель МВД России Елена Алексеева. Для вывода денег из России мошенники использовали так называемую «молдавскую схему». Она работала следующим образом. Офшорная компания со счетом в кишинёвском Moldindconbank якобы заключала с другим офшором договор займа на сотни миллионов долларов. При этом обе компании были пустышками, то есть не имели никаких активов. Для гарантии сделки привлекался гражданин Молдавии — как правило, из отдалённых сёл, чтобы в дальнейшем разбирательства шли в местных судах, объясняет ведущий аналитик портала Bankodrom.ru Вячеслав Путиловский:

«Как показала практика, там судьи достаточно сговорчивые, учитывая, что некоторые из них участвовало в схеме. Ну и, скорее всего, там были связи, потому что Moldindconbank плотно сотрудничал с российскими банками, которые в этой схеме участвовали. И я думаю, порог вхождения на банковский рынок был очень низкий, дешевле, чем, например, в той же России».

Поручителями, которые разделят полную ответственность офшорной компании-должника, выступали российские фирмы-однодневки. Их счета были открыты в «отмывочных» банках. Когда офшор-должник допускал просрочку по фиктивному займу, кредитор обращался с иском в молдавский суд по месту прописки гаранта сделки, рассказывает начальник аналитического отдела «БКФ-банка» Максим Осадчий. Судья выносил решение, по которому деньги с российских счетов фирм-однодневок (как обеспечителей кредита) списывались и выводились за границу:

«Банк не пропустил бы формально незаконную транзакцию. То есть надо было придать этой транзакции легальную форму. А что может быть более легальным, чем решение суда? По этому исполнительному листу «однодневка» должна сотни миллионов долларов. До 800 миллионов доходило. Таким образом, российский банк имел вполне законные основания пропустить деньги за рубеж».

В криминальной схеме участвовали около 60 российских банков. Миллиарды переводились на счета приставов в Moldindconbank. Там рубли конвертировали в валюту и отправляли в латвийский Trasta Komercbanka, на счета зарубежных компаний, которые якобы выдали кредит.

Александр Григорьев подозревается в двух эпизодах мошенничества. Однако следствие не исключает новых дел. Между тем эксперты сомневаются, что именно Григорьев стоял на вершине «обнальной» пирамиды: слишком изящной была схема вывода денег, которая за 4 года не дала ни одного сбоя.

В России вынесен обвинительный приговор Александру Григорьеву — одному из главных организаторов так называемой молдавской схемы, едва ли не самой громкой аферы с отмыванием денег последних лет. Но пока ответственность за вывод из России миллиардов долларов с помощью молдавских банков понесли, видимо, не самые главные выгодополучатели этих махинаций. Дальнейшее развитие «дела Landromat» напрямую связано с перспективами уголовного преследования молдавского олигарха и бывшего политика Владимира Плахотнюка, который сейчас скрывается в США.

На минувшей неделе Ленинский районный суд Ростова-на-Дону приговорил Александра Григорьева к девяти годам лишения свободы. В Ростове его судили как бывшего совладельца банка «Донинвест», который был лишен лицензии еще в 2014 году. Вместе с Григорьевым реальные сроки получили трое бывших топ-менеджеров «Донинвеста» и совладелица этого банка Оксана Ермакова. Общий объем вмененных им хищений составил 2,1 млрд рублей, однако это лишь небольшая часть тех денег, которые были выведены через «молдавскую схему» — только к 2014 году, когда о ней стало известно в СМИ, Landromat, предположительно, перекачал из России в западные банки порядка $ 20 млрд.

Тактика действий организаторов схемы была давно известна в банковском мире. Сначала подыскивались банки, владельцы которых давно подумывали о выходе из бизнеса, далее этот банк покупался за сходную сумму, после чего через него за короткое время проходили крупные транзитные сделки, рано или поздно привлекавшие внимание регулятора. В итоге у банка, который, как говорят банкиры, «подпалили», отзывалась лицензия, а в его балансе постфактум обнаруживалась громадная дыра.

Банк «Донинвест» к моменту попадания в поле зрения организаторов Landromat уже давно утратил свою былую роль в Ростовской области, хотя в 1990-е годы вокруг него сформировалась целая финансово-промышленная группа, очень близкая к тогдашнему донскому губернатору Владимиру Чубу. Но затем основатель «Донинвеста» Михаил Парамонов растерял большинство своих активов и уехал жить в Европу, в ноябре 2012 года выйдя из состава акционеров банка. Весной 2014 года у «Донинвеста» появились новые собственники, наиболее известным из которых был экс-продюсер группы «Ласковый май» Андрей Разин. С этим составом акционеров ростовский банк просуществовал еще несколько месяцев, сведя реальную деятельность к минимуму, пока не был ликвидирован ЦБ с привычной в таких случаях формулировкой: «ООО КБ «Донинвест» проводило высокорискованную кредитную политику, связанную с размещением денежных средств в низкокачественные активы».

С еще одной кредитной организацией, к которой имел прямое отношение Григорьев, банком «Западный», произошла похожая история, хотя и с несколько иными акцентами. До осени 2013 года его контролирующим акционером был бизнесмен Дмитрий Леус, но затем капитал «Западного» был размыт между группой физических лиц, включая Александра Григорьева, которому принадлежало около 20%. После чего была запущена еще одна узнаваемая схема, известная как «пылесос»: банк стал активно привлекать вклады населения, объем которых в течение 2013 года вырос более, чем вдвое, с 11,3 млрд до 23,4 млрд рублей. Далее полученные от доверчивых граждан деньги выводились в виде фиктивных кредитов — за тот же 2013 год кредитный портфель «Западного» вырос в 2,7 раза до 16,2 млрд рублей. Нагрянувшая в банк проверка ЦБ обнаружила существенную недостоверность его отчетности, и в апреле 2014 года он был лишен лицензии с той же формулировкой, что и «Донинвест».

Кроме того, Александр Григорьев имел прямое отношение к ряду других лопнувших банков. В частности, это Русский земельный банк (РЗБ), почивший в схожих обстоятельствах. В свое время с этим банком были связаны известные имена — от Елены Батуриной, супруги экс-мэра Москвы Юрия Лужкова, которая некогда была ключевым акционером РЗБ, до двоюродного брата президента России Игоря Путина, в 2012—2013 годах бывшего членом совета директоров банка. Но после того, как он покинул эту должность, РЗБ просуществовал всего несколько месяцев. В марте 2014 года, когда банк был лишен лицензии, в материалах ЦБ говорилось, что он был вовлечен в проведение в крупных объемах сомнительных операций с наличными денежными средствами, а также в безналичной форме, общий объем которых за 2013 год составил 15 млрд рублей. Также следы Александра Григорьева обнаруживались в Промсбербанке, который был лишен лицензии в апреле 2015 года, и банке «Транспортный» (лицензия отозвана в мае 2015 года). От этих учреждений также остались уголовные дела о миллиардных хищениях.

Примерно в одно время с отзывом лицензий у банков Григорьева в российских и зарубежных СМИ появились первые публикации о схеме Landromat, в которую, помимо российских банков, были вовлечены молдавский Moldindconbank и латвийский Trasta Komercbanka. В Молдавию деньги из России переводились под видом оплаты исковых требований, которые предъявлялись в молдавские суды к российским фирмам-однодневкам по фиктивным договорам займа. Далее выведенные деньги незамедлительно отправлялись на латвийские счета, после чего растекались по банковской системе Евросоюза.

Александр Григорьев, судя по всему, был полностью уверен в своей безнаказанности, поскольку еще довольно долгое время после крушения своих банков и начала расследования махинаций в них попросту разгуливал на свободе. Задержали его лишь в ноябре 2015 года в принадлежавшем экс-банкиру столичном ресторане «Сфера». Как следовало из тогдашнего сообщения правоохранительных органов, в деятельности преступной группы, одним из руководителей которой был Григорьев, участвовало более 500 человек и около 60 российских банков, в том числе с участием госкапитала, через которые за четыре года было выведено порядка $ 46 млрд. В дальнейшем были названы и другие участники схемы, помимо указанных выше: банк «Российский Кредит» (его экс-владелец Анатолий Мотылев также организовал масштабную аферу с пенсионными деньгами), МАСТ-Банк, Анталбанк, Таурус Банк, «Европейский Экспресс», «Рублевский», Интеркапитал-Банк и т. д.

О том, что условная группа Григорьева существовала много лет, в ЦБ прекрасно знали. Обычно немногословный бывший председатель Банка России Сергей Игнатьев, покидая свой пост в начале 2013 года, дал большое интервью газете «Ведомости», в котором заявил: «Как показывает наш анализ, больше половины всего объема сомнительных операций проводится фирмами, непосредственно или косвенно связанными друг с другом платежными отношениями. Создается впечатление, что все они контролируются одной хорошо организованной группой лиц. При серьезной концентрации усилий со стороны правоохранительных органов, я думаю, этих лиц, а также выгодоприобретателей этих операций можно найти». Ущерб для бюджета от этой деятельности Игнатьев оценил в 600 млрд рублей в год — порядка $ 20 млрд по тогдашнему курсу.

Спустя несколько лет можно с уверенностью утверждать, что лиц, которые контролировали техническую сторону «молдавской схемы», удалось не только выявить, но и частично отправить на скамью подсудимых. Помимо Александра Григорьева, под суд пошли и другие бывшие руководители банков, вовлеченных в «молдавскую схему» и связанные с ней операции. Еще в 2017 году Подольский суд Московской области приговорил к реальным тюремным сроком бывших топ-менеджеров Промсбербанка. В настоящее под следствием также находится бывший член совета директоров этой организации Иван Мязин, которого обвиняют в хищение из банка 3,2 млрд рублей. В феврале прошлого года крупнейший в Дании Danske Bank заявлял, что Промсбербанк участвовал в выводе из России крупных сумм через филиал датского банка в Эстонии. Принципиальная схема была все той же: под фиктивные залоговые обеспечения выдавались крупные кредиты фирмам-однодневкам, после чего средства переводились в другие структуры и безвозвратно исчезали.

Уголовное дело было также возбуждено против бывшего председателя совета директоров банка «Балтика» (лишен лицензии в ноябре 2015 года) и владельца лопнувшего НПФ «Первый русский пенсионный фонд» Олега Власова, который считается человеком, близким к Александру Григорьеву. Фонд хранил в «Балтике» почти 5 млрд рублей пенсионных накоплений, а банк остался должен своим кредиторам около 13 млрд рублей. В июне появился еще один фигурант расследования «молдавской схемы» -бывший член совета директоров банка «Европейский экспресс» Олег Кузьмин. Этот банк, лишившийся лицензии в ноябре 2014 года, также, по данным ЦБ, был вовлечен в проведение сомнительных операций по выводу денежных средств за рубеж в крупных объемах.

Постепенно российское следствие вышло и на молдавских организаторов Landromat. В мае в Москве была арестована бывшая глава казначейства Молдиндконбанка Елена Платон, которая не так давно полностью признала свою вину и дала показания против своих сообщников. По версии следствия, в 2013—2014 года именно Платон курировала вывод средств из «Западного» и РЗБ на общую сумму более 37 млрд рублей под видом продажи валюты. Елена Платон доводится родной сестрой Вячеславу Платону — одному из основателей Молдиндкондбанка, бывшему депутату парламента Молдавии, которого еще в 2017 году кишиневский суд приговорил к 18 годам лишения свободы по делу Landromat. Любопытно, что после того, как Платон был объявлен в розыск в Молдавии, он попытался скрыться на Украине, но был задержан СБУ и возвращен на родину.

В феврале в деле Landromat появился еще один важный фигурант — задержанный сотрудниками Следственного департамента МВД России житель Подмосковья Александр Коркин, акционер молдавского Victoriabank, владельцем которого считается в недавнем прошлом самый богатый и влиятельный гражданин Молдавии, основатель местной Демократической партии Владимир Плахотнюк. О серьезных вопросах российских правоохранителей к самому Плахотнюку стало известно еще в конце 2017 году, когда Басманный суд Москвы заочно арестовал олигарха по подозрению в покушении на молдавского бизнесмена и политика Ренато Усатого, перебравшегося в Россию в связи с возбуждением против него уголовного дела на родине. Никаких последствий для Плахотнюка, впрочем, это не возымело, хотя в июне этого года российское следствие предъявило ему новое обвинение — на сей раз в создании преступного сообщества для контрабанды и наркоторговли. Одним из членов организованного Плахотнюком ОПС признан и Александр Григорьев.

Это обвинение в адрес Плахотнюка произошло уже после того, как он бежал из Молдавии в результате провалившейся попытки роспуска парламента страны, предпринятой ее премьер-министром Павлом Филипом, ставленником Плахотнюка. Новый министр внутренних дел Молдавии Андрей Нэстасе незамедлительно сообщил о том, что обратился за помощью в расследовании деятельности Плахотнюка международным следственным органам, включая ФБР, но пока беглый олигарх успешно скрывается от предъявленных ему обвинений. Еще в конце июня депутат молдавского парламента Кирилл Моцпан заявил, что Плахотнюк был замечен в Майами, где предается разгульному образу жизни. С тех пор недавний «хозяин» Молдавии неоднократно напоминал о себе через Faceboook. На днях, например, по случаю дня независимости Молдавии он заявил, что «был единственным препятствием перед российским империализмом в Молдове», однако «борьба с российскими спецслужбами оказалась неравной».

Между тем вопрос о российских бенефициарах молдавской схемы по-прежнему открыт — если, конечно, не считать, что ключевой ее фигурой был Александр Григорьев. Одна из наметившихся в прошлом году линий расследования конечных выгодополучателей схемы — возможная связь между Landromat, скандально известным финансистом Уильямом Браудером и делом полковника Дмитрия Захарченко. Фигурой, от которой ведут нити к этим деятелям, выступает еще один одиозный российский финансист Герман Горбунцов, бывший партнер банкиров Алексея Френкеля, отбывающего тюремный срок по обвинению в организации убийства зампреда ЦБ Андрея Козлова, и Александра Антонова, который давно имел репутацию одного из «королей» российского обнала. Горбунцов еще в 2008 году перебрался в Молдавию, где стал основным владельцем местного Universalbank, а заодно и партнером Владимира Плахотнюка. А когда в России и затем Молдавии против Горбунцова было возбуждено несколько уголовных дел, банкир перебрался в Лондон, где в марте 2012 года на него было совершено покушение. В дальнейшем молдавские власти сочли заказчиком неудавшегося убийства Горбунцова Ренато Усатого, хотя по другой версии покушение организовал Владимир Плахотнюк.

В России о Горбунцове неожиданно вспомнили в конце прошлого года, когда Генпрокуратура предъявила новые обвинения Уильяму Браудеру, который под видом своего инвестфонда Hermitage Capital создал сеть по захвату российских активов и выводу средств из страны. Материалы для этого дела явно лежали под сукном давно, поскольку еще в ходе скандала вокруг умершего в СИЗО «Матросская тишина» сотрудника Hermitage Capital Сергея Магнитского обнаружились факты использования фондом фирм-однодневок, зарегистрированных, например, на инвалидов в Калмыкии. Теперь же российские правоохранители утверждают, что около четверти всех денег в рамках схемы, организованной Браудером, выводилось через Молдавию, а обеспечивал эти операции Герман Горбунцов.

В свою очередь, Горбунцов еще в 2016 году заявлял через своих представителей в Лондоне, что может многое рассказать, откуда взялись знаменитые миллиарды полковника Захарченко. Не исключено, что Горбунцову действительно есть что сказать по этому поводу, поскольку незадолго до отъезда из России у банкира разгорелся конфликт с представителями департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД, которые якобы вымогали у него деньги «за общее покровительство» (чем промышлял и Захарченко). Согласно же другой версии, против офицеров МВД Александра Носенко и Дмитрия Целякова, в 2010 году приговоренных к тюремным срокам за вымогательство у Горбунцова и его партнера Александра Носенко, была организована провокация в рамках расследования ими крупных финансовых махинаций. Все эти перипетии свидетельствуют о том, что расследование дела Landromat еще далеко не вышло на главных фигурантов, для установления которых может понадобиться еще немало времени.

Олег Поляков