Медицинская ошибка

Врачебная ошибка

Специфической для юридической ответственности медицинских учреждений и их работников за причинение вреда здоровью пациентов является проблема врачебной ошибки.

При благоприятном эффективном лечении вопрос о врачебной ошибке, естественно, не возникает. Он не возникает и во многих других случаях, когда достижение положительного результата врачевания невозможна на современном уровне медицинской науки и практики в связи либо с тяжестью и стадией развития болезни, либо с возрастом пациента, а также с неизбежной ограниченностью жизни человека.

Однако в медицинской практике возможны ситуации, при которых здоровье или жизнь пациента могут быть сохранены или не сохранены в зависимости от ряда субъективных и объективных факторов. Проблема врачебной ошибки и ее юридической квалификации связана именно с такими ситуациями.

В медицинской литературе высказано несколько мнений по поводу понятия «врачебная ошибка». Некоторые специалисты под врачебной ошибкой понимают ненаказуемое добросовестное заблуждение при отсутствии небрежности, халатности, легкомысленного отношения врача к своим обязанностям, повлекшее ухудшение состояния здоровья пациента или его смерть. Согласно другому мнению врачебная ошибка — неправильные, небрежные, недобросовестные, невежественные действия при оказании медицинской помощи или уходе за больными.

Неблагоприятные последствия для здоровья пациента могут наступить вследствие действий не только врача, но и другого медицинского персонала (например, фельдшера, медсестры). В этих случаях применяется термин «медицинская ошибка». Различие между названными понятиями состоит лишь в субъектах, а не по существу, и потому оба термина воспринимаются как синонимы.

В юридической литературе также нет единой точки зрения на квалификацию врачебной (медицинской) ошибки. В одних случаях ошибкой называют противоправное виновное деяние медицинских работников, повлекшее причинение вреда здоровью пациента, в других — случайное невиновное причинение вреда, а иногда — обстоятельство, смягчающее ответственность врача. Как видно из этих определений, они существенно отличаются по такому важному признаку, как наличие или отсутствие вины. А между тем единообразное юридическое понятие врачебной ошибки имеет и теоретическое, и практическое значение.

Представляется, что с юридической точки зрения среди ошибок необходимо различать противоправные виновные деяния медицинских работников (учреждений) и случаи причинения вреда пациенту при отсутствии вины. Первое из названных деяний квалифицируется как правонарушение (преступление, проступок), влекущее уголовную, дисциплинарную, гражданскую ответственность; во втором варианте налицо случай — отсутствие вины и ответственности.

Соответственно надо выделить субъективные и объективные причины ошибок в процессе врачевания. С точки зрения субъективных причин наказуемые врачебные ошибки совершаются вследствие неосторожности или недостаточности опыта и знаний врача, например, при невнимательном обследовании, неадекватной оценке клинических и лабораторных данных, небрежном выполнении операций и других лечебно-профилактических мероприятий, небрежном уходе и наблюдении за пациентом, неудовлетворительной организации деятельности медицинских учреждений. Незаконное производство аборта, неоказание помощи больному происходят вследствие умышленных действий медицинских работников, но их отношение к отрицательным последствиям (собственно врачебным ошибкам) также может быть только в форме неосторожности.

К врачебным ошибкам, не влекущим юридическую ответственность с учетом объективных причин, следует относить действия медицинских работников (учреждений), не нарушающие правила, установленные законом и подзаконными актами, но повлекшие повреждение здоровья или смерть, например, вследствие недостаточной обеспеченности медицинских учреждений специалистами, оборудованием, лечебными препаратами, атипичного развития болезни, аномальных анатомических особенностей пациента, неожиданной аллергической реакции, которые не могли быть предвидены медицинскими работниками.

Эта классификация и определение врачебных ошибок с учетом критерия вины медицинских работников (учреждений) подтверждается судебной практикой. В определении по делу С., предъявившего иск к Курской больнице о возмещении вреда, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР так сформулировала общие основания ответственности лечебных учреждений: «Лечебные учреждения не могут нести ответственность за диагностические ошибки, обусловленные сложностью заболевания и не зависящие от внимания и добросовестности персонала. Если же эти ошибки явились результатом недобросовестного отношения к работе медицинского персонала, то лечебное учреждение обязано возместить вред, причиненный здоровью больного по вине его работников при исполнении ими своих обязанностей».

Понятие врачебной ошибки как ненаказуемого причинения вреда медицинским работником (учреждением) пациенту может вызвать некоторые вопросы. Например, встречаются ситуации, когда лечебное учреждение причиняет вред здоровью пациента вследствие аномальных анатомических особенностей его организма.

Ухудшение состояния здоровья или смерть пациента могут наступить вследствие атипичного развития болезни. Академик Амосов Н. М. описывает истории болезней, когда после безукоризненно проведенных операций на сердце наступают неожиданные, непредвидимые и необъяснимые осложнения с трагическим исходом.

Таким образом, судебная практика признает отсутствие вины лечебного учреждения (его сотрудников), и юридическая ответственность не наступает, если медицинский персонал не предвидел и не мог предвидеть, что его действия причинят вред здоровью пациента.

Понятие врачебной ошибки не может использоваться для оправдания противоправных, виновных действий (или бездействия) медицинских работников.

Таким образом, понятие «врачебная ошибка» охватывает случаи причинения вреда здоровью пациента как вследствие неосторожности, так и при отсутствии вины медицинского работника (учреждения).

В современной медицинской практике все чаще применяется электронно-вычислительная техника, возможности которой будут неуклонно расширяться. ЭВМ используются, например, для установления диагноза, наблюдения за состоянием больных, расчета диеты и в других случаях. Так, например, ЭВМ «КАСМОН» распознает вид заболевания в среднем в 92%.

В связи с этим может возникнуть вопрос об ответственности в случаях, когда ЭВМ дала неправильные сведения, в результате чего был причинен вред здоровью пациента. Здесь вопрос об ответственности медицинских учреждений (их работников) должен решаться по общему принципу вины. Виновное поведение медицинского персонала выразится в том, что в ЭВМ была заложена ошибочная программа. Соответственно вина изготовителя будет состоять в том, что неправильные показания электронно-вычислительная техника дала из-за промышленного дефекта. По мнению медицинских работников, окончательный диагноз должен ставить врач, а пациент вправе видеть во враче не «диспетчера», а компетентного ведущего. Любые данные ЭВМ (в том числе и ошибочные, полученные случайно) не могут являться единственным и абсолютным основанием для определения диагноза и метода лечения. Поэтому вина врача (медицинского учреждения) налицо в тех случаях, когда его решение основывалось только на данных ЭВМ, хотя бы и искаженных случайно. Внедрение ЭВМ в медицинскую практику (как и в другие сферы) не только не снимает проблемы вины, но, наоборот, предполагает более тщательное исследование причин ошибочных исследований, поскольку последние могут принести значительно более серьезный вред, чем единичные неправильные поступки отдельных работников.

В уголовных делах в отношении врачей наметилась опасная тенденция – стала формироваться практика привлечения врачей к уголовной ответственности по ст. 238 УК РФ «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Как правило, медицинские работники привлекаются к уголовной ответственности по п. «в» ч. 2 данной статьи, а именно – выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, если они повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека».

Данная статья предусматривает до шести лет лишения свободы и содержит состав тяжкого преступления, в отличие от «любимых статей» УК РФ, обычно возбуждаемых против врачей – ст. 109 часть 2 (причинения смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) и ст.118 ч..2 (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) – статей небольшой тяжести.

До недавнего времени среди инкриминируемых врачам составов преступлений наиболее ходовой статей была ст. 109 ч. 2 УК РФ. Хотя Следственный комитет РФ озвучивает лишь общую статистику – в 2017 году против врачей было возбуждено 1791 уголовное дело, но эксперты сходятся в оценке, что наиболее часто дела возбуждались именно по 109-ой статье УК.

Андрей Ковалев, директор Российского центра судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения России, на недавней научно-практической конференции по уголовным делам о профессиональных преступлениях, совершенных медицинскими работниками», назвал 238-ю статью «немой», подразумевая, что врач не является субъектом этой статьи.

Однако практика показывает, что «немая» статья заговорила и стала звучать все громче. Врачей начали привлекать по этой статье, и, конечно, самым резонансным стало дело врача Елены Мисюриной, когда статья 109-я, которая была инкриминирована вначале, была заменена на 238-ю статью. Дело в том, что срок давности по таким преступлениям составляет 10 лет (в отличии от, например, статьи 109 УК РФ, срок давности которой составляет всего 2 года), что и привело к изменению обвинения в деле врача-гематолога.

Откуда же «растут ноги» применения этой уголовной статьи в отношении врачей и потеснит ли она «ходовые» 109 и 118 статьи УК РФ?

Как считают эксперты, в целом растущая «популярность» применения статей УК вместо гражданских исков по отношению к медицинским организациям вполне объяснима. «Нередко руководству медучреждения проще переложить уголовную ответственность на врача, чем медицинской организации платить пациенту или его родным в рамках гражданского судопроизводства. По уголовным статьям – ответственность личная», – говорит президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе, Алексей Старченко.Объяснимо и то, что наиболее часто против врачей возбуждались дела по 109 и 118 статьям УК. «То, что называют врачебной ошибкой, которая приводит к негативным последствиям в виде причинения тяжкого вреда здоровью либо смерти, всегда квалифицируется как преступление с неосторожной формой вины, – комментирует Иван Печерей, медицинский юрист, доцент кафедры судебной медицины и медицинского права МГМСУ им. И. А. Евдокимова, – конечно, врач, оказывая медицинскую помощь пациенту, не хочет наступления негативных последствий, не хочет убить или причинить тяжкий вред здоровью. Поэтому, если врач совершает какие-то ошибки, он совершает их не с прямым умыслом, он совершает это по неосторожности. Соответственно, 109-я статья – это одна из наиболее ходовых статей в отношении медицинских работников».

Что касается статьи 238-й, то как говорит Иван Печерей, за нее, как правило, к ответственности привлекаются руководители предприятий как должностные лица. Соответственно, если уж и применять эту статью к медицинских работникам, то надо было бы ее применять к администрации медицинской организации, к главному врачу и иже с ним, потому что услуги «не отвечающих требованиям безопасности» оказывает не доктор, услуги оказывает организация. Это общая правоприменительная практика.

«Еще интереснее то, что субъективная сторона преступления по данной статье характеризуется прямым умыслом, что подтверждается мнением ряда авторов комментариев к Уголовному кодексу Российской Федерации. Прямой умысел заключается здесь в том, что врач видит, что нарушает правила безопасности, осознает, что он их нарушает, и сознательно оказывает услуги с несоблюдением требований безопасности, а не в том, что он хочет причинить вред. Это означает, что лицо, совершающее преступление, знало о том, что его действия приведут к общественно опасным последствиям, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ст. 25 УК РФ). Типичная ситуация предполагает другую форму вины — неосторожность, когда врач уверен, что все делает правильно. Вывод, который можно сделать из этого – статья 238 УК РФ не применима к медицинскому работнику, поскольку содержит в себе состав преступления с прямым умыслом, заключающимся в осознанном совершении действия, представляющих опасность для пациентов, который у медицинского работника де-факто отсутствует», – комментирует Иван Печерей.

К тому же, как поясняет юрист, субъектом преступления по 238 статье является собственник коммерческой организации либо руководитель организации, оказывающей определенные услуги. Основание для такой оценки базируется на положении Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», согласно которому исполнителем признается организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору.

Таким образом, медицинский работник, который состоит в трудовых отношениях с медицинской организацией и не выступает в деловом обороте от своего имени, поскольку не имеет лицензии на осуществление медицинской деятельности и не заключает договора возмездного оказания услуг с пациентом, не может быть привлечен к ответственности по статье 238 УК РФ.

Данное обстоятельство не исключает факта привлечения его по другим статьям УК, если в его действиях имелась неосторожность, повлекшая причинение тяжкого вреда здоровью либо смерти пациента – по ч. 2 ст. 109, и ч.2 ст. 118 УК соответственно. Эксперт предлагает внимательно вчитаться в название самой статьи – «… выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности» и ответить на вопрос – какие же требования безопасности установлены к медицинским услугам?

«Есть определение безопасности медицинской помощи, под которой понимается отсутствие недопустимого риска, связанного с возможностью нанесения ущерба («Отраслевой стандарт. Термины и определения системы стандартизации в здравоохранении»). И сразу вспоминаем и ч. 2 ст. 41 УК РФ «Обоснованный риск», по которой риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. Проще говоря, согласно данным определениям медицинская услуга (медицинская манипуляция) не должна иметь недопустимого (необоснованного риска), который может привести к возможному нанесению ущерба. Но в подавляющем большинстве случаев оказания медицинской помощи такого сознательного риска и не бывает. Проблема в том, что сама по себе медицинская помощь таит в себе риск возникновения тех или иных осложнений, заболевания могут течь непредсказуемо. И для медицинской помощи регламентов, устанавливающих критерии безопасности, к сожалению, нет», – комментирует Иван Печерей.

Закон «О защите прав потребителей» устанавливает, что безопасность услуги подразумевает собой безопасность, услуги для жизни, здоровья, имущества потребителя и окружающей среды при обычных условиях, а также безопасность процесса выполнения работы (оказания услуги). Но при этом требования к безопасности должны быть установлены каким-либо нормативным актом, однако в настоящее время такого акта в отношении медицинских услуг нет. «Это позволяет сделать вывод, что применение данной статьи к оказанию медицинских услуг невозможно из-за отсутствия соответствующих критериев безопасности их предоставления, установленных законодательно», – поясняет эксперт.

Таким образом, по экспертной оценке, 238 статья не может применяться к медицинским работникам. Но она применяется.

И есть опасения, что будет применяться и далее. Для органов следствия статья достаточно «удобна», так как дает широкий простор для правоприменения. Кроме того, все большее распространение этой статьи может быть связано с волокитой на этапе следствия, приводящей к истечению сроков давности по ч. 2 ст. 109 УК РФ. Пропустив сроки, когда можно завершить расследование, следователи могут ужесточать обвинение, заменяя его на более тяжкое и с большим сроком давности, попутно решая задачи по выполнению плана по раскрытию тяжких преступлений.

Эксперты полагают, что это опасная тенденция, которая негативно скажется на всей системе здравоохранения. Врачебное сообщество считает, что такая правоприменительная практика вынудит докторов действовать осторожнее – раз побочные эффекты могут привести к уголовному делу, то врачи будут проводить более консервативное, менее действенное, но и менее рискованное лечение.

В то же время стоит учесть, что медицинские работники могут привлекать к своей защите адвоката, начиная с этапа доследственной проверки. Юристы уверены, что если удастся вмешаться в расследование подобного рода дела до того, как его передадут в суд, шанс развалить подобное обвинение достаточно высок. В том числе, например, за счет переквалификации 238 статьи, содержащей состав тяжкого преступления на статью 109-ю ч. 2 – с составом преступлений небольшой тяжести.

Так, например, необходимо доказать, что в действиях врача отсутствует как прямой, так и косвенный умысел. Доказать то, что врач не желал наступления таких последствий, сознательно не допускал из наступления, а напротив — хотел оказать помощь больному. В этом случае, даже если в действиях врача имеются недостатки диагностики и лечения, приведшие к неблагоприятным последствиям, то при отсутствии прямого или косвенного умысла действия врача подлежат квалификации по ст. 109 ч. 2, а не по 238.

Такая правовая позиция, на которую можно ссылаться, содержится в Информационном письме Генеральной прокуратуры РФ «Об организации надзора за расследованием фактов ненадлежащего исполнения врачами обязанностей, повлекших смерть пациентов либо причинение вреда их здоровью» от 16.06 2016 (приложение к письму).

Также аргументом в пользу снятия обвинения по 238 статье может стать то, что объектом преступлений, предусмотренных статьей 109-ой, является жизнь и здоровье конкретного человека, а статья 238 предусматривает, что объектом посягательств являются правоотношения, обеспечивающие охрану жизни и здоровья населения, т.е. неопределенного круга лиц, что практически невозможно вменить в вину конкретному доктору, который имеет дело с конкретным пациентом.

И конечно, при защите необходимо учесть, что не все нормативные акты Минздрава России или других уполномоченных государственных органов содержат положения, которые обеспечивают безопасность медицинских услуг, поэтому нельзя обвинять врача в нарушении требований безопасности при оказании медицинской услуги, если нет четко сформулированного требования к ее безопасности.

Вместе с тем, юрисконсульт Национальной медицинской палаты Лилия Айдарова считает, что основная проблема, которая позволяет следственным и судебным органам применять в отношении медицинских работников 238 статью УК, заключается в том, что базовым для сферы здравоохранения Федеральным законом №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан» предусмотрено разделение понятий «медицинская помощь» и «медицинская услуга».

В соответствии со статьей 2 данного закона, медицинская помощь – это комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг, а медицинская услуга — медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение.

«Чтобы было понятнее, почему субъектом преступления по статье 238 УК РФ зачастую становится непосредственно врач, приведем определение термина «медицинское вмешательство», также предусмотренное статьей 2 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан», входящее в определение медицинской услуги. Так вот, согласно закону медицинское вмешательство – это выполняемые медицинским работником и иным работником, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, по отношению к пациенту затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций, а также искусственное прерывание беременности. До тех пор, пока в российском законодательстве деятельность врача будет делиться на медицинскую помощь и медицинскую услугу, адвокатам и их подзащитным придется искать коллизии для переквалификации 238 статьи УК РФ на.109 статью УК РФ, искать иные пути, чтобы оградить медицинского работника и медицинскую организацию от применения закона «О защите прав потребителей», — отмечает Лилия Айдарова.

Материал подготовлен информационной службой Национальной медицинской палаты.

Часть 1 Статья 41 Конституции Российской Федерации
Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.
В «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» есть лишь упоминание о профессиональной ошибке, но ее содержание не раскрывается. Более того, на сегодня нет и юридического понятия «ошибки в профессиональной медицинской деятельности». Уголовный кодекс Российской Федерации также не содержит норму, раскрывающую содержание врачебной ошибки. Наиболее часто упоминаются следующие определения:
Врачебная ошибка – ошибка врача в профессиональной деятельности, вследствие добросовестного заблуждения при отсутствии небрежности, халатности или невежества.
Врачебная ошибка — ошибка врача при исполнении своих профессиональных обязанностей, являющиеся следствием добросовестного заблуждения и не содержащие состава преступления или признаков проступков.
Врачебная ошибка — неправильное определение болезни врачом (диагностическая ошибка) или неправильное врачебное мероприятие (операция, назначение лекарства и др.), обусловленные добросовестным заблуждением врача.
Врачебная ошибка — неправильное действие (или бездействие) врача, имеющее в своей основе несовершенство современной науки, незнание или неспособность использовать имеющиеся знания на практике.
Каждое из этих определений содержит в себе такое понятие как «добросовестное заблуждение», являющееся смягчающим основанием и исключающее уголовную ответственность. В таком случае, где искать защиту, если врачебная ошибка стала результатом недобросовестного исполнения врачом своих обязанностей? Но прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, сделаем небольшой экскурс в прошлое…
Врачебная ошибка глазами древних
Известно, что законодательство, регламентирующее ответственность медиков за врачебные ошибки, появилось еще в глубокой древности. Одним из наиболее известных законодательных актов, дошедших до нас, является высеченный на камне Свод законов (законник) Хаммурапи, который правил Вавилоном и объединенной Месопотамией (Вавилонией) в 1792 — 1750 гг. до н.э. В нем ответственности за врачебную ошибку отведено три параграфа.

В Древней Индии согласно Своду законов Ману (X — V вв. до н.э.) врач за ошибочное лечение подвергался штрафу, размер которого определялся в зависимости от кастового положения больного.
В Древней Греции врачебное мастерство ценилось очень высоко, поэтому медики за ошибки освобождались от ответственности, если больной умирал «против воли врачующего».

Римское право предусматривало наказание врача за грубые ошибки, причем понятие «врачебные ошибки» было весьма широким. Сюда относились и неопытность, и неосторожность врачей, и неоказание медицинской помощи. Римское право уже допускало правомерность смерти больного вследствие тяжести заболевания. Умышленное умерщвление больного, отравление его с помощью яда, аборт, кастрация не относились к профессиональным преступлениям, ответственность медиков за них была такой же, как и других граждан.

В Англии в XV веке хирург, который нанес ущерб пациенту, представал перед судом мэра города, и по приговору последнего подвергался штрафу, тюремному заключению или на определенный срок лишался врачебной практики.

В истории Древней Руси врачевание приравнивалось к волхованию и чародейству. Поэтому за врачебные ошибки врач нес ответственность как за умышленное преступление. Примером может служить умерщвление лекаря Леона, который лечил больного сына великого князя Иоанна III, но не смог его спасти от смерти. В 1686 г. в одном из царских указов лекари предупреждались, что «буде из них кто нарочно или не нарочно кого уморят, а про то сыщется, им быть казненными смертью».

Из современной истории нашей страны

Интересно проследить эволюцию взглядов на ответственность медицинских работников за профессиональные правонарушения с 1917 г. до нашего времени.
В 1928 г. И.В.Марковин, известный ученый, профессор кафедры судебной медицины Ростовского университета, возглавлявший судебно-медицинскую лабораторию в г. Ростов-на-Дону, в подробной статье, опубликованной в журнале «Судебно-медицинская экспертиза» (№8, с.81-95) отмечает заметный рост уголовных дел в отношении врачей по сравнению с дореволюционным временем. Этот период характеризуется вниманием к этому вопросу медицинских научных обществ, журналов, газет, съездов врачей, совещаний врачей и юристов.
В двадцатые годы наметились противоречия между врачами и юристами по вопросу об отношении к врачебным дефектам. Дискуссию вызвало нашумевшее заявление российского акушерско-гинекологического общества, обратившегося в Народный Комиссариат здравоохранения (1925г.), в котором обращается внимание на непомерный рост уголовных обвинений врачей за ошибки и дефекты в их профессиональной работе. С 1921 по 1925 г.г. имело место 64 случая обвинений, из которых 27 — по отношению акушеров-гинекологов, 26 — хирургов. В заявлении, в частности, указывалось, что практические достижения медицины имеют известный предел, тем более что объектом исследования является «капризный еще и не вполне изученный человеческий организм». Между тем, малая осведомленность обывательских групп в вопросах медицины создает преувеличенные надежды и необоснованные требования к врачам. В связи с этим предлагалось создание особых комиссий при здравотделах университетских городов для разбора дела и предания врача суду или покаянию, а в сложных случаях — для передачи дел Центральной экспертной комиссии при НКЗ для окончательного решения.
Против такого взгляда резко отрицательно выступили юристы, и часть медицинской общественности, которые подчеркивали равную со всеми гражданами правовую ответственность врачей. Поэтому они считали не нужным создавать какие-то дополнительные статьи в УК, а также специальные правила для врачей. И при возбуждении уголовных дел в отношении врачей руководствоваться общими.
В 1970-1980 гг. сложилась определенная практика расследования и судебно-медицинской экспертизы, существующая и в настоящее время. Новый всплеск интереса и явных изменений в расследовании «врачебных дел», в характере ответственности медицинских работников произошел в девяностые годы ушедшего столетия. Они связаны с коренными изменениями общественно-политической, социальной, экономической жизни общества, в том числе и в области охраны здоровья населения. Например, с внедрением страховой медицины, развитием платных медицинских услуг, разрешением частной врачебной деятельности и целительства. Эти изменения в медицине, прежде всего, касаются принципиальных различий в правовых и морально-этических взаимоотношениях врача и больного до и после 1991-го и, в особенности, 1993-го, когда были приняты основы законодательства РФ об охране здоровья граждан.
Квалификация…
Основными признаками, квалифицирующими медицинскую ошибку, являются: соблюдение медицинскими работниками предусмотренных законом и обычаями правил профессионального поведения; добросовестность поведения при осуществлении медицинской деятельности. В медицинской практике встречаются ситуации, когда здоровье или жизнь пациента могут быть сохранены или не сохранены в зависимости от ряда субъективных и объективных факторов. Проблема квалификации врачебной ошибки чаще всего связывают именно с такими ситуациями.
С целью юридической квалификации необходимо выделить субъективные и объективные причины ошибок в медицинской практике. К объективным причинам стоит отнести наказуемые врачебные ошибки, совершенные вследствие неосторожности или недостаточности опыта, а так же знаний врача: например, при невнимательном обследовании, неадекватной оценке клинических и лабораторных данных, небрежном выполнении операций и других лечебно-профилактических мероприятий, небрежном уходе и наблюдении за пациентом, неудовлетворительной организации деятельности медицинских учреждений.
Незаконное производство аборта, неоказание помощи больному происходят вследствие умышленных действий медицинских работников, но их отношение к отрицательным последствиям (собственно врачебным ошибкам) также может быть только в форме неосторожности. К врачебным ошибкам, не влекущим юридическую ответственность с учетом объективных причин, следует так же относить действия медицинских работников, не нарушающие правила, установленные законом и подзаконными актами, но повлекшие повреждение здоровья или смерть. (Например, вследствие недостаточной обеспеченности медицинских учреждений специалистами, оборудованием, лечебными препаратами, атипичного развития болезни, аномальных анатомических особенностей пациента, неожиданной аллергической реакции, которые не могли быть предвидены медицинскими работниками).
Среди субъективных причин врачебной ошибки наиболее многочисленную группу составляют ошибки, которые обусловлены отсутствием у врача достаточного опыта, но не могут квалифицироваться как невежество. К субъективным причинам врачебной ошибки следует относить: неполноценный осмотр и обследование больного, пренебрежение доступным и информативным методом исследования, чрезмерная самоуверенность врача, отказ от совета коллеги, консилиума. А также использование устаревших методов диагностики и лечения, слепая вера во все новое, чрезмерная вера в интуицию, поспешное, поверхностное обследование больного, чрезмерное увлечение хирургической техникой, стремление врача прикрыться авторитетом консультанта, пренебрежение необычными симптомами.
Ответственность…
К сожалению, несовершенство законодательства в области медицины серьезно осложняет привлечение к ответственности врачей совершивших «ошибку». Качественная медицинская помощь оказывается в полном соответствии со стандартами диагностики и лечения той или иной болезни, однако они носят рекомендательный характер, и не позволяют в случае смерти пациента квалифицировать принятые врачом решения как «медицинскую ошибку». Наиболее весомым доказательством является экспертиза (экспертиза — анализ, исследование, проводимое лицом (лицами), имеющим специальные познания с целью предоставления мотивированного заключения). Проблема заключается в том, что в нашей стране нет специализированных независимых экспертных служб. Экспертиза, как правило, проводится коллегами врача преступившего закон, что, естественно, может вызвать сомнение в объективность результатов.
Постараемся в отдельности разобрать виды ответственности, к которой на сегодняшний день могут быть привлечены медицинские работники.

Уголовная ответственность
Прежде всего, отметим, что уголовные дела в отношении медработников прекращаются в 70% случаев. Анализ судебной практики дает основание сделать выводы о том, что чаще других медицинским работникам вменяются преступления, наказание за которые предусмотрены следующими статьями Уголовного кодекса РФ:

• ст. 109, часть 2 (Причинение смерти по неосторожности);

3 апреля 2008 года. Калужский районный суд приговорил врача анестезиолога-реаниматолога муниципального учреждения здравоохранения «Больница скорой медицинской помощи» к двум годам условно по части 2 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей). Суд установил, что погибший пациент поступил в приемный покой больницы с предварительным диагнозом «опийная наркомания». Однако врач при осмотре не произвел надлежащим образом обследование пациента, неполно собрал анамнез, не произвел осмотр верхних дыхательных путей, вследствие чего не поставил правильный диагноз и не организовал требуемого лечения больного.

В результате бездействия врача у больного произошла остановка дыхательной и сердечной деятельности, и он умер.

• ст. 118, часть 2 (Причинение тяжкого вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей);

19 ноября 2007 года. Прикубанским судом г.Краснодара двум медикам детской инфекционной больницы Краснодара предъявлено обвинение по части 2 статьи 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Врачей приговорили к году лишения свободы в колонии поселении. По вине медработников двухмесячная Соня Куливец лишилась руки в результате неправильно введенного катетера: у девочки начался тромбоз артерии правого предплечья, что привело к ампутации.

• ст. 122 (Заражение ВИЧ-инфекцией);

В 2004 году в Калининградской области возбуждено уголовное дело по ст.122 УК РФ (заражение ВИЧ-инфекцией) в отношении врача реанимационного отделения и заведующего хирургическим отделением центральной районной больницы г.Пионерский. Пациент находился в тяжелом состоянии, ему требовалось срочное переливание крови. Свою кровь больному дал молодой человек — также житель Калининградской области. Позже оказалось, что донор инфицирован ВИЧ и гепатитом «С». Тем самым медицинский персонал больницы нарушил приказ Минздрава и сделал пациенту прямое переливание крови, что запрещено 2 года назад.

(Стоит отметить, что чаще всего пациентов заражают ВИЧ инфекцией при переливании крови, однако в 90% случаев ответственность наступает по статье халатность).

• ст. 123 (Незаконное производство аборта);

В 2005 году приговором Казанского районного суда Тюменской области по ст. 123 УК РФ (Незаконное производство аборта) осуждена врач-гинеколог. Она приговорена к лишению свободы сроком на девять месяцев с лишением права заниматься один год медицинской деятельностью.

• ст. 124 (Неоказание помощи больному);

В феврале 2009 года Уссурийский суд Приморского края признал врача городской больницы виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 124 УК РФ и приговорил к двум годам лишения свободы условно за отказ в госпитализации больному, который впоследствии скончался. Врач, находясь на дежурстве в Уссурийской городской больнице, при поступлении в приемное отделение мужчины с предварительным диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушибленная рана лба» отказал пострадавшему в госпитализации.

• ст. 235 (Незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью);

В июле 2008 года Тверской суд Москвы осудил на три года условно врача-косметолога, испортившего внешность телеведущей Оксаны Пушкиной. Врач была признана виновной по статьям 235 и 238 УК и приговорена к трем годам лишения свободы условно. Однако ее сразу же амнистировали по случаю 100-летия Госдумы.

Кроме вышеперечисленных статей в отдельных случаях в отношении медработников применяются статьи УК РФ 292 (Служебный подлог) и 293 (Халатность). Стоит отметить, что помимо специализированных составов возможно применение широкого спектра квалификаций деяний медиков по общеуголовным преступлениям. Отдельно хотелось бы отметить, что в марте 2009 г. Госдума исключила из УК РФ пункт об уголовной ответственности медиков за нанесение здоровью вреда средней тяжести по неосторожности, приняв сразу во втором и третьем чтениях соответствующие поправки в статью 124 УК РФ «Неоказание помощи больному». Внесенные в УК изменения фактически выводят из-под уголовной ответственности медиков, если в результате врачебной ошибки больным был причинен не слишком большой вред. Думцы полагают, что положение об ответственности врачей за причинение вреда средней тяжести никогда не работало.
Материальная ответственность
В соответствии с Основами законодательства об охране здоровья в России существуют три вида системы здравоохранения — государственная, муниципальная и частная. Право возмещения материального ущерба и морального вреда, нанесенного пациенту во время оказания ему некачественной медицинской помощи, в России закреплено статьями 1064-1101 ГК РФ; ст. 14-17 закона «О защите прав потребителей»; ст. 66, 67, 69 «Основ законодательства в Российской Федерации об охране здоровья граждан». Вред — это всякое умаление какого-либо блага или охраняемого законом интереса. Вред делят на имущественный (материальный, включая физический вред) и моральный. Убытки — денежная оценка причиненного вреда. Моральный вред — физические и нравственные страдания (ст. 151 ГК РФ). Возмещению подлежит утраченный заработок (доход), который гражданин имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии.
Вот тут то и возникают проблемы. В нашей стране до сих пор существует система двойных стандартов, что очень осложняет определение размера возмещения материального вреда. Каким образом предусмотрено определение компенсации морального вреда вообще не понятно. По крайней мере, закон такого определения не имеет. Размер компенсации определяется только судом, и руководствуется в своем решении определением – «разумность и справедливость, характер и степень страданий, степень вины причинителя» (1101 ГК РФ).

При самом благоприятном исходе для пострадавшего (вина доказана, суд выигран, у ответчика есть деньги) судебная оценка стоимости врачебной ошибки представляет небольшие суммы, не покрывающие затраты на сбор доказательств, юридическую помощь и потраченное время в процессах.
В итоге…
Можно обвинять врачей в халатности и врачебных ошибках, можно говорить о низком уровне подготовки медицинских работников и недостаточном финансировании медицины в общем, можно использовать рецепты народной медицины — однако это не изменит ситуацию. Ясно одно, проблема не должна перерасти в «охоту на ведьм». Она должна стать крайней точкой, от которой необходимо в кратчайшие сроки пересмотреть всю законодательную систему в области медицины. При этом надо четко понимать, что закон должен защищать не только пациентов, но и врачей. На сегодняшний день на рассмотрении в Правительстве Российской Федерации находится проект «Концепции развития здравоохранения Российской Федерации до 2020 года», в соответствии с которой к числу первоочередных задач отнесено совершенствование законодательства в сфере здравоохранения, в том числе, разработка законов «О правах пациентов» и «О страховании профессиональной ответственности медицинских работников». Насколько эффективной будет проводимая работа в этой области, мы сможем судить в ближайшие годы.
Сергей Перов,
аналитик Право.Ru

здоровье, невыполнение или ненадлежащее выполнение медицинским работником своих профессиональных функций способно причинить вред различной степени тяжести как отдельному человеку, так и интересам общества и государства. В этом случае необходимы совместные

усилия правоохранительных органов и экспертных служб для объективной юридической квалификации дефектов оказания медицинской помощи, контроля за соблюдением прав пациентов на всех этапах оказания медицинской помощи.

© О.Ю. Боева, 2009 УДК 340.6

О.Ю. Боева

ВРАЧЕБНАЯ ОШИБКА И УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Кафедра уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии (нач. кафедры — доц. С.Ф. Идрисова) Ижевского филиала Нижегородской академии МВД России

Часть 1 Статья 41 Конституции Российской Федерации

«Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».

Во все времена существования медицины вопрос совершения медицинскими работниками ошибок при выполнении своих профессиональных обязанностей являлся (и является до сих пор) чрезвычайно актуальным. Об этом свидетельствуют и многочисленные, в последнее время, публикации в нашей прессе. Ради объективности, стоить отметить, что с каждым годом во всем мире наблюдается рост числа деяний, причиняющих ущерб жизни и здоровью пациентов в результате неквалифицированного выполнения медицинским персоналом учреждений здравоохранения своих профессиональных обязанностей. При этом большое количество совершаемых врачебных ошибок остаются незамеченными как со стороны администрации учреждений здравоохранения, так и со стороны компетентных должностных лиц правоохранительных органов.

Всякого рода погрешности встречаются в деятельности специалистов различных профессий, но ни в одной сфере человеческой деятельности ошибки не влекут за собой столь тяжких последствий, как в области практической медицины, поскольку медицина воздействует на человеческий организм, который, как известно, является чрезвычайно хрупким и не терпит невнимательного и небрежного в себе отношения. Особенность медицинской профессии, которая непосредственно связана с сохранением жизни и здоровья человека, вызывает повышенный интерес и строгий подход со стороны общества к ошибкам в деятельности медицинского персонала.

Юридическая оценка врачебных ошибок представляет собой одну из вечных и злободневных проблем медицины. Со временем меняется уровень развития медицинской науки, внедряются в практику новые методы обследования и лечения, и, хочется верить, улучшается профессиональная подготовка врачей, но тема врачебной ошибки была и остается актуальной. Из неправильного или несвоевременного поставленного диагноза у нас умирают 12% больных пневмонией. Из-за недостатка знаний врачи первичного звена выявляют лишь около 30% больных, нуждающихся в высокотехнологичной помощи. Среди развитых стран Россия на первом месте по числу инсультов, поскольку плохо поставлен врачебный контроль течения артериальной гипертонии. Количество

жертв лекарственной терапии в три раза превышает число ежегодно погибающих в автомобильных катастрофах.1

Для отграничения правонарушений от, так называемых, «допустимых в медицинской деятельности профессиональных ошибок», прежде всего, необходимо решение главной проблемы — самого определения понятия врачебной ошибки в судебно-медицинской практике. Согласно точки зрения медицинских работников, врачебная ошибка- это:

— ошибка врача в профессиональной деятельности, вследствие добросовестного заблуждения при отсутствии небрежности, халатности или невежества

— ошибка врача при исполнении своих профессиональных обязанностей, являющиеся следствием добросовестного заблуждения и не содержащие состава преступления или признаков проступков.

— неправильное определение болезни врачом (диагностическая ошибка) или неправильное врачебное мероприятие (операция, назначение лекарства и др.), обусловленные добросовестным заблуждением врача.

— неправильное действие (или бездействие) врача, имеющее в своей основе несовершенство современной науки, незнание или неспособность использовать имеющиеся знания на практике.2

Каждое из этих определений содержит в себе такое понятие как «добросовестное заблуждение», являющееся смягчающим основанием и исключающее уголовную ответственность.3

Однако юристы полагают, что нет никаких моральных и юридических оснований выделять ошибку врача в особую категорию. По оценкам специалистов, в медицинской литературе содержится не менее шестидесяти пяти промежуточных определений и понятий, описывающих врачебную ошибку. Важной проблемой является выяснение того, к какой науке — праву или медицине относится определение сущности врачебной ошибки, и может ли она изучаться обеими науками комплексно. Некоторые ученые считают, что врачебная ошибка — это только медицинское понятие, другие полагают, что только правовое, а третьи относят врачебную ошибку и к медицинским, и правовым понятиям. В связи с отсутствием законодательно закрепленного понятия «врачебная ошибка» и отсутствием единого мнения о ее объективном содержании, возникает

1 http://www.prs.ru

2 http://www.medlaw.omsk.ru

3 Лисюткин А.Б. Вопросы методологии исследования категории «ошибка” в правоведении. Саратов, 2001. С. 78

необходимость выявления содержания понятия врачебная ошибка, ее анализа с точки зрения различных ученых по вопросам о толковании врачебной (медицинской) ошибки и определения объективной позиции по рассматриваемому вопросу.

В юриспруденции под юридической ошибкой понимают «признанный в установленном законом порядке, объективно противоправный, негативный результат, который препятствует реализации прав, свобод охраняемых государством интересов личности». В медицинской литературе общепринятым является определение врачебной ошибки, понимаемое, как добровольное заблуждение врача, основанное на несовершенстве современного состояния медицинской науки и ее методов исследования, либо вызванное особенностями течения заболевания определенного больного, либо объясняемое недостатками знаний и опыта врача.

Большим вопросом во врачебной ошибке является добросовестность заблуждения врача. В основе ошибок лежит несовершенство врачебных знаний, методов диагностики и лечения, а также трудные объективные условия, в которых протекает работа врача. Статистики по врачебным ошибкам не существует, а даже если бы она существовала, надо было бы все цифры в два или три раза увеличивать. Каждый врач, проработавший в здравоохранении хотя бы года два, имеет «свое» кладбище пациентов. Ошибки совершаются: по невнимательности и из-за отсутствия знаний.4

Основными признаками, квалифицирующими медицинскую ошибку, являются: соблюдение медицинскими работниками предусмотренных законом и обычаями правил профессионального поведения; добросовестность поведения при осуществлении медицинской деятельности. В медицинской практике встречаются ситуации, когда здоровье или жизнь пациента могут быть сохранены или не сохранены в зависимости от ряда субъективных и объективных факторов. Проблема квалификации врачебной ошибки чаще всего связывают именно с такими ситуациями. Исходя из этого, можно выделить объективные и субъективные причины врачебных ошибок, при этом объективные причины ошибок будут обусловлены внешними факторами, а субъективные — внутренними.

С внешней стороны деяния медицинского работника, совершаемое под влиянием ошибки, выражается в отступлении от предусмотренных специальными актами, инструкциями правил поведения, что может повлечь или влечет для пациентов неблагоприятные последствия. К объективным причинам стоит отнести наказуемые врачебные ошибки, совершенные вследствие неосторожности или недостаточности опыта, а так же знаний врача: например, при невнимательном обследовании, неадекватной оценке клинических и лабораторных данных, небрежном выполнении операций и других лечебно-профилактических мероприятий, небрежном уходе и наблюдении за пациентом, неудовлетворительной организации деятельности медицинских учреждений.

Незаконное производство аборта, неоказание помощи больному происходят вследствие умышленных действий медицинских работников, но их отношение к отрицательным последствиям (собственно врачебным ошибкам) также может быть только в форме неосторожности. К врачебным ошибкам, не влекущим юридическую ответственность с учетом объективных причин, следует так же относить действия медицинских работников, не нарушающие правила, установленные законом и подза-

конными актами, но повлекшие повреждение здоровья или смерть. (Например, вследствие недостаточной обеспеченности медицинских учреждений специалистами, оборудованием, лечебными препаратами, атипичного развития болезни, аномальных анатомических особенностей пациента, неожиданной аллергической реакции, которые не могли быть предвидены медицинскими работниками).

Высказывают, тем не менее, мнение, что в основе объективных причин находятся своевременно не предотвращенные или не осознанные субъективные факторы. Поэтому неверно связывать субъективные причины диагностических ошибок лишь с квалификацией врачей. Бесспорно, трудно переоценить значение знаний для правильной диагностики. Но знания — это не просто подготовка врача, это и способность к их накоплению, пониманию, использованию, во многом зависящая от индивидуальных особенностей, интеллекта и характера человека. Известны врачи, отлично знающие пропедевтику и симптоматику внутренних болезней и, тем не менее, лишенные синтетического мышления, не умеющие при наличии у пациента нескольких болезней определить, какая является основной. Вряд ли в этих случаях можно говорить об отсутствии знаний.

Значительную опасность представляют так называемые внушенные диагнозы. Речь идет о заведомом «настрое» на определенное заболевание, вызванном специальным к нему интересом врача, психологическим «давлением» заключения консультанта или авторитетного учреждения, влиянием эпидемиологической обстановки (в период эпидемии гриппа этот диагноз выставляют большинству пациентов с повышенной температурой, среди которых оказываются больные ангиной, плевритом, менингитом и др.) или увлечением недавно описанными нозологическими формами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К этой категории ошибок близки и те, которые зависят от предвзятого, положительного или отрицательного, отношения к пациенту (вера, что врач не может заболеть СПИДом, трактовка бессознательного состояния у больного алкоголизмом как связанного только с алкогольной интоксикацией и т.п.).

Большую роль играет присущая многим людям особенность психики, проявляющаяся в отборе фактов, подтверждающих, а не противоречащих сложившемуся мнению. В этих случаях врач игнорирует не укладывающиеся в имеющуюся у него концепцию симптомы или данные исследований. Молодые врачи часто ошибаются из-за отсутствия опыта, более опытные — из-за его переоценки и снижения квалификации.

Возможность допустить ошибку подстерегает врача на всех этапах диагностического поиска. Трудности диагностики порой заключаются и в том, что нередко отдельные особенности различных болезней стираются, и выступают другие, на первое место выступает тот или иной синдром, поражение какого-либо одного органа или системы. Вскрытие трупов больных четырех крупных больниц Москвы показало, что в 21,6% случаев диагноз, установленный при жизни, был неправильным, причем в каждом из пяти случаев не было установлено воспаление легких, а ошибки при диагностике злокачественных новообразований составляли 30-40%.5 Однако причины врачебных ошибок могут быть связаны и с личностными особенностями врача

— недостаточно конструктивным мышлением, предвзятостью мнения, с самолюбием и тщеславием, склонностью к излишнему оптимизму или пессимизму, нерешительностью характера, низким для врача уровнем культуры.

4 http://www.medlaw.omsk.ru

5 http://www.medlaw.omsk.ru

К сожалению, несовершенство законодательства в области медицины серьезно осложняет привлечение к ответственности врачей совершивших «ошибку». Качественная медицинская помощь оказывается в полном соответствии со стандартами диагностики и лечения той или иной болезни, однако они носят рекомендательный характер, и не позволяют в случае смерти пациента квалифицировать принятые врачом решения как «медицинскую ошибку».6 Наиболее весомым доказательством является экспертиза (экспертиза — анализ, исследование, проводимое лицом (лицами), имеющим специальные познания с целью предоставления мотивированного заключения). Проблема заключается в том, что в нашей стране нет специализированных независимых экспертных служб. Экспертиза, как правило, проводится коллегами врача преступившего закон, что, естественно, может вызвать сомнение в объективность результатов. А судья — не врач, он не в состоянии разобраться даже в простых методах лечения. Складывается парадоксальная ситуация: даже если неумышленная оплошность врача очевидна, доказать ее в суде практически невозможно.

Необходимо отметить, что действующий уголовный закон устанавливает ответственность медицинских работников за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей только при наступлении опасных для жизни и здоровья пациента последствий: в случаях причинения смерти; причинения тяжкого вреда здоровью, заражения ВИЧ-инфекцией или другой неизлечимой болезнью и разглашение сведений об этом. Неудачное, но без указанных в уголовном законе последствий, лечение больных для действующего уголовного закона не является наказуемым в уголовном порядке.

Квалифицировать последствия непрофессиональных действий медиков крайне сложно. Даже если эти последствия и фатальны. Слишком тонкая грань пролегает между ошибкой врача, который пытался спасти жизнь пациента, и обычной халатностью.

Даже если вина доказана, по нашему законодательству эти преступления не относятся к категории тяжких или особо тяжких. Максимум, чем оборачивается халатность медикам, — три-четыре года лишения свободы или денеж-

ный штраф. И то теоретически. Если посмотреть судебную практику, мало кого осуждают к реальному лишению свободы — в большинстве же случаев дают условный срок.

По данным центра «Независимая медико-юридическая экспертиза”, первое место по профессиональным ошибкам у стоматологов. Гибель или увечье роженицы или новорожденного в родильном доме — на втором месте среди поводов для обращения в суд. Третье место занимают хирурги всех специальностей. Меньше всего ошибок, по которым потом судятся, совершают терапевты. По статистике Всемирной организации здравоохранения, ежегодно от врачебных ошибок умирает больше людей, чем погибает в ДТП…

Подводя итог, необходимо отметить, что сегодня отсутствует единая концепция понимания юридического значения ошибки в профессиональной медицинской деятельности. С правовой точки зрения под врачебной ошибкой следует понимать объективно противоправный, неблагоприятный результат, обусловленный объективными и субъективными факторами.

С точки зрения действующего уголовного законодательства, ошибки в профессиональной медицинской деятельности, обусловленные внешними, объективными факторами, не влекут уголовной ответственности, а если такие ошибки по источнику происхождения обусловлены внутренними, субъективными факторами, то медицинские работники могут привлекаться к уголовной ответственности за ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей. Врачебная халатность

— это юридическое понятие, означающее предоставление небрежной или ненадлежащей медицинской помощи медицинским работником или медицинским учреждением, в результате которого здоровью больного или пациента нанесен ущерб.

Жизнь и здоровье человека являются естественным и неотъемлемыми правами, наверное, самым ценным, чем обладает человек, поэтому посягательства на них должны признаваться преступными не только при фактическом наступлении неблагоприятных последствий, но и тогда, когда создана конкретная опасность причинения вреда здоровью и праву на него.

Согласно ч. 1 ст. 41 Конституции РФ каждый гражданин имеет законное право на получение медицинской помощи.

Имея полис обязательного медицинского страхования можно воспользоваться помощью врачей совершенно бесплатно. Но ни наличие полиса, ни пользование услугами платной медицины не дает гарантии того, что качество медицинской услуги будет на должном уровне.

Врачебная ошибка – это вид преступления, при котором медицинские работники должным образом не выполняют свои профессиональные обязанности.

Четко определенная статья УК РФ за такое деяние как врачебная ошибка отсутствует. При этом в Кодексе имеется большое число статей, регулирующих подобного вида нарушения.

Как доказать врачебную ошибку и получить высокую компенсацию за нарушение предусмотренных законом прав на получение качественной медицинской помощи?

В Законах нет определения врачебной ошибки. Но данное правовое нарушение давно не дает покоя светлым умам в области права и медицины. В 1941 году профессор Давыдовский дал следующее определение врачебной ошибки.

Врачебная ошибка – это добросовестное заблуждение доктора, не имеющее состава преступления и возникающее вследствие несовершенства медицины.

Проще говоря, врачебная ошибка – это случайность. Она не имеет прямого умысла нанести вред здоровью человека.

Врачебная ошибка не предполагает наличие халатности и недобросовестности к пациенту.

Какого вида могут быть ошибки?

Классификаций врачебных ошибок много. В основном, все они основаны на конкретной стадии оказания врачебной помощи, на которой произошла ошибка.

Итак, выделяют следующие виды врачебных ошибок:

  • Организационные – предполагают нарушение на этапе организованной помощи больному. Примером может служить несоблюдение сроков выезда скорой помощи.
  • Диагностические – постановка неверного диагноза. Это наиболее распространенные нарушения деятельности врачей, когда из-за неправильного диагноза упущено время не благополучное лечение другого недуга.
  • Лечебные – предполагают неверный ход лечения, подобранный врачом на основании неверно поставленного диагноза.
  • Документированные – неверное заполнение медицинской документации. Это всевозможные выписки, амбулаторные карты.
  • Несоблюдение врачебной этики – поведение врача, не соответствующее его статусу.
  • Фармацевтические – касаются неправильно составленных рецептов и реализации неподходящих для пациента лекарств.
  • Субъективные – отражают низкую квалификацию медицинских работников, отсутствие должного опыта и знаний.

Большее число врачебных ошибок обусловлено некомпетентностью медицинского персонала.

К сожалению, некомпетентные врачи встречаются, как в государственных больницах, так и в частных клиниках. Сегодня врачи заранее защищают себя от ошибок следующим способом.

Перед любой медицинской манипуляцией или операцией пациентам дают подписать добровольное согласие на данные действий с указанием потенциальной возможности летального исхода.

За ошибки со стороны медицинских работников может быть предусмотрено три вида ответственности:

  • Дисциплинарная – выговоры, увольнения, лишения премии со стороны работодателя;
  • Гражданско-правовая – возмещение ущерба и компенсации;
  • Уголовная – уголовное наказание с возмещением ущерба, причиненного преступлением.

В одном преступном инциденте возможно совмещение нескольких видов ответственности.

Первым о врачебной ошибке медицинского работника узнает его начальство. Чаще всего, это происходит именно потому, что пострадавшая сторона направляет жалобу или обращение начальнику медицинского учреждения и вышестоящие надзорные организации в этой сфере.

Даже если имеет место быть уголовная ответственность, дисциплинарные взыскания все равно будут дополнительно обращены к виновному лицу.

Как правило, при совершении уголовного преступления, работника увольняют. Помимо самого увольнения в силу уголовного наказания он не сможет несколько лет заниматься врачебной практикой.

В ГК РФ существуют даже специальные статьи 1085 и 1087, в которых отражены возможные виды расходов, которые будут уплачивать медицинские организации, в которых пострадали пациенты.

Данный перечень расходов включает следующие пункты:

  • Приобретение лекарств;
  • Покупка лечения, в том числе, и санаторно-курортного или реабилитационного;
  • Протезирование;
  • Покупка инвалидных кресел, костылей и иного инвентаря, необходимо для больного;
  • Оплата труда сиделок;
  • Оплата за переобучение пострадавшего больного.

По ст. 151 ГК РФ пострадавший имеет право подать в суд на возмещение морального вреда.

Судья вероятнее всего уменьшит размер морального взыскания, на что имеет право. Поэтому лучше просить по максимуму и подтверждать это документально.

На 2020 год отдельной нормы, регулирующей вопросы врачебной ошибки, в УК РФ нет. Отдельный закон о врачебной ошибке также не существует.

Уголовный состав преступления будет иметь место в случае причинения смерти пациенту или определенной степени вреда здоровью.

По ст. 109 УК РФ врачебная ошибка, повлекшая смерть, предполагает ответственность в виде лишения свободы до 3 лет.

В виде дополнительного наказания может применяться лишение права заниматься медицинской деятельность на срок до 3 лет.

Отдельные нормы УК РФ, регулирующие преступления в медицинской сфере, представлены ниже:

  • Ч. 4 ст. 122 УК РФ – заражение ВИЧ-инфекцией при ненадлежащем выполнении медицинских услуг. В виде максимального наказания применяется лишение свободы на 5 лет.
  • Ч. 3 ст. 123 УК РФ – незаконное осуществление прерывания беременности, повлекшее смерть или тяжкий вред здоровью женщины.
  • Ст. 235 УК РФ – осуществление медицинской или фармацевтической деятельности без соответствующей лицензии.
  • Ст. 124 УК РФ – неоказание медицинской помощи пациенту.
  • Ч. 2 ст. 293 УК РФ – врачебная халатность, повлекшая смерть или тяжкий вред здоровью пациента.
  • Ч. 2 ст. 118 УК РФ – врачебная ошибка, причинившая тяжкий вред здоровью.

Для привлечения врача к ответственности необходимо доказать причинно-следственную связь между действиями работника медицины и последствиями, возникшими у пациента и повлиявшими на его здоровье.

Став жертвой некомпетентного врача, человек задается вопросом: куда жаловаться на преступившего закон медицинского работника. Для того, чтобы жалоба возымела эффект, к ее оформлению нужно подойти основательно.

Итак, жаловаться на врачебную ошибку можно в следующие инстанции:

  • Начальство медицинского учреждения. Первым делом следует подать устное или письменное обращение главному врачу или заведующему отделения, в котором работает некомпетентный врач. На этом этапе решается большинство проблем. К злополучному медицинскому работнику применяется дисциплинарная ответственность: штрафы, выговоры.
  • Департамент здравоохранения города или Минздрав региона. Как правило, такие обращения можно оставить в электронном виде на сайтах ведомств. Если органы усмотрят в Вашем обращении достаточные основания, в отношении медицинского учреждения будет проведена проверка.
  • Страховая компания. Подать обращение можно на те медицинские услуги, которые входят в перечень бесплатных для владельцев ОМС. Страховая самостоятельно проводит проверку и имеет право наложить штрафные санкции на нарушителя.
  • Суд. Если вопрос касается только возмещения ущерба в гражданском порядке, необходимо просто подать исковое заявление в суд. Гражданские дела будут рассматриваться в несколько этапов, после чего еще месяц решение будет вступать в законную силу.
  • Жалоба в Прокуратуру. Когда имеет место быть уголовное деяние, нужно обращаться в прокуратуру. Она инициирует возбуждение дела и самостоятельно передаст его в суд.

Куда бы Вы не обратились за выяснением обстоятельств, на все эти действия придется потратить огромное количество времени. Именно поэтому часто уголовные дела выносят приговоры спустя несколько лет после смерти пациента.

Чтобы доказать врачебную ошибку, нужно собрать внушительный пакет документов, имеющих статус доказательств по делу. Очень хорошо, если у Вас будут свидетели произошедшего или записи действий врача.

Итак, обязательно нужно будет приложить к иску, заявлению или жалобе следующие документы:

  • Медицинская карта больного;
  • Результаты анализов;
  • Рецепты;
  • Чеки и квитанции за оплаченные медицинские услуги и лекарства.

Основное значение для вынесения решения по уголовному делу по врачебной ошибке были, есть и будут результаты медицинских экспертиз.

Особенно это касается случаев с летальным исходом, когда требуется четко определить причину смерти пациента.

Судебные тяжбы по врачебным ошибкам длятся долго, иногда годами. В рамках следствия и судебного разбирательства проводится не одна медицинская экспертиза.

Если фактически действия медицинского работника привели к смерти, большое значение в деле имеет упорство родных и близких погибшего. Чем выше будет резонанс по делу, тем выше будет наказание.

Именно поэтому, если Ваши близкие пострадали от рук некомпетентного врача, нужно обращаться во все инстанции.

У некоторых врачей есть, так называемые «собственные кладбища». Однако, им все сходит с рук. Все дело в том, что доказать врачебную ошибку чрезвычайно сложно.

Патологоанатомы из врачебной этики поддерживают своих коллег, выдавая необходимые экспертные заключения. Когда человек болен, легко придумать причину его смерти, даже если фактически помог ему в этом врач.

В 2020 году был вынесен приговор по уголовному делу о смерти пациентки в результате пластической операции по увеличению груди в отношении пластического хирурга и анестезиолога.

Прошло более двух лет с момента гибели пациентки на момент вынесения приговора. Все эти годы проводились медицинские экспертизы, одна из которых установила, что смерть возникла от болевого шока. То есть девушка проснулась в момент операции и сердце не выдержало болевого шока.

Проснулась она потому, что анестезиолог ввел недостаточное количество снотворного, а пластический хирург слишком долго возился с операцией.

Оба врача были осуждены и привлечены к уголовной ответственности с реальным сроком лишения свободы. Но на протяжении того времени пока шли судебные тяжбы, они практиковали и продолжали делать операции людям.

Врачебная ошибка, к сожалению, в нашей стране детально не проработана как уголовное преступление. Наказание за врачебную ошибку, повлекшую смерть, слишком мягкое, ограничение на дальнейшую медицинскую деятельность не превышает 3-5 лет.

Такие специалисты, выйдя на свободу, продолжают подвергать риску пациентов. Некомпетентность врачей должна быть наказуема, ведь от их профессионализма зависит здоровье нации.