Квалификация преступлений в сфере компьютерной информации

УДК 343.533 UDC 343.533

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В PROBLEMS OF QUALIFICATION OF COMPUTER СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Лысак Елена Андреевна

к.ю.н., старший преподаватель кафедры уголовного права Кубанского Государственного Аграрного Университета

Кубанский Государственный Аграрный Университет,

Краснодар, Россия

Статья посвящена некоторым проблемам, возникающим при квалификации преступлений в сфере компьютерной информации. Приведены различные точки зрения, и на их основании предложены способы совершенствования действующего законодательства. Рассмотрены некоторые положительные изменения российского законодательства

Ключевые слова: ПРЕСТУПНОСТЬ, ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ, УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, ЗАРУБЕЖНОЕ ПРАВО

В информационном обществе важное место занимают компьютерные системы, так как они способны обрабатывать информацию из различных источников. К сожалению, компьютеризация имеет не только положительные, но также и отрицательные стороны. В первую очередь к негативным моментам относится появление новых видов преступности, а именно — преступлений в сфере компьютерной информации.

Законодательная практика ряда наиболее развитых государств идет по пути ужесточения законодательства, посвященного компьютерным преступлениям. Недавние изменения УК РФ также свидетельствуют об усилении уголовной ответственности за такие преступления.

Поместив главу 28 в раздел IX УК, законодатель определил родовой объект рассматриваемых преступлений как отношения общественной безопасности. По мнению ряда ученых, видовым объектом этих преступлений будет являться информационная безопасность как вид общественной безопасности, т.е. отношения по безопасному производству, хранению, использованию или распространению

Lysak Elena Andreevna

Cand.Eeg.Sci., senior lecturer of the Criminal Eaw Department of Kuban State Agrarian University

Kuban State Agrarian University, Krasnodar, Russia

Keywords: CRIMINALITY, COMPUTER CRIMES, CRIMINAL LEGISLATION, FOREIGN LAW

информации и информационных ресурсов.

Основным объектом этих преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность и конфиденциальность компьютерной информации. Факультативным объектом являются личные права граждан, права законных обладателей программ для ЭВМ и баз данных, неприкосновенность частной сферы, отношения собственности, общественная и государственная безопасность.

Предметом этой группы преступлений является хранящаяся и обрабатываемая в компьютерных системах информация. Она может оказаться объектом преступления; являться средством совершения преступления по отношению к информации на других компьютерах либо свидетельствовать об иной преступной деятельности.

Легальное определение информации дано в ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» , в соответствии с которым под информацией понимаются сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления.

В свою очередь, понятие «компьютерная информация» раскрывается непосредственно в тексте уголовного закона. Согласно примечанию 1 к ст. 272 УК, под компьютерной информацией понимаются сведения (сообщения, данные), представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи. Это понятие было ведено в декабре 2011 года. Положительным является приведение понятия компьютерной информации в соответствие с определением информации, указанном в ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Такое изменение уголовного закона можно назвать последовательным и системным. Оно разрешает существовавшие ранее трудности в понимании термина «компьютерная информации» и устраняет внутреннюю несогласованность российского законодательства.

В ст. 272 УК «Неправомерный доступ к компьютерной информации» установлено наказание за неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование компьютерной информации. Отдельные авторы не

согласны с названием ст. 272 УК, так как считают, что исходя из диспозиции, правильнее было бы говорить о неправомерном воздействии на информационную систему. С этим сложно согласиться, так как обозначение статьи в целом соответствует ее внутреннему наполнению, и при квалификации преступления важен не заголовок статьи, а содержание диспозиции нормы.

Состав преступления в ст. 272 УК является материальным. Уголовный закон не дает определения неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации, а указывает лишь его последствия. Отсутствие законодательного определения неправомерного доступа вызывает трудности при квалификации деяния пост. 272 УК.

Неправомерный доступ достигается путем проникновения в компьютерную систему или носители информации при помощи специальных технических или программных средств, незаконного использования паролей и иных данных.

Неправомерным также считают доступ к информационным ресурсам сети Интернет без согласия собственника или иного законного владельца охраняемой законом информации, если это привело к уничтожению, блокированию, модификации или копированию информации, при обязательном условии отсутствия у лица права доступа к ней.

Сам факт вызова или просмотра компьютерной информации, хранящейся на машинном носителе, состава такого преступления не образует. Дискуссионным является такой обязательный признак объективной стороны неправомерного доступа к компьютерной информации как общественно опасные последствия. Законодатель не раскрывает понятия конкретных видов последствий, указанных в диспозиции статьи. Данные опроса сотрудников правоохранительных органов показывают, что это затрудняет процесс квалификаций 15].

В теории уголовного права под уничтожением информации понимается утрата информации при невозможности ее восстановления. Блокирование информации — это невозможность ее использования при сохранности такой информации. Модификация информации означает изменение ее содержания по сравнению с той информацией,

которая первоначально была в распоряжении собственника или законного пользователя. Под копированием информации следует понимать ее переписывание, а также иное тиражирование при сохранении оригинала.

Одним из особо квалифицирующих признаков этого состава преступления является наступление тяжких последствий или создание угрозы их наступления в результате неправомерного доступа к компьютерной информации. Эта часть статьи (ч. 4) также является относительно новой. Признак наступления тяжких последствий необходим в этом составе преступления, так как с развитием компьютерных технологий появляется и больше возможностей совершения противоправных деяний в этой сфере. Многие процессы в функционировании современного общества автоматизированы, в связи с чем, при неправомерном доступе к компьютерной информации велика вероятность причинения вреда большому количеству людей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В ст. 273 УК РФ установлена ответственность за создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ.

Вредоносной программой является программное средство, которое было создано для выполнения несанкционированных собственником и другими законными пользователями информации, компьютера или компьютерной системы или сети их сети функций. Вредоносность программы определяется не только способностью уничтожать, блокировать, модифицировать или копировать информацию. Особенностью вредоносных программ является то, что они выполняют эти функции без уведомления или получения согласия законного владельца информации.

Объективная сторона преступления выражается в альтернативных действиях: создание, распространение или использование компьютерных программ либо иной компьютерной информации, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации, копирования компьютерной информации или нейтрализации средств ее защиты.

Состав преступления сконструирован по типу формального. Для признания преступления оконченным не требуется реального наступления вредных последствий. Достаточно установить факт совершения общественно опасного деяния, если оно

создавало реальную угрозу наступления перечисленных выше вредных последствий. Именно высокой степенью общественной опасности объясняется то, что уголовный закон достаточно строго преследует за сам факт создания таких компьютерных программ.

В ст. 274 УК РФ предусмотрена ответственность за нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей.

Объективная сторона преступления описывается с использованием приема бланкетности, в соответствии с которым указание в диспозиции на деяние носит обобщенный характер — «нарушение правил» . Незаконным признается нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации либо

информационно-телекоммуникационных сетей и оконечного оборудования, а также правил доступа к информационно-телекоммуникационным сетям. Обязательным признаком являются последствия в виде уничтожения, блокирования, модификации либо копирования компьютерной информации, а также причинение крупного ущерба.

Диспозиция отсылает к инструкциям и положениям, устанавливающим правила эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей на предприятии, в учреждении и организации. Данные правила должны быть установлены уполномоченным лицом и в надлежащем порядке .

В науке уголовного права отмечается, что наиболее спорны в системе рассматриваемых преступлений нормы, содержащиеся в ст. 274 УК. Это связано с тем, что сегодня нет единых правил, определяющих порядок защиты информации, которые служили бы правовой основой для правильной квалификации деяния. Ряд исследователей предлагает принять подзаконный нормативно-правовой акт, который бы содержал правила, определяющие порядок защиты информации .

Необходимо отметить положительные сдвиги российского уголовного закона.

Недавние изменения статей о преступлениях в сфере компьютерной информации явились серьезным шагом на пути совершенствования указанных норм. В частности, были исключены признаки, вызывающие множество трудностей при применении норм: «нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети», «совершение деяния лицом, имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети». В диспозиции статей были внесены несколько важных и необходимых на сегодняшний день признаков: «наступление тяжких последствий или угроза их наступления», «совершение деяния из корыстной заинтересованности», «причинение крупного ущерба». В примечании к ст. 272 УК было закреплено толкование признака «крупный ущерб». Ранее используемое в ст. 274 УК понятие «существенный вред» не раскрывалось, что затрудняло применение нормы. Также, о чем уже говорилось ранее, было введено понятие «компьютерная информация».

Преступления, совершаемые в сфере компьютерной информации, представляют собой распространенное противоправное явление, и их число с каждым годом будет только увеличиваться. Это связано, прежде всего, с развитием компьютерной техники и программного обеспечения. Такие тенденции неизбежны. Со временем информационные технологии проникнут практически во все сферы преступной деятельности. В связи с этим, законодателю следовало бы ввести квалифицирующие признаки в те составы преступлений, которые часто совершаются с использованием компьютерных технологий. Это касается, в первую очередь, преступлений против собственности, против общественной безопасности, в сфере экономической деятельности, против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Первый шаг в этом направлении уже сделан. В частности, были внесены дополнения в состав мошенничества. Один из новых составов мошенничества был сформулирован законодателем в статье 159.6 УК РФ как «Мошенничество в сфере компьютерной информации». В данной норме закрепляется ответственность за мошенничество в сфере компьютерной информации, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в

функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-коммуникационных сетей.

Применение такого нововведения на практике поможет избежать многих сложностей, возникающих в процессе квалификации преступлений в сфере компьютерной информации. До принятия соответствующих поправок мошенничество путем неправомерного доступа к компьютерной информации требовало квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 159 и 272 УК РФ. Таким образом, в действиях виновного налицо были признаки идеальной совокупности преступлений. Получалось, что одним действием лицо совершало два преступления. В настоящее время, с учетом внесенных изменений, достаточно будет применения статьи 159.6 УК, что свидетельствует об упрощении процесса уголовного судопроизводства, и о своеобразной экономии средств уголовной репрессии.

В дальнейшем, было бы правильным ввести квалифицирующий признак «совершение преступления с использованием компьютерных технологий» и в ряд других составов преступлений, в частности, в составы нарушения авторских и смежных прав, кражи, причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием и ряд других.

В заключении нужно отметить, что внедрение информационных систем практически во все сферы жизни общества создало предпосылки использования этих процессов для совершения преступлений. Соответственно, в результате быстрого развития новых технологий не менее быстрыми темпами развиваются и формы преступной деятельности. Исходя из вышеизложенного, можно с уверенностью утверждать о необходимости дальнейшего совершенствования норм российского законодательства об ответственности за преступления в сфере компьютерной информации.

Литература

1.Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 N 63-Ф3 (ред. от 05.04.2013) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

2.Федеральный закон от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // Собрание законодательства РФ от 31 июля 2006 г. N 31 (1 ч.). Ст. 3448.

4.Гаврилов М., Иванов А. Извлечение и исследование компьютерной информации // Криминалистика. 2004. № 4. С. 74

7.Копырюлин А. Н. Квалификация преступлений в сфере компьютерной информации // Законность, 2007, N 6. С. 40.

8.Осипенко А. Уголовная ответственность за неправомерный доступ к конфиденциальной компьютерной информации // Уголовное право, 2007, N 3. С. 43-37

9.Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. (под ред. Наумова А. В.) -Тардарика», «Правовая культура» 1996 г.

10.Расследование неправомерного доступа к компьютерной информации / Под ред. Н. Г. Шурухнова. М.: Щит-М, 1999. С. 70.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12.Сизов А. В. Неправомерный доступ к компьютерной информации: практика

правоприменения//Информационное право. 2009. N 1. С. 32-35.

14.Ястребов Д. А. Вопросы отграничения неправомерного доступа к компьютерной информации от смежных составов преступлений // Российский следователь. 2008. N 17. С. 25-26.

15.Ястребов Д. А. Общественно опасные последствия неправомерного доступа к компьютерной информации: нарушения работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети // Правовые вопросы связи, 2009, N 1 // СПС «КонсультантПлюс»

1. Ugolovnyj kodeks RF ot 13.06.1996 N 63-FZ (red. ot 05.04.2013) // Sobranie zakonodatel’stva RF, 17.06.1996, N25, st. 2954.

4. Gavrilov М., Ivanov A. Izvlechenie i issledovanie komp’juternoj informacii // Kriminalistika. 2004. № 4. S. 74.

7. Kopyijulin A. N. Kvalifikacija prestuplenij v sfere komp’juternoj informacii // Zakonnost’, 2007, N 6. S. 40.

9. Postatejnyj Kommentarij k Ugolovnomu kodeksu RF 1996 g. (pod red. Naumova A. V.) -«Gardarika», «Pravovaja kul’tura» 1996 g.

10. Rassledovanie nepravomernogo dostupa k komp’juternoj informacii / Pod red. N. G. Shuruhnova. М.: Shhit-M, 1999. S. 70.

Судебная практика по компьютерным преступлениям (краткий обзор)

Подготовлено по материалам книги
Антон Серго «Интернет и право»
(М.: «Бестселлер», 2003 — 272 с. ISBN 5-98158-002-Х)

Автор выражает благодарность
Павлу Протасову (http://law.bugtraq.ru)
за отдельные материалы.

Рассматривая судебную практику по статьям УК о компьютерных преступлений, стоит отметить прежде всего ее несформированность и, вследствие этого, неоднородность. В настоящее время Верховным судом не принято ни одного постановления или определения по вопросам применения статей о компьютерных преступлениях. Приговоры, вынесенные различными судами по однотипным уголовным делам, зачастую расходятся в вопросах квалификации действий преступника и размеров наказания.

19 января 1997 года Южно-сахалинским городским судом впервые в России был вынесен обвинительный приговор по статьям о компьютерных преступлениях. Студент Южно-сахалинского института экономики, права и информатики Г. за написание программы, подбиравшей пароли к адресам пользователей электронной почты, а также копирование информации из чужих почтовых ящиков получил два года лишения свободы условно и штраф в 200 минимальных размеров оплаты труда. // Некоторые подробности дела.

10 марта 1998 года следственным управлением ГУВД Свердловской области было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. I ст. 273 УК РФ по факту распространения вредоносных программ для ЭВМ. Именно так было квалифицировано следствием создание электронной доски объявлений, в одной из областей которой находилась подборка вирусов и «крэков” для программного обеспечения. Среди доказательств распространения вредоносных программ в обвинительном заключении были упомянуты и лог-файлы с данными о том, какой из пользователей доски объявлений получал доступ к подборке вирусов.

6 отделом УРОПД при ГУВД Санкт-Петербурга и области 2 сентября 1998 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 273 УК РФ по факту распространения компакт-дисков с программами, предназначенными для снятия защиты с программных продуктов, а также «взломанных” версий программ. «Крэки” в данном случае были признаны следствием вредоносными программами (следует заметить, что такая квалификация, хотя и правильна формально, но все-таки вызывает многочисленные споры). Также обвинение было в ходе следствия дополнено статьей 146 УК РФ («Нарушение авторских и смежных прав”).

Тагилстроевский районный суд города Нижнего Тагила Свердловской области рассмотрел уголовное дело по обвинению Р. по ст. 159, 183, 272, 273 УК РФ. В октябре-ноябре 1998 года Р., пользуясь своим служебным положением, совершил изменение ведомости начисления заработной платы на предприятии так, что у работников, которым начислялось более ста рублей, списывалось по одному рублю, эти средства поступали на счет, откуда их впоследствии снял Р. Изменения в программе были квалифицированы по статье 273, сбор сведений о счетах лиц, данные о которых были внесены в базу предприятия, — по статье 183, модификация этих данных — по статье 272, а получение начисленных денежных средств — по статье 159 УК РФ. Р. был приговорен к 5 годам лишения свободы условно с лишением права заниматься профессиональной деятельностью программиста и оператора ЭВМ сроком на 2 года.

6 февраля 1999 года было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 272 УК. В ходе предварительного следствия было установлено, что с целью хищения чужого имущества обвиняемые Ч. и З. вступили в сговор, по которому Ч., работающий в фирме «Самогон”, имея доступ к компьютерам фирмы, ввел в базу клиентов фирмы сфальсифицированную запись с реквизитами, назвав которые впоследствии, З. получил со склада фирмы продукцию стоимостью более 70 тысяч рублей. Действия Ч. квалифицированы на предварительном следствии по статье 272 УК РФ. Приговором Вологодского городского суда З. был осужден по статье 159 УК РФ («Мошенничество”) к 5 годам, а Ч. по статьям 159 и 272 УК РФ к 6 годам лишения свободы условно.

12 марта 1999 года в Управлении РОПД при ГУВД Ростовской области было возбуждено уголовное дело по признакам ст. 272 УК. В ходе следствия по статье 272 было квалифицировано завладение компьютером и считывание с него информации, признанной следствием коммерческой тайной. Доступ к компьютеру производился в нарушение правил исполнительного производства, в ходе которого одному из обвиняемых ЭВМ была передана на хранение.

Следователем следственной части СУ при МВД Республики Башкортостан 23 июня 1999 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 158 УК РФ по факту несанкционированного доступа к сети Интернет. В ходе следствия обвинение было предъявлено М. и Н., их действия были переквалифицированы по статьям 183 («Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну”) и 272 УК РФ. В отличие от рассмотренных ранее дел, связанных с распространением программ, предназначенных для хищения паролей для доступа к сети Интернет и пользование впоследствии таким доступом за чужой счет, в данном случае статья 273 за это вменена не была. Хищение имен и паролей для доступа было квалифицировано по статье 183 УК. Статья 165 вменена не была, что представляется упущением следствия.

30 сентября 1999 года следователем следственного отделения РУ ФСБ России по Архангельской области было возбуждено уголовное дело по факту создания и распространения вредоносных программ: распространение «троянцев” было квалифицировано по статье 273 УК РФ, доступ к чужим паролям — по статье 272. Один из обвиняемых по делу получил 2 года лишения свободы условно, второй — 3 года реально, впрочем, он был освобожден из-под стражи в зале суда по амнистии.

8 октября 1999 года было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 272 УК РФ, по факту несанкционированной модификации программы публичного поискового сервера НовГУ. В результате данного изменения на поисковой странице сервера появилась ссылка на страницу, содержащую порнографические изображения. В совершении данного преступления в ходе предварительного следствия обвинялся Ф. Впоследствии он был обвинен также в незаконном распространении и рекламировании порнографических материалов по статье 242 УК РФ («Незаконное распространение порнографических материалов или предметов”). По имеющейся информации, по делу был вынесен оправдательный приговор.

Нижегородский районный суд 6 марта 2000 года вынес приговор за аналогичное преступление по статьям 272 и 165 УК РФ в отношении четырех жителей Нижнего Новгорода, действовавших по той же схеме — получавших доступ к Интернету за счет других абонентов. Один из соучастников получил 3 года 1 месяц, трое других — по 2 года 1 месяц лишения свободы условно.

18 апреля 2000 года Шадринским городским судом был осужден к штрафу в 3000 рублей П., по статьям 272 и 165 («Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием”) УК РФ. П. совершил весьма распространенное преступление — получал доступ к сети Интернет за чужой счет, пользуясь чужим именем и паролем. Имя и пароль он получил, прислав программу-«троянца” на компьютер-«жертву”. В рассматриваемом нами примере суд квалифицировал несанкционированный доступ к чужому компьютеру с целью кражи пароля по статье 272, а пользование услугой доступа к Интернет — по статье 165 УК РФ. В данном случае обращает на себя внимание тот факт, что «троянскую” программу П., согласно его же собственным показаниям, послал на компьютер с предназначенной специально для этого страницы на сервере в Интернет, адреса которой он «не помнит”. (Можно предположить, что, говоря про такую страницу, П. просто избежал обвинения еще и по статье 273 УК РФ в распространении вредоносных программ.)

Сходное по квалификации дело было рассмотрено 9 февраля 2001 года Красногвардейским судом города Санкт-Петербурга. Программист М. был признан виновным по статье 273 УК РФ в 12 эпизодах распространения вредоносных программ и по статье 165 — в причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. С ноября 1998 по апрель 1999 года он рассылал клиентам пяти петербуржских интернет-провайдеров троянские программы, и получал логины с паролями, которыми пользовался для доступа в Интернет. Суд приговорил его к трем годам лишения свободы и штрафу в размере 300 минимальных размеров оплаты труда. Впрочем, лишаться свободы М. не пришлось — из-за амнистии.

Подводя итог краткому обзору, следует признать, что «компьютерные” статьи УК РФ благополучно «работают” и по ним регулярно привлекаются к ответственности компьютерные мошенники и хулиганы. Последнее время по ст. 272 и ст. 273 правоохранительными органами фиксируются сотни преступлений ежегодно.

В тоже время, иногда эти статьи используются не совсем по назначению. В следующих примерах речь пойдет о достаточно спорных делах: представляется, что квалифицированы действия обвиняемых по ним были не совсем правильно. В подобного рода делах несформированность практики применения статей УК РФ о компьютерных преступлениях становится особенно заметной.

9 ноября 1998 года УРОПД ГУВД Московской области было возбуждено уголовное дело по факту совершения неправомерного доступа к охраняемой законом компьютерной информации в кассовых аппаратах одного из частных предпринимателей города Павловский Посад. По статье 272 УК РФ в ходе следствия было квалифицировано изменение информации в контрольно-кассовых аппаратах, при которых записанная в них сумма выручки за смену искусственно занижалась. Контрольно-кассовые аппараты были признаны следствием разновидностью электронно-вычислительной машины.

1 сентября 1999 года следственной частью следственного управления при УВД Южного административного округа г. Москвы было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 272 УК РФ, по обвинению П. В ходе следствия обвинение было дополнено статьями 273, 165, 327 (Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков), 183. По статье 272 было квалифицировано пользование телефоном-«двойником”, позволяющим производить бесплатные звонки за чужой счет. В рассматриваемом примере сотовый телефон был признан следствием разновидностью ЭВМ, а написание программы, с помощью которой обычный телефон превращался в «двойник”, — по статье 273. Информация о серийном и абонентском номерах телефона была признана органами следствия коммерческой тайной, что и обусловило появление в обвинении статьи 183.

Особенно часто попытки вменять статьи о компьютерных преступлениях в случаях, когда совершаются совершенно, казалось бы, не относящиеся к компьютерам действия, предпринимаются в случаях мошенничества с сотовыми телефонами. Так, органами предварительного следствия (Ленинский РОВД г. Ставрополя) статья 272 была вменена обвиняемому, пользовавшемуся доработанным сотовым телефоном-«сканером”, который позволял производить звонки за чужой счет.

Случай не единичный: еще в 1998 году в Воронеже следователем УРОПД Воронежского УВД по сходному делу, но уже за изготовление подобных телефонов, обвиняемым на предварительном следствии также была вменена статья 272 УК РФ.

Достаточно показательным судебным процессом, иллюстрирующим те трудности, которые возникают в подобных ситуациях, может служить дело по обвинению российских граждан И. и Г., которые осуществляли несанкционированный доступ к компьютерным сетям компаний, занимающихся электронной коммерцией, похищали оттуда номера кредитных карт клиентов, а затем шантажировали эти компании, предлагая за плату скрыть информацию, которая способна скомпрометировать компанию: не распространять номера карт и не оглашать сам факт неправомерного доступа.

Агенты ФБР в ходе расследования выманили И. и Г. на территорию США, предложив им работу в специально созданной фиктивной компании. Им было предложено протестировать компьютерную систему компании, при этом сотрудники ФБР воспользовались программами, зафиксировавшими все, что И. с Г. набирали на клавиатуре. В итоге ФБР получило пароли к компьютерам преступников, а при помощи паролей — доступ к самим компьютерам, с дисков которых была скачана информация, использованная впоследствии в качестве доказательства в суде.

8 августа 2002 года Челябинское отделение ФСБ возбудило уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 272 УК РФ. В официальном пресс-релизе УФСБ Челябинской области говорится, что дело было возбуждено по факту неправомерного доступа к охраняемой законом информации, находившейся на сервере частного предприятия, принадлежащего Г.

Также при расследовании было установлено, что неправомерно скопированная с компьютера Г. информация содержала в том числе и коммерческую тайну, охраняемую статьей 132 Гражданского кодекса РФ. При проведении экспертизы системного блока компьютера частного предприятия сотрудниками НИИИТ ФСБ России было установлено, что доступ к нему осуществлялся с территории США в период с 15 по 22 ноября 2000 года. Хотя прямо в официальных документах этого и не говорилось, но в преступлении подозревались сотрудники ФБР США, которые сам факт доступа, собственно, и не скрывали.

Ранее, судом США, по данному делу в мае 2001 года уже было вынесено судебное решение о признании доказательств, добытых при доступе к компьютерам Г. и И., полученными правомерно. Суд основывал его на том, что для обыска компьютера, находящегося вне Соединенных Штатов, ордер получать не нужно, а также на том, что задержка в получении улик могла привести к их уничтожению (практика производства следственных действий без получения на то санкции суда в случаях, не терпящих отлагательства, принята и в отечественном УПК).

В связи с этим основное требование статьи 12 УК РФ («признание действий лица преступлением в той стране, на территории которой оно их совершило”) соблюдено не было. При таких условиях возбуждение уголовного дела сотрудниками ФСБ выглядит скорее как шаг политический, а не процессуальный.

Под компьютерной информацией понимаются сведения (сообщения, данные), представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи.

Под неправомерным доступом, считается доступ к конфиденциальной информации или информации, составляющей государственную тайну, лица, не обладающего необходимыми полномочиями (без согласия собственника или его законного представителя), при условии обеспечения специальных средств ее защиты.

Состав данного преступления предполагает обязательное наступление одного из последствий: а) уничтожение информации; б) блокирование информации; в) модификация информации; г) копирование информации.

Санкция ч. 1 ст. 272 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до двух лет, либо лишение свободы на тот же срок.

В зависимости от способа совершения преступления и наступивших последствий совершение вышеуказанных действий может быть квалифицированы по одной из четырех частей ст. 272 УК РФ.

Минимальным наказанием за свершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 272 УК РФ является наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев,

Максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 7 лет может быть назначено за совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 272 УК РФ, в случае, если деяния, предусмотренные частями первой, второй или третей настоящей статьи, повлекли тяжкие последствия или создали угрозу их наступления.