Конституция РФ 2018 пенсионный возраст

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО

О.С. МОЗОЛЕВА

аспирант

ВОПРОСЫ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГРАЖДАН В ПРАКТИКЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ

Пенсионная система в Российской Федерации в настоящее время находится в состоянии реформирования. Происходит совершенствование новых ее институтов: базовой, страховой, накопительной частей трудовых пенсий, форм пенсионного страхования, профессиональных пенсионных систем и т.д. Это объективно требует последовательной корректировки правового регулирования обязательного пенсионного страхования.

Степень изученности проблематики развития пенсионной системы РФ заметно отстает от потребностей практики и не позволяет порой выработать конструктивные решения многочисленных актуальных вопросов в соответствующих областях. Среди таких вопросов необходимо выделить пересмотр пенсионного законодательства, нарушение приоритета отдельных видов пенсионных выплат различным категориям пенсионеров и др.

В решении этих и многих других проблем незаменима роль Конституционного Суда Российской Федерации, который наряду с выполнением других функций разрешает дела о соответствии Конституции РФ принятых и вступивших в силу законов и иных нормативных актов Российской Федерации, а также «по жалобам на правонарушения конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного… в конкретном деле» (п. 4 ст. 125 Конституции РФ). Правовые позиции, которые Конституционный Суд сформулировал в решениях последних лет, в большой степени связаны именно с реформированием социального законодательства1.

В качестве примера можно назвать определение Конституционного Суда РФ «По жалобе гражданки Енборисовой П.Ф. на нарушение ее конституционных прав пунктом 8 статьи 14 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»» от 15 февраля 2005 г. № 17-О2. П.Ф. Енборисова оспаривала конституционность положения федерального закона, согласно которому сумма

базовой и страховой частей трудовой пенсии не может быть менее 660 р. в месяц. По мнению заявительницы, названное положение закона, позволившее установить ей размер трудовой пенсии по старости ниже уровня прожиточного минимума в субъекте РФ, где она проживает, умаляет достоинство личности, фактически лишает ее права на жизнь и тем самым противоречит ст. 15 (ч. 4), 18, 20 (ч. 1), 21 (ч. 2) Конституции РФ. В определении от 15 февраля 2005 г. Конституционный Суд делает вывод, имеющий принципиальное значение для развития пенсионного законодательства РФ: «Показатели прожиточного минимума, обуславливая объем экономических обязательств государства перед гражданином при установлении государственных пенсий и социальных пособий, должны рассматриваться как элемент нормативного содержания конституционного права на социальное обеспечение по возрасту, основу которого составляет пенсионное обеспечение; во всяком случае, они выступают конституционным ориентиром пенсионной политики при недостаточности на данный момент финансовых гарантий пенсионного обеспечения». Рассматривая жалобу П.Ф. Енборисовой, Конституционный Суд сформулировал еще одну значимую позицию. Устанавливаемый законодателем размер гарантированной государством минимальной трудовой пенсии по старости должен обеспечивать по крайней мере такой жизненный уровень, при котором с учетом всех иных предоставляемых конкретной категории пенсионеров мер социальной поддержки, а также исходя из того, что именно трудовая пенсия по своей юридической природе и предназначению направлена на восполнение потерь от объективной невозможности продолжения трудовой деятельности, не ставилась бы под сомнение сама возможность достойной жизни гражданина как пенсионера, осуществления им иных провозглашенных Конституцией РФ прав и свобод личности и тем самым не умалялось бы его человеческое достоинство.

© О.С. Мозолева, 2006

О.С. МОЗОЛЕВА

То есть именно человеческое достоинство является критерием конституционности законодательных решений в сфере пенсионных отношений.

В связи с вступлением в силу с 1 января 2002 г. федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17 декабря 2001 г. № 173-Ф3 и отменой закона Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации», федерального закона «О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий» актуальным остается вопрос отмены, ограничения или умаления последующим актом приобретенных (на основе нормативного акта текущего законодательства) пенсионных прав. В постановлении от 29 января 2004 г. № 2-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 30 федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы, а также Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Думы Чукотского автономного округа и жалобами ряда граждан3 Конституционный Суд РФ указал, что нормы федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» «по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не могут служить основанием для ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение, включая размер пенсии, на которые рассчитывало застрахованное лицо до введения в действие нового правового регулирования». Таким образом, Конституционный Суд сделал вывод, имеющий важное значение для правоприменительной практики: при исчислении трудового стажа, в том числе стажа на соответствующих видах работ (а в необходимых случаях — заработка застрахованного лица), могут применяться правила и нормы, действовавшие до введения в действие федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», независимо от того, выработан указанный стаж полностью или частично. Осуществляя контроль за соответствием Конституции РФ правовых актов, Конституционный Суд вносит значительный вклад в развитие нормотвор-ческого процесса, в том числе в пенсионной сфере. Так, по вопросу реализации гражданами, являющимися получателями пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с законом Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, про-

ходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» от 12 февраля 1993 г. № 4468-1 и работающими по трудовому договору, права на получение страховой части трудовой пенсии с учетом уплаченных за них работодателем страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, Конституционный Суд РФ установил следующее: «Исключение для военных пенсионеров, работающих по трудовому договору, возможности получить без отказа от военной пенсии страховое обеспечение с учетом объема накопленных страховых взносов лишает смысла пенсионное страхование, которое в подобных условиях превращается лишь в институт изъятия денежных средств, что не согласуется с целями и предназначением такого страхования и приводит к ущемлению их социальных прав, которое не имеет объективного и разумного оправдания и несовместимо с требованиями статей 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции РФ». При этом Конституционный Суд определил, что федеральному законодателю необходимо предусмотреть правовой механизм, гарантирующий выплату работающим по трудовому договору военным пенсионерам помимо пенсии по государственному пенсионному обеспечению страховой части трудовой пенсии с учетом страховых взносов, отраженных на их индивидуальных лицевых счетах в Пенсионном фонде Российской Федерации4.

Таким образом, касаясь вопросов реализации пенсионных прав граждан, Конституционный Суд РФ обращает внимание на то, что:

— конституционным ориентиром пенсионной политики служат показатели прожиточного минимума;

— критерием конституционности норм в сфере пенсионных отношений является человеческое достоинство, а также возможность осуществления гражданином-пенсионером иных провозглашенных Конституцией РФ прав и свобод личности;

— нормы действующего пенсионного законодательства по своему конституционно-правовому смыслу не могут служить основанием для ухудшения условий реализации права на пенсионное обеспечение.

Известия ИГЭА. 2006. № 6

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО

Приоритет прав и свобод человека признается неотъемлемым принципом правового государства, более того, их приоритет как высшей ценности действует на международном, федеральном и региональном уровнях. Реализация данного принципа связана, прежде всего, с наличием эффективных механизмов защиты, в том числе и конституционной юстиции. Конституционные права граждан реальны лишь постольку, поскольку они могут защитить их в суде. Конечно, в большинстве случаев достаточно обратиться за защитой и в обычный суд, но возможность обращения в суд, специально созданный для защиты кон-

ституционных прав, безусловно, поднимает уровень защищенности таких прав.

Примечания

1 Зорькин В.Д. Стандарт справедливости // Российская газета. 2007. № 122.

2 СЗ РФ. 2005. № 16.

3 Там же. 2004. № 6.

4 По жалобе гражданина Наумчика Вячеслава Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями пунктов 2 и 3 статьи 3 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации»: определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2006 г. № 187-О // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2006. № 5.

И.С. СУРКОВА

старший преподаватель

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ К ДОЛЖНОСТНЫМ ЛИЦАМ И ОРГАНАМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ФЕДЕРАЛЬНОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО: СООТНОШЕНИЕ МЕР

Конституционно-правовое принуждение к должностным лицам и органам государственной власти субъектов РФ можно определить как вид конституционно-правового принуждения, состоящий в применении в особом процессуальном порядке уполномоченными должностными лицами и органами государственной власти, связанными с должностными лицами и органами государственной власти субъектов РФ отношениями в системе «сдержек и противовесов», обеспечивающей разделение властей в структуре федеративного устройства РФ, закрепленных нормами конституционного права принудительных мер преимущественно организационного характера за ненадлежащее исполнение ими своих полномочий или в иных предусмотренных законом случаях с целью обеспечения нормального порядка осуществления государственной власти и согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов Федерации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Конституционно-правовое принуждение к должностным лицам и органам государственной власти субъектов Федерации осуществляется органами государственной власти — партнерами по власти в системе разделения властей как по вертикали, так и по горизонтали. В системе разделения властей по вертикали

конституционно-правовое принуждение применяется федеральными органами и выражается в понуждении к исполнению возложенных на органы государственной власти субъектов РФ конституционных обязанностей, связанных с проведением единой государственной политики, либо в применении к этим органам или должностным лицам дополнительных лишений (обременений) личного или организационного порядка.

Конституционно-правовое принуждение к должностным лицам и органам государственной власти субъектов РФ, применяемое федеральными органами государственной власти, связано с федеральным вмешательством. Но все ли меры конституционно-правового принуждения, применяемые к должностным лицам и органам государственной власти субъектов РФ федеральными органами, осуществляются в рамках федерального вмешательства? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо определить, что понимается под федеральным вмешательством, каковы его отличительные признаки и меры.

В юридической литературе нет единства в том, что следует понимать под федеральным вмешательством. Можно выделить ряд подходов к определению федерального вмешательства.

Санкт-Петербург, 3 апреля 2019, 20:26 — REGNUM Конституционный суд Российской Федерации отказал группе депутатов Государственной думы в вынесении постановления о соответствии или несоответствии Конституции России федерального закона от 3 октября 2018 года № 350-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий». Речь идет о законе, который повысил пенсионный возраст в России. Свое решение Конституционный суд вынес 2 апреля.

Питер Брейгель Старший. Слепые. 1568

Группа депутатов, которая подавала запрос в Конституционный суд, посчитала, что повышение пенсионного возраста в России для женщин до 60 лет и для мужчин — до 65 лет ухудшает и умаляет конституционные права граждан на социальное обеспечение по старости.

Также депутаты указывали, что закон о повышении пенсионного возраста принят вопреки мнению большинства граждан и не отвечает общепризнанным критериям социального государства, так как не способствует обеспечению достойной жизни и свободному развитию российских граждан.

Инициаторы запроса утверждали, что повышение пенсионного возраста не соответствует статьям 7 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Напомним, что в статье 7 часть 1 Конституции РФ сказано, что Россия — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В статье 55 часть 2 сказано, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Кроме того, депутаты, сделавшие запрос, подчеркивали, что повышение пенсионного возраста принято законодателями без широкой общественной поддержки (посредством общенародного референдума), без проведения подтверждающих их необходимость социально-экономических и демографических исследований, без анализа влияния повышения пенсионного возраста на бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, в том числе в отсутствие убедительных аргументов в пользу того, что избранная законодателем мера позволит избежать его дефицита и обеспечить финансовую стабильность пенсионной системы на продолжительное время, при том что, на взгляд заявителей, не предприняты иные действенные меры по формированию бездефицитного бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации.

Однако Конституционный суд решил, что данный запрос депутатов Госдумы не является основанием для того, чтобы решать вопрос о соответствии или несоответствии Конституции России законодательства о повышении пенсионного возраста, так как оно не содержит неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон, иной нормативный акт, договор между органами государственной власти, не вступивший в силу международный договор.

Свое решение Конституционный суд аргументировал следующими моментами. Во-первых, Конституция России не устанавливает пенсионный возраст, то есть фактически отдает этот вопрос на усмотрение законодателя. Конституция РФ обязывает законодателя создать пенсионную систему, отвечающую принципам равенства и справедливости, поддерживать ее эффективное функционирование. Но при этом выбор организационно-правовых форм и механизмов реализации конституционного права на пенсионное обеспечение относится к компетенции законодателя, который располагает достаточно широкой свободой усмотрения в определении видов пенсий, правовых оснований и порядка их предоставления, правил назначения и перерасчета, а также формирования финансовой основы их выплаты.

Таким образом, законодатель вправе не только устанавливать, но и изменять условия пенсионного обеспечения, соблюдая при этом требования Конституции Российской Федерации, считает Конституционный суд.

Что касается других доводов группы депутатов, подавших запрос, то оценка большинства из них выходит за рамки полномочий Конституционного суда.

«Конституционные положения о социальном государстве и развивающие их правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации не предполагают установления количественных критериев или экономических показателей, которые создавали бы конституционно-правовой инструментарий оценки законодательного решения о внесении такого рода изменений в пенсионную систему. Поэтому проверка оспариваемых норм с целью ответа на вопрос о том, возможно ли в действующей системе правового регулирования повышение пенсионного возраста <…> фактически означала бы оценку социально-экономической обоснованности и целесообразности решений законодателя», — сказано в решении Конституционного суда.

Иными словами, Конституционный суд не собирается, да и не должен заниматься подобными оценками.

При этом Конституционный суд считает, что те меры, которые законодатели приняли для смягчения повышения пенсионного возраста, вполне достаточны и отвечают требованиям Конституции России.

«Что касается вопроса о том, в какой степени учтены предпочтения и пожелания граждан в ходе работы над законопроектом, то само по себе это не может выступать критерием оценки конституционности принятого законодателем решения», — сказано в решении Конституционного суда.

Кроме того, Конституция России совершенно не требует проведения референдума даже по вопросам высокой общественной значимости.

«Не вытекает из Конституции Российской Федерации, безотносительно к высокой общественной значимости оспариваемых законоположений, и необходимость проведения всенародного обсуждения законопроекта, принятого в первом чтении (часть шестая статьи 119 Регламента Государственной Думы), либо референдума по тому или иному вопросу, который предлагается решить в законе, находящемся на рассмотрении Государственной Думы», — отметили в Конституционном суде.

Примечательно, что Конституционный суд счел нужным указать группе депутатов, подавших запрос, на то, что парламентское большинство, которое реализовало свое преимущество при голосовании по закону о повышении пенсионного возраста, в то же время несет риск утраты электоральной поддержки и доверия избирателей ввиду возможных негативных последствий принятых законодательных решений.

«В этом в том числе проявляется политическая и, в частности, парламентская и партийная конкуренция, основанная на принципах народовластия, правовой демократии и политического плюрализма», — подчеркнули в Конституционном суде.

В итоге Конституционный суд определил, что вопрос о соответствии или несоответствии Конституции России законодательства по повышении пенсионного возраста вообще не стоит и не требует вынесения постановления Конституционного суда. В дальнейшем подобный вопросы Конституционный суд больше рассматривать не будет.

Читайте ранее в этом сюжете: «Последняя надежда на справедливость рухнула»: эксперт о пенсионной реформе

Прежний возраст выхода на пенсию в России, установленный еще до проведения пенсионной реформы, могут закрепить в Конституции РФ. Соответствующие поправки в главный документ страны подготовили депутаты из КПРФ, сообщает PRIMPRESS.

«Закрепить наше пенсионное достояние, которое долгое время функционировало: 60 лет для мужчин, 55 лет для женщин», – приводит Интерфакс слова зампреда ЦК КПРФ Дмитрия Новикова.

Кроме того, представители партии предложили закрепить в документе необходимость регулярной индексации пенсий, социальных выплат и пособий. Но об этом уже говорил президент России Владимир Путин.

Также коммунисты считают, что в Конституции должно быть прописано право россиян на часть доходов от полезных ископаемых, а пенсии должны быть не ниже прожиточного минимума.

Ранее сообщалось, что новый законопроект о снижении пенсионного возраста внесли на рассмотрение депутатам Госдумы. Отмечается, что право досрочного выхода на пенсию хотят предоставить многодетным семьям. Речь идет о семьях, в которых растут четверо и более детей, включая усыновленных.

Что случилось?

Через четыре дня после объявления о повышении пенсионного возраста – 18 июня – по социальным сетям начали распространяться копии поста «юриста Виталия Михайловича Митина», в котором утверждается, что пенсионная реформа противоречит ч. 2 ст. 55 Конституции РФ, где «четко и ясно предусмотрено (запрещено)»: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина» и ч. 1 ст. 19 Конституции РФ («Все равны перед законом…»). Автор утверждает, что право граждан на пенсию «отменяется в сторону ухудшения», а дореформенные и пореформенные пенсионеры перестают быть равными в правах. Действия правительства автор текста расценил как попытку «попутно серьезно изменить Конституцию».

Что говорят юристы?

Повышение пенсионного возраста не умаляет и не отменяет закрепленных Конституцией прав, а исполнительные и законодательные органы действуют в рамках своих полномочий. Однако при проведении реформы необходимо грамотно оценить состояние российской экономики, соразмерность и необходимость изменений, объяснил «Правмиру» профессор кафедры конституционного и административного права факультета права Высшей школы экономики Владимир Мазаев.

Владимир Мазаев

Он напомнил, что в Конституции действительно устанавливается институт государственных пенсий (ч. 2 ст. 7) и право на их получение (ч. 2 ст. 39). Однако в нормах основного закона не указаны сроки выхода на пенсию по различным основаниям, размеры, условия расчета, порядок начисления, получения и т.д. – ч. 2 ст. 39 Конституции РФ делает отсылку по этим вопросам к специальному федеральному закону. Да, Конституция закрепляет требование не издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы (ч. 2 ст. 55). Но в данном случае, по словам эксперта, право на государственную пенсию не отменяется и не умаляется, меняются некоторые параметры его использования (увеличивается срок выхода на пенсию при условии увеличения объема пенсионных выплат – как нам говорят). Не нарушается при повышении пенсионного возраста и принцип равноправия.

– В данном случае следует исходить из того, что обратной силы закон не имеет, нельзя ухудшать положение вышедших на пенсию. Нарушением этого принципа было бы, например, выделение какой-то отдельной группы граждан в целях наделения их дополнительными правами и льготами. В данном случае предполагается, что закон распространяется на всех граждан 1959 года и моложе, а все граждане старше 1959 года остаются в прежнем правовом режиме пенсионного обеспечения, то есть здесь не усматриваются какие-то дискриминационные основания, – резюмировал Владимир Мазаев.

Значит, все гладко?

Нет. Повышение пенсионного возраста все же может рассматриваться в качестве ограничения конституционных прав.

– Согласно ч. 3 ст. 55 права и свободы могут быть ограничены при наличии следующих условий: а) только федеральным законом; б) в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства. Более того, это конституционное право относится к ряду социальных прав и не является «абсолютным», то есть его можно ограничивать, – пояснил эксперт.

Он рассказал, что согласно правовым позициям Конституционного Суда РФ ограничение прав и свобод помимо условий, указанных в ст. 55 Конституции, должно быть необходимо для обеспечения указанных целей, например, защиты прав и законных интересов других лиц и соразмерно целям, ради которых ограничиваются эти права.

Оба понятия являются оценочными, и эту оценку проводят представители исполнительной и законодательной властей (то есть правительство и Федеральное Собрание: Госдума и Совет Федерации – «Правмир»). А результат оценки принимается в форме федерального закона (его подписывает президент страны).

Владимир Мазаев отметил, что обеспечение социальных прав в отличие от личных и политических имеет важную особенность – они тесно связаны с уровнем развития национальных экономик.

– Если российская экономика не в состоянии обеспечить действующее законодательное положение о сроке выхода на пенсию, то это является существенным основанием изменения правовой модели, – подчеркнул Владимир Мазаев.

Он напомнил, что в ст. 4 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах закрепляется в качестве одного из условий ограничения таких прав цель исключительно способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе.

– Главным в конституционной оценке повышения пенсионного срока являются необходимость и соразмерность! – отметил правовед.

На что надо обратить внимание?

Эксперт назвал ключевые для обсуждения пенсионной реформы вопросы с точки зрения конституционного права.

– Если повышение пенсионного возраста – мера, необходимая для обеспечения экономического развития страны, – то начинать следует с внедрения новых технологий, повышения производительности труда и эффективности управленческой сферы; более справедливого распределения общественных благ, снижения колоссальной имущественной дифференциации, в том числе по заработной плате. Если брать конституционный аспект, то несправедливые и несоразмерные критерии в оплате труда, получения доходов в современном демократическом мире рассматриваются как нарушение принципа правового государства, где справедливость и достоинство личности (выраженное в том числе в справедливом распределении национального дохода) является приоритетным по отношению к формальным законодательным актам.

Если повышение пенсионного возраста необходимо, то:

– почему бюджет страны профицитный?

– что положительного даст эта реформа будущим пенсионерам, если соотношение уровня пенсий с их уровнем заработной платы будет таким же – не более 30-35%?

– кто и как обеспечит работой (то есть важнейшим конституционным правом) этих людей, когда многие на прежнем месте работы по состоянию здоровья просто не смогут квалифицированно осуществлять свои функции? Для них потребуется целая система переподготовки и переучивания;

– кто и как обеспечит работой пенсионеров в сельской местности, особенно женщин предпенсионного возраста?

– лишит ли повышение пенсионного возраста миллионы граждан льгот и пособий, которые они могли бы получать от государства в связи со статусом пенсионера?

Все эти вопросы относятся к сфере обеспечения конституционных прав и свобод и могут быть предметом для рассмотрения в Конституционном Суде РФ.

Откуда все началось?

Оригинал поста об антиконституционности повышения пенсионного возраста появился на ресурсе «Проза.ру» 18 июня. Этот сайт предназначен для бесплатной публикации литературных произведений, однако у его редакции нет возможности контролировать весь контент, размещаемый пользователями. Виталий Михин, автор поста о пенсионном возрасте, называет себя правоведом, специалистом по Уставу ООН и международному праву. Судя по его странице в соцсети «Одноклассники», ему 69 лет, он закончил Кемеровский госуниверситет, живет в Кемерово и не работает с 2013 года.

С сентября 2015 года он разместил на «Проза.ру» 165 текстов – в основном политических деклараций о Курилах, Крыме, Донбассе, Косово и других конфликтных ситуациях в мире. За 2,5 года их прочитали около 28 тыс. человек.

Поиск Google выдает около 38 тыс. результатов по цитатам из «вирусного» поста о пенсиях. С разбором текста выступил сетевой публицист Алекс Экслер, который отметил, что «можно до посинения рыться в Конституции – никакого указания на возраст выхода на пенсию там нет. Возраст выхода на пенсию регулируется федеральным законом».

Тезис о неконституционности пенсионной реформы на заседании Госдумы 21 июня высказал депутат от «Справедливой России» Олег Нилов. В своей речи он тоже упомянул норму о недопустимости умаления прав человека в России и предположил, что повышение пенсионного возраста нарушает ч. 2 ст. 55 Конституции РФ.

Часть 2 статьи 55 Конституции РФ гласит:

«В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Во-первых, что такое конституция буржуазного государства и чем она отличается, например, от конституции государства диктатуры рабочего класса?

«Что такое буржуазная конституция? Это возведённая в закон, то есть в публично оглашённое общественное правило, опирающееся на принуждение, воля буржуазного класса по поводу основных, генеральных положений общественной жизни на той территории, где этот буржуазный класс распространил своё господство. Поэтому все буржуазные конституции вращаются вокруг «священного» права частной собственности и неприкосновенности личности, в основном обладателя огромных величин этой собственности. Воля в таком случае вырабатывается скорее стихийно, путём аналогичного осознания своих интересов и классовых целей объективно выделяющейся в обществе социальной группой. Авторы буржуазных конституций оформляют её положения, учитывая влияние всех буржуазных группировок, чтобы обеспечить её поддержку.

Совбуры были слабым классом и взяли власть под надзором американского империализма и его ЦРУ, поэтому и свою конституцию приняли в 1993 году по черновику, который принесли из посольства на Новинском бульваре.

Декабристы разработали несколько вариантов конституции, но все они выражали интересы буржуазии, поэтому авторов перевешали, а сторонников отправили хранить гордое терпение в глубину сибирских руд. Тогда как например, конституция графа Панина была вполне благопристойной, то есть дворянской, поэтому его за подготовку переворота только пожурили, выдав девять тысяч крепостных, чтобы не расстраивался из-за неудачи. Свой человек, всё-таки.

Что такое конституция диктатуры пролетариата? Это возведённая в закон, то есть в публично оглашённое общественное правило, опирающееся на принуждение, воля рабочего класса по поводу достигнутой степени ослабления эксплуататорских классов при недостаточной развитости производительных сил для полного отказа от права в пользу научной основы общественной жизни. Грубо говоря, большевистские конституции содержали в себе перечень марксистских положений механизма уничтожения объективных основ классового деления общества. Марксизм таким образом превращался в норму права, в правила, за нарушение которых диктатура рабочего класса карала. Ясно, что в таком случае эта возведённая в закон воля рабочего класса вырабатывается, выковывается сознательно его авангардом, иначе было бы невозможно удержать государственную власть.

Если же воля рабочего класса вырабатывалась не марксистами, а оппортунистическими руководителями КПСС, то Конституция СССР и содержала всякий оппортунистический хлам . Юридически закрепляла то фактическое политическое сознание, которое определялось качеством авангарда рабочего класса.

Можно сказать про первые конституции, что партия и все сознательные рабочие шли навстречу крестьянским массам и мечущейся интеллигенции в приобщении к строительству неэксплуататорской формации более привычными для них, юридически закрепленными, нормами поведения. Кроме того, большевистские конституции оказывали мощный пропагандистский эффект в буржуазных странах».

Таким образом, Конституция РФ — это не «высший закон, по которому живёт общество», а закреплённый государственным насилием установочный документ, который оглашает основные регулирующие принципы господствующего класса. Материальной опорой этим принципам служит как экономический интерес этого класса, так и учёт расстановки классовых сил, который в понимании буржуазного класса наиболее благоприятствует его прочному господству на долгие и долгие годы.

Было бы странно и наивно полагать, что буржуазные конституции закрепляли бы в качестве незыблемых права, которые бы противоречили коренным интересам буржуазии. Внесение подобных прав теоретически возможно под гигантским давлением рабочего движения, но не по собственному желанию буржуазии.

Во-вторых, мы имеем явное формально-юридическое противоречие у положений пенсионной реформы (умоляет право на пенсию) с частью 2 статьи 55 Конституции РФ.

Более того, толкователь конституции — Конституционный суд РФ — даёт подробную расшифровку вышеуказанной статьи:

«Изменение законодателем ранее установленных условий должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм, а также — в случае необходимости — предоставление гражданам возможности (в частности, посредством установления временного регулирования) в течение некоторого переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям. С этим связаны законные ожидания граждан, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано».

Однако не следует торопиться с выводами.

В-третьих, одной из неотъемлемых характеристик буржуазной юстиции является своего рода вариативность, гибкость в плохом смысле слова. Практически у всех норм права есть «лазейки», возможность повернуть их в противоположную сторону. В буржуазном праве очень мало непротиворечивых и непосредственных положений. Поэтому, в частности, в Конституции РФ есть следующая, 3 часть, в 55 статье:

«Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Естественно, что в пояснительной записке Медведева имеются соответствующие оговорочки. Нарушаются права «других лиц»:

«Действующий порядок исчисления размера страховых пенсий в условиях негативной демографической ситуации приводит к неэквивалентности пенсионных прав застрахованных лиц и обязательств по выплате им пенсий. Наблюдается постоянный рост получателей пенсии на фоне сокращения численности лиц, за которых уплачиваются страховые взносы. Соотношение численности занятых по найму и численности получателей пенсии к 2025 году составит 1,04, в то время как сейчас оно составляет 1,12».

Более того, даже права пенсионеров оказывается нарушаются «презумпцией нетрудоспособности»:

«Действующий пенсионный возраст — 60 и 55 лет для мужчин и женщин — впервые был закреплен в 1928 году и получил дальнейшее развитие в 30-е годы прошлого столетия. Он был установлен для основной категории граждан в условиях общества индустриального типа (рабочих, занятых в промышленной сфере) на основании утраты ими трудоспособности. Таким образом, устанавливалась презумпция наступления нетрудоспособности и утраты заработной платы и иных выплат и вознаграждений в определенном возрасте. При этом продолжительность жизни при рождении в 1926 — 1927 гг. по Европейской части РСФСР составляла 43 года».

Получается даже не умаление гражданских прав, а чуть ли не их расширение.

Таким образом, если не признавать пенсионную реформу необходимой в целях защиты основ конституционного строя, законных интересов других лиц или обеспечения безопасности государства, то она действительно противоречит Конституции РФ. Но из подачи законопроекта следует некоторое намерение буржуазного правительства представить реформу именно в духе части 3 статьи 55 Конституции РФ.

Газетные статьи по теме: а) Что должен знать приличный человек в связи с повышением пенсионного возраста, б) Пенсионное предательство, в) Повышение пенсионного возраста.