Компенсация за потерю времени в гражданском процессе

Максимова Юлия Владимировна, старший преподаватель кафедры международного права и сравнительного правоведения ФГОБУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова».

УДК 347.918 © Д.А. Шанькин

КОМПЕНСАЦИЯ ЗА ФАКТИЧЕСКУЮ ПОТЕРЮ ВРЕМЕНИ

Статья посвящена анализу актуальных проблем применения нормы гражданского процессуального права, устанавливающего возможность взыскания компенсации за фактическую потерю времени. В статье рассматриваются условия и порядок применения номы. Особое внимание уделяется вопросу о значении данной нормы права и причинах практически полного отсутствия правоприменительной практике по ней.

Ключевые слова: злоупотребление процессуальными правами, компенсация за фактическую потерю времени, недобросовестное поведение сторон.

D.A. Shankin

COMPENSATION FOR THE ACTUAL LOSS OF TIME

Keywords: abuse ofprocedural rights, compensation for the actual loss of time, inequitable conduct ofparties.

Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК РФ) в статье 99 указывает, что со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. При этом размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств. Указанная норма не является новеллой для действующего ГПК РФ. Впервые аналогичная норма права была закреплена в процессуальном законе в 1929 г. — она появилась в качестве примечания 2 к ст. 46 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1923 г. Норма была сохранена и во всех последующих гражданских процессуальных кодексах. Без каких-либо существенных изменений данная норма существовала до 1995 г., именно тогда законодатель перестал связывать ее размер со средним заработком и ограничением 5% присужденной части иска, указав, что размер должен определяться судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств. В действующем Гражданском процессуальном кодексе по сравнению с его предшественником лишь был заменен термин «вознаграждение» на термин «компенсация».

В настоящей статье постараемся разобраться в структуре и специфике данной нормы, порядке ее применения и тех задачах, которые она призвана решать. Сразу следует оговориться о тех проблемах, с которыми мы столкнемся в исследовании данной нормы — практически полном отсутствии правоприменительной практики.

Можно согласиться со справедливым мнением М.В. Калининой, указавшей на то, что норма, которая существует в нашем законодательстве более 80 лет, фактически не работает, поскольку не может выполнить в полной мере возложенную на нее компенсационную функцию, сложна в применении из-за чрезмерной абстрактности, вызывает очевидные трудности в процессе доказывания. В результате этого сторона, которая виновна в процессуальных злоупотреблениях, остается безнаказанной. Неприменение нормы лишает добросовестную сторону права на компенсацию причиненных убытков в виде потерянного на процесс времени. Более того, сложившаяся ситуация подрывает авторитет судебной власти, которая демонстрирует таким образом свою несостоятельность в обеспечении эффективного судебного разбирательства . Между тем в настоящее время статья 99 ГПК РФ является практически единственной нормой права в гражданском процессуальном кодексе, на которую возложена функция пресечения лю-

бых встречающихся в процессе судебного разбирательства злоупотреблений процессуальными правами участников процесса . Как видно из диспозиции рассматриваемой нормы права, законодатель вводит несколько оснований ее применения. В качестве таковых следует назвать следующее три основания: 1) стороной по делу заявлен неосновательный иск, и данный иск заявлен недобросовестно; 2) стороной по делу заявлены неосновательные возражения, и данные возражения заявлены недобросовестно; 3) сторона, с которой требуют компенсации за потерю времени, систематически противодействовала правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела. Указанные основания могут иметь место как по отдельности, так и вместе, использоваться сторонами в одном судебном разбирательстве, причем сами по себе на размер подлежащей взысканию денежной суммы они влияния не оказывают, т.к. являются основанием для «включения» статьи, условием ее применения. Остановимся немного подробней на указанных в законе критериях оснований применения статьи.

Критерий неосновательности требований либо возражений на требования подлежит установлению в ходе судебного разбирательства. До окончания процесса и вынесения решения суда об отказе либо удовлетворении заявленных требований говорить об обоснованности заявленных требований либо возражений на них невозможно. Таким образом, первым условием применения ст. 99 ГПК РФ является удовлетворение либо отказ в удовлетворении заявленных в суд требований. Причем право требовать компенсации за фактическую потерю времени приобретает сторона, чьи пожелания были удовлетворены судом. Указанный подход должен так же применяться и в том случае, если решения суда как итогового акта разрешающего спор по существу не состоялось. Такая ситуация возможна в случае отказа истца от иска либо признания иска ответчиком. Однако, ввиду отсутствия резолютивного акта суда, оценивающего позиции сторон критерий, обоснованности требований и возражений должен учитываться, исходя из воли сторон и юридических причин ее формирования. Так, в случае если истец отказывается от иска по причине добровольного удовлетворения ответчиком требований истца уже после предъявления искового заявления в суд, говорить о необоснованности заявленного искового заявления невозможно, однако если причины отказа от иска другие, можно утверждать, что заявленный истцом иск был необоснован и истец самостоя-

тельно признал это. Признание исковых требований, если им не предшествовали необоснованные возражения, вообще исключают возможность говорить о применении рассматриваемой статьи, т.к. ответчик не совершает никаких действий, направленных против требований истца. Причины же подачи искового заявления, и, следовательно, время, затраченное на его подготовку, находятся вне рамок регулирования данной нормы права, т.к. она относится к категории судебных издержек.

Следующим критерием применения ст. 99 ГПК РФ является недобросовестность стороны, заявляющей требования либо возражения на них. Недобросовестно, согласно толковому словарю — это оценочная характеристика чьего-либо поведения, чьих-либо действий, поступков как не отличающихся честным и ответственным отношением к своим обязанностям . Возможность судебной защиты прав и законных интересов закреплена ст. 46 Конституции РФ. Причем реализация этого права осуществляется как в форме подачи требования о судебной защите в суд, так и при представлении возражений на заявленные требования. Подача искового заявления, возражений на исковое заявление сами по себе не могут рассматриваться в качестве недобросовестных, даже если они и будут отклонены судом по причине необоснованности. О недобросовестности поведения стороны можно говорить лишь в том случае, если сторона знает о необоснованности своих требований еще до получения оценки суда, либо цели, которые ею преследуются, отличны от задач правосудия, закрепленных в ст. 2 ГПК РФ. В качестве примера, наглядно демонстрирующего недобросовестность поведения стороны судебного процесса, можно привести судебный спор, рассмотренный в Екатеринбурге. Местный правозащитник обратился в суд с жалобой на храм, в котором была проведена церемония отпевания его умершего тестя. Истец заявил, что заплатил служителю храма за единоличное отпевание усопшего, однако священник совершил обряд не так, как его просили: он отпел умершего тестя правозащитника вместе с другими усопшими, родственники которых заказали аналогичную церемонию. Тем не менее, суд постановил оставить жалобу неудовлетворенной, обосновав решение тем, что иск должен был подать тот, на кого распространялась услуга (умерший) .

Следующим основанием применения статьи 99 ГПК РФ является систематическое противодействие правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела. Указанные дей-

ствия могут совершаться любой из сторон гражданского процесса, но, как правило, более свойственны ответчику в силу своего процессуального положения в деле. Противодействие может выражаться как в пассивном поведении стороны (неявка в суд, уклонение от получения судебных извещений, неисполнение требований суда о представлении своей позиции и доказательств и т.д.), так и в активном (заявление необоснованных ходатайств, отводов суду, обжалование промежуточных актов по делу и т.д.). Необходимым признаком таких действий является систематичность их совершения. Признак систематизма будет иметь место в том случае, если участник гражданского судопроизводства три и более раза в ходе судопроизводства по одному гражданскому делу оказал противодействие суду в правильном и своевременном рассмотрении и разрешении спора между сторонами. Этим юридический признак систематизма отличается от признака неоднократности, который предполагает совершение деяния два и более раза, и от признака однократности, для наличия которого достаточно единичного юридического действия .

После рассмотрения основания применения статьи 99 ГПК РФ, хотелось бы остановиться на порядке ее применения, фактической реализации. Ввиду отнесения рассматриваемой нормы права в главу 7 ГПК РФ «Судебные расходы» порядок ее применения регулируется общими нормами, относящимися к порядку взыскания судебных издержек установленной главой. Определенную сложность в применении этой статьи может оказать порядок доказывания размера суммы, требуемой к взысканию за фактическую потерю времени. Различными авторами предлагались различные методики определения размера требуемой денежной суммы , определенный интерес заслуживает формула, приведенная В.С. Зайцевым:

Т расч. = Т нпд + Т уч. + Т подг. + Т ссп + Т тр., где Т нпд — время, израсходованное истцом на изучение нормативно-правовых документов по рассматриваемому вопросу; Т уч. — общее время, затраченное истцом на участие в судебных заседаниях разных уровней, включающее время ожидания каждого судебного разбирательства (от первого посещения судебного присутствия до получения решения суда); Т подг. —

время, затраченное истцом на сбор и подготовку необходимых документов для проведения досудебных действий (подготовка претензии, искового заявления, разработка методики и проведение необходимых расчетов для этих документов, подготовка дополнительных материалов по указанию суда в ходе разбирательства дела и т.д.); Т ссп — время, затраченное истцом на обращение в Службу судебных приставов и осуществление необходимого взаимодействия с этой службой; Т тр. — время, затраченное истцом на его транспортные перемещения в ходе реализации его действий, направленных на защиту конституционных прав . В указанной формуле достаточно наглядно приведен порядок определения подлежащей взысканию денежной суммы и определены границы возможных требований: действия, совершаемые стороной в ходе судебного разбирательства. Не могут быть компенсированы в рамках данной статьи временные затраты, понесенные стороной не в рамках судебного разбирательства по той причине, что рассматриваемая норма содержится в главе «судебные расходы» и следовательно имеет свои временные границы: с момента возбуждения судебного разбирательства и до вынесения акта, которым оканчивается судебное разбирательство. Приведенная конструкция нормы достаточно проста и может применяться участниками судебного разбирательства, однако не применяется… Причин тому несколько, но в качестве основных хотелось бы отметить: 1) концентрация внимания суда исключительно на разрешении материально-правового требования и нежелание судей «связываться» с нормой, защищающей порядок судебного разбирательства по причине дополнительных рисков отмены решения суда, возвращения его на новое рассмотрение; 2) перегруженность нормы оценочными категориями, сложными в доказывании и установлении: «недобросовестность», «необоснованность», «систематичность», «фактическая потеря»; 3) малые суммы, на которые может претендовать противоположная сторона по делу. Они, по сути, не являются санкцией за противоправное умышленное действия, а компенсацией доказанных реальных потерь. Указанные недостатки можно преодолеть лишь совместными усилиями:

— законодателя — исключив из текста нормы оценочные понятия и введя вполне конкретные условия применения нормы, установить кратность взыскания доказанной суммы расходов за потерю времени, расширить круг лиц, правомочных требовать компенсации, отнеся к ним третьих лиц, свидетелей;

— суда — строго относиться к исполнению сторонами своих обязанностей, выполнению определений суда, срокам совершения процессуальных действий;

— сторон — заявлять ходатайства о взыскании компенсации за фактическую потерю времени и добиваться их удовлетворения во всех случаях недобросовестного поведения противной стороны в процессе. Расширение практики применения данной нормы позволит наладить противодействие злоупотреблению процессуальными правами, затягиванию процесса, позволит защитить интересы добросовестного участника гражданского процесса и как результат — поднять авторитет судебной власти в целом.

Литература

1. Бодмаев Ч.Ю. Взыскание компенсации за потерю времени // Советник юриста. — 2010. — №3.

2. Ефремова Т.Ф. Современный толковый словарь русского языка: в 3 т. Т. 2. — М., 2010.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Климович Е.С. Подход к определению размеров денежной компенсации за потерю времени при рассмотрении судебных дел // Юрист. — 2009. — № 6.

6. Медведев И.Р. Вопросы взыскания компенсации за потерю времени по ГПК РФ // Российская юстиция. -2007. — № 10.

7. В России объявлен конкурс на самые нелепые судебные решения // http: // lenta.ru/ news/2008/12/10/galosha

Шанькин Денис Александрович, аспирант Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина, de-ni2703@mail.ru.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 13 декабря 2012 г. по делу N 33-12247 (ключевые темы: деловая репутация — потеря времени — честь и достоинство — компенсации — трудовая книжка)

26 октября 2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 13 декабря 2012 г. по делу N 33-12247

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего Калашниковой О.Н.

судей: Бугровой Н.М., Раужина Е.В.,

при секретаре Сотниковой С.С.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Калашниковой О.Н. гражданское дело по апелляционной жалобе истца М. на заочное решение Рудничного районного суда г.Прокопьевска от 07.09.2012 года по делу по иску М. к Ш. о защите чести и деловой репутации,

УСТАНОВИЛА:

М. обратилась в суд с иском к Ш. о защите чести и деловой репутации.

Требования мотивировала тем, что с октября 2008 года по 10 мая 2009 года она работала прорабом в ООО СК «Ц.», директором которого являлся Ш. В связи с тем, что заработная плата ей и рабочим не выплачивалась, она неоднократно поднимала перед Ш. этот вопрос, что накаляло его негативное отношение к ней. Она была необоснованно лишена премии, оплаты по больничным листам, в связи с чем, обращалась за разрешением трудовых споров в суд, прокуратуру, инспекцию по труду г.Прокопьевска, указанные органы выявляли факты самоуправства, злоупотребления со стороны Ш.

Параллельно с ее иском к работодателю рассматривался иск Ш. к ней, при рассмотрении которого Ш. обвинил ее в непрофессионализме и халатности, сфальсифицировал доказательства, подделал ее подпись в трудовом договоре, оговаривал ее, что ею нанесен ущерб предприятию в размере 97000 рублей. Данные факты окончательно подорвали ее достоинство и деловую репутацию. Иск Ш. к ней был признан необоснованным. На разбирательство необоснованного иска Ш. к ней она затратила 8 месяцев личного времени, сроки затягивались по вине Ш., она вынуждена была оправдываться, участие в судебных заседаниях подрывало ее здоровье. На основании этого считает необходимым взыскать с Ш. 32000 рублей в качестве компенсации за потерю времени исходя из расчета средний МРОТ 4000 руб.х8 мес.=32000 руб..

В июне 2010г. она не обнаружила ООО СК «Ц.» по прежнему адресу, не смогла забрать свою трудовую книжку, после вмешательства органов прокуратуры и МУВД, трудовую книжку ей вернули в октябре 2010г., но в ней оказалась порочащая ее запись об увольнении за прогул, заверенная новым директором ООО СК «Ц.». О смене руководства она так же не была уведомлена. Считает, что все действия и бездействия предприняты Ш. чтобы причинить ей возможно большие страдания, унижения. Споры по поводу записи в трудовой книжке были разрешены решением Октябрьского районного суда г.Новосибирска от 26 сентября 2011г., однако, решение не исполнено по настоящее время, в ее трудовой книжке по настоящее время имеется порочащая ее запись, реабилитирующую ее запись никто произвести не может, так как она не может найти организацию. В связи с этим она не может трудоустроиться, так как в трудовую внесена порочащая ее запись. Если бы Ш. своевременно исполнил решение суда от 26 мая 2010г., то она бы уволилась в тот же день, и работала бы по специальности. Средняя заработная плата прораба — 15000 рублей, упущенная выгода за период с 26 мая 2010г. по май 2012г. составляет за 24 месяца 360000 рублей. На основании этого считает соразмерной компенсацию морального вреда в размере 300000 рублей. Своими действиями Ш. нарушал ее конституционные права на оплачиваемый свободный труд, отдых, своевременную медицинскую защиту, свободу передвижения и другие нематериальные блага, предусмотренные законами РФ, в связи с чем, должен компенсировать ей моральный вред.

Просила взыскать с Ш. компенсацию морального вреда в размере 300000 рублей, оплату госпошлины в размере 1600 рублей, компенсацию за фактическую потерю времени в размере 32000 рублей.

В судебном заседании М. заявленные требования поддержала, ходатайствовала о взыскании с Ш. дополнительно понесенных ею в связи с рассмотрением дела судебных расходов.

Ответчик Ш., извещённый о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание 07 сентября 2012г. не явился. Судом вынесено определение о рассмотрении дела в порядке заочного производства.

Заочным решением Рудничного районного суда г.Прокопьевска Кемеровской области постановлено:

В удовлетворении исковых требований М. к Ш. о взыскании денежной компенсации морального вреда, компенсации за фактическую потерю времени, возмещении судебных расходов отказать.

В апелляционной жалобе М. просит суд отменить заочное решение Рудничного районного суда г.Прокопьевска от 11.09.2012 года.

Указывает, что согласно Устава ООО СК «Ц.», Ш. является единственным участником ООО СК «Ц.», его доля в уставном капитале составляет 100%, все решения, относящиеся к компетенции общего собрания, принимаются единолично единственным участником общества, по местонахождению, указанному в Уставе, ООО СК «Ц.» отсутствует. Так как кроме Ш. иных участников общества нет, он обязан быть истцом и ответчиком в суде.

Кроме того, считает, что в нарушение ст.150 п.4 ГПК РФ суд не предложил при подготовке дела к судебному разбирательству привлечь к участию в деле соответчиков, произвести замену ненадлежащего ответчика.

На апелляционную жалобу возражений не поступало.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч.1 ст.327.1 ГПК РФ, исходя из доводов, изложенных в жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

Достоинство личности охраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления (ст.21 Конституции РФ). В случае нарушения каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени (ст.23 Конституции РФ).

В силу ст.150 ГК РФ честь, достоинство и деловая репутация лица являются нематериальными благами и защищаются в соответствии с Гражданским кодексом и другими законами.

В соответствии с пунктом 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Согласно пункту 5 этой статьи гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

В обеспечение ст.21 Конституции РФ действующее законодательство предусматривает различные средства защиты чести и достоинства личности. Под честью понимается социально значимая положительная оценка лица со стороны общественного мнения, под достоинством понимается самооценка лицом своих моральных, профессиональных и иных качеств; под деловой репутацией понимается общественное мнение о профессиональных достоинствах и недостатках лица.

Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица (п.7 Постановления Пленума Верховного Суда РоссийскойФедерации от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а так же деловой репутации граждан и юридических лиц» под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложенные в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

Согласно ст.1101 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему нравственных страданий. При определении размера и компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. Принципы разумности и справедливости, названные в п.2 ст.1101 ГК РФ, являются важнейшими при определении судом размера компенсации морального вреда.

Из материалов дела следует, что Центральным районным судом г.Прокопьевска рассматривалось гражданское дело по иску ООО «Строительная компания «Ц.» к М. о возмещении материального ущерба. Исковое заявление о взыскании с М. суммы материального ущерба в размере 97571 руб., а также судебных расходов, подписано директором ООО «Строительная компания «Ц.» Ш.

Решением Рудничного районного суда г. Прокопьевска постановлено в иске ООО «Строительная Компания «Ц.» к М. о возмещении материального ущерба и судебных расходов отказать.

Доводы истицы о том, что в результате действий Ш. при рассмотрении данного гражданского дела ответчик обвинил ее в непрофессионализме и халатности, сфабриковал в отношении нее обвинение в причинении предприятию ущерба в размере 97000 рублей, чем опорочил ее достоинство и деловую репутацию, обоснованно не приняты во внимание судом первой инстанции.

Поскольку сведения по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК РФ, так как нормами ГПК РФ и УПК РФ установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.

Обращаясь в суд с иском, ООО «Строительная компания «Ц.» таким образом, реализовало свое право на обращение суд.

Учитывая, что требования о взыскании компенсации морального вреда М. обоснованы тем, что по вине Ш. длительное время не исполнялось решение суда о взыскании задолженности по заработной плате, не вносится запись в трудовую книжку, своими действиями директор ООО СК «Ц.» Ш. нарушал ее конституционные права на оплачиваемый свободный труд, отдых, своевременную медицинскую защиту и другие нематериальные блага, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что заявленные М. исковые требования о взыскании компенсации морального вреда связаны с действиями ее работодателя в лице ООО СК «Ц.», к которому исковые требования не предъявлены.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал М. в удовлетворении исковых требований.

В соответствии со ст.99 ГПК РФ со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени. Размер компенсации определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств.

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании с Ш.. компенсации за фактическую потерю времени, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Ш. не является надлежащим ответчиком по заявленным требованиям, так как компенсация за фактическую потерю времени взыскивается судом со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск. Как следует из материалов дела, иск к М. был заявлен Обществом с ограниченной ответственностью «Строительная компания «Ц.», в связи чем, требования о взыскании компенсации за фактическую потерю времени М. имела право предъявить непосредственно Обществу с ограниченной ответственностью «Строительная компания «Ц.».

Доводы апелляционной жалобы о том, что Ш. являлся единственным учредителем и руководителем ООО «Строительная компания «Ц.» не свидетельствуют о том, что Ш. по требованиям истицы является надлежащим ответчиком.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела.

Доводы жалобы не опровергают выводов решения суда и не содержат указаний на новые имеющие значение для дела обстоятельства, не исследованные судом первой инстанции, в связи с чем, оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Заочное решение Рудничного районного суда г.Прокопьевска от 07.09.2012 года по делу N по иску М. к Ш. о защите чести и деловой репутации оставить без изменения, апелляционную жалобу М. — без удовлетворения

Председательствующий О.Н. Калашникова

Судьи: Н.М.Бугрова

Е.Н.Раужин

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Постановление Конституционного Суда РФ от 20.10.2015 N 27-П «По делу о проверке конституционности части третьей статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.И. Карабанова и В.А. Мартынова»

Кроме того, со стороны, недобросовестно заявившей неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшей правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может взыскать в пользу другой стороны компенсацию за фактическую потерю времени, размер которой определяется судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств (статья 99 ГПК Российской Федерации). Поскольку предусмотренный статьей 94 ГПК Российской Федерации перечень судебных издержек не является исчерпывающим, суд, руководствуясь этой статьей во взаимосвязи со статьями 55 и 56 данного Кодекса, может признать необходимыми и подлежащими возмещению за счет проигравшей стороны и другие расходы, которые, как и иные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, требуют судебной оценки на предмет их связи с рассмотрением дела, необходимости, оправданности и разумности.

Согласно статье 94 ГПК России к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам, расходы на оплату услуг переводчика, расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд, расходы на оплату услуг представителей, расходы на производство осмотра на месте, компенсация за фактическую потерю времени в соответствии со статьей 99 ГПК России, связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами, другие признанные судом необходимыми расходы.