Как подать в суд на медицинское учреждение?

Защита прав потребителей медицинских услуг предусмотрена ГК в рамках закона защиты прав потребителей. Защитить права потребителей медицинских услуг достаточно сложно, для доказательства ненадлежащего предоставления услуг, нанесения вреда здоровью, предоставление услуг в неполной мере требуются неопровержимые факты. Однако в некоторых случая привлечь виновных к ответу можно обратившись в общество защиты прав потребителей или Роспотребнадзор г. Москва. Написать жалобу в этот орган и обосновать свои претензии помогут адвокаты компании Престо 77. В тех же случаях, когда решить вопрос так просто не удается, может потребоваться защита прав потребителей в суде.

При подаче иска в суд на медицинско-профилактическое учреждение с требованием возместить моральны и материальный ущерб, необходимо соблюдать ряд правил:

  • Иск должен подаваться против учреждения, а не против конкретного лица в нем работающего.
  • Необходимо предоставить доказательства нарушения прав гражданина в данном учреждении.
  • Предъявляемые претензии должны быть как можно больше конкретизированы.

Услуги защиты прав потребителей в Москве

Подготовка к подаче искового заявления медицинское учреждение является юридически сложным процессом, с которым неспециалист в данной области юриспруденции не справится. Так, иск не будет принят к рассмотрению если:

  • не будет четко изложенных исковых требований;
  • не будет определена сумма иска;
  • некорректно будут изложены все обстоятельства;
  • не будет содержаться доказательств по каждому эпизоду или не указано оснований для освобождения от доказательств.

Защита прав потребителей г. Москва включает в себя и сбор доказательств для представления суду. При этом доказательства должны быть добыты в законном порядке, иначе суд не примет их во внимание. Доказательства должны касаться только обстоятельств, имеющих прямое отношение к делу и не должны исходить из предположений.

Рассмотрения в суде дел о защите прав потребителей медицинских услуг зачастую требует привлечения медицинских экспертов, при этом истец может и не знать, что он имеет право на отвод предложенного судом эксперта. Представитель в суде от компании Престо 77 может:

  • Потребовать отвод эксперта.
  • Сформировать и задать вопросы эксперту.
  • Давать разъяснения эксперту.
  • Ознакомится с заключением экспертизы.
  • Требовать назначения дополнительной, комплексной, повторной или иной экспертизы.

Из всего изложенного ясно, что без юридической поддержки опытного адвоката выиграть суд очень сложно.

Компания Престо 77 юридические услуги

Наш адвокат в сфере гражданского права и защиты прав потребителей имеет большой практический опыт в судебных слушаниях, где ответчиком являются медицинские учреждения. Мы предлагаем жителям Москвы и области:

25 октября 2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 28 февраля 2013 г. по делу N 33-1542

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего Овчаренко О.А.,

судей Курпас И.С., Ветровой Н.П.,

при секретаре Шестаковой К.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Овчаренко О.А.

гражданское дело по апелляционной жалобе представителя открытого акционерного общества » «данные изъяты»» ФИО1

на решение Междуреченского городского суда Кемеровской области от 05 декабря 2012 года

по делу по исковому заявлению ФИО2 к ОАО » «данные изъяты»» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного вследствие профзаболевания,

УСТАНОВИЛА:

ФИО2 обратился в суд с иском к ОАО » «данные изъяты»» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного вследствие профзаболеваний в размере «данные изъяты» рублей.

Исковые требования мотивировал тем, что истец за период работы на предприятиях ответчика подвергался воздействию вредных производственных факторов, в результате чего получил профзаболевания.

Первичным заключением МСЭ N от ДД.ММ.ГГГГ ему впервые было установлено 30 % утраты трудоспособности в связи с заболеванием: «данные изъяты», впоследствии Заключение МСЭ N от ДД.ММ.ГГГГ установлено 50% утраты профтрудоспособности бессрочно.

Заключением МСЭ N от ДД.ММ.ГГГГ ему также установлено впервые 10% утраты профтрудоспособности в связи с профзаболеванием: «данные изъяты», позднее заключением N от ДД.ММ.ГГГГ утрата трудоспособности установлена в размере 10% бессрочно.

Приказом N от ДД.ММ.ГГГГ с учетом 100% вины ответчика в связи с установленным у истца профзаболеванием назначена выплата компенсации морального вреда в сумме «данные изъяты» рублей.

Считает, что при назначении размера компенсации морального вреда ответчиком не были соблюдены требования справедливости и разумности.

Из-за полученного заболевания вибрационная болезнь 1 степени, с-м вегетосенсорная полинейропатия верхних и нижних конечностей он испытывает болевые ощущения в руках и ногах, руки на холоде мерзнут, иногда их сводит судорогой, не может удерживать тяжелые и объемные вещи, нарушился сон. Ходить долго также не может — появляются болевые ощущения в ногах, стало тяжело подниматься по лестнице, останавливается на каждом этаже, чтобы отдохнуть. Оценивает сумму компенсации морального вреда по данному заболеванию в размере «данные изъяты» рублей.

В связи с профзаболеванием двухсторонняя хроническая нейросенсорная тугоухость 2 степени, ФИО2 испытывает болевые ощущения в органах слуха, часто мешают посторонние шумы, причиняя ему нравственные и физические страдания. Слух снизился, приходится часто увеличивать громкость, что вызывает недовольство окружающих и раздражает его. Вина ответчика в приобретенном им заболевании двухсторонней нейросенсорной тугоухости 2 степени составляет 100%, сумму компенсации по данному заболеванию оценивает в размере «данные изъяты» рублей.

Решением Междуреченского городского суда Кемеровской области от 05 декабря 2012 года постановлено:

Требования ФИО2 удовлетворить частично.

Взыскать с ОАО » «данные изъяты»» в пользу ФИО2 в счет компенсации морального вреда, причиненного вследствие профессионального заболевания вибрационная болезнь 1-2 степени, вегетосенсорная полинейропатия верхних и нижних конечностей в размере «данные изъяты») рублей, в счет компенсации морального вреда вследствие профессионального заболевания двухсторонняя нейросенсорная тугоухость, в размере «данные изъяты» рублей, в удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с ОАО » «данные изъяты»» в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 200 рублей.

В апелляционной жалобе представитель ОАО » «данные изъяты»» ФИО1 просит решение суда отменить и в удовлетворении исковых требований ФИО2 отказать в полном объеме.

Считает, что при определении суммы компенсации морального вреда судом не были учтены требования статьи 1101 ГК РФ, не был учтен принцип разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда.

Судом не приняты во внимание доводы ответчика относительно неосторожной формы вины истцы в возникновении и развитии у него профессионального заболевания. Не дана оценка действиям истца, осознанно работавшего во вредных условиях труда при появлении признаком профессиональных заболеваний.

Полагает, что исходя из процента утраты профессиональной трудоспособности, истец мог выполнять работу по своей квалификации, но со снижением объема.

Судом не дана оценка Федеральному отраслевому соглашению по угольной промышленности в части установления работникам угольных предприятий наиболее выгодных положений относительно выплаты единовременных пособий в связи с профессиональным заболеванием.

Судом не принят во внимание тот факт, что исковое заявление о взыскании компенсации морального вреда ФИО2 предъявил спустя 10 лет после установления впервые профессиональных заболеваний.

Полагает, что при вынесении решения судом не были учтены основополагающие принципы трудового законодательства и были приняты во внимание только доводы истца. Не учтен факт добровольной компенсации ответчиком морального вреда в объеме тех сумм, которые отражали фактический уровень жизни на дату установления процента утраты профессиональной трудоспособности.

Относительно доводов апелляционной жалобы от ФИО2 поступили возражения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений относительно нее, проверив в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ законность и обоснованность решения суда исходя из доводов жалобы и возражений, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечивать безопасность труда и условия, отвечающие требованиями охраны и гигиены труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда жизни и здоровью работника. В соответствии со ст. 212 Трудового кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. В случае если все же работнику был причинен вред жизни или здоровью, работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом РФ, федеральными законами и иными правовыми актами (ст. 22, 212 ТК РФ).

Виды, объем и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральным законом (ст. 184 ТК РФ).

Ответственность работодателя заключается в возмещении работнику причиненного вреда путем выплаты морального вреда.

В ст. 8 Федерального закона N125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» установлено, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда, то есть непосредственно работодателем.

Основаниями ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда являются: наличие морального вреда; неправомерное поведение (действие или бездействие) работодателя, нарушающее права работника; причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника; вина работодателя.

Согласно п. 32 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 26.01.2010 года N1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда.

При этом, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства дела.

Как следует из материалов дела и установлено судом, ФИО2 состоял в трудовых отношениях с ответчиком ОАО » «данные изъяты»», что подтверждается сведениями, содержащимися в трудовой книжке (л.д.20-21), в данный период времени он был подвержен длительному воздействию вредных производственных факторов: локальная и общая вибрация выше ПДУ, о чем изначально НИИ КПП «адрес», уведомил работодателя истца в своем извещении о хроническом заболевании N от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.19). Впоследствии Центром ГСЭН ответчику был направлен акт расследовании профзаболевания от ДД.ММ.ГГГГ и акт о случае профессионального заболевания от ДД.ММ.ГГГГ, из которого следует, что профзаболевание истца возникло при обстоятельствах и условиях: гигиеническое несовершенство горной техники, генерирующий производственный шум с превышением ПДУ в 2 раза; средства индивидуальной защиты органов слуха, при работе на горной технике не применялись (л.д.7-8,9).

Данные обстоятельства подтверждаются также санитарно-гигиеническими характеристиками условий труда работника N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.11,10).

В дальнейшем проценты утраты профтрудоспособности истцу по данному заболеванию подтверждались (л.д.100,101). Заключением БМСЭ N от ДД.ММ.ГГГГ истцу установлено 40% утраты профтрудоспособности на период с ДД.ММ.ГГГГ- ДД.ММ.ГГГГ, что также подтверждалось (л.д.102,103). Впоследствии заключением N от ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 установлено 50% утраты профтрудоспособсности, в связи с имеющимся заболеванием «данные изъяты», подтверждена 3 группа инвалидности (л.д.79,104), а заключением N от ДД.ММ.ГГГГ по заболеванию ВБ степень утраты профтрудоспособности установлена в размере 50% бессрочно (л.д.106).

Приказом N от ДД.ММ.ГГГГ ОАО » «данные изъяты»», в связи с профзаболеваниями на основании п. 8.7 ОТС назначило ФИО2 единовременное пособие в связи с утратой профтрудоспособности (40%) в размере «данные изъяты» рублей и компенсация морального вреда в сумме «данные изъяты» руб. (л.д.13).

Также судом первой инстанции установлено, что впервые с жалобами на признаки заболевания: вибрационную болезнь, истец начал обращаться в 1994г., в связи с чем проходил стационарное и амбулаторное лечение, обследования, находился на больничном.

Разрешая исковые требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что профзаболевания у истца развились вследствие необеспечения работодателем безопасных условий труда, в результате чего частично утрачена профессиональная трудоспособность, истец вынужден применять ежегодное медикаментозное лечение. Истец ограничен в выборе профессии, поскольку в рекомендациях КЭК имеются противопоказания.

Суд при вынесении решения установил, чем подтверждается факт причинения ФИО2 нравственных и физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения данного спора.

Таким образом, довод жалобы о том, что при определении размера компенсации морального вреда должна учитываться вина самого работника, не являются основанием для отмены решения суда. Согласно акта расследования профессионального заболевания прямая ответственность за возникновение случая профзаболевания возложена на ОАО » «данные изъяты»», правопреемником которого является ответчик.

При определении размера компенсации морального вреда в связи с заболеванием вибрационная болезнь 1 степени, с-м вегетосенсорная полинейропатия верхних и нижних конечностей — в размере «данные изъяты» рублей, в связи с заболеванием двухсторонняя хроническая нейросенсорная тугоухость 2 степени — в размере «данные изъяты» рублей, суд обоснованно исходил из индивидуальных особенностей истца, степени нравственных и физических страданий истца, степени вины ответчика, не обеспечившего безопасные условия труда, то есть, суд руководствовался положениями ст. ст.151, 1101 ГК РФ и требованиями разумности и справедливости.

Определенный судом размер компенсации морального вреда соответствует конкретным обстоятельствам дела и оснований для его уменьшения по доводам апелляционной жалобы судебная коллегия не усматривает.

Доводы апелляционной жалобы о том, что исковое заявление о взыскании компенсации морального вреда ФИО2 предъявил спустя 10 лет после установления впервые профессиональных заболеваний, судебная коллегия считает несостоятельными.

Согласно абзаца 2 пункта 3 статьи 8 Федерального Закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ (ред. от 09.12.2010) «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 года N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» разъяснено (п. п. 6, 7), что в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ права застрахованных лиц на возмещение вреда, осуществляемое в соответствии с законодательством Российской Федерации, в части, превышающей обеспечение по страхованию, производимое на основании данного Федерального закона, не ограничиваются: работодатель (страхователь) несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ); компенсация морального вреда в порядке обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний не предусмотрена, поэтому, если наряду с требованиями о взыскании страхового возмещения заявлены требования о возмещении морального вреда, причиненного застрахованному в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, суд с согласия истца вправе привлечь к участию в деле в качестве соответчика причинителя вреда (работодателя (страхователя) или лица, ответственного за причинение вреда), поскольку согласно пункту 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ такой вред подлежит компенсации причинителем вреда.

Таким образом, на требование истца о взыскании компенсации морального вреда срок давности на обращение в суд по трудовому спору не распространяется.

Доводы апеллянта относительно несогласия с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции, не может служить основанием к отмене обжалуемого судебного постановления, поскольку согласно положениям ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ именно суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Доводы апелляционной жалобы направлены на иную оценку доказательств, которым судом дана надлежащая оценка по правилам ст. 67 ГПК РФ, не могут служить основанием для отмены решения суда, соответствующего фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона.

Ссылок на иные обстоятельства, которые не были исследованы судом либо опровергали его выводы, а также на нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, жалоба не содержит, следовательно, оснований к отмене решения суда не имеется.

С учетом вышеизложенного, судебная коллегия считает, что решение суда в обжалованной части отмене либо изменению по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Руководствуясь ч. 1 ст. 327.1, ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Междуреченского городского суда Кемеровской области от 05 декабря 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя открытого акционерного общества » «данные изъяты»» ФИО1 — без удовлетворения.

Председательствующий: О.А. Овчаренко

Судьи: И.С. Курпас

Н.П. Ветрова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: