Издержки по административному делу

21 января Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 6-П/2019 по делу о проверке конституционности ст. 112 КАС РФ, которая, по мнению заявителей, нарушает их права, поскольку допускает взыскание судебных расходов на оплату услуг представителя с истцов, проигравших дело о признании незаконным решения госоргана.

Обстоятельства дела

Как уже писала «АГ», с жалобой в КС РФ обратились граждане Наталья Баланюк, Николай Лаврентьев, Илья Попов и Владимир Чернышев, которые входят в группу инициативных петербуржцев «Спасем Александрино», выступающую против уплотнительной застройки г. Санкт-Петербурга. Ранее указанная группа обращалась в суд с административным иском к Комитету по градостроительству и архитектуре г. Санкт-Петербурга, оспаривая распоряжения об утверждении градостроительных планов земельных участков. К участию в деле в качестве заинтересованного лица на стороне административного ответчика был привлечен застройщик в лице общества «Воин-В».

Районный суд г. Санкт-Петербурга удовлетворил требования заявителей частично, однако впоследствии его решение было отменено апелляцией, которая отказала в удовлетворении административного иска. Впоследствии общество «Воин-В» обратилось в суд за возмещением судебных расходов на сумму свыше 90 тыс. руб. В обоснование своих требований застройщик ссылался на факт заключения им договоров об оказании юридических услуг в рамках административного судопроизводства.

Городской суд Санкт-Петербурга взыскал с административных истцов 40 тыс. руб. (по 10 тыс. руб. с каждого из четырех участников инициативной группы) в соответствии со ст. 112 КАС РФ. Согласно указанной норме стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах; если сторона, обязанная возместить расходы на оплату услуг представителя, освобождена от их возмещения, указанные расходы возмещаются за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета.

По мнению заявителей, ст. 112 КАС РФ не соответствует положениям Конституции РФ, поскольку допускает взыскание судебных расходов на оплату услуг представителя с истцов, проигравших дело о признании незаконным решения госоргана.

Выводы КС РФ

Изучив обстоятельства дела, Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что заинтересованные лица, не имея самостоятельного материально-правового притязания относительно предмета спорного правоотношения, защищают собственные материально-правовые интересы, на которые может повлиять судебный акт по делу об оспаривании решения органов государственной власти.

Со ссылкой на ст. 103 и 106 КАС Суд пояснил, что судебные расходы включают в себя госпошлину и издержки по делу, при этом перечень последних не является исчерпывающим. Он также подчеркнул, что в сфере административного судопроизводства действует общий порядок распределения судебных расходов между сторонами, установленный ч. 1 ст. 111 РФ, за исключением отдельных случаев.

«Тем самым КАС РФ прямо закрепляет возможность возмещения судебных расходов стороне в административном деле, в чью пользу состоялся итоговый судебный акт. Однако данный Кодекс, регулируя процессуальный статус заинтересованного лица и признавая, что оно пользуется правами и несет обязанности стороны, не позволяет однозначно распространить на него и положения о возмещении судебных расходов поскольку такое возмещение не рассматривается буквально как процессуальное право стороны, а порядок возмещения судебных расходов, понесенных заинтересованным лицом, выступавшим на стороне, в пользу которой состоялся итоговый судебный акт, не имеет вступившего в силу на момент принятия настоящего постановления специального законодательного урегулирования», – отмечено в постановлении.

Также Суд пояснил, сославшись на ряд собственных правовых позиций, что критерием присуждения судебных расходов является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования. Если возмещение судебных расходов законом не предусмотрено, лицо не лишено возможности добиваться возмещения причиненных ему убытков в самостоятельном процессе в рамках ст. 15 ГК РФ. Само же возмещение судебных расходов ответчику и третьим лицам, вступившим в дело на его стороне, обусловливается не процессуальным статусом лица, в чью пользу принят судебный акт, а вынужденным характером понесенных в судебном разбирательстве затрат. В этой связи возможно возмещение судебных расходов применительно к лицу, с правами и обязанностями которого непосредственно связано разрешение дела, участвовавшему в деле на стороне, в чью пользу принят судебный акт. При этом должны подтверждаться фактический характер расходов, их необходимость и разумность.

Кроме того, КС отметил, что в судебной практике сложился единый правовой режим возмещения судебных расходов для третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора по гражданским делам, и заинтересованных лиц, участвующих в административных делах. Возможность возмещения понесенных ими судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, связывается с тем, способствовало ли их процессуальное поведение принятию судебного акта в пользу стороны, на которой они выступали, а на проигравшую сторону возлагается обязанность возместить соответствующие расходы.

Таким образом, установление связи права заинтересованного лица на возмещение судебных издержек исключительно с тем, способствовало ли его фактическое процессуальное поведение принятию судебного акта в пользу стороны, на которой оно выступало, может, по сути, рассматриваться как поощрение административного ответчика и суда к неисполнению возложенных на них обязанностей при производстве по делам. Это, в свою очередь, может побуждать заинтересованное лицо к принятию на себя всей полноты процессуального бремени доказывания законности оспоренных решений, действий (бездействия), чем может существенно осложнять определение оснований и условий возмещения ему понесенных судебных расходов, при условии, что они вынужденны и разумны. Также недопустимы целенаправленные действия административного ответчика и заинтересованного лица по увеличению расходов последнего на представителя, с целью финансовых обременений административного истца в качестве своеобразной санкции. Соответственно, выявление судом при разрешении вопроса о судебных издержках признаков таких действий обязывает суд разрешить вопрос о разумности судебных расходов.

Как указал Суд, иное понимание ст. 112 КАС РФ не соответствовало бы природе и задачам административного судопроизводства, придавало бы издержкам административного истца непрогнозируемый характер, создавая преграду для доступа к правосудию лиц, обоснованно полагающих свои права нарушенными, но не обладающих достаточными материальными средствами.

В итоге КС признал оспариваемую норму не противоречащей Конституции, поскольку она предполагает возможность присуждения судом с административного истца расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвовавшим в административном деле об оспаривании решений органа публичной власти на стороне административного ответчика, в пользу которого принят итоговый судебный акт по административному делу.

При этом фактическое процессуальное поведение заинтересованного лица должно отвечать следующим условиям:

  • судебные расходы, понесенные на оплату услуг представителя, являлись необходимыми (вынужденными), поэтому они возмещаются в разумных пределах;
  • участие заинтересованного лица в административном деле на стороне административного ответчика было надлежащим способом защиты своих прав, свобод и законных интересов, а судебный акт по делу влечет юридические последствия для такого лица в виде сохранения или прекращения его прав и обязанностей;
  • его расходы на оплату услуг представителя не сводились к воспрепятствованию деятельности административного истца по защите прав, свобод и законных интересов себя, других лиц или неопределенного круга лиц.

В этой связи Конституционный Суд распорядился пересмотреть судебные решения по делу заявителей, принятые на основе оспариваемой нормы, истолкованной вразрез с ее конституционно-правовым смыслом.

Мнения экспертов «АГ»

Комментируя постановление, адвокат АК «Бородин и Партнеры» Ольга Рогачева отметила, что расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица в разумных пределах (Постановление Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1). «В деле, рассматриваемом КС, расходы на оплату услуг представителя заинтересованного лица были взысканы с граждан, которым частично было отказано в удовлетворении административного иска по делу об оспаривании решения органа публичной власти. КАС РФ, регулируя процессуальный статус заинтересованного лица, не позволяет однозначно распространить на него положения о возмещении судебных расходов, порядок возмещения таких расходов также законодательно не урегулирован», – пояснила эксперт.

По мнению адвоката, Конституционный Суд правильно акцентирует внимание на вопросе о том, должен ли быть единым процессуальный режим возмещения издержек в административном и гражданском судопроизводстве. Также нужно учитывать, что КАС регулирует рассмотрение споров в сфере административных и иных публичных правоотношений. «Последняя включает в себя как отношения, возникающие в результате установления правовых порядков организации и функционирования публичного управления, так и отношения, порождаемые незаконными решениями, действиями (бездействием) органов публичной власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, которые реализуют административные властные полномочия к физическим лицам и организациям», – отметила Ольга Рогачева. По ее словам, распределение бремени доказывания при оспаривании действий (бездействия), решений органов публичной администрации осуществляется таким образом, что законность принятых решений должны доказать органы государственной власти.

При этом адвокат отметила, что КС в своем постановлении также акцентирует внимание на активной роли суда, которая закреплена к КАС РФ, но пока не получила должного применения и понимания. При рассмотрении дел об оспаривании решений и действий суд не связан с основаниями и доводами заявленных административными истцами требований. Рассмотрение судом административных дел должно гарантировать правовую защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций в указанной сфере правоотношений, а также законность в деятельности органов публичной власти и их должностных лиц, государственных и муниципальных служащих. «Властность подчинения одной стороны другой представляет собой характерную особенность сферы административных и иных публичных правоотношений и одновременно основу их возникновения и реализации. Если на стороне властного субъекта будет еще заинтересованное лицо, которое найдет себе «юридически крутого” представителя, то вряд ли мы можем говорить о справедливом правосудии», – полагает Ольга Рогачева.

Она также согласилась с выводом Суда о том, что необходимо дифференцированно подходить к определению оснований и условий возмещения судебных расходов в административном судопроизводстве. «В данном аспекте следует учитывать специальный административно-правовой статус должностных лиц и государственных служащих, право применения к физическим лицам и организациям отдельных административных властных требований, дискрецию и возникающую в связи с этим необходимость обеспечения защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций в указанной сфере правоотношений», – отметила Ольга Рогачева.

Адвокат АП Ставропольского края Игорь Усков считает, что обозначенная Конституционным Судом позиция развивает ранее озвученный ВС РФ принцип допустимости возмещения процессуальных издержек третьих лиц сторонами дела в гражданском судопроизводстве. «Такой подход справедлив: обращаясь в суд, истец должен отвечать за свои действия хотя бы рублем. Возможно, высшие суды таким образом пытаются остановить вал заведомо проигрышных исков, тормозящий и без того нагруженную судебную систему», – рассуждает эксперт.

По его словам, в настоящее время законодатель идет по аналогичному пути, допуская взыскание судебных издержек не только сторонами друг с друга, но и вовлекая в процессуальную ответственность всех участников производства. «При этом не следует опасаться, что истолкованная норма будет препятствием на пути к правосудию под угрозой материальных трат. Постановление достаточно подробно излагает защитительный механизм от произвольной компенсации издержек победителя, указывая на его добросовестность, разумность пределов, вынужденность расходов и участие заинтересованного лица только в качестве способа защиты его прав вкупе с его активной позицией», – отметил Игорь Усков, добавив, что такой подход отсекает расходы третьих лиц, формально привлеченных к делу.

В то же время адвокат полагает, что постановление КС существенно не повлияет на правоприменительную практику: «В административном судопроизводстве редко встречаются ситуации, когда заинтересованное лицо обороняет власти-ответчиков так активно, чтобы претендовать на возмещение издержек». Однако он выразил надежу, что данный судебный акт будет служить общим ориентиром судам и юристам в целях защиты добросовестных лиц.

Дело № 2-121-358/12 <ДАТА1>

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации (России)

Исполняющий обязанности мирового судьи судебного участка №121 мировой судья судебного участка № 118 Центрального района г. Волгограда Колесник О.В. при секретаре Филипповой Е.Е. рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ясакова <ФИО1> к Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ в лице Управления федерального казначейства по Волгоградской области, Комитету бюджетно-финансовой политики и казначейства администрации Волгоградскойобласти о возмещении причиненных убытков и взыскании судебных расходов,

У С Т А Н О В И Л:

<ФИО2> обратился к мировому судье с иском о взыскании с Минфина РФ причиненных убытков, ссылаясь на то, что инспектором ИДПС 2 взвода 1 ОБДПС ГИБДД ГУВД по <АДРЕС> области <ФИО3> <ДАТА2> вынесено постановление по делу об административном правонарушении, на основании которого <ФИО2> признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренном ст. 12.12 КоАП РФ и подвергнут наказанию в виде штрафа в размере 700 руб.

Решением Волжского городского суда <АДРЕС> области от <ДАТА3> постановление от <ДАТА4> в отношении <ФИО4> оставлено без изменения.

Решением Волгоградского областного суда от <ДАТА5> решение судьи Волжского городского суда <АДРЕС> области от <ДАТА6> по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст.12.12 КоАП РФ в отношении <ФИО4> отменено, производство по делу прекращено за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Для получения юридической помощи по административному делу он обращался к <ФИО5> для заключения договора об оказании юридических услуг, согласно которому оплатил 15 000 руб.

В этой связи просил взыскать с ответчика в его пользу убытки в виде расходов по оплате юридической помощи, при рассмотрении административного дела, в сумме 25 575 руб., судебные расходы по оплате госпошлины — 968 руб.

В процессе судебного разбирательства к участию в деле привлечен в качестве Комитет бюджетно-финансовой политики и казначейства администрации <АДРЕС> области.

В судебное заседание истец не явился, согласно заявлению, просит дело рассмотреть в его отсутствие с участием представителя.

Представитель истца <ФИО6> (по доверенности) в судебном заседании уточнил размер исковых требований, просил взыскать с ответчика убытки в виде расходов по оплате юридической помощи, при рассмотрении административного дела в сумме 25 575 руб., судебные расходы по настоящему гражданскому делу в сумме 14 000 руб., судебные расходы по оплате госпошлины — 968 руб.

В судебном заседании представляющий по доверенности интересы Комитета бюджетно-финансовой политики и казначейства администрации <АДРЕС> области <ФИО7> исковые требования не признал, ссылаясь на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих незаконность действий инспектора дорожно-патрульной службы, кроме того, обратила внимание суда на то, что с <ДАТА7> в соответствии со ст.47 ФЗ РФ «О полиции» финансовое обеспечение деятельности полиции является расходным обязательством Российской Федерации и обеспечивается за счет средств федерального бюджета.

В судебном заседании представляющая по доверенности интересы Министерства Финансов РФ — <ФИО8> исковые требования не признала, ссылаясь на то, что на момент привлечения истца к административной ответственности финансирование милиции общественной безопасности осуществлялось из средств бюджета <АДРЕС> области, поэтому надлежащим ответчиком по делу является Комитет бюджетно-финансовой политики и казначейства администрации <АДРЕС> области. Просила в иске к Министерству финансов РФ отказать.

Выслушав представителей сторон и исследовав материалы дела, мировой судья находит иск подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

В судебном заседании установлено, что инспектором ИДПС 2 взвода 1 ОБДПС ГИБДД ГУВД по <АДРЕС> области <ФИО3> <ДАТА2> вынесено постановление по делу об административном правонарушении, на основании которого <ФИО2> признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренном ст. 12.12 КоАП РФ и подвергнут наказанию в виде штрафа в размере 700 руб.

Решением Волжского городского суда <АДРЕС> области от <ДАТА3> постановление от <ДАТА4> в отношении <ФИО4> оставлено без изменения.

Решением Волгоградского областного суда от <ДАТА5> решение судьи Волжского городского суда <АДРЕС> области от <ДАТА6> по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст.12.12 КоАП РФ в отношении <ФИО4> отменено, производство по делу прекращено за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

При рассмотрении дела об административном правонарушении участие в деле принимал представитель <ФИО4> — <ФИО6>

Исходя из представленных истцом договоров об оказании юридических услуг от <ДАТА8>, <ДАТА9>, расписок за оказание помощи защитника он оплатил 25 575 руб.

Данные обстоятельства подтверждаются материалами дела и сторонами не оспаривались.

Согласно ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Нормой ст. 25.5 КоАП РФ предусмотрена возможность участия защитника по делу об административном правонарушении и на получение юридической помощи и какими-либо ограничениями не обуславливается.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Расходы на оплату труда адвоката или иного лица, участвовавшего в производстве по делу об административном правонарушении в качестве защитника, не отнесены к издержкам по делу об административном правонарушении, предусмотренных ст. 24.7 КоАП РФ. Вместе с тем, в случае отказа в привлечении лица к административной ответственности либо удовлетворении его жалобы на постановление о привлечении к административной ответственности, этому лицу причиняется вред в связи с расходами на оплату труда лица, оказавшего юридическую помощь, эти расходы на основании статей 15, 1069, 1070 ГК РФ могут быть взысканы в пользу этого лица за счет средств соответствующей казны (казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации), что следует из постановления Пленума Верховного Суда РФ от <ДАТА10> N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях» с изменениями от <ДАТА11> и <ДАТА12>

Учитывая вышеизложенное, поскольку <ФИО2> был незаконно привлечен к административной ответственности в связи с необоснованным возбуждением в отношении него инспектором ГИБДД дела об административном правонарушении, и как следствие понес убытки при рассмотрении дела о привлечении его к административной ответственности, его право на получение квалифицированной юридической помощи гарантировано Конституцией РФ, являющейся законом прямого действия, то соответственно он имеет право на возмещение понесенных убытков, выразившихся в расходах за оказание юридической помощи.

Таким образом, требования истца о взыскании суммы убытков в виде расходов по оплате юридической помощи в сумме 25 575 руб. являются законными, обоснованными и подлежат удовлетворению.

В силу положений ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В соответствии со ст. 47 ФЗ от <ДАТА13> <НОМЕР> (ред. от <ДАТА14>) «О полиции» финансовое обеспечение деятельности полиции, включая гарантии социальной защиты сотрудников полиции, выплат и компенсаций, предоставляемых (выплачиваемых) сотрудникам полиции, членам их семей и лицам, находящимся на их иждивении, в соответствии с законодательством Российской Федерации, является расходным обязательством Российской Федерации и обеспечивается за счет средств федерального бюджета.

В соответствии со ст. 54 ФЗ от <ДАТА13> <НОМЕР> (ред. от <ДАТА14>) «О полиции» финансирование деятельности полиции до <ДАТА7> осуществлялось за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов и иных источников финансирования в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе производить дополнительные расходы на обеспечение деятельности полиции, в том числе на дополнительные выплаты сотрудникам полиции сверх установленного размера денежного довольствия, в пределах средств, предусмотренных законом о бюджете субъекта Российской Федерации или муниципальным правовым актом представительного органа муниципального образования о местном бюджете. Обслуживание указанных расходов осуществляется на лицевых счетах по учету средств бюджетов субъектов Российской Федерации и средств местных бюджетов, открываемых в территориальных органах Федерального казначейства в установленном порядке.

Таким образом, на период до <ДАТА15> сохранялся ранее действовавший порядок финансирования деятельности милиции, установленный ст.35 Закона 1991 г. » О милиции» и ч.9 ст.154 Федерального Закона от <ДАТА16> N 122-ФЗ. С <ДАТА15> действует порядок финансового обеспечения деятельности полиции, установленный ст. 47 Федерального Закона «О полиции», т.е. за счет средств только федерального бюджета.

Принимая во внимание, что с <ДАТА7> должности сотрудников полиции, к которым отнесены и сотрудники ГИБДД, финансируются только за счет средств федерального бюджета, мировой судья считает, что обязанность по возмещению понесенных истцом расходов должна быть возложена на Российскую Федерацию в лице Министерства финансов РФ в лице Минфина РФ.

В соответствии с ч.1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы…

На основании с ч.1 ст. 100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Из материалов дела следует, что истцом при подаче искового заявления были понесены судебные расходы по оплате госпошлины в размере 968 руб., по оплате юридических услуг представителя — 14 000 руб., что подтверждается копией договора об оказании юридических услуг от <ДАТА17>, распиской и чек-ордером, которые в силу приведенных правовых норм подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

При этом мировой судья находит требования истца о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 14 000 руб. соразмерными заявленному иску, поскольку данные расходы понесены в связи с восстановлением истцом его нарушенного права, обеспечивают конституционные гарантии его права на получение квалифицированной юридической помощи и поскольку ответчиком не представлено доказательств чрезмерности взыскиваемой суммы в силу конкретных обстоятельств дела, суд оснований для уменьшения размера данных расходов не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, мировой судья

Р Е Ш И Л:

Взыскать с Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ за счет средств казны Российской Федерации в пользу Ясакова <ФИО1> расходы по оплате услуг представителя при рассмотрении дела об административном правонарушении — 25 575 руб., а также судебные расходы по оплате услуг представителя по настоящему делу — 14 000 руб., по оплате госпошлины — 968 руб.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Центральный районный суд г. Волгограда через мирового судью судебного участка № 118 Центрального района г. Волгограда в течение одного месяца.

Уровень разработки действующего административного законодательства пока не позволяет избежать проблем правоприменения, связанных как со сложностью квалификации возникающих отношений, так и с отсутствием должного механизма правового регулирования. Анализ судебной практики позволяет утверждать, что отсутствуют единые подходы к разрешению дел, связанных с возмещением расходов на оплату услуг защитника по делу об административном правонарушении. Значительное количество дел приходится по линии ГИБДД МВД России, которые связаны с производством по делу об административном правонарушении <1>. Суть таких дел сводится к тому, что лицо, в отношении которого осуществляется административное преследование, по своей инициативе прибегает к платным услугам защитника и в последующем в целях компенсации расходов заявляет исковые требования к казне <2>.
———————————
<1> В 2016 году в России судами удовлетворено более двенадцати тысяч жалоб на постановления, действия (бездействие) должностных лиц подразделений системы МВД России. В структуре удовлетворенных жалоб более десяти тысяч составляет обжалование действий и бездействия сотрудников ГИБДД МВД России.
<2> Например, решение мирового судьи судебного участка N 100 района Якиманка г. Москвы от 15 марта 2017 г. по делу N 2-41/2017; Апелляционное определение Московского городского суда от 14 сентября 2016 г. по делу N 33-32552/2016; Апелляционное определение Московского городского суда от 6 июня 2016 г. по делу N 33-21605/2016; Апелляционное определение Ростовского областного суда от 29 сентября 2016 г. по делу N 33-16849/2016 и др.
Повод обратиться с исковым требованием усматривается. В соответствии со ст. 24.7 Кодекса об административных правонарушениях расходы на услуги защитника не отнесены законодателем к издержкам по делу об административном правонарушении. Если решением суда отменяется постановление о привлечении лица к административной ответственности, тогда делается вывод о том, что расходы на защитника в связи с административным преследованием возникли по вине сотрудников органов внутренних дел и они должны быть компенсированы. При обращении с иском в суд заявитель указывает на два обстоятельства: во-первых, на отмену судом постановления о привлечении к административной ответственности, что должно означать признание всех ранее совершенных по делу об административном правонарушении действий незаконными; во-вторых, наличие фактически понесенных расходов, обусловленных применением к лицу мер административного воздействия или угрозой применения таких мер.
Судебная практика сложилась так, что требования истца о возмещении произведенных им ранее расходов на оплату услуг защитника по делу об административном правонарушении, как правило, удовлетворяются. Взыскание производится с Российской Федерации за счет казны в лице МВД России. При этом основной аргумент, который звучит в судебных постановлениях, сводится к тому, что отмена постановления о привлечении лица к административной ответственности фактически указывает на незаконность совершаемых ранее сотрудниками органов внутренних дел действий и порождает безусловное право лица, в отношении которого осуществлялось административное преследование, требовать расходы, связанные с оказанием ему юридической помощи сторонними лицами. В этом случае возникает вопрос о том, каково правовое основание возмещения таких расходов.
К сожалению, действующее законодательство пока не позволяет дать точный ответ. В связи с этим можно наблюдать отсутствие единства судебной практики и наметившиеся два подхода в разрешении данного вопроса: 1) суды применяют аналогию закона, в частности ст. 100 ГПК РФ, и удовлетворяют иск, принимая во внимание разумность понесенных расходов; 2) суды применяют ст. ст. 15, 1069 ГК РФ и взыскивают понесенные расходы как убытки. При этом следует обратить внимание, что оба подхода в равной степени присутствуют как в решениях судов общей юрисдикции, так и в решениях арбитражных судов.
Если обратиться к анализу юридической литературы, то следует признать также факт отсутствия разработанных на достаточном теоретическом уровне положений, которые позволяют обосновать правовой механизм возмещения произведенных лицом затрат на оплату юридических услуг защитника по делу об административном правонарушении. Так, например, безапелляционно со ссылкой на позицию высших судебных органов утверждается, что возмещение таких расходов возможно на основании ст. 1069 ГК РФ <3>. При этом, если учитывать, что ст. 1069 ГК РФ образует специальный деликт, авторы даже не ставят вопрос о том, надо ли доказывать наличие оснований и условий гражданского правонарушения, в чем особенность противоправности действий сотрудников органов внутренних дел, их вины.
———————————
<3> См.: Панкова О.В. Практика применения КоАП РФ о правонарушениях в области дорожного движения: Практич. пособие. М.: Юрайт, 2012; Опалев Р.О. Вопросы судопроизводства в арбитражных судах: решения и аргументы, которыми можете воспользоваться и Вы: Науч.-прикладное пособие. М.: Инфотропик Медиа, 2014; Беспалов Ю.Ф., Беспалов А.Ю. Судебные расходы по гражданским, уголовным делам и делам об административных правонарушениях: Учебно-практическое пособие. М.: Проспект, 2014.
Интересен подход, который сложился в зарубежном праве: от полного иммунитета государства до возможности взыскания расходов за счет казны. В настоящее время ученые отмечают, что в имущественных отношениях, связанных с причинением вреда должностными лицами органов государственной власти, действуют основные принципы возмещения: а) введен досудебный порядок урегулирования спора; б) вред государство возмещает только в том случае, если он причинен в результате исполнения должностным лицом своих обязанностей в результате проявления властных полномочий и при доказанности факта злоупотребления чиновником властью; в) в ряде стран ответственность государства не является гражданско-правовой, а заменена компенсационным механизмом без выяснения элементов состава правонарушения; г) государство не несет ответственности, если решение государственного органа содержало процедурные ошибки, но было верно по существу <4>.
———————————
<4> См.: Нуриев А.Х. Ответственность государства за причинение вреда участникам гражданских правоотношений в праве зарубежных стран // Российский юридический журнал. 2011. N 2. С. 94 — 103.
Юридические конструкции зарубежного права постепенно находят применение и в рамках отечественного нормотворчества. В частности, согласно ч. 5 ст. 4 АПК РФ введен обязательный досудебный порядок урегулирования спора; гражданско-правовая ответственность государства носит ограниченный характер, поскольку предполагает доказывание факта причинения должностным лицом государственного органа вреда в рамках исполнения возложенных на такое лицо служебных обязанностей. Есть основания полагать, что и иные положения из зарубежного права могут быть заимствованы отечественным законодателем.
Учитывая, что идет процесс постоянного совершенствования правовых норм в рамках заданного государством вектора реформирования, на данном этапе постараемся дать оценку сформировавшимся в судебной практике подходам по вопросу правового основания возмещения расходов на услуги защитника по делу об административном правонарушении. Для этих целей обратим внимание сначала на алгоритм взыскания, который применяют суды, а затем попытаемся предложить свои аргументы, которые могут быть приняты во внимание при разработке алгоритма защиты интересов МВД России.
Первый подход. Применение аналогии закона, в частности ст. 100 ГПК РФ, исходя из разумности понесенных расходов. Алгоритм взыскания основан на разъяснениях Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» <5>. Суды исходят из того, что КоАП РФ не относит расходы на защитника по делу об административном правонарушении к издержкам, но отношения очень схожи с отношениями участия представителя в гражданском процессе. В связи с этим от заявителя требуется доказать факт несения таких расходов; в целях обеспечения баланса процессуальных прав и обязанностей сторон суд уменьшает размер расходов на защитника, если они явно завышены и носят неразумный характер; при неполном удовлетворении иска расходы взыскиваются пропорционально удовлетворенным требованиям. При этом при определении разумности необходимо учитывать сравнимые обстоятельства за аналогично оказанные услуги, объем исковых требований, цену иска, сложность дела, объем фактически оказанных защитником услуг, время на подготовку процессуальных документов и другие параметры.
———————————
<5> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» // БВС РФ. 2016. N 4.
Изложенное позволяет сделать вывод о том, что при отсутствии в законе легального определения разумности разрешение вопроса о присуждаемых суммах находится в плоскости усмотрения конкретного судьи. Критерии разумности расходов на услуги представителя, которые предложены высшим судебным органом, не позволяют пока выработать единый подход при правоприменении. В юридической литературе делается аналогичный вывод, однако каких-либо действенных с точки зрения правоприменительного процесса механизмов, на наш взгляд, к сожалению, не предложено <6>.
———————————
<6> См.: Илалутдинов А.И. Возмещение судебных расходов на представителя: позиция проигравшей стороны // Вестник арбитражной практики. 2012. N 6. С. 24 — 30; Тютюнников А. Категория разумности при возмещении расходов на оплату услуг представителей в арбитражном и гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 7. С. 11 и др.
При таком подходе защита интересов МВД России по предъявленному иску о возмещении расходов на защитника по делу об административном правонарушении может быть основана на следующих положениях. Во-первых, за основу принимается Постановление Правительства РФ от 01.12.2012 N 1240 «О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР и Правительства Российской Федерации» <7>, в котором определены суммы вознаграждения адвоката за счет федерального бюджета, если адвокат был назначен судом <8>. Во-вторых, необходимо привести данные по сравнимым обстоятельствам за аналогично оказанные юридические услуги. Такие данные по справке можно получить в территориальных органах статистики региональных адвокатских палат. В-третьих, оценивая объем фактически оказанных услуг, следует обращать внимание на то, сколько раз защитник участвовал в процессе по делу об административном правонарушении, оценить соглашение с защитником на оказание юридической помощи. Достаточно часто возникает ситуация, когда в предмете соглашения действия защитника не конкретизированы, например не указан номер дела об административном правонарушении, в объем услуг включены действия, которые к формированию защиты по делу об административном правонарушении не относятся.
———————————
<7> СЗ РФ. 2012. N 50 (ч. 6). Ст. 7058.
<8> Так, например, в соответствии с п. 23 указанного Постановления размер вознаграждения адвоката, участвующего в гражданском судопроизводстве или в административном судопроизводстве, за один рабочий день участия составляет не менее 550 рублей и не более 1 200 рублей, а в ночное время — не менее 825 рублей и не более 1 800 рублей. Указанные суммы можно привязывать к разумности расходов.
Если правовые подразделения МВД России по заявленным искам о возмещении расходов на услуги защитника по делу об административном правонарушении учитывают вышеизложенные положения, то можно наблюдать как положительные моменты, так и отрицательные. Положительно то, что суды снижают размер заявленных требований о возмещении расходов, при этом в ряде случаев снижают значительно. Отрицательная сторона такого алгоритма защиты в том, что иск считается проигрышным, поскольку он удовлетворяется частично. В связи с этим предложенный в судебной практике подход не только в полной мере не может признаваться допустимым для повышения эффективности защиты органов внутренних дел, но и, на наш взгляд, является ошибочным по сути. Применение аналогии по ст. 100 ГПК РФ при взыскании расходов на услуги защитника по делу об административном правонарушении недопустимо.
Аналогия закона применяется в том случае, если есть схожие отношения, но отсутствует норма прямого действия. Действительно, КоАП РФ не относит издержки, которые может понести лицо, в отношении которого осуществляется административное преследование, на услуги защитника, к административным издержкам. Вместе с тем отождествлять их с издержками, которые несет лицо на услуги представителя при рассмотрении гражданского дела, нельзя.
Во-первых, при компенсации расходов на защитника по делу об административном правонарушении не действует предусмотренный ст. 98 ГПК РФ механизм пропорциональности удовлетворения судебных расходов в зависимости от объема удовлетворенных исковых требований.
Во-вторых, снижение расходов на защитника по делу об административном правонарушении не преследует цели, а также не связано с установлением баланса процессуальных прав и обязанностей сторон при рассмотрении дела. Вопрос о расходах на защитника по делу об административном правонарушении во времени возникает тогда, когда дело об административном правонарушении уже рассмотрено, и, напротив, вопрос о расходах представителя по гражданскому делу рассматривается на момент рассмотрения дела по существу.
В-третьих, Верховный Суд РФ ранее определил свою позицию по вопросу правовой природы понесенных расходов на защитника по делу об административном правонарушении. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» <9> такие расходы следует квалифицировать как убытки, и, следовательно, возможность их взыскания должна быть в рамках применения ст. 1069 ГК РФ о деликтной ответственности.
———————————
<9> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // БВС РФ. 2005. N 6.
Второй подход. Применение ст. ст. 15, 1069 ГК РФ и взыскание понесенных расходов как убытков. Особенность в том, что реализация данного подхода на уровне рассмотрения дел в судах первой и второй инстанции несколько нивелирована. Несмотря на то что Верховный Суд РФ ориентировал на то, что размер издержек на защитника должен определяться на основании приобщенных к делу документов, подтверждающих размер произведенных затрат, и при отмене постановления необходимо вести речь о деликтной ответственности, а значит, необходимо устанавливать на момент рассмотрения иска все элементы состава гражданского правонарушения, достаточно часто этого не происходит. Так сложилось, что, во-первых, если лицо представляет договор об оказании юридической помощи защитника по делу об административном правонарушении, то суды считают это достаточным доказательством понесенных расходов; во-вторых, отмена постановления о привлечении лица к административной ответственности для суда означает безусловный вывод о противоправном поведении и вине со стороны должностных лиц органов внутренних дел.
Данные аргументы вызывают сомнения по ряду причин. По общему правилу заявитель должен доказать наличие вреда — неблагоприятных последствий, которые возникли в результате нарушения права. Вместе с тем договора в этой части явно недостаточно. Договор есть юридический факт, который приводит к возникновению обязательства. Однако договор нельзя рассматривать в качестве документа, подтверждающего исполнение обязательства по оказанию юридических услуг со стороны защитника. Обязательства по оказанию услуг основаны на нормах главы 39 ГК РФ, и это значит, что как минимум необходимо представление подписанного двухстороннего акта об оказанных услугах в связи с субсидиарным применением норм о подряде (ст. 783 ГК РФ). Также при формировании позиции в суде подразделениями МВД России в целях защиты интересов ведомства необходимо обращать внимание на необходимость представления суду расписки, приходно-кассового ордера и иного документа, подтверждающего фактические расходы истца на услуги защитника по делу об административном правонарушении. При отсутствии документального подтверждения понесенных убытков применить разъяснения Верховного Суда РФ о том, что убытки должны быть определены с разумной степенью достоверности, исходя из принципа справедливости и соразмерности допущенному правонарушению <10>, не представляется возможным.
———————————
<10> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» // БВС РФ. 2016. N 5.
Разумная степень достоверности, разумность, справедливость — критерии, которые могут расширять судейское усмотрение. В большей степени на эти критерии можно ориентироваться в договорных обязательствах. Напротив, понесенные лицом расходы на защитника по делу об административном правонарушении исходя из правовой природы носят внедоговорный характер. В целях исключения недобросовестности поведения лица доказыванию подлежит в первую очередь необходимость несения расходов, которая может быть обусловлена, только если сотрудники полиции совершают действия или бездействуют противоправно.
Также подход суда о безусловном взыскании убытков на основании ст. 1069 ГК РФ при отмене постановления о привлечении лица к административной ответственности является неверным, поскольку не дана оценка всем элементам состава гражданского правонарушения: обоснованности размера вреда, противоправности действий сотрудников органов внутренних дел, причинно-следственной связи между вредом и совершенными причинителем вреда действиями, а также вины. Недоказанность хотя бы одного из необходимых условий влечет за собой отказ в удовлетворении исковых требований. При этом бремя доказывания первых трех элементов состава гражданского правонарушения лежит на истце, отсутствие вины доказывает причинитель. Доказательства наличия совокупности указанных обстоятельств истцы при рассмотрении иска, как правило, не представляют.
Иногда расходы, которые понес истец на услуги защитника по делу об административном правонарушении, не сопоставимы с размером штрафа за административное правонарушение. По сути, это должно означать, что истец, заявляя требования о возмещении расходов на услуги защитника, недобросовестно осуществляет свои гражданские права, нарушает принцип добросовестности, предусмотренный ст. 1 ГК РФ. Добросовестность есть стандарт поведения, ожидаемого оборотом от его участника, действующего разумно. Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. Кроме того, добросовестность означает осознание лицом того или иного неведения некоторых обстоятельств, с наличностью которых закон считает возможным связать те или иные юридические последствия.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела первого части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» <11> критерии добросовестности раскрыты. В частности, поведение стороны должно учитывать права и законные интересы другой стороны, а также должна отсутствовать диспропорция между причиненным вредом и получаемой выгодой. В рассматриваемом случае, во-первых, истец не учитывает права и охраняемые интересы государства в части сохранения средств казны; во-вторых, существует диспропорция между штрафом, который грозил истцу, и затратами на услуги защитника по делу об административном правонарушении; в-третьих, истец осознает, что, заявляя требование, он причиняет в итоге вред казне гораздо больший в сравнении с тем, который мог сам понести, уплачивая штраф. В рассматриваемых обстоятельствах баланс между частными и публичными интересами не наблюдается: в связи с явно необоснованным обращением за судебной защитой в действиях истца можно наблюдать элементы злоупотребления, что может вести к отказу в судебной защите (п. 2 ст. 10 ГК РФ).
———————————
<11> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела первого части первой ГК РФ» // БВС РФ. 2015. N 8.
Возмещение убытков (вреда) как мера ответственности применяется при нарушении гражданских субъективных прав истца. При этом в судебном заседании о компенсации расходов на услуги защитника, как правило, не выясняется, какое именно его субъективное гражданское право было нарушено в момент производства по делу об административном правонарушении, когда действия сотрудников органов внутренних дел являются законными, пока не доказано иное. Возмещение убытков — мера ответственности, которая применяется при наличии гражданского правонарушения. Правонарушение — это юридический факт в виде действия (бездействия), которое характеризуется тем, что нарушает нормы объективного права, закрепленные в законе или ином нормативном правовом акте, а также нарушает субъективные права. При недоказанности гражданско-правового правонарушения возложение мер ответственности невозможно.
Истец обычно указывает, что нарушены нормы объективного права, но не обосновывает, какие субъективные права при этом нарушены. При отсутствии обоснования нарушения субъективного права вести речь о возмещении вреда нельзя, поскольку нельзя достоверно установить причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и возникшими у потерпевшего неблагоприятными последствиями.
Удовлетворяя требования истца о возмещении расходов на услуги защитника, суды не обращают внимание на положения, которые связаны с обязательной оценкой элемента противоправности в рамках применения ст. 1069 ГК РФ. Во-первых, в силу ст. 12 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» на полицию возложена обязанность пресекать административные правонарушения и осуществлять производство по делам об административных правонарушениях, отнесенных законодательством об административных правонарушениях к подведомственности полиции.
В соответствии с ч. 1 ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставлено право составлять протоколы об административных правонарушениях, собирать доказательства, применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применять иные меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях. Действия инспектора ГИБДД по составлению протокола об административном правонарушении, пока не доказано иное, совершаются в пределах законных полномочий и соответствуют положению ст. 28.1 КоАП РФ. При непосредственном обнаружении должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, протокол должен быть составлен. В противном случае при несоставлении протокола можно было вести речь о противоправном бездействии, которое повлечет служебную проверку в отношении сотрудника полиции и привлечение его к дисциплинарной ответственности.
Во-вторых, если сотрудник полиции составляет протокол в рамках исполнения своих служебных обязанностей, нельзя сделать безусловный вывод о том, что производимые при производстве по делу об административном правонарушении действия были незаконными. На момент составления протокола устанавливаются лишь признаки состава административного правонарушения, но не решается вопрос о виновности лица и привлечении его к административной ответственности.
Аналогичная правовая позиция сформулирована в Постановлении Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, п. 1 ст. 1070 и абзаца третьего ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова», согласно которой тот факт, что истец так и не был привлечен к административной ответственности, не означает, что возбуждение дела об административном правонарушении и применение к истцу меры обеспечения производства по делу являлись незаконными <12>. На момент возбуждения дела об административном правонарушении, как следует из ст. 28.1 КоАП РФ, юридическое значение имеет лишь повод к возбуждению, но на данной стадии не устанавливаются все элементы состава административного правонарушения, не решается вопрос о виновности лица, лицо не привлекается к административной ответственности.
———————————
<12> Вестник Конституционного Суда РФ. 2009. N 4.
В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» при подготовке дела к рассмотрению судья должен также установить, правильно ли составлен протокол об административном правонарушении с точки зрения полноты исследования события правонарушения и сведений о лице, его совершившем, а также соблюдения процедуры оформления протокола. На момент отмены постановления о привлечении лица к административной ответственности суды, как правило, не усматривают каких-либо нарушений в части составления протокола сотрудником органов внутренних дел.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Панкова О.В. Практика применения КоАП РФ о правонарушениях в области дорожного движения: Практич. пособие. М.: Юрайт, 2012.
2. Опалев Р.О. Вопросы судопроизводства в арбитражных судах: решения и аргументы, которыми можете воспользоваться и Вы: Науч.-прикладное пособие. М.: Инфотропик Медиа, 2014.
3. Беспалов Ю.Ф., Беспалов А.Ю. Судебные расходы по гражданским, уголовным делам и делам об административных правонарушениях: Учебно-практическое пособие. М.: Проспект, 2014.
4. Нуриев А.Х. Ответственность государства за причинение вреда участникам гражданских правоотношений в праве зарубежных стран // Российский юридический журнал. 2011. N 2.
5. Илалутдинов А.И. Возмещение судебных расходов на представителя: позиция проигравшей стороны // Вестник арбитражной практики. 2012. N 6.
6. Тютюнников А. Категория разумности при возмещении расходов на оплату услуг представителей в арбитражном и гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 7.
(Продолжение следует)

24.04.2020 – 30.04.2020, № 15

ПРАВОВЫЕ РЕАЛИИ

Административные правонарушения: возмещение расходов на юридическую помощь

Различные области судопроизводства давно предусматривают возмещение расходов на профессиональную юридическую помощь стороне, в пользу которой принято решение по делу. Исключением до сих пор остаются уголовное судопроизводство, а также производства по делам об административных правонарушениях. И если в уголовной области Закон1 предусматривает возмещение расходов подозреваемого/обвиняемого на адвоката, то решение админдела в пользу лица не всегда имеет четкое законодательное основание для возмещения расходов на юридических советников.

Закон Украины «О порядке возмещения ущерба, нанесенного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда».

По закону, если лицо привлекалось к административной ответственности, оно имеет право на возмещение вреда только в случае, если:

– к нему незаконно применили административный арест или исправительные работы;

– у него незаконно конфисковали имущество;

– на него незаконно наложили штраф.

При этом право на такое возмещение возникает исключительно в случае, если дело об административном правонарушении закрыли.

По нормам упомянутого выше Закона лицо, админдело в отношении которого подлежит решению судом и по результатам рассмотрения этим судом закрыто в результате реабилитирующих оснований, не имеет права на возмещение расходов. Лицо может претендовать на возмещение вреда в случае, если суд первой инстанции привлек его к административной ответственности, а апелляционный суд отменил это решение и закрыл производство по делу.

Очевидно, это несправедливо по отношению к лицу, касательно которого рассматривалось дело об админправонарушении. Более того, это никоим образом не стимулирует государство, а именно органы и должностных лиц, которые имеют право на составление протокола об админправонарушении, осознанно и ответственно использовать свои полномочия.

Совокупный анализ законодательства дает основания полагать, что этот недостаток можно устранить даже без внесения в закон изменений, которые прямо указывают о необходимости возмещения расходов на юридическую помощь. Как действовать?

Поначалу обратиться к действующему законодательству. Порядок производства по делам об административных правонарушениях определяется как соответствующим Кодексом, так и другими законами. Статья 56 Конституции Украины гарантирует, что каждый имеет право на возмещение за счет государства или органов местного самоуправления материального и морального вреда, причиненного незаконными решениями, действиями или бездействием органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных и служебных лиц при осуществлении ими своих полномочий. Нормы Конституции являются нормами прямого действия.

Кроме того, ч. 4 ст. 10 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» предусматривает, что расходы участников судебного процесса на профессиональную юридическую помощь возмещаются в порядке, предусмотренном законом. Наконец, можно также сослаться на международное законодательство. В частности, п. 14 Рекомендации R (81) 7 Комитета министров государствам-членам относительно путей облегчения доступа к правосудию прерусматривает, что за исключением особых обстоятельств, сторона, выигравшая дело, должна в принципе получать от проигравшей стороны возмещение сборов и расходов, включая гонорары адвокатов, которые она обоснованно понесла в связи с разбирательством.

Далее со ссылкой на аналогию Закона, например, положения КАСУ в части распределения судебных расходов, обосновываем необходимость решения судом первой инстанции, закрывшим дело об административном правонарушении, вопроса о возмещении расходов на профессиональную юридическую помощь.

Соответствующее ходатайство подаем в суд, который рассматривал дело, с просьбой рассмотреть ходатайство в порядке, предусмотренном ст. 12 Закона «О порядке возмещения ущерба, нанесенного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда».

Поскольку весь порядок действий, как правило, основывается на положениях аналогии Закона, целесообразно приобщить к делу доказательства понесения расходов на профессиональную юридическую помощь еще до его решения судом. При этом именно до решения дела не стоит ставить перед судом просьбу осуществить в дальнейшем действия, направленные на возмещение этих расходов. Для некоторых представителей судейского корпуса гипотетическая возможность потерь для государственного бюджета является прямым препятствием для справедливого решения дела по существу.

Предложенный механизм, очевидно, не дает стопроцентной уверенности в возмещении расходов на юридическую помощь. Однако право – это живой организм, который имеет свойство изменяться. Для этого не всегда нужны даже изменения в законодательном регулировании, это подтверждается, например, постоянными изменениями правовых позиций Верховного Суда.

Законодательство не запрещает инициировать правовые изменения другими, кроме суда, участниками судопроизводства, тем более когда такие изменения продиктованы общими принципами права. Карантин и волна дел об административных правонарушениях, связанных с его несоблюдением, – это хороший повод напомнить государству о необходимости обеспечивать деятельность его представителей в строгом соответствии с законом. Возмещение расходов на профессиональную юридическую помощь будет одним из стимулов рассудительного подхода как к принятию правовых норм, так и к их практическому применению.

Сергей Рымар,
адвокат
ЮФ INTEGRITES

17 июня 2020

Судебные издержки возникают в процессе рассмотрения административного дела. В них включаются расходы на оплату услуг представителя, выплаты свидетелям и экспертам, привлекаемых к рассмотрению дела, специалистам и переводчика, почтовые расходы, которые несут стороны и иные лица. Возмещаются расходы на проезд и проживание лиц, участвующих в деле, в том числе стороны административного дела, которые они понесли для явки в суд, а также другое.
Согласно ст. 107 КАС РФ, от возмещения издержек, связанных с рассмотрением административного дела, освобождаются:
1) административные истцы, административные ответчики, являющиеся инвалидами I и II групп;
2) общественные организации инвалидов, если они являются административными истцами и административными ответчиками, а также если они представляют в суде интересы своих членов;
3) ветераны Великой Отечественной войны, ветераны боевых действий и ветераны военной службы, являющиеся административными истцами и административными ответчиками;
4) малоимущие граждане, признанные таковыми в соответствии с законодательством о порядке учета среднедушевого дохода для признания граждан малоимущими, являющиеся административными истцами и административными ответчиками.
Подготовлено прокуратурой Шиловского района

Вернуться к списку