ГК РФ 1070

§ 1. Общие положения о возмещении вреда

Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда

Статья 1065. Предупреждение причинения вреда

Статья 1066. Причинение вреда в состоянии необходимой обороны

Статья 1067. Причинение вреда в состоянии крайней необходимости

Статья 1068. Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником

Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами

Статья 1070. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

Статья 1071. Органы и лица, выступающие от имени казны при возмещении вреда за ее счет

Статья 1072. Возмещение вреда лицом, застраховавшим свою ответственность

Статья 1073. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет

Статья 1074. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет

Статья 1075. Ответственность родителей, лишенных родительских прав, за вред, причиненный несовершеннолетними

Статья 1076. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным

Статья 1077. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным ограниченно дееспособным

Статья 1078. Ответственность за вред, причиненный гражданином, не способным понимать значения своих действий

Статья 1079. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих

Статья 1080. Ответственность за совместно причиненный вред

Статья 1081. Право регресса к лицу, причинившему вред

Статья 1082. Способы возмещения вреда

Статья 1083. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред

§ 2. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина

Статья 1084. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных либо иных обязательств

Статья 1085. Объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья

Статья 1086. Определение заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья

Статья 1087. Возмещение вреда при повреждении здоровья лица, не достигшего совершеннолетия

Статья 1088. Возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца

Статья 1089. Размер возмещения вреда, понесенного в случае смерти кормильца

Статья 1090. Последующее изменение размера возмещения вреда

Статья 1091. Индексация размера возмещения вреда

Статья 1092. Платежи по возмещению вреда

Статья 1093. Возмещение вреда в случае прекращения юридического лица

Статья 1094. Возмещение расходов на погребение

§ 3. Возмещение вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг

Статья 1095. Основания возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги

Статья 1096. Лица, ответственные за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги

Статья 1097. Сроки возмещения вреда, причиненного в результате недостатков товара, работы или услуги

Статья 1098. Основания освобождения от ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги

§ 4. Компенсация морального вреда

Статья 1099. Общие положения

Статья 1100. Основания компенсации морального вреда

Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда

Поделиться с друзьями

Новая редакция Ст. 1064 ГК РФ

1. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

2. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

3. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

Комментарий к Ст. 1064 ГК РФ

Причинение вреда является основанием возникновения деликтного обязательства в совокупности со следующими условиями:

а) противоправность действия (бездействия);

б) причинная связь между действием (бездействием) и причинением вреда;

в) вина причинителя.

Противоправность действия (бездействия) как условие возникновения деликтной ответственности выражается в нарушении причинителем вреда и нормы права, и одновременно субъективного права потерпевшего. Принцип генерального деликта исходит из правила — всякое причинение вреда противоправно, если законом не установлено иное. Например, правомерным и не подлежащим возмещению является вред, возникший при исполнении предусмотренных законом обязанностей по тушению пожара, спасению людей и имущества и т.д.

Другой комментарий к Ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Субъекты обязательства, возникающего в связи с причинением вреда, — потерпевший и лицо, ответственное за причинение вреда, как правило, не состоящие в договорных отношениях. Потерпевший, т.е. лицо, которому причинен вред, выступает в обязательстве из причинения вреда в качестве кредитора, а лицо, ответственное за причинение вреда (чаще всего сам причинитель вреда), — в качестве должника.

2. В состав обязательства из причинения вреда входят право потерпевшего требовать восстановления прежнего состояния либо возмещения вреда и обязанность должника совершить одно из названных действий. Объектом этого обязательства не может быть воздержание от действия. Обязанность кредитора может быть исполнена только положительным действием, направленным на возмещение вреда.

3. Основанием возникновения обязательства служит гражданское правонарушение, выразившееся в причинении вреда другому лицу. Для наступления ответственности за причинение вреда в общем случае необходимы четыре условия: наличие вреда; противоправное поведение (действие, бездействие) причинителя вреда; причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом; вина причинителя вреда. Указанные основания являются общими, поскольку перечисленный состав необходим в случае, если иное не предусмотрено законом (например, согласно ст. 1079 ГК ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, наступает независимо от вины причинителя вреда).

4. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме.

5. Пункт 2 ст. 1064 ГК устанавливает презумпцию вины причинителя вреда. В силу этого лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

6. Примером возникновения обязанности возмещения вреда, причиненного правомерными действиями, является ст. 1067 ГК РФ, устанавливающая обязанность возмещения вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости. Однако возмещение вреда, причиненного правомерными действиями, должно быть специально предусмотрено законом, в ином случае такая обязанность не возникает. Так, не возникает обязанность возмещения вреда, причиненного при задержании лица, совершившего преступление. Согласно п. 1 ст. 38 УК РФ не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер. Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

1. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

2. Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 настоящего Кодекса. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

См. все связанные документы >>>

1. Статья детализирует ст. 53 Конституции РФ и в основном повторяет п. 2 ст. 127 Основ ГЗ. Она устанавливает особый режим возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, более широкую защиту прав граждан при нарушении их личных свобод в рамках исчерпывающего перечня случаев в сфере правосудия.

2. Гражданин признается осужденным, если в отношении его имеется приговор суда (судьи), вынесенный в соответствии со ст. ст. 300, 303 УПК. Привлеченным к уголовной ответственности считается гражданин, в отношении которого органами дознания, предварительного следствия и прокуратуры вынесено, согласно ст. ст. 143, 144 УПК, постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Заключение под стражу и подписка о невыезде в качестве меры пресечения может быть избрана органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке ст. ст. 93, 96 УПК. Административные взыскания в виде ареста и исправительных работ могут применяться судьей в соответствии со ст. ст. 31, 32 КоАП. Для наступления деликтной ответственности по п. 1 ст. 1070 ГК необходимо, чтобы перечисленные действия должностных лиц указанных органов носили противоправный характер.

3. Условия и порядок возмещения вреда в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 1070, устанавливает Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц» и утвержденное этим Указом Положение «О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» (Ведомости СССР. 1981. N 21. Ст. 750). При этом необходимо учесть, что отдельные нормы названных документов, противоречащие действующему российскому законодательству, применению не подлежат. Так, положение ст. 2 Указа от 18 мая 1981 г., ограничивающее право на возмещение ущерба гражданину, незаконно привлеченному к уголовной ответственности, заключенному под стражу, осужденному, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал наступлению указанных последствий, не подлежит применению, поскольку ст. 53 Конституции РФ и п. 1 ст. 1070 устанавливают право на возмещение государством вреда без подобных ограничений.

4. Право на возмещение вреда в сфере правосудия возникает при условии: постановления оправдательного приговора; прекращения уголовного дела за отсутствием события или состава преступления (п. п. 1, 2 ст. 5 УПК); прекращения уголовного дела за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК); прекращения дела об административном правонарушении. Право на возмещение такого ущерба возникает лишь в случае полной реабилитации гражданина (Бюллетень ВС РФ. 1993. N 1. С. 5).

Прекращение дела по так называемым нереабилитирующим основаниям: амнистия; недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность; примирение обвиняемого с потерпевшим; отсутствие жалобы потерпевшего; смерть обвиняемого; изменение обстановки; передача виновного на поруки и др. (п. п. 3 — 9 ст. 5 УПК) не дают права на возмещение вреда.

5. Вред в смысле п. 1 ст. 1070 возмещается независимо от вины должностных лиц, в результате незаконных действий которых он причинен, и в полном объеме.

Убытки определяются на момент причинения ущерба. Поскольку деликт носит здесь длящийся характер, он определяется периодом времени от незаконного привлечения к уголовной ответственности и других действий, указанных в п. 1 ст. 1070, и до вынесения реабилитирующего документа правоприменительного органа. Убытки, возникшие у потерпевшего после вынесения реабилитирующего решения, по п. 1 ст. 1070 возмещаться не должны. Если же размер убытков у потерпевшего увеличится из-за виновного поведения работников соответствующих правоприменительных или финансовых органов (например, задержки в расчетах, выплате, оформлении документов), то ответственность этих организаций может наступить по правилам ст. 1068 ГК.

6. В Положении от 18 мая 1981 г. определен состав возмещаемого ущерба: заработок и другие трудовые доходы, которых потерпевший лишился в результате незаконных действий; пенсии и пособия, выплата которых была приостановлена в связи с незаконным лишением свободы; имущество (в т.ч. деньги, денежные вклады и проценты на них, облигации и иные ценности), конфискованное или обращенное в доход государства судом либо изъятое органами дознания или предварительного следствия, а также имущество, на которое наложен арест; взысканные штрафы, судебные издержки, а также суммы, выплаченные потерпевшим за оказание юридической помощи.

При этом расчет ущерба при возмещении заработной платы, пенсий и приравненных к ним выплат производится с индексацией, размеры которой определяются законодательными актами РФ на момент получения возмещаемых сумм. При возмещении стоимости конфискованных или утраченных вещей применяются индексы цен, исчисленные органами Государственного комитета по статистике (см. разъяснения Главного управления Федерального казначейства Минфина РФ // Финансовая газета. 1995. N 42).

7. Возмещение ущерба, причиненного в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 1070, производится органами Федерального казначейства за счет средств федерального бюджета на основании решений (постановлений, определений) органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Вред, причиненный гражданину в так называемой сфере правосудия, подлежит возмещению по общему правилу за счет казны РФ. В п. 1 ст. 1070 также говорится о возможности взыскания такого вреда в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или муниципального образования. В настоящее время подобные случаи законом не определены.

8. Потерпевшему восстанавливаются трудовые права (предоставляется прежняя работа, а при невозможности этого — другая равноценная работа, восстанавливается трудовой стаж, аннулируется порочащая запись об увольнении в трудовой книжке) и жилищные права (возвращается ранее занимаемое жилое помещение, а при невозможности возврата — предоставляется вне очереди равноценное). Подлежат восстановлению личные неимущественные права (возвращаются медали и ордена, восстанавливаются звания и пр.) и компенсируется моральный вред (ст. ст. 151 и 1100 ГК).

9. Причинение вреда в результате незаконного задержания в качестве подозреваемого в порядке ст. 122 УПК не включено в перечень п. 1 данной статьи. В этом, как и в случае других незаконных действий органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, возмещение ущерба производится в порядке ст. 1069 ГК. К «другим незаконным действиям» названных органов относятся, к примеру, неправильные действия, связанные с поддержанием общественного порядка, с обеспечением правил дорожного движения, арестом имущества, задержанием граждан в административном порядке и т.д. Эти действия носят властно-административный характер и их необходимо отличать от противоправных действий в сфере хозяйственной и технической деятельности (см. п. 4 коммент. к ст. 1069).

По правилам ст. 1069 ГК наступает ответственность и за вред, причиненный судебными исполнителями при исполнении судебных и др. актов, предусмотренных ст. 338 ГПК.

10. Особый порядок возмещения установлен в п. 2 ст. 1070 в отношении вреда при осуществлении правосудия (неправильное применение судом по собственной инициативе мер по обеспечению иска, вынесение незаконного решения по гражданскому делу и т.п.). Право на возмещение вреда в этом случае возникает лишь при виновном поведении судьи, установленном вступившим в законную силу приговором суда.

11. Должностные лица органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, незаконными действиями которых причинен вред, ответственности перед потерпевшим не несут и к ним не должны предъявляться требования о возмещении вреда.

12. Действие данной статьи в соответствии со ст. 12 Вводного закона распространяется и на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Вестн. Ом. ун-та. 2010. № 3. С. 210-214.

УДК 348

Е.Л. Невзгодина

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

ВИНА КАК УСЛОВИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВО ВНЕДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Исследуется сущность вины как условия гражданско-правовой ответственности применительно к деликтным обязательствам, рассматриваются случаи «безвинов-ной» ответственности.

Ключевые слова: ответственность, вина, виновное причинение вреда, безвиновная ответственность, внедоговорные обязательства.

Субъективным условием гражданско-правовой ответственности за причинение внедоговорного вреда является вина причинителя вреда, кроме тех случаев, когда ответственность за причиненный вред наступает в силу закона независимо от наличия вины (случай).

В общей теории права вина рассматривается как психическое отношение субъекта ответственности к своему действию (бездействию) в форме умысла или неосторожности.

Согласно п. 1. ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. В этой же статье определяется суть вины: лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. В силу п. 2 ст. 1064 ГК РФ, лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (кроме случаев, когда в силу закона вред возмещается и при отсутствии вины).

Таким образом, по общему правилу, ответственность наступает при наличии вины, и вина применительно к внедоговорным обязательствам по возмещению вреда выражается в непринятии всех возможных мер для того, чтобы не причинить вреда имуществу или личности другого субъекта гражданского права, в непроявлении той степени заботливости и осмотрительности, которую следовало ожидать в данных обстоятельствах от причинителя вреда (или/и лица, ответственного за причиненный вред).

© Е.Л. Невзгодина, 2010

Если наличие, размер вреда и причинную связь между поведением ответчика и причиненным вредом должен доказать истец, то вина причинителя вреда презюми-руется: причинив вред, он предполагается виновным, пока не докажет обратное. Таким образом, бремя доказывания отсутствия вины причинителя вреда или лица, ответственного за причинение вреда другим лицом, в причинении вреда лежит на должнике — и это принцип гражданского права (п. 2 ст. 401 ГК РФ, п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

В случаях, прямо предусмотренных законом, ответственность за причинение вреда наступает независимо от наличия вины причинителя, т. е. даже при отсутствии вины — например, ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ). Здесь правильнее было бы говорить не об ответственности, а о риске несения неблагоприятных последствий деятельности, связанной с повышенной опасностью для окружающих.

Владелец источника повышенной опасности отвечает за вред, причиненный потерпевшему, независимо от того, виновно он причинил этот вред или случайно (например, прохожий поскользнулся и упал на проезжую часть под колеса такого источника — автомашины). Но три других условия ответственности — вред, причинная связь между деятельностью, причинившей вред, и вредом и противоправность причинения вреда — должны быть налицо.

Ответственность независимо от наличия вины не безгранична, она может наступать при отсутствии вины только за простой (обычный) случай. Если же владелец источника повышенной опасности докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего, он освобождается от ответственности за причиненный даже повышенноопасной деятельностью вред.

Так, если поезд или автобус накроет оползень при отсутствии возможности его предвидеть и предотвратить (непреодолимая сила), потерпевшие пассажиры не смогут получить возмещения вреда от перевозчика (транспортной организации), а могут рассчитывать только на страховые выплаты (хотя бы по обязательному страхованию) и на помощь государства, которое, в принципе, тоже в данном случае ничего не обязано.

Если гражданин умышленно кидается под колеса автобуса, поезда с целью самоубийства, то вред ему причиняется исключительно в результате его умысла — и ответственность владельца исключена (п.1 ст. 1079 ГК РФ). Это частный случай общего правила, предусмотренного в п. 1 ст. 1083 ГК РФ, согласно которому любой вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

В этих случаях причинная связь между повышенно-опасной деятельностью и возникшим вредом имеет место, однако в силу наличия особых обстоятельств — непреодолимой силы или умысла потерпевшего, и, соответственно, причинитель вреда освобождается от ответственности.

Представляется, что в самом широком смысле слова, т. е. в конечном счете, умысел потерпевшего, ставший единственной причиной причинения ему вреда (независимо от того, причинен вред источником повышенной опасности или без такового), охватывается понятием случая как обстоятельства, которое нельзя было предвидеть и предотвратить при данных конкретных обстоятельствах.

Непреодолимая сила по ст. 202 и 401 ГК РФ — это обстоятельство (событие или действие) — чрезвычайное и непредотвратимое при существующих обстоятельствах (стихийные бедствия). Непреодолимая сила иначе часто именуется (особенно в гражданско-правовых договорах) как форсмажорные обстоятельства.

В теории и на практике в настоящее время наметилась тенденция отождествления понятий «форс-мажор» и «непреодолимая сила». В судебных решениях, равно как и в текстах конкретных договоров в сфере предпринимательства, эти понятия тоже, как правило, не разграничиваются. Более того, анализ отдельных законодательных актов (например, п. 6 ст. 8 Федерального закона «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд») приводит к выводу, что и законодатель не видит между ними разницы. Однако ГК РФ не известен термин «форс-мажорные обстоятельства», и представляется правильной позиция тех авторов, которые полагают, что данные понятия не тождественны и что термин «форс-мажорные» обстоятельства, не адекватный по содержанию понятию «не-

преодолимая сила», уместен лишь по отношению к договорным обязательствам .

Четкое разграничение содержания указанных терминов, которое целесообразно было бы взять на вооружение и практикующим юристам, и законодателю, содержится в Большом юридическом словаре, где форс-мажор применительно к гражданскому праву трактуется как возникновение чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств, последствием которых становится невыполнение условий договора. В результате форс-мажора одна из сторон договора невольно становится причинителем убытков другой стороне. В общем виде форс-мажор можно разделить на непреодолимую силу и юридический форс-мажор. К общему принципу определения непреодолимой силы можно отнести объективный и абсолютный характер обстоятельств, т. е. действие факторов, ставшее препятствием исполнению обязательств, должно не только касаться причинителя вреда, но и распространяться на всех. К юридическому форс-мажору относятся решения всех государственных органов (запрет импорта или экспорта, валютные ограничения и др.), забастовки, войны, революции и т.п.

Таким образом, в виде общего правила в ГК РФ закреплен принцип ответственности за вину, а как исключение — и за невиновные действия (обычный, или, что то же, простой случай). Одновременно в ГК РФ предусмотрена в качестве общего правила презумпция вины лица, причинившего вред: причинитель вреда освобождается от обязанности возмещения вреда (от ответственности), если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 3 ст. 1064 ГК РФ).

Следует отметить, что понятие непреодолимой силы и соотношение её с обычным случаем является традиционно дискуссионным в теории права и, как следствие, неоднозначно трактуется в судебной практике при разрешении конкретных гражданско-правовых споров (и прежде всего — арбитражных) .

Не вдаваясь в дискуссионный характер этой проблемы, отметим, что распространенная в последнее время слишком широкая трактовка содержания термина «непреодолимая сила» в качестве всевозможных препятствий в общественных отношениях, не связанных с виновным поведением субъектов права (террористические акции, техногенные катастрофы, забастовки,

народные волнения и др.), влечет к размыванию данного понятия.

Представляется правильной позиция тех авторов, которые трактуют непреодолимую силу как «извне пришедшее событие, объективный характер которого указывает на независимость этого события от воли и поведения человека (как сторон обязательства, так и третьих лиц), а также не является свойством деятельности сторон»

, и соответственно «легальным критериям и сути непреодолимой силы отвечают стихийные бедствия природного характера, т. е. катастрофические явления и процессы природы (землетрясения, наводнения, ураганы, сели и пр.), в наступлении которых не имеет места антропогенная деятельность»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

. Такое понимание сущности непреодолимой силы соответствует пониманию её и И.А. Покровским, признававшим таковой лишь несчастье стихийное, чрезвычайное, которое никакая человеческая сила предотвратить не может , и А.Х. Гольмсте-ном, полагавшим, что законодательство признает непреодолимую силу случайностью высшей категории, никакими средствами не отвратимой .

Применительно же к случаю, который в ряде случаев не освобождает причинителя вреда от ответственности, то это — «событие, которое могло бы быть, но не было предотвращено ответственным за это лицом лишь потому, что его невозможно было предвидеть и предотвратить ввиду внезапности наступления» .

Что касается вины причинителя, то таковая в гражданском праве может быть в форме умысла, грубой или простой неосторожности. Форма вины причинителя вреда, как правило, не имеет значения для возмещения имущественного вреда — он возмещается в полном объеме. При этом если в принципе суд вправе уменьшить подлежащий возмещению вред, причиненный гражданином, с учетом его (причинителя) имущественного положения, то только не в случае умышленного причинения им вреда (п.3 ст. 1083 ГК РФ).

Кроме того, степень вины причинителя вреда должна учитываться при определении судом размера денежной компенсации морального вреда — в тех случаях, когда моральный вред компенсируется по принципу вины (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Причинение вреда потерпевшему может быть обусловлено и виной самого по-

терпевшего. Если его вина имела форму умысла, то, как уже отмечалось, причинитель вреда всегда освобождается полностью от ответственности.

Если вина потерпевшего имела место в форме простой неосторожности, то она не учитывается и вред возмещается на общих основаниях, т. е. такая простая неосторожность потерпевшего не влечет ни освобождения причинителя от ответственности, ни уменьшения размера его ответственности. Объясняется это тем, что к поведению потерпевшего в обязательствах из причинения вреда, для которого вред зачастую сваливается как снег на голову, нельзя предъявлять те же требования, что и к поведению кредитора в договорных обязательствах, в которых каждый — и должник, и кредитор — всегда призван быть начеку, просчитывать всё наперед и соблюдать даже элементарную осторожность.

Что же касается грубой неосторожности потерпевшего, содействовавшей возникновению или увеличению причиненного ему вреда, то в тех случаях, когда причинитель отвечает только за виновное причинение вреда, вина потерпевшего в форме грубой неосторожности, — в зависимости от соотношения степени вины потерпевшего и причинителя, — влечет уменьшение судом ответственности причинителя вреда. Когда же причинитель отвечает независимо от вины (например, при причинении вреда источником повышенной опасности), то при отсутствии вины причинителя и при наличии грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения должен быть уменьшен либо в возмещении вреда может быть вовсе отказано, если законом не предусмотрено иное (п. 2. ст. 1083 ГК РФ).

А иное предусмотрено в той же ст. 1083 ГК РФ: если вред причинен жизни или здоровью гражданина, то размер возмещения при отсутствии вины причинителя и наличии грубой неосторожности потерпевшего подлежит лишь уменьшению. Полный же отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается.

При этом и уменьшить можно только размер упущенной выгоды, т. е. утраченный на будущее в связи с потерей трудоспособности и потому подлежащий возмещению причинителем заработок потерпевшего. Что же касается возмещения возникших у потерпевшего расходов на восстановление здоровья (лечение, протезиро-

вание, усиленное питание и др. — п. 1 ст. 1085 ГК РФ), то эти расходы (реальный ущерб) не подлежат уменьшению при их возмещении причинителем даже при наличии грубой неосторожности потерпевшего (п. 2 ст. 1083 ГК РФ). Кроме того, вина потерпевшего не учитывается и, соответственно, причиненный вред возмещается в полном объеме, когда вред причинен смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение (п. 2 ст. 1083 ГК РФ). И наконец, судебная практика исходит из того, что вина потерпевшего не учитывается при возмещении вреда несовершеннолетним потерпевшим.

В юридической литературе применительно к вине должника высказано мнение о том, что в гражданском праве вину должника в форме грубой неосторожности практически невозможно отграничить от умышленной вины (при одновременном определении умышленной вины как намеренных действий либо бездействия, а неосторожности — как непроявления должником необходимой степени заботливости и осмотрительности в обычной или грубой форме) .

Где грань между обычной и грубой неосторожностью потерпевшего? Грубая неосторожность выражается в игнорировании наиболее простых правил, запретов, когда потерпевший явно должен был предвидеть возможные негативные последствия, например, переход улицы на красный свет при интенсивном движении транспорта и наличии подземного перехода, особенно если потерпевший при этом находился в состоянии алкогольного опьянения. Таким образом, грубая неосторожность имеет место при непроявлении потерпевшим хотя бы минимальной степени осмотрительности, заботливости, какую можно было ожидать от данного потерпевшего, непринятии им очевидных мер для предотвращения вреда.

Следует отметить, что при определенных обстоятельствах поведение потерпевшего нельзя считать упречным (умышленным или неосторожным), хота он и знал о том, что систематически подвергается воздействию вредоносных факторов, неотвратимо причиняющих вред его здоровью или даже жизни. Например, выброс на предприятии вредных для организма веществ во много раз превышает предельно допустимые нормы. Потерпевший, работая в та-

ких условиях, вынужден с этим мириться, так как ему больше негде работать, а иных законных способов добыть средства к существованию у него нет. Бесспорно, что при решении вопроса о возмещении ему вреда, причиненного профессиональным заболеванием легких, ни о какой вине потерпевшего и речи быть не может. Зато вина работодателя здесь явная, что служит дополнительным основанием возмещения им вреда в полном объеме и привлечения его к ответственности за нарушение правил по охране труда и техники безопасности (вплоть до уголовной).

Правило о презумпции вины причинителя вреда полностью распространяется и на те случаи, когда речь идет об ответственности организации (юридического лица). Юридическое лицо не может действовать иначе, чем путем действий (поведения) её работников, соответственно, вина юридического лица в причинении вреда -это вина её работников при исполнении ими своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника (ст. 402 ГК РФ), поэтому в таких случаях тоже следует исходить из презумпции вины организации (п. 2 ст. 401 и п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Причем вина юридического лица нередко выражается в во вредоносных виновных действиях не одного работника, а ряда или многих из таковых, иногда входящих в различные структурные подразделения данного юридического лица (например, отдел материально-технического снабжения принял недоброкачественное сырье, производственный цех изготовил из него продукцию, отдел технического контроля дал

«добро» на реализацию продукции, в результате чего потребителю причинен вред).

Сказанное об условиях гражданско-правовой ответственности организации за вред, причиненный ее работником, распространяется в силу ст. 1068 ГК РФ и на случаи причинения вреда работником какого-либо гражданина (например, индивидуального предпринимателя, использующего наемную рабочую силу, или гражданина, который пользуется услугами наемного шофера, сторожа, садовника и т. д.), и на случаи причинения вреда участниками (членами) хозяйственных товариществ и производственных кооперативов при осуществлении предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

ЛИТЕРАТУРА

См.: Лапаева О. Форс-мажор в теории и на практике // ЭЖ-Юрист. 2007. № 9. Март.

Наиболее обстоятельный анализ понятия «непреодолимая сила» в соотношении со смежными понятиями в современной юридической литературе дан в монографии Е.С. Ка-плуновой (См.: Каплунова Е. С. Непреодолимая сила и смежные с ней понятия. Новокузнецк, 2004).

Там же. С. 68.

Там же. С. 163.

См.: Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М. : Статут. 1998. С. 291.

См.: Мейер Д. И. Русское гражданское право : в 2 ч. Ч. 1. По исправленному и дополненному изданию 1902 года. М. : Статут, 1997. С. 216.

Гражданское право : в 2 т. Т. 1. Учебник / отв. ред. проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Изд-во БЕК, 2000. С. 451.

См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая. М., 1999.

В настоящее время решение вопросов, связанных с возмещением вреда, причиненного различными субъектами, находится в поле зрения как научных исследователей, так и практиков. Не достигнуто единое мнение относительно правовой природы и содержания ответственности за причинение вреда. Проанализируем судебную практику по данной категории споров.

Деликтная ответственность

Проблемам возмещения вреда в рамках гражданско-правовой ответственности уделялось недостаточно внимания. Различные аспекты ответственности за причинение вреда рассматривались в работах В.М. Болдинова, Т.П. Будяковой, О.В. Дмитриевой и др. Однако, несмотря на значительное количество научных исследований по указанной теме, не достигнуто единство в отношении определения общих условий наступления деликтной ответственности. Отдельные вопросы по-прежнему остаются неизученными или ответы на них противоречивы. Это вызывает необходимость комплексного анализа правоприменительного опыта в целях приведения судебной практики к единообразию.

Согласно п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Общими условиями наступления деликтной ответственности являются:

–наличие вреда;

–противоправность действий его причинителя;

–наличие причинно-следственной связи между возникновением вреда и противоправными действиями;

–вина причинителя вреда.

ГК РФ не содержит определения понятия «вреда». Традиционно под вредом в гражданском праве рассматривается всякое умаление личного или имущественного блага. Аналогичное объяснение используется и в судебной практике.

Моральный и имущественный вред

Известно, что причиненный вред подразделяется на материальный (имущественный) и нематериальный (моральный). Моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания (ст. 151 ГК РФ). Согласно п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» моральный вред – это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), либо нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В свою очередь, имущественный вред, причиненный неправомерным завладением имуществом, – это лишение собственника реальной возможности владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Для подтверждения данной позиции обратимся к судебной практике. Так, право собственности считается нарушенным, а имущественный вред признается причиненным собственнику с момента, когда виновное лицо неправомерно завладело имуществом и тем самым лишило собственника реальной возможности владеть, пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению (в том числе обеспечивать его сохранность). С этого же момента следует считать возможным привлечение виновного лица к имущественной ответственности.

Доказательства вины, факта и размера вреда обязательны

Согласно п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная ст. 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Таким образом, при рассмотрении споров, связанных с причинением вреда, необходимо учитывать, что потерпевший должен доказать возникновение вреда и его размер, а также то, что ответчик является причинителем вреда или лицом, обязанным его возместить.

Данная позиция подтверждена и на примерах судебной практики. А.С. Пикалов обратился в суд с иском к ФКУ «Военный комиссариат Волгоградской области» и с учетом заявления об уточнении исковых требований просил взыскать в свою пользу с ответчика задолженность по выплате денежной компенсации в счет возмещения вреда здоровью, расходы на оплату услуг представителя и на оформление доверенности.

Разрешая требования о взыскании с ответчика в пользу А.С. Пикалова имущественного вреда в связи несвоевременной выплатой сумм возмещения вреда здоровью, суд первой инстанции не учел, что по общему правилу возникновения обязательства по возмещению имущественного вреда лицу, право которого нарушено (ст. 1064 ГК РФ), должен устанавливаться факт неправомерного причинения такого вреда, а также и его размер должен быть подтвержден заявителем соответствующими доказательствами.

Ввиду изложенного решение районного суда и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела. Без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Аналогичным примером является Определение ВС РФ от 14.03.2016 № 16-КГ15-40. Так, Е.В. Зорин и А.В. Полосин обратились в суд с иском к ФГУП «Государственный трест «Арктикуголь», ГУ – Московскому региональному отделению Фонда социального страхования РФ о взыскании единовременных и ежемесячных пособий.

Разрешая требования о взыскании с ответчика в пользу Зорина и Полосина имущественного вреда в связи несвоевременной выплатой обеспечения по страхованию, суд апелляционной инстанции не учел, что по общему правилу возникновения обязательства по возмещению имущественного вреда лицу, право которого нарушено (ст. 1064 ГК РФ), должен устанавливаться не только факт неправомерного причинения такого вреда, но и его размер должен быть подтвержден заявителем соответствующими доказательствами. Таких обстоятельств по настоящему делу судом апелляционной инстанции не установлено.

Следовательно, определение суда апелляционной инстанции в части удовлетворения исковых требований Зорина и Полосина о взыскании задолженности по ежемесячным страховым выплатам и инфляционных убытков нельзя признать законным. Оно принято в этой части с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, и без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя. Согласно ст. 387 ГПК РФ это является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и оставления в силе решения суда первой инстанции, которым правильно разрешен спор по исковым требованиям Зорина и Полосина.

Важно отметить, что согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (например, ст. 1069, 1070, 1073, 1074 ГК РФ и др.). Так, согласно п. 1 ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Условия деликтной ответственности

Одним из оснований возложения ответственности за причиненный вред является вина причинителя вреда. По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Однако законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Так, вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет (п. 1 ст. 1095 ГК РФ). Предусмотрены и иные случаи возмещения вреда независимо от вины причинителя вреда (п. 1 ст. 1070, ст. 1079, ст. 1100 ГК РФ).

Условием наступления деликтной ответственности также является противоправное поведение лица, которое выражается в нарушении нормативно-правовых норм и субъективных прав граждан и юридических лиц. Пункт 3 ст. 1064 ГК РФ допускает возмещение вреда, причиненного правомерными действиями, лишь в случаях, предусмотренных законом. К таковым можно отнести п. 2 ст. 18 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму». Так, возмещение вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями, осуществляется за счет средств федерального бюджета в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством РФ.

Важно отметить, что любое причинение вреда презюмируется противоправным (принцип генерального деликта). Обратимся к судебной практике. ООО «Производственно-коммерческая фирма «СТА» обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «Марспецмонтаж», ООО «Йошкар-Олинская передвижная механизированная колонна» о взыскании солидарно с ответчиков убытков, причиненных истцу сносом принадлежащего ему гаража.

Суд при рассмотрении требования о возмещении внедоговорного вреда должен установить наличие вреда и его размер, противоправность поведения лица, причинившего вред, причинную связь между наступившими убытками и действиями (бездействием) причинителя вреда, а также его вину, за исключением случаев, когда ответственность наступает без вины. Фирма, предъявляя иск к обществу и механизированной колонне, исходила из причинения ей вреда именно этими лицами, совершившими действия по сносу принадлежащего ей гаража. Выбор ответчиков по заявленному иску, являющемуся требованием о возмещении причиненного вреда, соответствует п. 1 ст. 1064 ГК РФ, из которой следует, что причинение имущественного вреда порождает обязательство по его возмещению между причинителем вреда и потерпевшим.

Суды, не опровергая факта наступления у истца неблагоприятных последствий в результате непосредственных действий ответчиков, не отрицавших их совершение, вместе с тем по изложенной причине, сославшись на п. 2 ст. 1064 ГК РФ, не усмотрели в их поведении вины – необходимого условия для возмещения убытков. Из данной нормы права следует, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Однако данный вывод об отсутствии вины ответчиков сделан судами без учета того, что закон, исходя из презумпции вины причинителя вреда и освобождения потерпевшего от доказывания его вины, преследует определенную цель – обеспечить тем самым восстановление имущественных прав потерпевшего лица. Суды, сославшись на снос гаража по заданию заказчика, не приняли во внимание того, что ответчики, исполняя это задание, влекущее гибель объекта недвижимости как очевидный факт и последующее прекращение права собственности на него, не оценили возможность его выполнения без нарушения законов, охраняющих право частной собственности, а также принцип генерального деликта (всякое причинение вреда презюмируется противоправным).

При указанных обстоятельствах и непредставлении доказательств, свидетельствующих о проявлении ответчиками должной степени заботливости и осмотрительности при демонтаже гаража, вывод судов об отсутствии в их действиях вины не может быть признан обоснованным. Поскольку причинение вреда другим лицам, в том числе и при выполнении своих обязательств перед контрагентами, является недопустимым, нарушенные при этом права потерпевшего подлежат восстановлению в виде возмещения причиненных этому лицу убытков.

Президиум ВАС РФ, учитывая изложенное, постановил: Решение Арбитражного суда от 24.04.2009 по делу № А38-2401/2008, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2009 и Постановление Федерального арбитражного суда ВВО от 05.02.2010 по тому же делу отменить.

Следует отметить, что в законодательстве постоянно происходят изменения. В частности, в абз. 2 п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03 2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств» содержится следующее разъяснение: «Предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны. На истце лежит бремя доказывания того, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно в целях причинения вреда истцу, например, пытался получить коммерческую информацию у истца либо воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом (п. 5 ст. 10, п. 1 ст. 421 и п. 1 ст. 4341 ГК РФ). При этом правило п. 2 ст. 1064 ГК РФ не применяется». В названном пункте ст. 1064 ГК РФ говорится о том, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Таким образом, четырехэлементная конструкция наступления деликтной ответственности применительно к обязательствам, возникшим вследствие причинения вреда, несовершенна в правоприменении. В частности, невозможно с математической точностью определить все возникшие и могущие появиться в будущем отрицательные последствия деликта.