Фонд защиты вкладчиков в Крыму

Владимир Путин подписал принятый Госдумой и одобренный Советом Федерации закон о регулировании погашения долгов жителей Севастополя и Крыма перед украинскими банками. Закон не освобождает заёмщиков от необходимости платить, но уточняет порядок, как это должно делаться. В частности, избавляет должников от необходимости общаться со всеми, кто потребует от них возврата денег, кроме Фонда защиты вкладчиков.

Должников защитили

Подписанный президентом России закон, по сути, вносит поправки в Федеральный закон «Об особенностях погашения и внесудебном урегулировании задолженности заёмщиков, проживающих на территории Республики Крым или на территории города федерального значения Севастополя», принятый ещё в 2015 году. Его главная цель – защита заёмщиков от коллекторов, которые активно включились в процесс взимания долгов, подчеркнула член Совета Федерации от Севастополя Ольга Тимофеева.

«Мы столкнулись с тем, что эти долги у украинских банков начали перекупать, а затем требовать от людей их погашения. Кроме этого, стали формироваться мошеннические структуры, которые делали это, не имея соответствующих полномочий, но имея инсайдовскую информацию. Закон должен был обеспечить защиту граждан от их действий. И, в первую очередь, конечно, защитить тех, кто брал ипотечные кредиты, от угрозы потерять жильё. Ситуации возникали достаточно жёсткие: людей пытались выгнать из квартир или предъявляли им астрономические долги. А кто-то, начав платить, впоследствии узнавал, что его долг не уменьшился и уже другие люди требуют от них внесения денег повторно», – пояснила Ольга Тимофеева.

Закон 2015 года, по словам сенатора, «принимался довольно поспешно» – и в нём не были прописаны конкретные механизмы защиты граждан.

«2016 год ознаменовался рядом мероприятий, в числе которых было и обсуждение на уровне общественной платы России и выездное заседание представительной группы Совета Федерации. Свои предложения по совершенствованию закона внесло и Законодательное собрание Севастополя. По итогам этой работы был сформирован пакет поправок к закону. К сожалению, из-за выборов нового состава Госдумы процесс их принятия затянулся, но это позволило лучше оценить практику применения действующего закона и убедиться в необходимости уточнений», – отметила Тимофеева.

Главный плюс внесённых в закон изменений, как уже сказано, в том, что теперь должники будут общаться с банками и коллекторами не напрямую, а через Фонд защиты вкладчиков. Фонд, в свою очередь, должен изучить каждый конкретный случай на предмет возможности погашения долга. Если должник это сделать не в состоянии, он может обратиться с просьбой о реструктуризации или списании задолженности. Однако такое заявление не должно быть голословным: его необходимо подкрепить доказательствами своей финансовой несостоятельности.

«Этот фонд должен стать буфером между заёмщиком и любыми организациями, которые пытаются требовать от него возврата средств. То есть, кто угодно прийти к человеку с требованием вернуть долг теперь не имеет права», – уточнила член Совета Федерации от Севастополя.

Куда уехал фонд

Поднятая крымчанами и севастопольцами проблема, продолжила Ольга Тимофеева, помогла и жителям других регионов: благодаря её обсуждению чётко обозначилась незаконность действий коллекторов, и начался поиск путей избавления от этой напасти. А вот насколько эффективной окажется помощь самим севастопольцам, пока непонятно: с 1 августа консультационный центр Фонда защиты вкладчиков в Севастополе закрыт. Об этом извещает посетителей табличка на его дверях.

Нам удалось пообщаться с последними представителями фонда в Севастополе в последний, судя по всему, день их работы. Отныне им предстоит трудиться в Симферополе – там осталось единственное на Крымском полуострове представительство фонда. На всякий случай указываем его адрес: Симферополь, улица Рубцова, 44; часы работы – с понедельника по четверг с 9.00 до 18.00, в пятницу с 9.00 до 16.45. Надеемся, что общение заёмщиков с сотрудниками фонда будет более продуктивным, чем наше.

С нами представители этой структуры и в Симферополе, и в Москве были учтивы, однако информации предоставили ноль. Всё, что нам удалось узнать, – что пресс-секретаря в симферопольском представительстве сейчас нет, а те, с кем мы беседовали, давать комментарии не уполномочены. И что единственная надежда получить комментарий – написать на почту пресс-секретаря фонда в Москве. Написали. Ждём.

И очень надеемся, что все усилия федеральных законодателей не разобьются о такую «мелочь», как отсутствие в Севастополе того «буфера», который должен защитить должников от посягательств коллекторов.

Ольга Смирнова
Фото chr.mk.ru

База судей Должность Судья Коллегия По рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений

30 апреля АНО «Фонда защиты вкладчиков» подал иск в Арбитражный суд Республики Крым к ООО «Вестойл Груп» и ООО «Золотой экватор». Сумма требований по делу А83-8763/2020 составила 1,1 млрд руб. Информация об этом появилась на сайте электронной картотеки арбитражных дел. Заявление рассмотрит судья Радвановская. Детали иска пока неизвестны.

В этот же день, «Фонда защиты вкладчиков» подал 14 исков к двум украинским кредитным организациям: ПАО «Райффайзен Банк Аваль» и 10 исков к ПАО «Имэксбанк».

Ранее, с ООО «Вестойл Груп» пыталось взыскать 171 589 руб. Министерство имущественных и земельных отношений Республики Крым по делу №А83-10780/2017. Третьими лицам выступили ООО «Кедр» и ООО «АТАН-Крым». Истец утверждал, что это сумма задолженности по арендной плате за период с 1 января 2015 года по 28 февраля 2017-го. Кроме того, ведомство просило расторгнуть зарегистрированный в ноябре 2009 года договор аренды.

West Oil Group — сеть автозаправочных комплексов на Украине, которой управляет компания «Золотой экватор». Компания поставляет семь сертифицированных типов топлива с заводов, расположенных на территории Литвы, Румынии и Белоруссии.

Практика «Рошен» подала жалобу в ВС по делу о доначислении миллионных налогов

Автономная некоммерческая организация «Фонд защиты вкладчиков» была создана 8 апреля 2014 года на основании Федерального закона «О защите интересов физических лиц, имеющих вклады в банках и обособленных структурных подразделениях банков, зарегистрированных и (или) действующих на территории Республики Крым и на территории города федерального значения Севастополя». Организация осуществляет компенсационные выплаты в отношении средств, которые находились в украинских банках к 16 марта 2014 года. Компенсацию выплачивают на сумму до 700 000 руб. физическим лицам, которые зарегистрированы на территории Крыма и Севастополя. Кроме того, «Фонд защиты вкладчиков» представляет интересы таких лиц по взысканию с банков сумм неисполненных обязательств по договорам банковского вклада в размере, который превышает компенсационные выплаты.

  • Право.ru
  • Арбитражный процесс

Оккупационные действия Российской Федерации в Крыму и военная агрессия на востоке Украины среди прочего повлекли за собой глубочайший финансово-банковский кризис, который, в свою очередь, породил так называемую проблему вкладчиков.

Реакция на оккупацию

Наряду с вкладчиками неплатежеспособных банков и валютными вкладчиками отчаянно пытаются вернуть свои деньги вкладчики крымских банков. Стоит напомнить, что активные действия по захвату полуострова начались 20 февраля 2014 года, псевдоголосование, названное референдумом, было проведено 16 марта, а уже в начале — середине апреля у крымских вкладчиков украинских банков начались проблемы со снятием своих средств. Более того, многие отделения по решению руководства самих банков во избежание усугубления ситуации были закрыты, а некоторые попросту захвачены неизвестными лицами, очевидно, с одобрения оккупационных властей.

Пытаясь хоть как-то успеть за фактическими обстоятельствами, Верховный Совет Украины 15 апреля 2016 года принял Закон Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины» (Закон), которым территория Крыма и Севастополя признана временно оккупированной неотъемлемой частью территории Украины, на которую распространяется действие Конституции и законов Украины.

Еще более медлительный Национальный банк Украины лишь 6 мая 2014 года постановлением № 260 запретил украинским банкам предоставлять финансовые услуги в Крыму и обязал их закрыть все крымские подразделения (фактически многие банки опередили это решение НБУ и закрыли подразделения на полуострове заблаговременно).

Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) также высказал свое мнение, разместив на официальном сайте объявление для крымских вкладчиков, в котором констатировал, что после закрытия учреждений в Крыму вкладчики могут получить причитающиеся им средства по вкладам в любом отделении банка в других регионах Украины. Вместе с тем Фонд гарантирования никоим образом не обосновал это заключение.

Двойная компенсация

Государственная Дума страны-агрессора в законодательном поле немного опередила украинский парламент. Еще 2 апреля 2014 года был принят Федеральный закон «О защите интересов физических лиц, имеющих вклады в банках и обособленных структурных подразделениях банков, зарегистрированных и (или) действующих на территории Республики Крым и на территории города федерального значения Севастополя». В соответствии с ним государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» (условно — российский аналог украинского Фонда гарантирования вкладов) создается автономная некоммерческая организация «Фонд защиты вкладчиков» (АНО «ФЗВ») для осуществления компенсационных выплат по вкладам в кредитных учреждениях. Право на получение компенсаций в размере 100 % суммы вкладов, но не более эквивалента 700 тыс. руб. (217 тыс. грн) имеют физические лица (в том числе предприниматели). Если вклад составляет большую сумму, вкладчик может поручить ФЗВ представлять свои интересы по взысканию с банка этих средств или попытаться получить эти средства самостоятельно.

Таким образом, в апреле 2014 года вкладчики получили право на возмещение вкладов со стороны российского Фонда защиты вкладчиков. В то же время эти вкладчики, как ранее объявил ФГВФЛ, вправе получать свои деньги в соответствующих отделениях банков, находящихся на материковой части Украины. При этом нужно учесть, что как Фонд защиты вкладчиков, так и любой украинский банк для возврата депозита требовал от вкладчика предоставления доказательств наличия соответствующего вклада — оригинала договора и платежек о внесении средств. Несмотря на это, некоторые вкладчики тем или иным образом, манипулируя соответствующими оригиналами документов (или информацией о них), успели получить деньги дважды: и в украинском банке, и в ФЗВ.

Во избежание подобных случаев украинские банки стали дополнительно требовать от вкладчиков справки о невыплате компенсаций Фондом защиты вкладчиков. Между тем такая справка не выдавалась, о чем украинские банки, очевидно, знали. Фонд защиты вкладчиков, в свою очередь, требовал безвозвратной передачи ему оригиналов договоров. Это должно было, во-первых, обеспечить ФЗВ возможность предъявить требования к соответствующим украинским банкам (Федеральным законом предусмотрен переход к ним права требования по таким депозитам), и, во-вторых, гарантировать невозможность обращения вкладчика после Фонда к украинскому банку за повторной компенсацией. Кроме того, ФЗВ требовал справку о начислении процентов, получение которой в украинском банке также было проблемным, ведь банки понимали, что выдачей подобных справок банк подтверждает факт заключения договора, внесения денег и своей задолженности, чем существенно ослабляет свою позицию в возможном судебном споре. В связи с невозможностью предоставления требуемых документов многие вкладчики так и не смогли получить свои деньги в досудебном порядке.

Недобросовестные банки

Справедливости ради следует отметить, что у банков также наблюдалось недобросовестное поведение. Так, распространенным стало прекращение выплат или даже начисление процентов по вкладам крымских вкладчиков за апрель и май 2014 года. Некоторые банки были и вовсе категоричны: сразу после учреждения в Крыму АНО «ФЗВ» заявили о том, что возвращать крымские депозиты не будут, поскольку оккупационные власти предусмотрели иной механизм их компенсации. При этом в качестве аргумента указывали, что имущество банков на полуострове оказалось захваченным, и именно из захваченных денег или денег от продажи имущества планируется осуществлять компенсации.

Логическим результатом противостояния банков и вкладчиков стали сотни судебных разбирательств — об этом свидетельствует Единый реестр судебных решений. Посыпались иски к банкам об обязательстве исполнить платежное поручение, вернуть вклад, исполнить условия депозитного договора, а также классические — о взыскании денежных средств. В большинстве случаев картина одна и та же: вкладчик заключил договор, получал проценты, с апреля — мая 2014 года прекратились или выплата, или начисление процентов по депозиту, в заявлении о возврате суммы вклада банком отказано, в худшем случае оно игнорируется.

Три вопроса

На первый взгляд, все довольно просто, но на практике возникли крайне проблемные вопросы. В рамках этой статьи мы рассмотрим три таких вопроса.

Первый. Многие вкладчики по разным причинам (в том числе по упомянутой выше — намерении получить компенсацию дважды) не смогли предоставить банку и впоследствии суду доказательства наличия у них вклада как такового, то есть оригинала депозитного договора. Другие же не смогли подтвердить факт внесения денежных средств или другие обстоятельства. Конечно, в одних случаях причины естественны (к примеру, договор или платежки потерялись), но в других — банки столкнулись с мошенниками, которые, пользуясь ситуацией и неоднозначной судебной практикой, пытались обогатиться за чужой счет. Что касается практики, то некоторые суды до сих пор выносят решения в пользу вкладчиков даже при отсутствии в материалах дел оригиналов договора и других необходимых документов. Это, несомненно, является нарушением норм Гражданского процессуального кодекса Украины в части нарушения обязательств доказывания и неустановления фактических обстоятельств дела.

Второй. Согласно статье 5 Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины», возмещение материального и морального вреда, причиненного в результате временной оккупации, в том числе гражданам Украины, иностранцам и лицам без гражданства, в полном объеме возлагается на РФ как на государство, осуществляющее оккупацию. Ссылаясь на эту норму, а также на положения вышеуказанного Федерального закона, некоторые банки пытались переубедить суд в том, что именно Россия ответственна за невыплату вкладов в Крыму, так как именно ее действия привели к прекращению нормальной деятельности украинских банков на полуострове. Однако в абсолютном большинстве случаев суды отклоняют такие доводы, поскольку считают невозможным применение российского законодательства к правоотношениям на территории Украины, частью которой, несмотря на оккупацию, остается Крым.

Третий. Наиболее важный и дискуссионный вопрос в спорах крымских вкладчиков с украинскими банками: может ли оккупация Крыма считаться форс-мажорным обстоятельством и, соответственно, освобождать банки на период оккупации от исполнения обязательств по депозитным договорам. Отказывая в выдаче депозитов, некоторые банки ссылались именно на эту причину. Интересно, что трактовка оккупации как форс-мажора появилась в нескольких судебных решениях в 2015 году (не связанных с банками) и стала основанием для отказа во взыскании средств на основании статьи 617 Гражданского кодекса Украины, в соответствии с которой лицо освобождается от ответственности за нарушение обязательств, если докажет, что нарушение наступило в результате случая или непреодолимой силы. Тем не менее в большинстве случаев суды отказываются применять эту норму. К примеру, Верховный Суд Украины (ВСУ) в постановлении от 10 мая 2015 года (в кредитном споре с АТ «Фортуна-Банк») отклонил доводы заемщика и пришел к спорному выводу, что оккупация Крыма не имеет признаков чрезвычайности или неотвратимости для исполнения обязательств по кредитному договору и не находится в причинной связи с невозвратом денег по кредитному договору.

Сегодня, несмотря на то что многим крымским вкладчикам удалось вернуть свои деньги из банка либо получить компенсацию от Фонда защиты вкладчиков, вопрос остается актуальным, особенно если принять во внимание тот факт, что за два года судебные дела по искам крымских вкладчиков медленно «добираются» до ВСУ. А это значит, что в скором времени мы сможем ознакомиться с правовой позицией наивысшего судебного органа в стране. Остается надеяться, что этот суд перед завершением своего существования в нынешнем виде разрешит вышеуказанные вопросы по справедливости.