Факт трудовых отношений

«Кадровая служба и управление персоналом предприятия», 2012, N 11

СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ С НЕОЖИДАННЫМИ ПОВОРОТАМИ

Судебные решения в большинстве своем обычны, их выводы в какой-то мере можно предугадать. Однако бывают в судебной практике и решения, которые запоминаются отдельными нюансами, необычными для рассмотренного вида спора.

Скучные выборки судебных решений, где даже фразы-обоснования одинаковы, а решения написаны как под копирку, продиктованы типичностью самих предметов споров и обоснований требований. Требуя выплаты задолженности по зарплате, работник указывает, что состоит в трудовых отношениях, однако за определенный период работодателем начислена, но не выплачена установленная сумма заработной платы. Представляя стандартные доказательства (трудовой договор, расчетные листки, копию трудовой книжки, табель учета рабочего времени), истец получает шаблонное решение: взыскать сумму заработной платы, компенсацию по ст. 236 ТК РФ, возместить моральный вред. Все обыденно, ничем не запоминается.

Но практика знает и решения с необычными поворотами и обоснованиями. Мы подобрали некоторые из подобных решений. Рассмотрим их.

1. Решения по спорам о заключении трудового договора

В большинстве случаев, если работник заявил требования, связанные с оформлением фактически сложившихся трудовых отношений, суд применяет разъяснения, данные в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 2). Если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (ч. 2 ст. 67 ТК РФ).

При этом следует иметь в виду, что представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников. Поскольку именно в данной ситуации, при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица, возникают трудовые отношения (ст. 16 ТК РФ) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом.

Таким образом, при решении споров о понуждении работодателя к заключению трудового договора суды, используя указанные разъяснения, чаще всего принимают решения о признании наличия трудовых отношений и, соответственно, о необходимости понуждения работодателя заключить трудовой договор с фактически приступившим к работе сотрудником.

Однако встречаются и прямо противоположные ситуации. Так, суд может прийти к выводу об отсутствии трудовых отношений, даже если истец, по его словам, уже несколько дней трудился у работодателя.

Судебная практика. Истец обратился с иском к индивидуальному предпринимателю об обязании заключить трудовой договор, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула. В обоснование иска он указал, что обратился в офис ответчика, прошел собеседование по вопросу трудоустройства в магазин. После этого ему предложили приступить к работе, а также прийти в офис для подписания договора. В означенную дату истец приступил к работе и в течение трех дней подряд выполнял трудовую функцию, однако затем ему сообщили, что с ним не будут заключать трудовой договор, а отработанные дни не оплатят.

Суд установил, что собеседование носило ознакомительный характер, истца никто не приглашал приступать к работе. Тот самостоятельно явился в магазин, заявив, что он стажер и пришел ознакомиться с работой магазина. В соответствии с установленными судом обстоятельствами ст. ст. 16, 67 ТК РФ и п. 12 Постановления Пленума ВС РФ N 2 в части признания трудового договора заключенным (и обязании работодателя его заключить) в случае фактического допуска лица до работы в данной ситуации применены быть не могут. Суд отказал в удовлетворении иска, поскольку истец не представил доказательства, подтверждающие фактическое допущение к работе уполномоченным представителем ответчика (Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 24.12.2010 по делу N 2-6629/10) <1>.

<1> http://судебныерешения. рф/bsr/case/34265

Особо следует выделить споры, связанные с отказом в заключении трудового договора. В большинстве случаев суды принимают сторону работодателя, обосновывая это свободой установления требований к кандидату и кадровой политикой на предприятии. Однако нетипичность обстоятельств отношений сторон возникшего спора порождает и необычное обоснование позиции признания отказа работодателя правомерным. Так, при всех нижеизложенных изначальных обстоятельствах не в пользу работодателя суд признал отказ работодателя в приеме на работу бывшего работника правомерным… по основанию несоответствия требованиям к кандидатам.

Судебная практика. Работница, более 30 лет проработавшая в должности врача-лаборанта, через два месяца после своего увольнения попросилась обратно. Однако работодатель отказал ей в этом со ссылкой на несоответствие ее образования необходимым требованиям. Суд, рассматривая дело по иску о признании отказа неправомерным и незаконным, согласился с доводами работодателя. В обоснование такого решения суд указал, что с момента поступления истицы на работу 30 лет назад законодательные требования к виду и уровню образования по данной должности изменились. А поскольку сейчас истица считается вновь поступающей на работу, указанные требования распространяются на нее в полной мере, без скидок на опыт работы в той же должности у того же работодателя длительное время (Решение Трубчевского районного суда Брянской области от 18.01.2012 по делу N 2-35) <2>.

2. Решения в области изменения трудового договора

Среди трудовых споров, связанных с заключением и изменением трудовых договоров, существенную долю занимают споры о признании срочных трудовых договоров заключенными на неопределенный срок. Несмотря на четкое регулирование вопроса, связанного с обоснованностью заключения срочных трудовых договоров (ст. ст. 58 — 59 ТК РФ), споры по этому вопросу не утихают.

В большинстве случаев работник обращается в суд с иском о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок. Разрешая такие виды споров, суды склонны руководствоваться разъяснениями, данными в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ N 2. В частности, там указано, что при установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств каждого дела признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок. Что чаще всего и происходит при обращении работника в суд при указанных обстоятельствах.

Однако возможно и иное решение суда при тех же обстоятельствах. Например, в случае неправильного определения предмета иска. Согласно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Суд может выйти за пределы заявленных требований только в случаях, предусмотренных федеральным законом. Так, суд не смог удовлетворить требования работника из-за неправильно сформулированного искового требования, выйти за пределы которого не позволил закон.

Судебная практика. Истец обратился в суд с иском к государственному казенному учреждению по эксплуатации и содержанию административных зданий администрации Краснодарского края о признании незаконным отказа в заключении трудового договора на неопределенный срок и о понуждении к его заключению. Требования он мотивировал тем, что с ним трижды подряд заключались трудовые договоры в качестве вахтера на полгода и год. Последний из трудовых договоров был расторгнут. Однако на его обращение о заключении трудового договора на неопределенный срок вместо срочного работодатель ответил отказом.

Суд установил, что работодатель по истечении срока трудового договора письменно уведомил истца об увольнении, в положенный день оформил увольнение в соответствии со ст. 84.1 ТК РФ, выплатив истцу окончательный расчет. Истец же обратился к ответчику с заявлением о заключении трудового договора на неопределенный срок в связи с окончанием срочного трудового договора, на что получил отказ. Суд посчитал отказ ответчика законным и обоснованным, мотивировав это тем, что законодательство о срочных трудовых договорах не допускает их продления после окончания срока действия трудового договора. Ответчиком соблюдена процедура увольнения истца, оснований к заключению трудового договора на неопределенный срок не установлено, в связи с чем требования бывшего работника удовлетворению не подлежат (Решение Ленинского районного суда г. Краснодара от 15.06.2011; Кассационное определение Краснодарского краевого суда от 21.07.2011) <3>.

<3> http://судебныерешения. рф/bsr/case/443803

Как видите, если бы работник подал иск о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок, приказа об увольнении незаконным и восстановлении на работе, возможно, решение суда было бы иным. Учитывая многократность заключения трудового договора для выполнения одной и той же функции, суд мог прийти к выводу о нарушении работодателем прав работника при установлении срочности трудовых отношений без наличия на то оснований.

3. Решения в области удовлетворения

смежных с заключением трудового договора требований

Речь идет о требованиях о взыскании сумм возмещения морального вреда, нанесенного потенциальному работнику необоснованным отказом в заключении трудового договора. Его можно учитывать и как отдельный подвид споров, если требование заявлено отдельно от требования о понуждении к заключению трудового договора.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежного возмещения указанного вреда. При определении размеров такого возмещения суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В отношении сторон трудового договора действуют те же принципы, закрепленные в ст. 237 ТК РФ. Так, в случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Решения суда об удовлетворении требований работника (или кандидата на работу) и, соответственно, удовлетворение требования о возмещении морального вреда (как правило, частичное, принятое судом с учетом «степени разумности») довольно часты. Однако встречаются решения, в которых работнику отказано в удовлетворении основного требования, но ввиду признания его прав нарушенными суд взыскивал в его пользу сумму возмещения морального вреда.

Например, в пользу кандидата на должность взыскана денежная сумма за моральный вред, так как отказ в заключении трудового договора был необоснованным. При этом суд отказался обязать работодателя заключить трудовой договор.

Судебная практика. Истец обратился в суд с иском к ответчику ЗАО «Хорс-Силикон» о признании незаконным и необоснованным отказа в заключении трудового договора, заключении с ним трудового договора, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и возмещении морального вреда. Суд установил, что в нарушение требований ст. 64 ТК РФ о запрете необоснованного отказа в заключении договора ответчик не обосновал истцу свой отказ в приеме его на работу. Обязанность же доказать обоснованность отказа в заключении трудового договора лежит на ответчике. Поскольку ответчик не доказал этого, суд признал отказ незаконным и необоснованным и взыскал с ответчика в пользу истца сумму возмещения морального вреда, учитывая, что этим отказом было допущено нарушение прав истца на распоряжение своими способностями к труду и выбор рода деятельности и профессии.

В удовлетворении требований истца об обязании ответчика заключить с ним трудовой договор суд отказал, принимая во внимание, что, устанавливая гарантии при заключении трудового договора для работников, ст. 64 ТК РФ вместе с тем не ограничивает право работодателя, предусмотренное ст. 22 ТК РФ, самостоятельно, под свою ответственность, принимать кадровые решения (подбор, расстановку, увольнение персонала). Таким образом, заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя. ТК РФ и иными федеральными законами обязанность по заключению работодателями помимо их воли новых трудовых договоров не предусмотрена <4>.

<4> Сланцевский городской суд Ленинградской области // http://slancevsky. lo. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&id=277.

4. Решения в части взыскания с работника судебных расходов

Судебная практика по поводу взыскания судебных расходов с работника при рассмотрении трудовых споров довольно разнообразна. Некоторые суды считают, что запрет на взыскание судебных расходов с работника распространяется на все трудовые споры и, соответственно, решения судов. Другие же считают, что работник не должен нести судебные расходы только при обращении с иском в суд. Однако, если он является ответчиком, судебные расходы могут быть взысканы с него в общем гражданско-правовом порядке. Также расходы могут быть взысканы и в случае принятия решения не в пользу работника.

Следует отметить, что чем выше судебная инстанция, тем чаще работодатель получает отказ во взыскании с работника судебных расходов. Однако встречаются и необычные решения: с работника судебные издержки взыскиваются, несмотря на несоответствие остальной части решения об отказе в иске части о взыскании расходов.

Примечание. Читайте статью «Судебные расходы: возможность взыскания с работника» на с. 55 журнала N 9, 2012.

Судебная практика. Работодатель обратился с иском о взыскании с руководителя обособленного подразделения суммы материального ущерба, нанесенного недостачей, выявленной по результатам ревизии. В связи с недоказанностью размера ущерба в иске работодателю о взыскании суммы материального ущерба суд отказал, тем не менее взыскав с работника судебные расходы — сумму государственной пошлины, транспортные расходы, расходы на проживание в гостинице и питание свидетелей. Такое необычное решение стало возможным в связи с тем, что первоначальное решение суда о взыскании с ответчика всех заявленных сумм было отменено, во взыскании отказано. А решение в части взыскания судебных расходов так и осталось в силе, т. е. изначально сумма была взыскана с работника (Решение Михайловского районного суда Волгоградской области от 06.12.2010; Кассационное определение Волгоградского областного суда 17.02.2011 по делу N 33-2457/11) <5>.

<5> http://судебныерешения. рф/bsr/case/116109

5. Решения с необычными процессуальными поворотами

Согласно ч. 5 ст. 198 ГПК РФ резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части, указание на распределение судебных расходов, срок и порядок обжалования решения суда.

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой вынесено решение суда, суд присуждает возместить другой стороне все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 ГПК РФ. Если иск удовлетворен частично, указанные судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Встречается и необычное соотношение удовлетворенных требований: суд, удовлетворяя исковые требования частично, требования о взыскании судебных расходов также удовлетворяет частично. Однако это соотношение может быть и неожиданно изменено судом. Например, при частичном удовлетворении основного предмета иска суд может удовлетворить требование о взыскании судебных издержек полностью.

Судебная практика. Работодатель обратился в суд с иском к работнице о взыскании суммы материального ущерба. Суд, установив, что ущерб возник вследствие ошибки работницы, которая тем не менее не освобождает ее от ответственности, посчитал возможным уменьшить взыскиваемую с нее в пользу работодателя сумму. Суд постановил взыскать с ответчицы сумму материального ущерба только в частичном размере, при этом удовлетворив требования о взыскании суммы госпошлины, уплаченной работодателем при обращении в суд, полностью (Решение Биробиджанского районного суда ЕАО от 15.05.2012 по делу N 2-988/2012) <6>.

<6> http://www. gcourts. ru/case/9241222

6. Решения с необычной последовательностью выводов

разных инстанций по одной и той же спорной ситуации

Практика знает случаи, когда одна и та же продолжающаяся спорная ситуация приводит к разным решениям суда на разных стадиях рассмотрения спора. С одной стороны, причина кроется в процессуальных предпосылках, с другой — в особенностях одного из субъектов спора: работника, который не имеет юридической подготовки и опыта ведения споров в суде. Хотя разные решения необычны для истца-работника, но никак не для суда и работодателя, в штате которого работают дипломированные юристы. Например, на протяжении одного спора суд может первоначально принять решение в пользу работника, а впоследствии — в пользу работодателя.

Судебная практика. Несколько работников обратились в суд к предприятию-работодателю с иском о признании приказа о снижении премии незаконным. Суд рассмотрел дело и вынес решение о признании приказа о снижении премии незаконным. Работники предположили, что признание судом спорного документа незаконным автоматически повлечет выплату им премии в обычном размере. Но нет — работодатель никаких выплат производить не стал. Подождав немного, работники стали решать проблему привычным путем — обратились в суд. Теперь предмет спора звучал как требование о взыскании премии. Неожиданно суд им отказал. Причиной принятия такого решения послужил пропуск истцами срока на обращение в суд. Поскольку работодатель-ответчик заявил о применении последствий пропуска срока на обращение в суд, судья не смог отказать ему в этом. Необычность такого поворота событий вызвана также порядком определения судом исчисления даты начала течения срока на обращение в суд. Суд на основании материалов дела и принятых по делу судебных актов сделал вывод о том, что истцы не были ознакомлены с приказом о снижении премии. Однако имеются основания полагать, что при обращении в суд им было известно о содержании оспариваемого приказа, ведь истцы обратились в суд именно с требованием о признании этого приказа незаконным. Таким образом, о нарушении своего права в связи с невыплатой премии истцы знали на момент обращения в суд с исковым заявлением о признании приказа о снижении премии незаконным. Но в установленный законом срок истцы в суд с требованием о взыскании премии (а не только с оспариванием приказа) не обратились. Таким образом, долгие хождения по судам при незнании правовых нюансов процесса не привели работников к положительному результату получения премии от работодателя (Решение Кировского районного суда г. Кемерово от 12.03.2012, Апелляционное определение от 27.06.2012 Кемеровского областного суда) <7>.

Какие выводы можно сделать, изучив необычные решения судов? Во-первых, они могут быть вызваны невнимательностью судьи в совокупности с отсутствием соответствующих жалоб от сторон спора. Во-вторых, необычное решение об отказе в удовлетворении требований может быть вызвано скудностью доказательств, представленных стороной спора, даже при наличии стойкого убеждения суда (на основании иных обстоятельств) в законности требований. И, наконец, в-третьих, необычность может быть вызвана «хитросплетением» норм законов и непоследовательностью изменений в законодательстве РФ.

О. Николаева

Юрист,

специалист по трудовому праву

консалтинговой компании «Советникъ»

Подписано в печать 19.10.2012

Если сотрудник хочет взыскать долги по зарплате, но работал без официального оформления – ему может быть сложно доказать трудовые отношения. Суды, в основном на уровне первой инстанции, очень загружены, признает старший юрист Дювернуа Лигал Дювернуа Лигал Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование и споры × Анна Сенаторова. К ним поступает много исков из трудовых отношений. Поэтому суды часто спешат, проявляют излишний формализм и перекладывают бремя доказывания на работника, делится Сенаторова. Как на самом деле правильно рассматривать подобные споры, рассказал Верховный суд в одном из недавних дел.

Нет документов – виноват работодатель

В нем Егор Турбин* хотел подтвердить трудовые отношения с «МДК Юг». Он настаивал, что работал на эту компанию торговым представителем в Ялте с окладом в 20 000 руб. почти год – с 23 июля 2015 года по 20 июня 2016-го. У Турбина был планшет с программой для работы с клиентами, зарплату ему передавали водители «МДК Юг», которые доставляли товары в Ялту. В июне 2016-го ему якобы позвонили и сказали, что он уволен, но сотрудник уверял, что не давал к этому повода и сам не хотел уходить.

Поэтому Турбин подал в суд на «МДК Юг» и потребовал 71 686 руб. долгов по зарплате и отпускным, 70 000 руб. компенсации материального и морального ущерба. К иску он приложил маршрутные листы, копию служебной переписки, копии накладных и бланки договоров на поставку товара, прайс-листы от покупателей и другие рабочие бумаги. Он перечислил свидетелей, своих коллег, которые могли подтвердить, что истец тоже работал на «МДК Юг».

Дело № 127-КП8-17

Верховный суд: суды должны разбираться, договорилась ли фирма с работником насчет работы, подчинялся ли он трудовому распорядку, выполнял ли обязанности, получал ли зарплату.

Один из свидетелей явился в заседание и подтвердил основания иска, но это не убедило Центральный районный суд Симферополя. Он отказался дать Турбину время, чтобы вызвать других свидетелей, и отклонил его требования. По мнению райсуда, факт отношений должен доказывать работник. Но Турбин не подтвердил, что обращался к ответчику за трудовым договором или расписывался в зарплатных ведомостях. Райсуд отказался принимать во внимание копии накладных, договоры поставки и распечатки с имейла, потому что они не были заверены. Это решение поддержал Верховный суд Крыма.

Но с ним не согласилась кассация. Верховный суд обнаружил, что нижестоящие инстанции даже не разбирались в сути спора. Они должны были установить, договорилась ли фирма с Турбиным по поводу работы, подчинялся ли он правилам внутреннего трудового распорядка, выполнял ли обязанности в интересах работодателя, получал ли заработную плату. Вместо этого два суда безосновательно переложили бремя доказывания на сотрудника и ограничились выводом, что он не доказал факта трудовых отношений, отмечается в определении № 127-КП8-17. А райсуд отказался отложить заседание для вызова свидетелей, но не объяснил, почему их показания не подтвердят заявлений истца.

Две инстанции решили, что трудовых отношений нет, потому что они не оформлены документально. Однако они презюмируются, «если сотрудник приступил к работе и выполнял ее с ведома или по поручению работодателя», напомнил положения ТК Верховный суд. А если нет документов, то, скорее всего, это нарушение компании, а не вина работника, указала «тройка» под председательством Людмилы Пчелинцевой. В итоге дело отправилось на новое рассмотрение в районный суд.

Трудовой договор из воздуха: чем подтвердить

Если работник не получает подписанный трудовой договор больше трех дней – скорее всего, он не получит его никогда, утверждает Сенаторова. По ее словам, ситуацию усугубляют сами сотрудники, которые не хотят оформляться по разным причинам и беспокоить работодателя. Положение работника незавидное еще и потому, что большая часть доказательств трудовых отношений обычно находится у работодателя, добавляет Елена Мамонова из группы правовых компаний INTELLECT INTELLECT Региональный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × . Вывод один: человеку надо занимать активную позицию заранее и не дожидаться проблем, заявляет Сенаторова.

Чтобы доказать трудовые отношения, недостаточно подтвердить, что работодатель допустил человека к работе, говорит Руслан Маннапов из Ильяшев и Партнеры Ильяшев и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × . По его словам, нужно ответить на ряд вопросов:

  • Каким образом сотрудника допустили к работе?
  • С кем человек договорился о работе, кто давал поручения? Если это был не руководитель – были ли у него полномочия?
  • Где человек трудился?
  • Предоставляли ли ему рабочее место, давали оборудование, спецодежду и т. п.?
  • Подчинялся ли сотрудник внутреннему распорядку?
  • Получал ли он заработную плату систематически?

Подтвердить трудовые отношения могут внутренние документы – это, например, отчеты о проделанной работе, товарные накладные, заявки на перевозку грузов, акты передачи спецодежды, перечисляет Мамонова. Пригодятся СМС и переписка по электронной почте. Их надо заверять у нотариуса, предупреждает Мамонова: Турбин забыл это сделать, поэтому суды не приняли распечатки с имейла.

Не стесняйтесь письменно задавать вопросы под нужным уклоном: закончился ли у меня испытательный срок, какой результат? Какой у меня режим рабочего времени, кому я подчиняюсь, как взаимодействую с другими отделами, работниками? Какие цели, задачи и сроки командировок? Когда ждать отпуск по графику отпусков?

Анна Сенаторова

В одном из дел хорошим доказательством стала распечатка считывающего устройства для карточек при входе на работу, делится опытом ведущий юрист ССП-Консалт ССП-Консалт Региональный рейтинг группа Трудовое и миграционное право группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство Профайл компании × Ева Тимофеева.

Записанные по телефону разговоры менее ценны, чем письменные доказательства, утверждает Сенаторова: может оказаться, что разговор сложно разобрать, а еще надо доказать, что собеседник уполномочен представлять работодателя. К тому же записи будут оспариваться, потребуется экспертиза, а это долго и дорого, объясняет Сенаторова.

Причины отказов и проблема свидетелей

Нередко суды отказывают в признании трудовых отношений, потому что речь может идти о гражданско-правовом договоре в устной форме . По этой причине исполнитель может знать изнутри, как устроена работа в организации, отмечает Тимофеева.

В этом сюжете

  • Трудовой или гражданско-правовой: разницу объяснил ВС 16 апреля, 8:18
  • Как это работает: взыскиваем «серую» зарплату с работодателя 21 июля, 14:34

Примером может служить дело № 33-6109/2018, в котором Дмитрий Коробов* обратился с иском на 7 млн руб. к ООО «Интер-Юг». Коробов утверждал, что трудился там заместителем генерального директора с окладом в 200 000 руб., требовал взыскать долг по зарплате, а также порядка 1 млн руб. компенсации неиспользованного отпуска и морального вреда. Оба экземпляра трудового договора, по словам истца, остались у работодателя. Коробов утверждал, что встречался с работодателем вне офиса, без постоянного рабочего места, и выполнял его поручения. Свои требования он подтвердил рабочей перепиской с контрагентами, нотариальной доверенностью от фирмы и словами свидетеля, который сейчас работает в другом месте. Но две инстанции отказались признавать трудовые отношения (на этапе апелляции в Ставропольском крайсуде истец отказался от денежных требований). Коробов выполнял разовые поручения, ему не определили ни режим, ни место работы – а значит, речь идет о гражданско-правовом договоре, решили суды. Они критически отнеслись к показаниям свидетеля: если он видел, как человек общается с директором компании, это еще не говорит о трудовых отношениях.

Показания свидетелей могут быть ценны, если у истца нет письменных и вещественных доказательств, говорит Мамонова из «Интеллект-С». Но есть нюансы.

Если свидетели – официально трудоустроенные работники, то далеко не каждый согласится дать показания против работодателя. И даже если он решится, не исключено, что на него будут влиять или даже давить, чтобы он изменил показания.

Елена Мамонова

В отличие от дела Коробова столяру Геннадию Максимову удалось доказать, что он полгода работал в компании «Гулливер» именно по трудовому договору (дело № 33-2210/2018). Выступая в суде как свидетели, двое сотрудников этой компании подтвердили, что видели Максимова на рабочем месте. При этом они уверяли, что он был подрядчиком. Но ВС Хакасии отнесся к последнему утверждению «критически», потому что оно противоречило другим доказательствам в деле: свидетели подтвердили, что Максимова допустили к работе с ведома компании, а выплата части зарплаты подтверждалась письменными доказательствами. Таким образом, апелляция отказалась признать отношения гражданско-правовыми, на чем настаивал директор «Гулливера». Обязанность работодателя – доказать свои утверждения, но он этого не сделал, объяснила апелляция.

* — Имя и фамилия изменены редакцией.

  • Верховный суд РФ

Далеко не все компании оформляют сотрудникам трудовые договоры. Если дело дойдет до конфликта – работнику придется в суде доказывать, что он с согласия работодателя трудился на определенной должности и подчинялся правилам распорядка. Сделать это непросто, в том числе из-за формалистской позиции судов. Они склонны придавать значение документальному оформлению отношений. Но это как раз обязанность работодателя, а не работника, который является слабой стороной и может стать жертвой злоупотреблений. Об этом напомнил Верховный суд в одном из недавних дел. Апелляция не увидела в спорном деле признаков трудовых отношений, но ВС отправил дело на пересмотр.

Трудовой кодекс дает работнику, устроенному в штат, социальные гарантии и защиту от незаконного увольнения. На практике далеко не каждого устраивают по закону, а когда доходит до конфликта – сотрудник отправляется в суд, чтобы доказать, что состоял с компанией именно в трудовых отношениях. Но суды в основном оценивают обстоятельства формально, а не по сути, отмечает юрист практики трудового права Кадрового холдинга «Анкор» Александра Олязаева. По ее словам, они больше смотрят на документы: трудового договора и кадровых приказов нет, как и записей в трудовой книжке, должность истца в штатном расписании отсутствует и т. д. (например, апелляционное определение Мосгорсуда от 24 апреля 2017 г. по делу № 33-15623/17).

В одном из недавних определений Верховный суд ориентировал нижестоящие инстанции оценивать не только документы, но и суть отношений сторон, ведь сотрудник может фактически работать по трудовому договору без единой оформленной бумаги. Такие указания ВС дал в деле Игоря и Петра Жариновых*, которые в мае-июне 2015 года работали на объектах Ярегского нефтяного месторождения (разрабатывается «Лукойл-Коми»). Отец был бригадиром электромонтажников, а сын – рядовым электромонтажником. Предварительно они прошли инструктаж, аттестацию и стажировку.

ООО «ТоксСофт-АвтоматикаПромСервис» заключило с ними договоры подряда, по которым Жариновы выполняли работы «на свой риск», а компания не отвечала за несчастные случаи. Но он как раз и случился в начале лета, когда бригадир упал с 9-метровой высоты и получил серьезные травмы. Жаринов-старший в 2015–2016 годах посещал врачей в разных больницах и добивался признания трудовых отношений, чтобы компания оформила на него обязательную страховку от несчастных случаев, а сам он получил бы бесплатное лечение. Оформить трудовые отношения потребовал и сын (они действовали вместе). Претензий по оплате у них не было: оба получили обещанную сумму.

Были ли договоры трудовыми или действительно подрядными, единого мнения не оказалось. Гострудинспекция Иркутской области встала на сторону Жариновых – с одним особым мнением одной из сотрудниц, которая сочла, что прав работодатель.

Трудовые и гражданско-правовые: в чем разница

Куйбышевский районный суд города Иркутска признал фактически сложившиеся трудовые отношения, однако Иркутский областной суд отменил решение нижестоящей инстанции и отклонил требования монтажников. Они не согласовали с работодателем такие важные условия трудового договора, как место работы, трудовые функции, режим рабочего времени, оплату труда (то, что обычно содержится в письменном трудовом соглашении). К тому же, добавил областной суд, Жариновы пропустили срок исковой давности. О том, что с ними заключены договоры подряда, они узнали, когда их подписывали, в мае 2015 года. Тогда и надо было обращаться в суд, а не после несчастного случая.

Верховный суд, который затем рассмотрел это дело, счел, что апелляция неправильно расставила приоритеты: придала значение юридическому оформлению, а не сути отношений сторон. А ведь по факту они могли сложиться трудовыми. Надо помнить и о том, что работники являются слабой стороной: их могут вынудить подписать договор подряда, напоминается в определении 66-КГ17-10. Суд апелляционной инстанции упустил из виду доводы Жариновых, которые могли указывать на наличие трудовых отношений: у них было место работы и должность, они подчинялись общему распорядку работы, прошли инструктаж, аттестацию и стажировку. А еще у истцов сохранились пропуска с названием фирмы и должностями.

Не прошел и срок исковой давности, решила коллегия под председательством Людмилы Пчелинцевой. Ведь только после несчастного случая Жариновы узнали о том, что документы были оформлены неверно. В итоге ВС передал дело на пересмотр в Иркутский областной суд. Ему предстоит разобраться, работали ли Жариновы по правилам внутреннего распорядка (трудовой договор) или действовали независимо и были обязаны лишь сдавать результат работ (договор подряда).

Несчастный случай определенно повлиял на возможность квалифицировать гражданско-правовые договоры как трудовые, полагает Олязаева. Иного мнения юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Иван Федоткин, который не сомневается, что отношения здесь трудовые. Ведь электромонтажники прошли аттестацию и получили группу по электробезопасности, а еще для них обязательны предварительные и периодические осмотры, перечисляет он.

Разница между двумя видами договоров не всегда очевидна, но определенные признаки у каждого из них есть. Трудовые отношения означают подчинение правилам внутреннего распорядка и выполнение обязательных распоряжений руководства. Для гражданско-правового договора важен только результат, который сдается заказчику, а дисциплина и условия работы не играют никакой роли: исполнитель сам организовывает свой труд. Как правило, достижение конечного результата влечет за собой прекращение такого соглашения. Поэтому Олязаева не советует перезаключать договор подряда в течение долгого времени, а также издавать приказы и распоряжения в отношении исполнителя. Плохая идея знакомить его с правилами трудового распорядка, следить за его рабочим временем и так далее, перечисляет Олязаева.

Почему работнику нелегко отстоять свои права

Сотруднику, который не был официально трудоустроен, сложно доказать свою позицию, отмечает юрист трудовой практики «Бейкер Макензи” Елена Питиримова. Суды чаще принимают во внимание документы работодателя. Это могут быть книги учета трудовых книжек, журнал регистрации приказов и другие реестры, где истец не упоминается, штатное расписание, в котором нет указанной им должности, и так далее. «Еще непонятно, как суд в условиях спора самостоятельно определит название должности или размер зарплаты”, – недоумевает Питиримова.

ВИДЕОЛЕКЦИИ LF ACADEMY

видео Легенды и мифы трудового права видео Практические проблемы трудового права

Работники, конечно, могут располагать доказательствами принадлежности к определенной компании. Например, это визитные карточки, фирменная одежда, копии электронной переписки от имени компании, свидетельские показания. Но судьи понимают, что сами по себе это не признаки трудовых отношений, отмечает Питиримова. К тому же у них возникает много вопросов, допустимы ли вообще такие доказательства.

Не на руку работнику и маленький срок исковой давности. Для индивидуальных трудовых споров это всего три месяца со дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своих прав (ч. 1 ст. 392 ТК РФ). Если сотрудник работает без оформления больше трех месяцев, да еще и не получает зарплату, у него очень низкие шансы выиграть суд с работодателем, заключает Питиримова.

Но выиграть все-таки можно, о чем говорит положительная судебная практика:

Если нет трудового договора, приказа о приеме на работу, табеля учета рабочего времени, правил внутреннего трудового распорядка, записей в трудовой книжке – это может показывать не гражданско-правовые отношения, а нарушения со стороны работодателя –

определение 33-847 Верховного суда Республики Алтай

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Несмотря на то что действующее законодательство содержит запрет на заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения (ст. 15 Трудового кодекса), и устанавливает ответственность за его несоблюдение, равно как и за уклонение от оформления или ненадлежащее оформление трудового договора (ч. 4 ст. 5.27 КоАП), практика показывает, что отношения между работниками и работодателями – физическими лицами и субъектами малого предпринимательства нередко оформляются с нарушениями или вовсе не оформляются официально. Особенно в таких сферах, как торговля, бытовое обслуживание, строительство и ремонт. «Это лишает работников предусмотренных законодательством гарантий и компенсаций, а также возможности полноценной защиты трудовых и связанных с ними социальных прав, права на пенсионное обеспечение. Они лишены возможности пользоваться правом на надлежащие условия труда, оплачиваемый отпуск, выходные и праздничные дни», – отметил судья Верховного Суда Российской Федерации Михаил Жубрин, представляя вчера на заседании Пленума проект разъяснений Суда по применению закрепленных в ТК РФ особенностей регулирования труда лиц, которые работают у работодателей – физических лиц (как являющихся, так и не являющихся ИП) и субъектов малого предпринимательства, отнесенных к микропредприятиям (гл. 48, гл. 48.1 ТК РФ). Рассмотрим наиболее значимые положения соответствующего проекта Постановления Пленума ВС РФ (далее – Проект; текст документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ).

Во-первых, Суд прямо указывает на то, что за разрешением индивидуального трудового спора работники всех трех указанных категорий работодателей вправе обращаться непосредственно в суд, то есть обязанности соблюдать досудебный порядок урегулирования споров у них нет. В настоящее время суды толкуют норму ст. 308 ТК РФ, где говорится о том, что индивидуальные трудовые споры, не урегулированные работником и работодателем – физическим лицом, не являющимся ИП, самостоятельно, рассматриваются в суде, как требование об обязательном соблюдении досудебного порядка и возвращают на этом основании работникам их исковые заявления или оставляют их без рассмотрения.

Отмечается также, что работники, обратившиеся в суд с вытекающими из трудовых отношений требованиями, в том числе о невыполнении либо ненадлежащем выполнении условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, освобождаются от уплаты судебных расходов. Причем это правило действует и случае частичного или полного отказа в удовлетворении этих требований.

Важные разъяснения касаются определения момента начала течения срока для обращения в суд с заявлением о разрешении трудового спора . Так, для определения этого момента в случае, если заявлено требование о признании трудовыми отношений, возникших на основании гражданско-правового договора или фактического допущения к работе, необходимо, по мнению ВС РФ, устанавливать не только дату подписания договора или допуска к работе соответственно, но и день, когда лицо узнало о нарушении своих трудовых прав – например, обратилось к работодателю с требованием о выплате зарплаты, предоставлении отпуска, составлении акта о производственной травме и т. д. и получило отказ.

Начало течения срока для обращения в суд определяется исходя из того, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своих прав, и в случае, если в суд обращается не он сам, а прокурор или профсоюз, отмечается в Проекте.

Кроме того, Суд подробно поясняет, какие обстоятельства должны рассматриваться судами в качестве уважительных причин пропуска срока на обращение в суд при принятии решения о возможности его восстановления. К ним, помимо болезни работника, нахождения его в командировке, невозможности подачи заявления в суд в силу обстоятельств непреодолимой силы и т. д., предлагается относить факт обращения работника в нарушение правил подсудности в другой суд (при условии, что изначально предусмотренные ст. 392 ТК РФ сроки были соблюдены), а также в прокуратуру или государственную инспекцию труда – если на основании поданного заявления работодателю было предписано устранить нарушения, вследствие чего работник правомерно ожидал восстановления своих прав.

Поскольку значительная часть споров, возникающих между работниками и работодателями – физическими лицами или микропредприятиями, связана с необходимостью установления факта наличия или отсутствия между ними трудовых отношений, особое внимание в Проекте уделено порядку доказывания этого факта. ВС РФ отмечает, что существование трудовых отношений между сторонами спора может быть подтверждено любыми отвечающими требованиям процессуального законодательства (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса) доказательствами: письменными доказательствами, свидетельскими показаниями, материалами аудио- и видеозаписи и др. Очень подробно разъяснено, какие документы относятся к письменным доказательствам (кадровые документы, зарплатные ведомости, хозяйственные акты и документы по охране труда, составляемые или подписываемые работником, переписка сторон, в том числе по электронной почте, и т. д.).

В связи с тем, что на практике трудовые договоры чаще всего подменяются договорами возмездного оказания услуг, Суд посчитал необходимым привести в Проекте критерии их разграничения. Отмечается, например, что для трудового договора определяющим является процесс исполнения определенной трудовой функции, а не необходимость выполнения конкретной разовой работы. При этом работник в отличие от исполнителя по договору оказания услуг не является самостоятельным хозяйствующим субъектом и не несет рисков, связанных с осуществлением труда, так как работает под контролем работодателя.

Отдельный блок разъяснений касается случаев ненадлежащего оформления трудовых договоров. Так как законодательством установлено, что при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя даже не оформленный в письменной форме договор считается заключенным (ст. 67 ТК РФ), суды должны исходить из презумпции наличия в таких случаях трудовых отношений, указывает ВС РФ. Доказательства их отсутствия должен представить работодатель – именно он, по мнению Суда, несет бремя доказывания в данном споре.

Не менее важной является позиция по поводу определения размера заработной платы, подлежащей взысканию с работодателя, по требованию работников, трудовые отношения с которыми не оформлены надлежащим образом. ВС РФ полагает, что при отсутствии письменных доказательств, подтверждающих размер зарплаты работника, суды вправе определить его, основываясь на сведениях об обычном заработке работников соответствующей квалификации в данной местности, а при невозможности установления величины последнего – исходя из размера минимальной заработной платы в конкретном регионе.

Заключительные положения Проекта посвящены порядку рассмотрения судами вопросов, возникающих по поводу признанных сторонами трудовых отношений, – об обоснованности заключения срочного трудового договора, правомерности внесения работодателем условий трудового договора в одностороннем порядке, включения в трудовой договор дополнительных оснований его прекращения и др.

Несмотря на то что Проект был отправлен на доработку редакционной комиссией, можно предположить, что кардинально он вряд ли изменится, так как никаких существенных замечаний к нему нет ни у представителей судейского сообщества, ни у профильных ведомств: Минюста России и Генеральной прокуратуры РФ.

Лилия Григорьева, юрист.

Трудовое право — многогранная, сложная и относительно молодая отрасль права, стремительно развивающаяся на фоне происходящих глобальных структурных изменений как в экономике, так и в праве. Основной задачей трудового права является установление правил поведения между работодателем и работником, с учетом интересов государства.

В России, как в социальноориентированном государстве, трудовое право встает, скорее, на сторону работника, признавая его более уязвимой и слабой стороной процесса, чем работодателя или государство. Однако, как показывает опыт и судебная практика, неясности во взаимоотношениях, невозможность двухстороннего урегулирования споров, а также и сознательные злоупотребления и даже попытки мошенничества возможны с обеих сторон. И работодатель заинтересован в защите своих прав и своего бизнеса от действий работника не меньше, чем работник от злоупотреблений работодателя. Очень часто разногласия возникают по незнанию, невнимательности и пренебрежительному отношению к юридически значимым фактам.

Предлагаю разобраться в такой актуальной на сегодня теме, как установление факта работы и размера заработной платы в случае, когда договоренность между сторонами не достигнута и дело уже находится на рассмотрении суда.

Нередко возникают иски об установлении самого факта трудовых отношений между работником и работодателем. Особенно, если работодатель, находясь в данной ситуации в более сильной позиции, не представляет никаких документов и утверждает, что работник у него никогда не работал.

Как пример, можно рассмотреть дело Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-6052/14 (решение от 20.11.2014), где в подтверждение факта работы истцом (работником) были представлены в качестве доказательства фотографии с объектов, где он работал, и показания свидетеля, которые суд счел неубедительными. Ответчик указал, что данный сотрудник у них никогда не работал, указанная им должность в штатном расписании отсутствует. В доказательство своих слов ответчиком были представлены штатное расписание организации, журнал регистрации приказов и трудовых договоров, в которых отсутствуют сведения об истце. Суд не смог по представленным доказательствам установить факт наличия трудовых отношений между сторонами и в удовлетворении требований истца отказал.

В качестве противоположного примера можно привести дело того же Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-970/09 (решение от 27.04.2009), согласно которому истец в доказательство трудовых отношений между ним и ответчиком представил как документы — удостоверения, доверенности на право представлять организацию — работодателя при осуществлении работ, так и пригласил в качестве свидетелей лиц, трудовые отношения с работодателем которых последним не оспаривались. Ответчик — работодатель сотрудничество с истцом категорически отрицал. В доказательство представил: штатное расписание, которое не соответствовало реестру справок по форме 2-НДФЛ за тот же период, затребованное из Налоговой инспекции судом по ходатайству истца; платежные ведомости на выдачу заработной платы, согласно которым истец не получал заработную плату, однако ведомости не соответствовали требованиям действующего законодательства и также имели противоречия и со штатным расписанием и с реестром 2-НДФЛ. Свидетельские показания главного бухгалтера организации о том, что истец не проходил по ведомостям заработной платы, однако он видел истца в офисе фирмы, по мнению суда, не являются доказательством, свидетельствующим о факте отсутствия трудовых отношений. Кроме того, была установлена родственная связь между генеральным директором работодателя, который так активно пытался доказать отсутствие факта трудовых отношений, и главным бухгалтером.

Также суд счел доказанным факт трудовых отношений на основании представленных ведомостей учета рабочего времени, заполненных правомочным лицом работодателя, и косвенных показаний свидетелей, согласно которым указанный истцом объем работ работодателем проводился, правомочному лицу работодателем было поручено нанимать сотрудников для выполнения работ (решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 16.06.2014 по делу № 2-4761/14; решение не обжаловалось).

Свидетельские показания, из которых следует факт работы истца (работника) у ответчика (работодателя) и систематическое нарушение им трудовых прав работников, а также письменные доказательства — выписки из лицевого счета, штатное расписание, ведомости Нагатинский районный суд г. Москвы счел достаточными для подтверждения трудовых отношений между работником и работодателем в деле № 8638, решение от 18.09.2014.

Довод истца о том, что он фактически был допущен к работе, без доказательств этого обстоятельства не может служить основанием для признания трудовых отношений начавшимися. Договор аренды автомобиля и банковские платежи по данным договорам не подтверждают факт трудовых отношений. Поэтому истцу не удалось доказать факт работы без оформления документов. Судом был признан только тот период, на который был заключен трудовой договор (Нагатинский районный суд г. Москвы, дело № 2-9050/14, решение от 06.11.2014, решение обжаловалось в Мосгорсуд, однако жалоба была оставлена без удовлетворения).

Справки о командировании сотрудника для проведения работ по техническому обслуживанию Нагатинскому районному суду г. Москвы оказалось не достаточно для установления факта трудовых отношений между сторонами (дело № 2-10014/14, решение от 19.11.2014, не оспаривалось).

Можно сделать некоторые промежуточные выводы: факт установления трудовых отношений может быть подтвержден свидетельскими показаниями, документами работодателя, косвенно подтверждающими факт трудовых отношений — удостоверения, доверенности, ведомости. Однако факт должен подтверждаться хотя бы двумя независимыми источниками и не носить личного и заинтересованного характера.

Трудовой договор имеет ряд общих признаков с договорами подряда и договорами оказания услуг. Но есть и существенные нюансы, которые позволяют суду определить тип взаимоотношений между сторонами и нормы права, которыми следует руководствоваться при принятии решения.

Гражданско-правовые взаимоотношения — это отношения двух равных хозяйствующих субъектов, заключивших договор по своей воле и в своем интересе. Ответственность в случае нарушения гражданско-правового договора наступает в рамках гражданского процесса и носит, как правило, имущественный характер, за исключением случаев, предусмотренных уголовным законодательством.

Тогда как целью трудового права законодатель поставил в первую очередь — установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда и уже потом — защита прав и интересов работников и работодателей.

Для определения типа отношений и нормативно–правовых актов, которые следует применять, предлагаю разобраться в признаках трудовых отношений.

Согласно ст. 15 Трудового кодекса Российской Федерации признаками трудовых отношений являются: личное выполнение работником за плату трудовой функции, подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка, обеспечение работодателем условий труда, предусмотренных Трудовым кодексом РФ и иными нормативно-правовыми актами, в интересах, под управлением и контролем работодателя (данное дополнение вступит в силу с 1 января 2016 года в соответствии с Федеральным законом от 05.05.2014 № 116 — ФЗ).

Гражданский кодекс РФ позволяет акцентировать внимание на двух важных аспектах договора подряда, которые диаметрально противоположны трудовому договору, а именно: по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчик) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Если иное не предусмотрено договором подряда, работа выполняется иждивением подрядчика — из его материалов, его силами и средствами.

Договор оказания услуг по своей природе схож в рассматриваемом нами аспекте с договором подряда.

Разберем судебную практику.

При обращении в суд об установлении факта трудовых отношений истцом были представлены договоры подряда. Суд исследовал представленные документы и пояснил, что договоры подряда и нахождение истца в помещении ответчика не являются доказательством существования между истцом и ответчиком трудовых отношений (решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 28.11.2014 по делу № 2-6451/14). Решение суда не обжаловалось.

Нагатинским районным судом г. Москвы по делу № 2-7454, решение от 11.09.2014, не обжаловалось, были исследованы договоры на оказание услуг, которые истцы (работники) просили признать трудовыми. Изучив договоры, суд установил, что они имеют все признаки договоров услуг, предусмотренные ст. 779 ГК РФ. Установление трудовых отношений между сторонами из этих договоров не следует. Важным фактором для определения типа взаимоотношения явился тот факт, что трудовые книжки и иные документы, предъявляемые при заключении трудового договора, предусмотренные ст. 65 ТК РФ, истцами ответчику не передавались.

По другому делу истец обратился в суд об установлении факта трудовых отношений, ответчик (работодатель) утверждал, что работа истца носила подрядный характер. В доказательство своих слов работодатель никаких документов не представил. Суд в своем решении указывает, что истец был допущен к определенной работе, у него были конкретные должностные обязанности, он соблюдал правила внутреннего распорядка организации, работал 5 дней в неделю с 9 до 18 часов, задания получал от начальника отдела. В связи с этим суд пришел к выводу, что между истцом и ответчиком возникли именно трудовые отношения (решение Хорошевского районного суда г. Москвы № 2-970/09 от 27.04.2009).

К вопросу о типе взаимоотношений также возвращались и в рамках уголовного процесса при привлечении генерального директора к ответственности по ст. 145.1 УК РФ за невыплату заработной платы.

Судом был установлен факт трудовых отношений, а не подрядных, как настаивал обвиняемый, и был вынесен обвинительный приговор (Мировой судья судебного участка № 157 района Хорошево–Мневники от 09.12.2009, дело № 1-43/2009), отменный впоследствии по истечении срока давности привлечения к ответственности Хорошевским районным судом, что не отменяет факт судимости у генерального директора, задержавшего выплату заработной платы.

Трудовые и гражданско-правовые отношения могут быть очень похожи, и не всегда можно четко провести разграничения, где начинаются одни и заканчиваются другие отношения. Определить роль ответчика, как работодателя или заказчика, принципиально необходимо, поскольку от этого зависит тяжесть возлагаемой на него ответственности за нарушение законодательства. В любом случае, четкое и своевременное документальное оформление поможет в случае возникновения споров каждой из сторон.

Более сложной задачей при отсутствии надлежаще оформленных документов является определение размера заработной платы.

Если работодатель отказывается предоставить информацию о суммах выплат в пользу работника, а трудовой договор не содержит конкретных сумм, могут возникнуть трудности при определении суммы заработной платы и иных выплат.

Как суд выходит из сложившейся ситуации, предлагаю рассмотреть ниже.

Статьей 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации «Установление размера минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации» установлен минимальный размер оплаты труда, который, согласно дополнительному соглашению между правительством Москвы, Московским объединением профсоюзов и Московским объединением работодателей от 26.05.15 № 77-783-1, с 1 июня 2015 года составит 16 500 рублей.

Меньше этой суммы работодатель платить не может. Но есть нюанс — работодатель может сказать, что работник трудился у него не на полную ставку. И, следовательно, имел заработную плату меньше установленного минимума.

Судом в качестве доказательства размера заработной платы могут быть приняты свидетельские показания, как в решении Хорошевского районного суда г. Москвы от 27 апреля 2009 по делу № 2-970/09. Согласно данному решению показания свидетелей, выполнявших те же трудовые функции, что и истец, суд принимает при расчете заработной платы. Доказательства иного размера заработной платы со стороны ответчика (работодателя) не представлено, бремя доказывания данного факта лежит на ответчике.

Однако, если свидетельские показания будут противоречить письменным документам, представленным в дело как истцом, так и ответчиком, суд может принять показания к сведению, но не может основываться на них при вынесении решения (решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 19.02.2015, дело № 2-197).

Подведя итог всему вышесказанному хочется отметить, что даже в случае нарушений другой стороной действующего законодательства всегда можно защитить свои права в судебном порядке. Суд принимает косвенные доказательства и выносит решения на их основе, но они должны быть последовательными, непротиворечивыми и согласовываться с материалами дела. Поэтому при принятии решения об обращении в суд за защитой своих прав или подготовкой позиции на поданный другой стороной иск, следует заранее тщательно изучить имеющиеся документы, пообщаться со свидетелями и уже на основе полученных данных строить свою юридическую позицию.

Основными причинами отказа в удовлетворении исков является противоречивость представленных документов. Невнимательное, неточное указание данных, необоснованное несоблюдение рекомендованных форм документов, противоречия в самих документах влекут за собой проигрыш. При трудовых спорах мною было бы рекомендовано привлекать бухгалтера, специализирующегося на оформлении трудовых отношений с работниками и знакомого с предъявляемыми законодателем и контролирующими органами требованиями к оформлению документов.

Работа со свидетелями должна проводиться до судебного заседания. Высока вероятность, что даже если свидетель присутствовал, видел и может рассказать о спорных фактах, он может помнить или делать акцент не на те факты, которые требуются для установления истины, может забыть о важных для дела, но не для него лично, событиях. Работать со свидетелем — общая рекомендация при подготовке к любому процессу. Я не призываю подговаривать свидетеля, но хороший юрист должен знать заранее, что скажет его свидетель, какие вопросы ему лучше задать, на чем сделать акцент. Нельзя отрицать и человеческий фактор — свидетель может разволноваться, перепутать данные и события, и к этому надо быть готовым.