Домашний арест входит в срок отбытия наказания

Президиум Верховного Суда Российской Федерации ответил на вопросы судов по применению положений статьи 72 Уголовного кодекса (в редакции Федерального законов от 3 июля 2018 г. № 186-ФЗ и Федерального закона от 27 декабря 2018 г. № 569-ФЗ), возникающие как при постановлении приговора, так и в ходе его исполнения. Всего рассмотрено 17 вопросов (ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению положений ст. 72 УК РФ).

В частности Президиум ВС РФ пояснил, что при постановлении приговора:

  • период содержания под стражей засчитывается в срок лишения свободы со дня фактического задержания до дня вступления приговора в законную силу;
  • если время содержания под стражей, засчитанное на основании ч. 3.1 ст 72 УК РФ, поглощает срок назначенного наказания, то суд постановляет приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания, а осужденный подлежит немедленному освобождению в зале суда;
  • при назначении лишения свободы условно в приговоре не следует указывать на применение ст. 72 УК РФ, однако необходимо зачесть и время содержания под стражей, и нахождение под домашним арестом в случае отмены условного осуждения.

Также рассмотрены вопросы о зачете времени содержания под стражей при назначении наказания по совокупности преступлений и по совокупности приговоров; применения положений ч. 3.1 и ч. 3.4 ст. 72 УК РФ к преступлениям, совершенным до 14 июля 2018 года; зачете времени нахождения под домашним арестом при назначении наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части, ограничения свободы, принудительных работ, исправительных работ, ограничения по военной службе либо обязательных работ; о зачете в срок лишения свободы времени принудительного нахождения в медорганизации, оказывающей медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда.

Отвечая на вопросы, возникающие при исполнении приговора, ВС РФ указал, что:

  • коэффициенты кратности, предусмотренные в п. «б» и п. «в» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ, не подлежат применению при решении вопросов о зачете в срок отбывания наказания периодов содержания под стражей на стадии исполнения приговора;
  • изменение коэффициента кратности при изменении осужденному вида исправительного учреждения на основании ст. 78 Уголовно-исполнительного кодекса невозможно.

Также Президиум ответил на ряд вопросов, связанных с пересмотром приговоров в связи с вступлением в силу Федерального закона от 3 июля 2018 года № 186-ФЗ.

References

Сведения об авторе

Алфимова Ольга Александровна: ФКОУ ВО Кузбасский институт ФСИН России (г. Новокузнецк, Российская Федерация), начальник кафедры уголовного права, кандидат юридических наук, доцент. E-mail: olga13.76@mail.ru

Information about the author

УДК 343.24

Т. Г. Антонов, Е. А. Журавлева

ИСЧИСЛЕНИЕ СРОКА ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ ПРИ ЗАЧЕТЕ ВРЕМЕНИ СОДЕРЖАНИЯ ЛИЦА ПОД СТРАЖЕЙ В СРОК

НАКАЗАНИЯ

Статья посвящена анализу изменений, внесенных в ст. 72 Уголовного кодекса Российской Федерации. Основная цель исследования заключается в ответе на вопрос, какой должен быть подход к определению времени, подлежащего зачету в срок наказания. Кроме того, авторами поднимаются вопросы, возникающие при рассмотрении судами дел о замене наказания, не связанного с изоляцией осужденного от общества, лишением свободы, при которой осужденный должен будет находиться под стражей дольше срока лишения свободы, определенного постановлением о замене обязательных

^ ^ 3

работ. Обращается внимание, что норма ч. 3 ст. 72 Уголовного кодекса Российской Федерации достаточно сложно сформулирована, что порождает ряд дополнительных проблем при зачете времени содержания лица под стражей в срок наказания. Сравнительный анализ действующего законодательства и практики деятельности исправительных учреждений приводит к выводу о необходимости исключения данной нормы и внесения изменений в п. 18 ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова: исчисление сроков; зачет наказания; лишение свободы; содержание лица под стражей.

© Антонов Т. Г., Журавлева Е. А., 2018 © Antonov T. G., Zhuravleva E. A., 2018

T. G. Antonov, E. A. Zhuravleva

CALCULATION OF THE TERM OF IMPRISONMENT DURING THE OFFSET OF THE TIME OF DETENTION OF A PERSON IN THE SENTENCE

Keywords: calculation of terms; offset ofpunishment; deprivation of liberty; custody.

наказания. Особую актуальность данный

Определение конца срока лишения свободы является одним из наиболее важных вопросов при исполнении данного вида уголовного наказания, поскольку это напрямую затрагивает конституционное право человека на свободу передвижения и выбора места жительства, гарантированное ст. 22 и 27 Конституции РФ. В то же время в юридической литературе справедливо отмечается, что «юридические факты, оказывающие влияние на отношения в сфере реализации уголовных наказаний, остались «за бортом» научного внимания ученых-пенитенциаристов. Не исключением являются и факты-сроки, анализ которых выявил ряд проблем» . Это, безусловно, отражается и на законотворчестве в данной сфере, и на применении норм права на практике.

Действующее законодательство, на первый взгляд, довольно четко регламентирует данную сферу общественных отношений. Как правило, на практике не возникает вопросов при определении последнего дня срока лишения свободы, когда к осужденному не применялись меры пресечения в виде содержания под стражей или домашнего ареста. В случае же применения таковых возникают определенные проблемы при подсчете срока

вопрос приобрел в связи с внесением Федеральным законом № 186-ФЗ изменений в ст. 72 УК РФ.

Рассмотрим проблемы по порядку.

1. Долгое время в практике работы исправительных учреждений существовали различные подходы к определению времени, подлежащего зачету в срок наказания. На протяжении нескольких лет авторы статьи проводили эксперимент с сотрудниками исправительных учреждений, отвечающих за подсчет срока лишения свободы. Группе сотрудников, прибывших на повышение квалификации из различных регионов, предлагалась задача, по условиям которой лицо было осуждено к лишению свободы на определенный срок, при этом в срок наказания следовало зачесть периоды заключения под стражу до судебного разбирательства. Ни в одной из групп не было единого мнения по поводу последнего дня срока наказания. Причиной тому послужил различный подход при определении одного и того же периода времени, подлежащего зачету в срок наказания. Не вдаваясь в подробности подсчета, приведем лишь один пример для иллюстрации проблемы. Так, период «с 10.01.2017 по

09.03.2017″, подлежащий зачету, мог быть посчитан одними как два месяца, другими — как 59 дней. Соответственно, и вычитались от конца срока наказания различные периоды времени.

В ст. 72 УК РФ сказано: «при зачете наказания сроки наказаний могут исчисляться в днях»; «время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы… из расчета один день за один день». Таким образом, правильным следует признать подсчет времени, которое необходимо зачесть в срок наказания, путем учета количества календарных дней, в течение которых осужденный находился под стражей. Т. е. в срок наказания следует засчитывать не одни год, а 365 или 366 дней, и не один месяц, а 31, 30, 29 или 28 дней в зависимости от конкретного месяца нахождения под стражей.

На сегодняшний день данный подход (на наш взгляд, абсолютно верный и соответствующий действующему законодательству) использован ФСИН России в разъяснениях о порядке исчисления сроков освобождения от отбывания наказания в виде лишения свободы.

2. Еще одна проблема возникает при рассмотрении судами дел о замене наказания, не связанного с изоляцией осужденного от общества, лишением свободы. Наиболее ярко это проявляется на примере замены обязательных работ в случае злостного уклонения от их отбывания.

Ч. 3 ст. 49 УК РФ предусматривает, что в случае злостного уклонения осужденного от отбывания обязательных работ они заменяются принудительными работами или лишением свободы. При этом время, в течение которого осужденный отбывал обязательные работы, учитывается при определении срока принудительных работ или лишения свободы из расчета один день принудительных работ или один день лишения свободы за восемь часов обязательных работ. Применение пропорции, указанной в данной норме, приводит к тому, что нередко срок лишения свободы в результате замены

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

составляет лишь несколько дней. При этом если осужденный скрылся от контроля инспекции, он может быть задержан и заключен под стражу в соответствии ч. 2 ст. 30 УИК РФ и п. 18 ст. 397 УПК РФ.

В итоге получается ситуация, когда осужденному избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая должна применяться до вступления постановления суда о замене обязательных работ в законную силу, но при этом срок лишения свободы по этому постановлению составляет менее 10 дней (например, 6 дней при замене 48 часов обязательных работ), т. е. менее срока апелляционного обжалования, по истечении которого данное решение вступит в законную силу. Такое положение недопустимо, поскольку фактически осужденный должен будет отбывать больший срок лишения свободы, чем определено постановлением о замене обязательных работ. Хотя осужденный должен освобождаться от наказания, если время заключения под стражу поглощает сроки назначенного наказания .

На практике это приводит к тому, что сотрудники следственных изоляторов освобождают осужденного по истечении срока лишения свободы, указанного в постановлении, несмотря на то, что данное постановление не вступило в законную силу. Такое положение, конечно, справедливо с точки зрения соблюдения прав человека, однако его нельзя считать законным и обоснованным, поскольку осужденный освобождается от наказания по не вступившему в силу постановлению суда при наличии действующего решения суда о заключении под стражу.

Выход из данной ситуации возможен, во-первых, путем изменения законодательства и, во-вторых, путем единого подхода в судебной практике. Первый вариант предполагает внесение изменений в п. 18 ст. 397 УПК РФ. Второй — без внесения изменений в законодательство дать разъяснения посредством дополнения постановлений Пленума Верховного суда .

В любом случае необходимо закрепить подход, который ограничит срок заключения под стражу не только сроком 30 суток, но и сроком потенциального лишения свободы. Поскольку отбытый и неотбытый срок заменяемого наказания известен, то суд может рассчитать срок предполагаемого лишения свободы и в соответствии с этим избрать меру пресечения в виде заключения под стражу именно на этот срок. Тогда осужденный будет освобожден на основании истечения времени заключения под стражу.

3. Изменения, внесенные в ст. 72 УК РФ Федеральным законом № 186 предполагают дифференцированный подход при зачете времени содержания под стражей в срок лишения свободы в зависимости от вида режима исправительного учреждения. Ч. 31 ст. 72 УК РФ устанавливает общее правило зачета:

Время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за:

а) один день отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима;

б) полтора дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима;

в) два дня отбывания наказания в колонии-поселении.

2 3

4. 3 и 3 ст. 72 УК РФ содержат исключения из этого правила. Положения ч. 32 ясны. Эта норма предписывает не применять пропорции, указанные в п. «б» и «в» ч. 31 ст. 72 УК РФ, если лицо осуждено за определенное преступление. Норма же ч. 3 ст. 72 УК РФ породила множество вопросов.

Во-первых, она достаточно сложно сформулирована:

«Время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день в отношении срока нахождения осужденного, отбывающего наказание в строгих условиях в воспитательной колонии или исправительной колонии общего режима, в штрафном или дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа либо

едином помещении камерного типа, в случае применения мер взыскания к осужденному в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации».

Из этого следует, что пропорция один день за один день применяется в отношении времени, когда осужденный, во-первых, отбывал наказание в строгих условиях и, во-вторых, в этот период находился в штрафном или дисциплинарном изоляторе (ШИЗО или ДИЗО), помещении камерного типа (ПКТ) либо едином помещении камерного типа (ЕПКТ). Т. е. для того, чтобы применить пропорцию один к одному в отношении осужденных, отбывающих наказание в исправительной колонии общего режима или воспитательной колонии, следует установить два юридических факта: отбывание наказания в строгих условиях и применение в это время меры взыскания.

Это означает, что если осужденный отбывает наказание в исправительной колонии общего режима и находится в строгих условиях отбывания наказания, содержание под стражей засчитывается в срок наказания один день за полтора дня. То же самое касается и ситуации, если осужденный отбывает наказание в исправительной колонии общего режима и находится в обычных условиях отбывания наказания и к нему применялась мера взыскания в виде водворения в ШИЗО. По отдельности эти два юридических факта не могут служить основанием для зачета заключения под стражу один день за один день вместо положенных один день за полтора или два дня (Однако, как показала практика применения данной нормы в первые месяцы после ее появления, сотрудники исправительных учреждений не всегда считают именно так). При этом суды при пересмотре приговоров не определяют, на какой конкретно срок следует снизить срок наказания, указывая лишь, что время содержания под стражей зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима с учетом

положений, предусмотренных ч. 33 ст. 72 УК РФ . Т. е. снижение срока должен определить исполнительный орган — администрация исправительного учреждения.

Норма ч. 33 ст. 72 УК РФ породила еще одну проблему. В соответствии с ее положениями срок наказания для осужденного может меняться несколько раз в течение времени отбывания наказания, если осужденный переводился в строгие условия и к нему в это время применялась мера взыскания в виде водворения в ШИЗО (ДИЗО) или перевода в ПКТ, ЕПКТ.

В соответствии с этой логикой законодатель должен был пойти до конца и закрепить в уголовном законе, что при переводе осужденного из исправительной колонии общего режима в тюрьму время зачета также следует пересчитать исходя из пропорции один к одному. Однако этого сделано не было.

Не вдаваясь в рассуждения о возможном использовании ч. 3 3 ст. 72 УК РФ для оказания дополнительного давления на осужденных или в анализ коррупционных рисков, которые могут возникнуть при применении данной нормы, отметим, что время зачета не должно зависеть от поведения осужденного во время отбывания наказания, оно должно быть определено при постановлении приговора.

Можно предположить, что данная норма была сформулирована и «продвинута» в уголовный закон сторонниками так называемой системы «минус день», которая предполагает возможность незачета в срок лишения свободы времени содержания осужденных в ПКТ, ЕПКТ или ШИЗО. Однако возможность таких изменений справедливо раскритикована учеными , поскольку увеличение

скрытой криминализацией нарушений порядка и условий отбывания наказания. Это же можно сказать и о норме ч. 33 ст. 72 УК РФ.

На сегодняшний день Верховный суд РФ попытался решить эту проблему, разъяснив нижестоящим судам, что положения ч. 3 ст. 72 УК РФ применяются только при пересмотре приговоров на основании ст. 10 УК РФ в порядке их исполнения и не могут быть применены по тем приговорам, которые вступили в законную силу после вступления в силу Федерального закона № 186-ФЗ.

Данное разъяснение нельзя признать законным, поскольку Федеральный закон № 186-ФЗ никак не ограничил применение ч. 33 ст. 72 УК РФ, следовательно, эта норма распространяется и на правоотношения, возникшие после ее вступления в силу.

Выход из данной ситуации один — это исключение нормы, закрепленной в ч. 33 ст. 72 УК РФ, из уголовного законодательства.

Подводя итог изложенному, можно сделать следующие выводы:

1. Производя зачет времени заключения под стражу в срок лишения свободы следует дословно читать нормы ст. 72 УК РФ и производить зачет в днях, а не в месяцах и годах.

2. Во избежание несвоевременного освобождения осужденных, заключенных под стражу на основании п. 18 ст. 397 УПК РФ, в случае замены наказания, не связанного с изоляцией от общества, лишением свободы, судам следует избирать меру пресечения, не превышающую срок потенциального лишения свободы.

3. Норму ч. 3.3 ст. 72 УК РФ следует исключить из уголовного законодательства.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

срока лишения свободы, по сути, будет

Литература

1. Загорский Г. И. Развитие уголовно-процессуального законодательства на современном этапе // Судья. — 2017. — № 4.

2. Новиков, Е. Е. О некоторых вопросах фиксации юридических фактов-сроков в уголовно-исполнительном законодательстве // Правовые проблемы укрепления

российской государственности : сб. ст. (изд. доп. и перераб.). — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2018. — Ч. 78.

5. Определение Верховного суда РФ от 28.08.2018 № 46-УД18-37 // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.09.2018).

7. Уткин, В. А. Об уголовно-правовых средствах обеспечения правопорядка в исправительных учреждениях // Вестник Кузбасского института. — 2013. — № 1 (14).

Сведения об авторах

Антонов Тимофей Геннадьевич: ФКУ ДПО Томский ИПКР ФСИН России (г. Томск, Российская Федерация), доцент кафедры исполнения наказаний, не связанных с лишением свободы, и правового обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы, кандидат юридических наук. E-mail: antonovtipk@rambler.ru

Журавлева Екатерина Анатольевна: ФКУ ДПО Томский ИПКР ФСИН России (г. Томск, Российская Федерация), старший преподаватель кафедры исполнения наказаний, не связанных с лишением свободы, и правового обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы. E-mail: ekaterina.nikiti@mail.ru

Information about the authors

УДК 343.8

С. Л. Бабаян, А. Ш. Габараев

СТИМУЛИРОВАНИЕ ПРАВОПОСЛУШНОГО ПОВЕДЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ К ПОЖИЗНЕННОМУ ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ

В статье раскрываются некоторые вопросы применения поощрительных институтов, стимулирующих правопослушное поведение осужденных к пожизненному лишению свободы. Предлагается предусмотреть в уголовно-исполнительном законодательстве применение поощрительного института изменения вида исправительного учреждения в отношении положительно характеризующихся осужденных к пожизненному лишению свободы путем их перевода в исправительную колонию строгого режима после отбытия не менее 20 лет в исправительной колонии особого режима для пожизненно лишенных свободы. Представляется целесообразным определить в виде условия для такого изменения вида исправительного учреждния нахождение осужденного в облегченных условиях отбывания наказания ИК особого режима, что отвечало бы принципам прогрессивной системы исполнения и отбывания наказания.

С целью стимулирования поведения осужденных к пожизненному лишению свободы представляется важным также совершенствовать механизм УДО в отношении рассматриваемой категории осужденных. Предлагается предусмотреть УДО к осужденным к пожизненному лишению свободы только в отношении положительно характеризующихся лиц, переведенных решением суда из ИК особого режима для осужденных к пожизненному лишению свободы в ИК строгого режима и находящихся в облегченных условиях отбывания наказания.

Также представляется целесообразным предоставить право суду освобождать условно-досрочно осужденных к пожизненному лишению свободы при условии электронного наблюдения за ними на определенный испытательный срок (например, пять лет). Функции осуществления контроля за условно-досрочно освобожденными под электронное наблюдение целесообразно возложить на уголовно-исполнительные инспекции ФСИН России.

Ключевые слова: осужденные к пожизненному лишению свободы; условно-досрочное освобождение от отбывания наказания; исправительное учреждение;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.