Дело лондонского кита

  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»
  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»

JPMorgan заплатил более $800 млн штрафов различным регуляторам по делу «кита» Mark Lennihan / AP

Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) сняла обвинения в отношении двух трейдеров, работавших вместе с Брюно Иксилем в лондонском подразделении JPMorgan Chase в 2012 г. Непосредственный начальник Иксиля Хавьер Мартин-Артахо и его помощник Жюльен Гру обвинялись в сокрытии убытков.

По утверждению JPMorgan, из-за позиций, которые несанкционированно открыл Иксиль, банк получил в 2012 г. $6,2 млрд убытка. По утверждению Иксиля, позиции не были несанкционированными, в банке о них прекрасно знали, а из него решили сделать козла отпущения. По его версии, когда банк велел ему закрывать позиции, это быстро поняли хедж-фонды и начали играть против него. Из-за этого убытки JPMorgan быстро множились.

В 2013 г. Иксиль согласился сотрудничать с минюстом США и подписал соглашение об отказе в судебном преследовании. Он в том числе обещал рассказать, какую роль в этой истории сыграли Мартин-Артахо и Гру. Обвинения регуляторов в отношении Мартин-Артахо и Гру во многом строились на его показаниях.

Но несколько месяцев назад Иксиль в письмах в СМИ сообщил, что Мартин-Артахо и Гру руководствовались не собственной инициативой, а указаниями начальства. «Я пришел к выводу, что роль Даймона и его ближайших помощников гораздо больше, чем роль моих двух коллег», — говорится в письме Иксиля WSJ.

Это и стало причиной решения SEC снять обвинения в отношении Мартин-Артахо и Гру, рассказали WSJ люди, знакомые с ситуацией. SEC – последний регулятор США, у которого оставались претензии к экс-сотрудникам JPMorgan по делу «кита». В июле аналогичное дело прекратила прокуратура США: «в свете недавних публикаций Иксиля больше невозможно полагаться на его показания». В марте истек срок подачи иска к Иксилю у ФРС – этой возможностью она так и не воспользовалась.

Как трейдеры поплатились за миллиардные убытки

Seth Wenig / AP В 2012 г. JPMorgan зафиксировал $6 млрд убытка по позициям «лондонского кита» — трейдера Брюно Иксила. За нарушения законов о ценных бумагах США и Великобритании JPMorgan заплатил $920 млн. Иксил избежал уголовного преследования, он сотрудничает со следствием и дает показания против своих бывших коллег в JPMorgan. Он утверждает, что невиновен, в феврале FT напечатала его открытое письмо 1/6CARL COURT / AFP В 2011 г. трейдер лондонского офиса UBS Квеку Адоболи открыл несанкционированные позиции, которые принесли банку $2,3 млрд убытка. Получил семь лет тюрьмы, осенью 2015 г. Великобритания начала процедуру его депортации в Гану 2/6

KENZO TRIBOUILLARD / AFP В 2007-08 гг. трейдер Societe Generale Жером Кервьель открыл несанкционированные позиции на фьючерсы, которые принесли банку 4,9 млрд евро убытка. В 2010 г. Кервьель получил пять лет тюремного заключения 3/6Joe Giza / REUTERS В 2002 г. трейдер Allied Irish Banks Джон Руснак принес банку $691 млн убытка на несанкционированных сделках с валютой, получил за это 7,5 лет тюрьмы 4/6Reuters В 1996 г. медный трейдер Ясуо Хаманака был приговорен к восьми годам тюрьмы за то, что спрятал от Sumitomo Corp. $2,6 млрд убытка. Был освобожден после семи лет заключения 5/6MIKE CLARKE / AFP В 1995 г. трейдер Ник Лисон разорил британский банк Barings, на сделках с фьючерсами и опционами он получил $1,3 млрд убытка, а затем — 6,5 лет тюрьмы 6/6

JPMorgan заплатил более $800 млн штрафов различным регуляторам по делу «кита». Претензии в основном сводились к слабому внутреннему контролю JPMorgan, обвинений банку предъявлено не было. «Мы признали ошибки и извлекли из них урок», – говорил Даймон в 2013 г.

Но Иксиль решил изложить собственную точку зрения на происходившее в 2012 г. Он написал 400 страниц мемуаров (пока не изданных), а также периодически вступает в переписку с несколькими СМИ. В мемуарах, с которыми ознакомились журналисты Dow Jones, Иксиль утверждает, что убытки никто и не думал скрывать, напротив, информация о них передавалась топ-менеджерам. JPMorgan не комментирует информацию из мемуаров Иксиля.

Обычно регуляторы так легко не сдаются, и дела об убытках из-за несанкционированных сделок трейдеров доходят до суда. В 2010 г. три года тюрьмы получил экс-трейдер Societe Generale Жером Кервьель, по чьей вине банк оказался на грани банкротства в 2008 г. Кервьель открыл несанкционированные позиции на 50 млрд евро, и, закрыв их, банк получил убыток на 4,9 млрд евро. После освобождения в 2014 г. Кервьель решил выразить «протест против тирании финансовых рынков». Он совершил паломничество из Ватикана в Париж после короткой встречи с папой Франциском. Кервьель также сумел отсудить у Societe Generale 450 000 евро за незаконное увольнение и неполученный бонус.

В 2015 г. британское финансовое управление FCA запретило экс-трейдеру UBS Квеку Адоболи до конца жизни работать в регулируемом финансовом секторе. В 2011 г. Адоболи был арестован за несанкционированные сделки, которые принесли банку $2,3 млрд убытка. Адоболи регулярно превышал лимит по рискам, а сделки по хеджированию рисков, которые он отражал в отчетности, были фиктивными. За это он получил семь лет тюрьмы, а UBS заплатил штраф в 30 млн фунтов за слабый внутренний контроль. В 2015 г. Адоболи был освобожден, но устроиться на работу не смог.

Крупнейший банк США JPMorgan Chase & Co. согласится урегулировать в досудебном порядке дело сотрудника Бруно Мишеля Иксиля по прозвищу «Лондонский кит». Банк выплатит штраф в размере не менее $750 млн и признает собственную вину, пишет газета The Wall Street Journal со ссылкой на информированные источники.

Регуляторы США и Великобритании обвиняют JPMorgan в недостаточном контроле над действиями своих сотрудников и раскрытии неверной информации о торговой активности банка в 2012 году, утверждают собеседники WSJ.

Кроме того, ожидается, что соглашение JPMorgan с властями будут сопровождать договоренности, по которым банк выплатит штраф в сумме $80 млн. Банк планирует, по возможности, рассчитаться до 30 сентября, в том числе возместить убытки своих клиентов.

Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) США, Управление контролера валютного обращения США, Федеральная резервная система и британское Управлением по контролю соблюдения норм поведения на финансовых рынках (FCA) объявят о завершении разбирательства уже на текущей неделе. Представители всех указанных ведомств отказались прокомментировать WSJ информацию о возможных договоренностях с JPMorgan.

Как сообщалось, «Лондонский кит» и его коллеги открыли на рынке кредитных дефолтных свопов позиции на сотни миллиардов долларов, но в результате реализации ошибочной торговой стратегии нанесли банку ущерб на $6 млрд. Позднее выяснилось, что Иксиль действовал с ведома и одобрения Мартина-Артахо, который был непосредственным начальником трейдера в главном инвестиционном управлении JP Morgan в Лондоне.


Однако, неприятности возникли некоторое время спустя: два бывших трейдера столкнулись с уголовными обвинениями, банк признал нарушение законов о ценных бумагах и согласился заплатить штрафы объемом более $1 млрд., подкомитет Сената США написал язвительный отчет, а генеральный директор банка, Джеми Даймон, согласился на сокращение заработной платы. Дело лондонского кита вызывало больший резонанс, чем другие ошибки в банковском секторе, произошедшие с начала финансового криза 2008 года, частично из-за звездного статуса Джейми Даймона. Что более важно, так это то, что данная ситуация подняла на поверхность два тревожных вопроса у участников финансовых рынков и рядовых граждан:

  1. Что если банки все еще имеют пристрастие к риску?
  2. Что если регуляторы не приняли меры после того, как они заметили нарушения?

Ни сам Лондонский Кит, настоящее имя Бруно Иксил, ни какие-либо старшие менеджеры не столкнулись с уголовными обвинениями. Иксил в данный момент сотрудничает с прокурорами. Бывшему боссу Иксила и младшему трейдеру в 2013 году было вынесено обвинение, но обвинения не были связаны с профессиональной деятельностью – прокуроры США говорят, что пара совершила мошенничество с ценными бумагами, скрыв истинную степень убытков от руководства банка. Юристы обоих обвиняемых, которые продолжают оставаться в Европе, говорят, что они невиновны. В апреле 2015 года испанский суд отклонил просьбу об экстрадиции в США куратора Иксила, Хавьера Мартина-Артейджо. Бывший руководитель отдела, в котором работал Иксил, был оштрафован на $1.1 млн. за отказ сотрудничать с британскими регуляторами.
Дома Даймон столкнулся с критикой Сената, который в рамках своего отчета, заявил, что банк обманывал инвесторов и регуляторов, когда убытки начали расти. В 2013 году банк сообщил о первом квартальном убытке, который возник в результате затраченных $7.2 млрд. на юридические издержки, включая выплату $100 млн. Комиссии по Срочной Биржевой Торговле, которая обнаружила, что банк применял стратегию торговли с повышенным риском. В начале 2016 года банк достиг предварительного урегулирования исков на сумму $150 млн., поданных со стороны инвесторов. Регуляторы также столкнулись с критикой. Главный Инспектор Федеральной Резервной Системы США выступил с докладом, в рамках которого он заявил, что его ведомство не смогло должным образом проконтролировать подразделение JPMorgan Chase, в котором возникли убытки.

Про золото
Про Абеномику
Зарплата президента США
27 стран с самыми высокими налогами
Самая дорогая недвижимость: ТОП 25 особняков в мире
В некоторой степени то, что сделали Иксил и его коллеги – старо как мир: они увеличивали позиции (объемы сделок) после получения убытков, ставя на кон все больше и больше. Но в этой истории интересно другое. Они работали в подразделении банка CIO (главное управление по инвестициям), задача которого состоит в том, чтобы снижать(!) уровень риска кредитной организации. Вместо этого CIO направил 350 миллиардов долларов США (большая часть которых была взята из федерально застрахованных вкладов) не в инвестиции с низким уровнем риска, а в лондонский офис банка, деятельность которого сосредоточенна на сложных и рискованных торговых операциях с деривативами (производные финансовые инструменты: свопы, фьючерсы, форварды, контракты на разницу и т.д.). Все меньше и меньше внимания уделялось страхованию сделок от возможных убытков.
В 2011 году одна торговая операция Иксила принесла банку $400 млн. Проблемы начались в начале 2012 года, когда банк решил снизить риск в портфеле лондонских деривативов и увеличить объем компенсирующих встречных сделок (застраховаться от убытков). Когда стратегия получила огласку внутри банка, и началось ее осуществление, сделки Иксила прибрели поистине огромные масштабы. Объемы стали слишком существенными для рынка, и тогда же трейдер получил прозвища Кит и Волдеморт благодаря большим объемам своих торговых операций, что, кстати, вызвало сложности с их ликвидацией для банка в будущем. После того, как торговые операции принесли убыток, регуляторы обнаружили, что коллеги Иксила вели два учета операций, чтобы максимально уменьшить прогнозируемый размер убытков – данное открытие стало катализатором возбуждения расследований в США и Великобритании.

Про Украину
Валютная война
Про кризис беженцев в Европе
Когда операции Кита впервые обнаружились, Даймон заявил, что все это похоже на «бурю в стакане воды». Позднее он стал более осторожным в высказываниях и называл данные торговые операции «дефектными, сложными, плохо выполненными». Также он говорил, что за операциями не было должного надзора со стороны регуляторов. Сенат в своем докладе описал эту ситуацию не как работу трейдера-мошенника, а как более широкий системный риск: например, лимиты риска были нарушены более чем в 300 раз до того, как банк перешел к более приемлемой формуле оценки риска (той, которая все равно недооценила риск на половину из-за ошибки в расчетах).

В докладе главного инспектора ФРС также подкреплялось мнение касаемо того, что в деле Лондонского Кита должны быть рассмотрены более глубокие вопросы, как ошибки в приоритизации, потеря институционального контроля над оборотом и плохой координации среди государственных агентств. Для критиков Уолл-Стрит реальный урок Лондонского Кита состоит в том, что первоклассные банки, как JPMorgan Chase, не только слишком большие, чтобы потерпеть неудачу – они также могут быть слишком большими для управления, и слишком большими для того, чтобы осуществлять над ними надзор.
Читайте также:

  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»
  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»

M.Lennihan / AP

Руководители JPMorgan Chase несколько месяцев назад дали трейдерам задание защитить банк от негативных рыночных последствий европейского кризиса. Но сложные сделки с деривативами, вместо того чтобы снизить риски, привели к обратным результатам: в конце апреля и начале мая банк терял до $200 млн в день.

The Wall Street Journal опросила людей, знакомых с ситуацией в банке, и участников рынка, чтобы выяснить, что произошло. По их словам, хотя внимание сейчас приковано в основном к огромным позициям, открытым трейдером JPMorgan Chase, которого на рынке прозвали «лондонским китом», он и другие трейдеры банка выполняли инструкции руководства. Инструкции эти заключались в том, чтобы сократить риски банка по слишком большим позициям на кредитных рынках. Однако некоторые из проведенных ими сделок не сработали. В итоге в четверг вечером гендиректор и председатель совета директоров банка Джейми Даймон объявил, что тот понес убыток в $2 млрд и что в текущем или следующем квартале он может возрасти еще на $1 млрд.

По словам человека, близкого к JPMorgan, убыток составил $2,3 млрд; потери были понесены за 15 дней в конце апреля – начале мая (в среднем $153 млн в день).

Из-за объявления Даймона акции банка в пятницу рухнули на 9,3%, его рыночная капитализация сократилась на $14,4 млрд. После закрытия торгов агентство Fitch Ratings снизило его рейтинг с АА- до А+, сославшись на «риски для репутации и корпоративного управления». Standard & Poor’s сегодня заявило о снижении прогноза рейтинга А со «стабильного» на «негативный».

Разбор ситуации должен включать наказание конкретных сотрудников, говорили в пятницу в частных беседах некоторые менеджеры JPMorgan. По словам людей, знакомых с ситуацией, основное внимание сейчас приковано к директору по инвестициям Айне Дрю. Она возглавляет инвестиционное подразделение (Chief Investment Office – CIO), под управлением которого – портфель ценных бумаг на $374 млрд (с 2006 г. его размер вырос на 333%, см. график внизу). Именно Дрю, которая в прошлом году получила $15,5 млн в виде вознаграждения, дала трейдерам указание сократить риски банка.

Проверяется также деятельность «лондонского кита» Бруно Мишеля Иксила, который возглавляет отдел торговли кредитными инструментами в лондонском подразделении CIO и который открыл огромные позиции, в частности, на индекс, в который входят кредитные дефолтные свопы 125 крупных компаний, а также его руководителя и подчиненного Айны Дрю, Ахилеса Мэкриса, возглавляющего европейские операции CIO.

Причина убытков JPMorgan – в необычных изменениях в корреляции различных производных индексов, основанных на корпоративных долгах с инвестиционным и спекулятивным рейтингом, как в США, так и в Европе. Эти изменения могут частично объясняться тем, что хедж-фонды стали занимать позиции, противоположные позициям JPMorgan.

Уже в I квартале банк понес убытки, которые обеспокоили некоторых его руководителей; но затем, когда показатели риска снизились, они успокоились. Впоследствии выяснилось, что эти показатели были ошибочными.

После того как 5 мая WSJ сообщила о позициях Иксила, Даймон и другие топ-менеджеры JPMorgan стали их анализировать. Они понимали, что они могут принести некоторые убытки, но в целом сочли стратегию удовлетворительной, говорят люди, знакомые с ситуацией в банке.

Однако уже через неделю после 13 апреля, когда банк провел телеконференцию с аналитиками по результатам I квартала, убытки стали катастрофически расти, достигая $200 млн в день. На анализ позиций отрядили несколько групп, которые и обнаружили в торговых стратегиях ошибки – от того, как банк хеджировал уже имевшиеся хеджи, до того, как он зачитывал размер открытых позиций, которые должны были его защитить.

В начале мая в Лондон, где JPMorgan занимает три здания, прилетели из США топ-менеджеры во главе с директором по рискам Джоном Хоганом, которые дважды в день стали проводить совещания, анализируя сложившуюся ситуацию. В Нью-Йорке совет директоров собирался несколько раз, чтобы разобраться в этой путанице. Вопрос об отставке Даймона с поста гендиректора не ставился, однако обсуждалось, почему системы контроля оказались столь неэффективными, говорит человек, знакомый с ходом дискуссий.

По оценкам участников рынка, хедж-фонды BlueMountain Capital Management и BlueCrest Capital Management заработали по $30 млн, играя против JPMorgan; в целом на таких операциях получили прибыль примерно полтора десятка хедж-фондов и банков.

Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) и британское Управление финансовых услуг проводят неофициальное расследование. SEC, в частности, выясняет, достаточно ли быстро банк раскрыл перед инвесторами информацию об убытках. Впрочем, в регулирующих нормах нет четких указаний на то, когда реальный и прогнозируемый убыток становится достаточно значимым, чтобы о нем объявлять.

Потери JPMorgan свидетельствуют о необходимости ужесточения финансового регулирования, считают некоторые законодатели. Даймон между тем был одним из самых активных его противников. «JPMorgan Chase абсолютно без какой-либо помощи со стороны правительства потерял в одной-единственной группе сделок больше, чем, по его утверждению, он потерял бы из-за ужесточения финансового регулирования», – сказал член палаты представителей и бывший председатель ее комитета по финансовым услугам Барни Фрэнк, один из авторов принятого в 2010 г. закона Додда – Фрэнка о реформе финансового сектора регулирования.

Перевод Михаила Оверченко

Рис 1. Размер портфеля ценных бумаг инвестиционного подразделения и казначейства JPMorgan Chase, $ млрд

Рис 2. Прибыли и убытки инвестиционного подразделения JPMorgan Chase, $ млрд